3 książki za 34.99 oszczędź od 50%

Невеста для миллионера

Tekst
193
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Невеста для миллионера
Невеста для миллионера
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 28,33  22,66 
Невеста для миллионера
Audio
Невеста для миллионера
Audiobook
Czyta Елена Уфимцева
17,98 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 6

*Эвелина*

Марк, невозмутимый мужчина лет пятидесяти, с гладко зачесанными назад волосами и ничего не выражающими бледно-серыми глазами, выслушал мою сбивчивую речь и махнул рукой, предлагая следовать за собой. Я пошлепала за ним по коридору, стараясь не отставать. Где-то впереди я заметила мечущихся между комнатами остальных невест с обглоданными ручками и карандашами. Шедевры сочиняют, не иначе. Неужели совместное творчество практикуют? Мы же все вроде как соперницы.

Наконец, Марк остановился перед массивной деревянной дверью и вежливо распахнул ее, предлагая войти. Я сделала шаг – и ахнула. Огромное помещение в два этажа высотой было заставлено полками со всевозможными книгами. Российская государственная библиотека отдыхает! Хотя мои способности к сочинительству умерли в зародыше, читать я любила. И всегда восхищалась талантом и воображением героев пера и клавиатуры. У моего отца имелась обширная библиотека, от которой, к сожалению, его вторая жена благополучно избавилась…

– Чудесно! – выдохнула я, осторожно прикасаясь к шершавым, потрепанным временем корешкам. Марк за моей спиной довольно крякнул.

– Вы сказали, что желаете воспользоваться принтером для печати фотографий.

– Ах, да. – И тут же вспомнила причину, по которой посетила местный храм литературы. Вожделенный прибор я нашла на антикварном столике в углу, и он никак не вписывался в старинный интерьер. Я продолжала беззастенчиво оглядываться по сторонам, и только покашливание Марка вернуло меня к действительности.

Пока я печатала, распорядитель безмолвным истуканом застыл у стены, выбрав такую позицию, чтобы ни на сантиметр не выпускать меня из виду. Неприятно… Сложив фотографии в папку, я сунула ее подмышку и направилась к двери.

Взявшись за ручку, я неожиданно подалась к Марку и не удержалась от короткого, но емкого:

– Бу!

Мужчина вздрогнул, но уже в следующее мгновение маска невозмутимости вернулась на его лицо. Однако прокомментировать мою выходку он не успел.

– Не переживайте, серебра тут все равно нет. Ведь нет же?

Истукан моргнул. Потом моргнул еще раз.

– Серебра? – удивленно спросил он.

Я с готовностью кивнула.

– Традиция провожать гостей прижилась с давних времен. Ну, знаете, замок большой, мало ли ушлый визитер столовое серебро умыкнет по дороге. Этак никаких вилок не напасешься.

По губам мужчины скользнула едва заметная извиняющая улыбка, однако нужные слова так и не прозвучали.

– Я могу быть еще чем-нибудь полезен?

– Конечно, – ответила я, прижимая папку к груди. – Можно ли взять книгу для чтения на сон грядущий? Вы не волнуйтесь, я все верну в целости и сохранности. Оформите мне читательский билет, если надо, я кровью распишусь.

Меня смерили таким многообещающим взглядом, что захотелось закопаться на пару метров под землю. Но я и бровью не повела. Подумаешь, еще один желающий придушить меня на месте.

– В этом нет необходимости, – выдавил невозмутимый Марк. – Выбирайте. Может быть, вам помочь? Какой жанр вы предпочитаете? Или какое-то конкретное произведение?

Я закусила щеку, чтобы сохранить серьезный вид.

– Карл Маркс, "Капитал", – не моргнув глазом, ответила я. – Пришлось ехать на отбор, не успела дочитать, а книгу дома забыла. На самом интересном месте остановилась.

