3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Сердце Господина

Tekst
Oznacz jako przeczytane
Сердце Господина
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Сказки разные нужнысказки разные важны

Вот только когда однажды, заснув в своей квартире, проснулась в сказочном мире, я не прыгала от счастья. А после знакомства с грозным хозяином этих волшебных земель сникла совсем.

Моё появление он воспринял, как личную угрозу, поэтому и приказал убить.

Сердце Господина

Алекс Регул

Никогда не думала, что меня можно вывести из равновесия до такой степени. Я шла по парку и едва сдерживала эмоции. Обида душила, и не было сил противостоять ей. Хотелось просто тупо плакать. А лучше рыдать. Но слёзы свои я подавляла. Мне было стыдно за своё состояние и я, в надежде укрыться от совершенно посторонних людей, сошла с аллеи и побрела по нетоптаной земле парка.

Под моими ногами хрустели сухие веточки. Листики, которые ещё не успели истлеть, словно мягкая подстилка, тихо шуршали. А я всё дальше и дальше удалялась вглубь парка. Когда вокруг совсем не осталось прохожих, оперлась спиной о большое старое дерево и тихо, чтобы не спугнуть уединённость момента, заплакала. Слёзы катились по щекам. Их я даже не вытирала. И дело не в том, что могла размазать тушь или ещё как-то испортить свою внешность. Нет. Мне хотелось не скрывать слезы от леса. Пусть катятся солёные капли по щекам и с высоты моего среднего роста падают на землю.

Но слёзы на землю не падали. Скользили по щекам. Шее. И пропитывали ворот моей блузки.

Из-за чего я расстроилась?

Да, в общем-то, не из-за чего. Пустяки. Редактор забраковал мой новый роман и порекомендовал писать истории менее похожие на сказки.

Сказки…

А кому мешают сказки?

Да, я писала так, чтобы моим героиням встречались современные Принцы. И пусть не все они были богаты и безумно красивы, но все они благородны, честны и чисты помыслами и поступками.

– Да поймите, Алла Аркадьевна, – убеждала меня Кирина Ольга Львовна (мой редактор), – Таких мужчин не бывает! Это уж очень неправдоподобно! Читатель это сразу понимает. И Ваши книги кажутся, по крайней мере, наивными.

– Я знаю, – робко защищалась я, – таких мужчин не бывает. Но ведь так хочется, чтобы были.

Я посмотрела в глаза этой мудрой женщине. А там грусть, тоска. Она перестала верить в сказки и от жизни ничего уже «Такого!» не ждала. И тут прихожу я. С очередным своим «творением», которое, естественно, её начинает раздражать. Как будто я украла последнего Принца, запихнула его в свою книгу и вот пришла, хвастаюсь. Что, потеряли Принца? А вот он, у меня в истории, посмотрите!

И редактор злится. И редактор возвращает мне текст моей новой книги и просит в следующий раз беспокоить её, только если стиль моего письма изменится.

Не изменится.

Уж лучше я совсем не буду писать, чем писать про обычных мужчин.

Нет, ну может, большинству женщин и везёт с этими самими обычными мужчинами, но только не мне. Замужем я была два раза. Первый муж ушёл от меня. Второго я сама бросила.

Первый ушёл к женщине, которая была его первой любовью. Наверное, я должна была понять и простить его? Я долго думала… так и поступила. Я его отпустила.

А вот со вторым мужем была пострашнее беда. Он пил и бил. Пошло. Грустно. Не смешно. Да, в общем-то, за него я пошла замуж «скоропостижно». Так сказать, чтобы послевкусие первого брака перебить. Мол, смотри, бывший муженек, я интересная молодая женщина, которая одна не останется. И вот я выскочила второй раз замуж, не совсем разобравшись «ху из ху» мой новый супруг. В результате едва унесла ноги. Нет, вначале я приживалась к его странной манере пьяного досуга. Но когда тенденция к рукоприкладству стала нарастать, я приложила все силы и выскользнула из уз брака.

Не без потерь.

Горько. Больно…

Всё равно! – сказала я себе. И уже не поднимая так высоко голову, как раньше, побрела по жизни дальше.

Как говорится, «Эту боль, перетерпев, я любить не перестала». И продолжила искать счастье. Сменила нескольких любовников. Однако на данный момент ни с кем не встречаюсь.

Если честно, устала. Ложь. Тоска и пустота.

Одним я была не нужна. Другие мне.

Вот как-то так я и дожила до тридцати с хвостиком лет.

Мама меня периодически нравоучениями совершенствует. Папа просто жалеет.

Наверное, я непутёвая.

Но хочется мне верить, что где-то там, всё же, есть он – мой заблудившийся Принц. Он найдёт ко мне дорогу когда-нибудь. Когда-нибудь…

Хотя последние три года я даже не давала возможности себя найти. Работа – дом. Дом – работа. По клубам не хожу. Уже не тот возраст. К тому же городок наш не блещет подобными увеселительными заведениями. Да и рестораны, кафе – тоже вряд ли место поиска Принцев.

И лёжа на пляжУ, я тоже не жу-жу.

Короче, как говорит моя подруга Зося:

– Алка! Ты сама себе противоречишь! Мужиков игнорируешь, а сама всё какого-то ПрЫнца ждёшь! А как узнать, что это не вон тот красавчик? – она указала на парнишку из доставки пиццы, что пробегал по коридору мимо нашего кабинета. – Правильно, никак! В этом случае и придумали с незапамятных времён, такой простой выход – знакомство! Понимаешь, о чём я говорю?

– Не хочу. Хватит. Надоело.

– Напрасно ты так! – усмехнулась подруга, – Принца в нашем возрасте не дождаться. А вот бездарно профукать последние годы своей привлекательности и конкурентоспособности можно запросто! Я на такие глупости не согласна! Так что думай, пойдёшь в пятницу с нами в клуб или будешь всякой фигнёй у монитора страдать?

Про «фигню» – это Зося так называет мои потуги к книгописанию. Она, пожалуй, единственный человек, который знает, что я пишу. Нет. Не так. Она единственный человек из моего окружения, который знает, что я пишу книги. Есть, конечно, ещё редактор. И интернет читатели, но последние меня знают под псевдонимом.

Живу я отдельно от родителей. Поэтому, чем занимается по ночам их чадо, родители имеют смутное представление. И боясь их разочаровать, умалчиваю, что вместо того, чтобы налаживать свою раздолбанную лично-интимную жизнь, я занимаюсь написанием современных сказок.

И нет у меня ни личной, ни интимной жизни.

Просто любовника, или как сейчас модно говорить «интимного друга», мне неинтересно заводить. Физиологические мои потребности в нём настолько малы, что овчинка выделки не стоит. Искать друга по интересам – ещё проблематичней. Согласитесь, сложно найти мужчину, которого способна привлечь женщина совершенно равнодушная к спорту, автомобилям, кулинарии, путешествиям, шмоткам…

В общем-то, женщина равнодушная ко всему.

Я фригидная по всем направлениям. Ни секс, ни джаз, ни бокс. Ничего…

Вот только написание текстов. Таких несовременных. Таких нереальных. В которых мужчины почти с первых страниц завораживают женщин и влюбляют в себя.

Исходя из моего досуга, за последние два года я сменила несколько таких персонажей. Так что романов у меня побольше, чем у Зоси. И пусть мои романы всего лишь на бумаге, так сказать, вымышленные, зато романы я крутила с настоящими Мужчинами. С достойными. Естественно, с красивыми, добрыми и умными. Плюс ко всему они у меня были порядочные. Во всём. От любого из них хотелось родить ребёнка. Может даже нескольких. И была уверенность, что мужчина не бросит, не предаст.

Но вот чего-чего, а романтических склонностей ни у одного из моих героев не было. Никто из них не восхвалял стихами любимую женщину. Не дарил звезду, нетленный свет которой озарял бы путь в бесконечность. Но я думаю, за редчайшим исключением, женщина всё же простит своему мужчине полное отсутствие романтики, если взамен он будет её не только любить, но и уважать, и оберегать.

И всё же мой редактор узрел в текстах наивность присущую сказкам.

А разве я похожа на сказочницу?

Во всяком случае, внешне точно нет.

В этом плане я была, как мой рост. Средние показания. Вес такой же. Не худая, но и не шибко стройная. Не кривая, не косая. Но на подиум не звали.

Глаза голубые.

Волосы тёмно-русые, прямые. Длина их средняя.