Кажется, главный распорядитель громовской виллы уже перестал чему-либо удивляться. Нацепив на лицо непроницаемую маску, он уверенно прошел вглубь библиотеки и, почти не глядя, вытащил нужный фолиант. Уважаю!

– Не поделитесь, что именно показалось вам интересным? – неожиданно спросил Марк. Надо же, неужели я пробила его броню?

– "Тайна первоначального накопления", – оттарабанила я, забирая из рук мужчины увесистый том. В глазах Марка промелькнуло удивление пополам с уважением. Я мысленно усмехнулась и добавила: – Люблю детективы, знаете ли.

Марк поперхнулся, а потом, кажется, икнул. Я лучезарно улыбнулась и, перехватив поудобнее книгу и папку с фотографиями, помахала ручкой.

– Благодарю за помощь, вы очень добры!

И сбежала из библиотеки, пока распорядитель не очухался. Уже мысленно представляла доклад Александру Великому и потирала ручки в предвкушении. А ведь мою "работу" еще необходимо оформить, как следует. Черт, совсем не успеваю на море!

*Алекс*

Ирина вскочила при нашем появлении и растянула силиконовые губы в улыбке, явив миру тридцать два идеально отбеленных зуба. Сегодня юбка моей секретарши даже трусы прикрывала, прогресс, однако. Угроза увольнения сработала, не иначе.

– Кофе, – бросил я, проходя мимо. – А Сергею Валентиновичу зеленый чай.

– Я помню, Александр Сергеевич, я всегда все помню.

Я тоже, Ирочка. Незапланированный стриптиз в моем кабинете особенно. Всегда терпеть не мог романы на работе. Мне хватило истории отца и его секретарши, слезы матери после этой неприглядной истории вонзились, как нож в сердце.

Бегло мазнул взглядом по замершей в восхищении помощнице и мысленно усмехнулся. Меня всегда интересовало, лопнут у нее губы, если тыкнуть в них зубочисткой? Целовать этот продукт современных технологий желания не возникало, хотя активность Ирочки и ее потуги затащить меня в постель зашкаливали.

Отец поднялся при моем появлении, и мы дежурно обнялись. Наши отношения вряд ли можно назвать близкими, но мы всегда понимали друг друга. Смерть матери несколько месяцев назад подкосила папу, не говоря уже о ее завещании. Родители давно оформили фиктивный развод: у отца были недруги с начала девяностых, и чтобы обезопасить активы, он переписал все на "бывшую" жену. А она, вопреки договоренностям, оставила все единственному сыну, то есть мне.

Честно говоря, это решение поразило не только отца. В активах семьи я не был заинтересован, меня вполне устраивал собственный бизнес. Я собирался провести аудит в свалившемся на голову наследстве и вернуть все отцу. Правда, аудит затягивался, да и папа не горел желанием вставать у руля. После смерти матери он осунулся, и я всерьез беспокоился о его здоровье. Ну хоть в Москву переехать согласился. Мне там и правда нужен управляющий, а отец развеется, а потом передам ему его же бизнес, и дело с концом.

– Что с твоим глазом? – Громов-старший удивленно разглядывал мою физиономию.

Я недовольно поморщился.

– Нелепая случайность, – отмахнулся я, быстро переводя разговор на другое. – Ты уверен, что готов на переезд?

– А у меня есть варианты?

Сердце неприятно кольнуло. Он сомневается во мне?

– Ты же знаешь, когда закончится аудит, который потребовали мои юристы, я верну тебе все.

– Я знаю, – улыбнулся отец. Морщинки вокруг его глаз напоминали паутину. Насколько я помню, еще полгода назад их не было. А ведь отец всегда выглядел моложаво, занимался спортом и вполне мог конкурировать со мной. – Я согласен переехать в Москву, чтобы не вспоминать… Твое предложение возглавить филиал хотя бы не позволит зачахнуть, или, того хуже, спиться.

Я отмахнулся.

– Не придумывай, ты же дашь мне сто очков вперед.