Скажете, что так внешность описывают только дознаватели в протоколах? Ну, хорошо:

«Её глаза были цвета пленяющей бездны океана. Они истомно манили в мир бесконечного удовольствия. И многим мужчинам, на кого она лишь раз взглянула, неудержимо хотелось прикоснуться к её плечам. Чтобы притянуть к себе вплотную и наслаждаться этой близостью. Наслаждаться той нежностью, что в глазах её томилась. И рвалась наружу».

Годится?

На самом деле ничего в моих глазах не томилось. Я обыкновенная и знаю об этом. Поскольку в противном случае, муж первый меня бы не бросил. И сейчас была бы я счастливой многодетной матерью.

Спросите, чего же тогда мужики во мне находили?

А шут их знает… Может, что во мне и было «Такое!», но видимо, я уже и сама забыла, что это такое.

Жила тихой двойной жизнью. В рабочие часы – менеджер среднего звена. В досуговые часы (обычно ночные) – автор текстов о современных Золушках.

Но вот сегодня мне захотелось выплакаться. Я стою, прижавшись спиной к дереву, и плачу. Маньяков не боюсь. Сейчас лишь середина дня. Я ещё немного постою. Пожалею себя. Потом вытру слёзы и успею вернуться с обеденного перерыва на своё рабочее место в офис. Составлю план на совещание, что будет через недельку. Потом просмотрю отчёт по продажам. Ну, и как-то так к концу рабочего дня с чувством почти удовлетворения отправлюсь домой.

***

Постепенно стала успокаиваться. Достала из сумочки зеркальце, влажные салфетки и привела себя в порядок. Подмигнула своему отражению и… вот тут началось.

– Круг… Круг.

Хрипло птаха издала эти звуки где-то поблизости. От испуга я вздрогнула и посмотрела в сторону этого самого «круг-круг», которое, как по заказу повторилось.

Действительно, поблизости на дереве сидела большая чёрная птица. Скорей всего, ворон. И как только наши взгляды пересеклись (а они именно пересеклись, поскольку птица смотрела мне в глаза) хриплое «круг-круг» прозвучало вновь.

 

Мне стало не по себе. Буквально в прошлом году в каком-то городе вАроны напали на женщину, которая вот так же, как и я, гуляла по парку и своим присутствием потревожила птиц. И хотя женщина не представляла угрозу для гнезда, вАроны атаковали её. СпастИсь от них женщина смогла лишь бегством.

Опасно то, что птицы пИкировали сверху прямо в голову женщине. Позже ей пришлось обратиться за мед. помощью. Помня всё это, я стала медленно собирать свои вещи в сумку и, поглядывая на птицу, выбираться из уединённого места парка.

Сделала несколько шагов назад. Птица один прыжок по веткам. Дистанция между нами не сократилась. Мне стало страшно. И уж чтобы совсем лишить меня здравомыслия, птица вновь издала малопонятный звук.

Не помня себя, побежала прочь. Страх делал своё дело. Выскочила на тропинку, по которой прогуливались люди и, не сбавляя скорость, пошла дальше. На часах – без пятнадцати два. Времени с запасом. Но задерживаться в парке мне больше не хотелось.

И вот когда я решила, что угроза миновала, где-то сверху прозвучалО голосом вОрона, что преследование продолжается.

Глава вторая

– Алла, ты чего так дышишь? – спросила Зося, завидев меня.

– Представляешь, меня ворон из парка выгнал!

– Кто?

– Ворон, птица такая. Вся чёрная. Клюв здоровый. А глаза…

Не успела я про глаза рассказать. Зося отмахнулась от меня.

– Хватит! Мужика тебе надо. Тогда и про птичьи глаза не будешь мне сказки заливать.

Я обиделась и хмыкнула:

– Я могу не рассказывать. Ты же сама меня спросила.

– Я хотела адекватный ответ получить, – сказала Зося и опять отмахнулась от меня.

– Тогда зачем у меня что-то вообще спрашиваешь? Адекватность чужда мне.

– Учту!

– Ага. Учти.

Я перечитала отчет по продажам и не найдя две позиции, позвонила в отдел сбыта. Долго с ними разговаривала, а когда заметила, что и Зося втянулась в рабочий ритм, вернулась к менее демонстративной трудовой деятельности.

Кабинет с Зосей у нас один на двоих. Раньше у каждой из нас был свой собственный, но настали тяжелые времена, пришлось потесниться. Нас слили в единое пространство и обложили дополнительными обязанностями. Некоторых сотрудников вообще сократили. Поэтому нам ещё повезло. Генеральный у нас был мужик с фантазией, поэтому фирму доводил до разорения медленным и болезненным путём. Хотя, наверное, только я так думала. Все остальные сотрудники не замечали, что происходит вокруг.

Работали мы сейчас в авральном режиме. День за два. Всё чего-то навёрстывали. Спешили, боясь не успеть в светлое будущее. Вот только слухи ходили, что в него (в светлое будущее) попадут не все. Что вновь грядут сокращения.

Когда такие слухи, как Дамоклов меч, каждый день «вжик» над головой, то любой человек нервным становится. Вот и я. Спрашивается, чего разревелась? Чего того ворона испугалась? Детский сад какой-то. Честное слово.

А виной – нервы! Нельзя, чтобы кругом проблемы. Нужно давать человеку возможность перевести дух. Сбросить с себя оковы и дать возможность упорхнуть в радужный мир. Хотя бы на миг.

– Алла! – позвала меня Зося, стоя на выходе из кабинета. – Ну, ты чего зависла? Домой идешь?

Я взглянула на часы. Действительно, шесть вечера.

– Да, конечно иду! Провались она пропадом, эта работа! – откинула я папку с отчётом и схватила сумочку. – Пошли.

Мы вышли из кабинета и уже почти подошли к лифту, как были окрикнуты Анатолием Вадимовичем. Нашим генеральным. Хотя он больше был похож на обычного директора. Возраст пятьдесят. Низенький. Пухленький. Глазки… как у того ворона. Маленькие чёрные и блестят. И тоже, чего-то хочет от меня. И голос. Не голос, а одно сплошное карканье. Только кричал – «Отчёт-отчёт!»

Вот и сейчас.

– Алла, отчёт готов?

– Конечно! – нагло врала я, не желая больше задерживаться в обществе этого не импозантного мужчины. – Завтра ровно в восемь, отчёт будет у Вас на столе.

– Точно?

– Конечно!

Я даже улыбалась. Врала, но улыбалась. Этот способ меня много раз выручал.

Отчет я сделаю. Ночью. Утром распечатаю и, возможно, даже успею его положить шефу на стол к назначенному сроку. Но всё это будет потом. Сейчас я, в компании Зоси, захожу в лифт и улыбаюсь возможности быть выше над обстоятельствами.

Но будучи выше над обстоятельствами, я поехала вниз. На первый этаж.

– Ох, и мастерица ты выкручиваться! – пихнула меня в бок подруга.

Я улыбнулась и подмигнула ей.

– Кто знает, что нас ждёт? Может, это последние деньки, когда мы с тобой работаем в одном кабинете?

– Брось эти грустные мысли! Мы ещё повоюем!

– Вот только с кем? Ты видела отчёт по продажам?

– Нет. А что там?

– А там, Зося, черным по белому – банкротство. Не сегодня. Но завтра. И даже если не завтра, то очень скоро. Фирму спасти может только чудо.

– Ты ещё скажи, что не веришь в чудо.

– И скажу. Не верю. Ничему уже не верю.

– Эй! – мне на плечо легла рука подруги, – Ты меня пугаешь. Если ты перестанешь верить в чудеса, то что тогда остаётся мне? Биться в истерике? И ждать неотвратимость Армагеддона?

Я пожала плечами и, опустив взгляд, тихо призналась:

– Извини. Сломалось во мне что-то.

– Это просто депрессия.

– Зосенька, вот только прошу, не заводи старую пластинку про необходимость половых контактов с мужиком для хорошего настроения у женщины.

– Хорошо, не буду, – снисходительно вздохнув, сказала подруга, и мы вышли из лифта.

Пересекли холл. Прошли высокие стеклянные двери и оказались на улице. Машины не было ни у меня, ни у Зоси. Лично мне было денег жалко на такую крупную покупку. А вот Зося машину принципиально не покупала. Она грезила, что её подвезёт какой-нибудь новый знакомый. Можно даже случайный. Который увидит её, всю такую сногсшибательную на остановке общественного транспорта, и непременно затормозит. Выскочит из своей дорогущей (хотя, можно и не дорогущей) машины и кинется предлагать услуги извозчика.