– А то! – засмеялся он. – В теннисе ты всегда мне проигрываешь.

Не всегда, конечно, но мне не трудно согласиться. Здоровье отца, вопреки его заявлению, беспокоило, и очень сильно. Может, кого-то нанять в Москве, чтобы приглядывал за ним?

– Давайте быстро подпишем документы, – влез Майкл, едва ли не подталкивая нас к столу переговоров. Мы с отцом недовольно покосились на него. Я знал, что мой друг весьма прохладно, мягко говоря, относится к моему родителю. Но Мишка всегда извинялся и честно признавал – вряд ли что-то изменится. Впрочем, его тоже можно понять.

Когда все формальности были улажены, отец откинулся в кожаном кресле, и, потягивая чай мелкими глоточками, неожиданно спросил:

– Зачем ты затеял этот отбор?

Ох, я очень надеялся, что отец не успеет узнать о моей авантюре до своего отъезда в столицу нашей Родины. По телефону обсуждать такие моменты в разы проще.

– Понимаешь…

В следующее мгновение зазвенела разбившаяся посуда – это Майкл уронил на пол блюдечко. В кабинете немедленно появилась Ирина, увидела масштабы катастрофы и быстро метнулась обратно за щеткой и совком.

Я вздохнул. Намек понят, мой упрямый глава юридической службы.

Ладно, в общем-то, каяться я не собирался.

– Скучно было, а барышни так наседают, оптом, не мог сдержать свое чувство юмора. – И метнул взгляд на невозмутимого Миху. Тот помешивал кофе в чашке на новом блюдечке и молчал.

Отец покачал головой.

– Оно не доведет тебя до добра. Не думаю, что ты выберешь из соискательниц ту, которая тебе действительно подходит. Но отдых за городом – это хорошо, в последнее время на нас с тобой навалилось слишком много обязанностей, и отпуск тебе не помешает. Отвлечешься от работы…

Отец замолчал, погружаясь в невеселые мысли, но когда я решился его подбодрить, он неожиданно заговорил:

– Знаешь, чтобы влюбиться в твою мать, мне не понадобился отбор. Она была рядовым сотрудником отдела продаж, но если бы не ее настойчивость, я вряд ли обратил на нее внимание. Слишком был увлечен работой.

Отец редко рассказывал об их с мамой отношениях, особенно в присутствии посторонних. Тем ценнее были подобные признания.

Впрочем, об их знакомстве мама рассказывала не единожды.

– Сейчас другой темп жизни, Сергей Валентинович, – неожиданно влез Мишка. – Знакомства по Интернету, отбор среди желающих…

Отец ядовито ухмыльнулся, сжимая в руках чашку с чаем.

– Это ты так свою интрижку оправдываешь? – хмыкнул он, и Миха дернулся, сжимая кулаки. – Надеюсь, мой сын сделает правильный выбор, к тому же внуков хочу понянчить. Жаль, Вере это не удалось… – Отец отбросил салфетку, которую теребил в руке, и резко поднялся. – Пойду собираться.

Я поднялся следом.

– Аудит продлится еще неделю, максимум две. Я тебе позвоню и пришлю документы курьером.

 

Отец отрывисто кивнул:

– Найди управляющего на питерский филиал, я пока не планирую сюда возвращаться.

– Конечно.

Мы тепло обнялись, и Громов-старший, сдержанно попрощавшись, покинул мой кабинет. Майкл задумчиво мешал ложечкой в чашке с давно остывшим кофе.

– Может, успокоишься уже? – зло спросил я. – Если твоя бывшая когда-то предпочла моего отца, это не повод устраивать истерику. Значит, она тебя не стоила.