Зося, конечно, скажет ему:

– Ах, ах! Что Вы, что Вы. Это так неожиданно! Я прям, не знаю, что Вам сказать…

Ну, и всё в таком духе. Но уговорить себя она, конечно же, позволит и осчастливит нового знакомого возможностью подвезти её до дома.

Ну, и кто из нас после этого сказочница?

Нет, не подумайте, что я Зосю не люблю. Очень люблю. И буду на остановке прыгать от счастья, как мячик-попрыгун, когда Зосю заметит нормальный мужик и увезёт в известном направлении. Просто пока встречаются либо озабоченные, либо маргиналы.

Мы дошли до остановки.

– Алка, я хочу, чтобы ты пошла с нами в пятницу в клуб.

– Я уже говорила, не пойду.

– У тебя ещё есть два дня, чтобы передумать.

– Нет, в клуб не пойду. Ты вспомни, что было в прошлый раз?

– А что было?

Оно и понятно, я напомнила подруге о событии трёхлетней давности. Конечно, она могла и не помнить. Но помнила я. Помнила, как напилась, и… вот тут и мой мозг дал сбой. Но кто-то к кому-то начал приставать. Скорей всего, инициатором знакомства с симпатичным посетителем ночного клуба была всё-таки я.

Пьянею я быстро. Пьяненькая – очень смелая. В результате проснулась в гостиничном номере, обнимая того самого симпатичного из ночного клуба. Он был голый. Я тоже. Чем мы занимались ночью догадаться несложно. Несложно, но мне стыдно.

Позже оказалось, что мой новый знакомый был проездом в нашем городе по делам какой-то торговый фирмы. Он был женат. Были у него и дети.

Меня едва не стошнило, когда он отвечал на телефонный звонок жены, а сам жадно гладил шершавой ладонью мою голую задницу. Я быстренько выскользнула из постели, якобы в душ, собрала свои вещички и смылась оттуда.

Вот с тех пор и не хожу по клубам.

Из этих неприятных воспоминаний меня вырвал крик ворона. Я вздрогнула и развернулась в сторону, откуда пришёл звук. Точно. Сидит на ветке. Та или другая птица, мне без разницы. Возмущал сам факт её присутствия на дереве, рядом с остановкой, на которой стояла я.

– Зося, – я ухватилась за рукав блузки подруги и стала дергать, привлекая её внимание.

– Ну, что ты делаешь? – возмутилась Зося.

– Вот такая птица меня из парка выгнала, – я почти шептала.

– Тьфу ты! Нашла, кого бояться. Она же… – но тут Зося заметила маршрутку с нужным ей номером. – Всё, пока.

Она уехала.

Я осталась стоять на остановке. Сама не знаю почему, но меня обуял страх. Именно страх был виновником того, что я буквально кинулась под колёса проезжающей машины такси.

Таксист выругал меня, но забрал с остановки.

Дома я приняла душ. Выпила чай. И вскоре забыла, как два раза за сегодняшний день убегала от птицы.

Глава третья

Пятница. Вечер. Но не ночной клуб.

Я была дома. Одна. Читала книгу.

За окном лил дождь. Небо ещё с утра затянуло свинцом. После работы быстро ушла домой. Зося грозилась приехать за мной, но я отключила телефон, и выключила свет почти во всей квартире. Сейчас спальню освещал лишь свет от торшера. Так что с улицы, окна моей квартиры, что были на третьем этаже кирпичной пятиэтажки, не выдавали присутствие хозяйки.

Вот не знаю, но почему-то в последнее время моё поведение не нравилось даже мне. Сначала эта непонятная птица. Теперь вот прячусь от подруги в собственной квартире.

Вздохнула, поправила плед, что норовил соскользнуть с меня, и продолжила читать. Читала, а сама думала, зачем я понадобилась подруге сегодня в ночном клубе?

Не выдержала. Включила телефон и сама ей позвонила.

– Алло. Зось, один вопрос. Только скажи правду. Ты меня в клуб тянула, чтобы познакомить с кем-то?

– Ик, мык… – юлила подруга.

Всё ясно. Для этого. Зося и правду сказать боится, и соврать не хватает смелости.

– Ясно. Дальше можешь не продолжать.

– Алла… так нам за тобой заезжать? – робко спрашивает Зося.

– Извини, но нет. У меня на сегодня действительно другие планы. Свидание.

Опять вру. Но как-то неприятно, когда вот так тебе подсовывают неизвестно кого. Мне же уже не восемнадцать. Я могу и сама приглянуться кому-нибудь. Тому, кому я захочу.

Обиделась ли я на подругу?

Нет. Но на себя да. Почему-то после этого телефонного разговора настроение моё ухудшилось окончательно. Отбросила телефон на тумбочку. Книгу читать мне тем более перехотелось.

Пошла на кухню приготовить очередную порцию чая. Но… чай так и не приготовила себе. Через четверть часа в моей руке был бокал с виски. Через полчаса другой.

Через час мне было уже настолько всё равно, что потянуло на подвиги. Я подошла к шкафу. Выбрала себе красивое платье. Обула шикарные туфли. Сделала красивую укладку. Подрисовала глазки. Выделила сигнальной губной помадой губки. Духи. Ювелирные украшения.

Готово!

Вот только куда?

К Зосе, в ночной клуб, где меня ждёт очередной ненужный мужик? Засомневалась, но только на пару секунд. Хотелось блеснуть. Показать, что я достойна того, чтобы меня хотели. Добивались. Что я ещё «О-го-го!»

А, была не была! В ночной клуб и поеду.

Накатила бокал виски на ход ноги и…

В окно кто-то постучал.

Медленно я повернулась, удивляясь глюку. Всё-таки третий этаж. За окном уже темнело. Естественно, там никого не было. Мне бы испугаться или хотя бы здраво подумать. Но куда там! Мои ноги несут меня на встречу с неизвестностью. Распахнула дверь на балкон. Вышла и начала возмущаться, ругая того, кто стучится в моё окно.

Капли дождя, крутил ветер и буквально через несколько секунд я промокла. Выругалась ещё и по этому поводу. И когда уже решила уйти с балкона, заметила шевеление у себя под ногами.

Птица!

Чёрная, большая. Мокрая. Сидит и смотрит на меня.

Конечно, я заорала от испуга. Но на птаху не кинулась. Она не улетала, и не отошла от меня. Она просто продолжает сидеть у меня на балконе. Хорошо, что хотя бы не каркает.

– Ты, что тут делаешь? – спросила я у птицы, понимая, что она не собирается меня покидать. – Дождь же идёт. Холодно. Лети домой.

Птица поёжилась. Но осталась.

– Замёрзла? Ну, заходи, ко ли пришла.

Я нагнулась, подобрала птицу и внесла её в квартиру.

Что удивительно, она меня не клюнула. Даже не вырывалась и вообще не возмущалась. Я её посадила на свой рабочий стол. Включила лампу и пошла за бокалом, чтобы подлить себе спиртного.

Птица не улетала. Перебралась под лампу и принялась сушить крылья. Я же присела в кресло и продолжила любоваться, как она приводит себя в порядок.

– Ой! – спохватилась я. – Сейчас я тебя покормлю.

Наверное, это совсем глупо, но я действительно отправилась на кухню готовить еду для своего странного гостя. Ну, и поскольку я не знала, что ворон может хотеть съесть, то выложила на большое блюдо всё, что смогла. А именно: нарезку сыра, колбасы, крошечными дольками нарезала яблоки, морковь и что-то ещё. На тот момент, пьяненькая я соображала уже не очень хорошо. Но помню, что ещё подлила себе виски в бокал и даже приготовила бокал для птицы. Но в него налила просто воды.

 

Мысль, что птица в моё отсутствие улетит в открытую на балкон дверь, меня не посещала. И точно, когда я вернулась, ворон продолжал сидеть на столе под лампой. Грелся.

Я поставила угощения рядом с ним и вернулась в кресло.

Угощения гостю понравились. Не все, но кое-что он всё же съел. Меня это позабавило.

– Когда ты молчишь, ты мне даже нравишься.

Ворон, как будто понял, что именно я сказала. Посмотрел на меня и сделал несколько шагов по столу. Неожиданно вспорхнул и вылетел из квартиры через открытую балконную дверь. Я даже не успела испугаться, когда он пролетел у меня над головой.