Это абсолютная правда. Лиза, веселая солнечная девочка, вроде как души не чаявшая в Мишке, живо переметнулась к моему отцу, едва тот овдовел. Папа не знал об отношениях, которые связывали Лизоньку и моего друга, и принял интерес девушки за чистую монету. Все случилось чересчур быстро и не слишком красиво. Буквально через пару недель отец устал от новоиспеченной подружки, а вот Миха не мог простить, но что важнее – забыть ее измену. На мой взгляд – зря, если девушка выбирает деньги, то грош ей цена.

Приятель вздрогнул и со вздохом произнес:

– Не в этом дело, Алекс. Я не смогу тебе объяснить…

Я раздраженно поднялся, махом допив из чашки остывший кофе.

– Потому что нечего объяснять, Майкл. Угомонись, Лиза и ногтя твоего не стоила. А сейчас у тебя Ксения есть.

Мишка примирительно кивнул и поднялся. Он явно не желал развивать тему, вспоминая о чем-то своем.

– Ладно, наверное, ты прав. Поедем, посмотрим, что придумали твои невестушки. Кстати, твой глаз выглядит в разы лучше. Неужели Эвелинин крем помог?

Я пожал плечами:

– Не знаю, возможно. В любом случае, откладывать первый этап отбора я не хочу.

Миха, укладывая документы в папку, неожиданно весело фыркнул. Это мне совсем не понравилось.

– Выгонишь ее? – со смехом спросил Хранитель.

Я загадочно улыбнулся, вернее, оскалился. Выгнать такое развлечение? Да ни за что!

– Посмотрим, что она выкинет на этот раз. Боюсь, ничего хорошего меня не ждет. Даже не знаю, чем обезопаситься – чесноком от светских вампирш или мазью от ушибов, нанесенных бедной сироткой. Эвелина… Имя-то какое…

Майкл, задорно подмигнув, блеснул знанием этимологии:

– Я погуглил, ее имя происходит то ли от Евы, то ли от дьявола. Держись, Алекс, уверен, что этот отбор ты запомнишь на всю свою жизнь.

Глава 7

* Эвелина*

Я ждала "кофе после ужина" с замиранием сердца. Марк лично обошел всех претенденток и забрал наши творения во славу хозяина виллы. Каждой из нас объявили, что Александр Великий задерживается, поэтому спускаться в обеденный зал не обязательно. Только если кто-то из невест не хочет трапезничать в личных комнатах.

Мы с Ксюшей решили, что лучше появиться в столовой и разведать обстановку. Подумав, я надела свободные брюки, футболку и спортивные босоножки на липучках. Хотела пощеголять в шортах, да передумала. В моих планах было посетить либо пляж, либо оранжерею, а ночью может быть прохладно, все же Питер – не Майями.

За длинным столом мы ужинали впятером. Нам с Ксюхой составляли компанию еще три претендентки. Бывшая Алекса, кудрявая блондинка Вита, взяла на себя роль звезды. Дочь не последнего человека в нашем городе, завсегдатай местных тусовок и настоящая стерва. Резюме, которое я составила из материалов в Интернете, говорило само за себя. Такая своего не упустит, и руку по плечо откусит. Ее идеально уложенные белокурые локоны разительно отличались от моих стянутых в хвост волос. Эх, нет у меня шансов дожить до следующего этапа…

Второй была пугливая барышня с пепельными волосами, в длинном зеленом платье в пол. Поджимая и без того тонкие губы, она смотрела исподлобья и на нас, и на Виту. Села в отдалении, явно не собираясь ни с кем разговаривать. Ксюша шепнула мне на ухо, что ее зовут Анной.

Последней в нашем междусобойчике оказалась та самая девушка с красными ногтями, одним из которых она в меня бесцеремонно ткнула на вчерашнем ужине. А я его едва не сломала. Лера, если мне память не изменяет. Дамочка пришла последней, но почему-то села поближе к нам с Ксюшей, а не рядом с надменно взирающей с другого конца стола Виолеттой.

– Привет, – бросил "Красный Ноготь", быстро накладывая в тарелку лазанью и поливая ее сырным соусом. Глазам своим не верю, ну хоть кто-то из них не на диете!

– Ненавижу зелень, – усмехнулась девушка, поймав мой удивленный взгляд. – Ксюш, а ты чего такая хмурая? Кстати, поздравляю, захомутать Майкла – невероятная удача!

Антонова поперхнулась, а я с интересом взглянула на рыжую. Ах, да, они же хорошо знакомы. Ксения поделилась, что и она, и Полонская работают в одном и том же модельном агентстве.

– Это божественно, – простонала Лера, запихивая в рот кусочек лазаньи. – Я думала, тут и правда поедать мясо и тесто не принято, пока ты не начала.

Я сдержанно улыбнулась, не обращая внимания на поджавшую губы подругу. Об их отношениях спрошу позже, а сейчас мне нужна информация.

– Я – не показатель, к тому же…

– …тебя все терпеть не могут, – кивнула рыжая, и тут же прижала ладонь ко рту, неискренне добавив: – Прости!

Вот так и узнаешь о себе много нового. Вернее, совсем не нового…

– Учту, – фыркнула я, уткнувшись в тарелку. Разговаривать резко перехотелось.

Но девушка не успокаивалась.

– Мне правда неловко, Эвелина, – уже намного теплее сказала она. – Надеюсь, без обид, тем более мы квиты. – Лера невольно скривилась. – Но ты выглядишь очень странно на этом отборе. Настоящая Золушка.

Ну вот, еще одна. Пытаясь скрыть смех, Ксюша чуть не подавилась любимыми оливками.

Я сощурила глаза:

– Не боишься, что я выиграю? – нагло спросила я. – На правах жанра?

Девушка, широко улыбнувшись, отложила вилку и повернулась ко мне.

– Вряд ли, Алекс тот еще циник, в сказки не верит, – насмешливо поведала она. А затем неожиданно наклонилась над столом и тихо прошептала: – Гром мне нравится, но даже если не стану его дамой сердца, переживу, как и любая из нас. За исключением Виты. – И она скосила глаза на надменную блондинистую "королеву", жующую неизменный листик салата. – Этот отбор будет освещаться в прессе, уверена, я пару контрактов с него поимею. Честно скажи, Оксаночка, тебе жаль, что не участвуешь?

Антонова, до этого невольно подавшаяся к Лере, резко выпрямилась и процедила:

– Нет. Мне достаточно того, что у меня есть.

Лера откинулась на спинку кресла и промокнула губы салфеткой. А затем ехидно произнесла:

– Ну да, так я и поверила! Впрочем, Хранитель не намного хуже Грома, так что… молодец, Ксюха!

Ксения отбросила вилку, да так, что она звякнула о бокал с соком, и поднялась. Сейчас что-то будет…

Но нас, как всегда, прервал Марк. Он за всем следит, что ли?!

– Уважаемые претендентки, через десять минут в гостиной состоится первый этап отбора. Пожалуйста, поторопитесь.

Лерка, Вита и Анна живо побросали недоеденный ужин и упорхнули к себе. Мы с Ксенией тревожно переглянулись.

– Перекрестить тебя хочется, – призналась она. – Нервничаю, как будто сама в отборе участвую. Ты уверена, что не хочешь заменить свое "творчество"?

Я пожала плечами:

– Поздно, Марк его уже забрал. Так что… улыбаемся и ждем. Грома и его молнии…

*Алекс*

Я думал, что первый этап отбора придется переносить на завтра, но мы с Майклом на редкость быстро долетели до виллы, даже почти не стояли в пробках. Пару раз со мной пытался связаться Марк, но я просто сбрасывал вызов – разболелась голова и не хотелось ни с кем разговаривать. На его сообщение "Вы уверены, что мне именно так нужно начать отбор?" я ответил коротким "Да". Мы же давно обговорили, что он проводит невест в бальный зал, посадит в рядок на стулья, и дело с концом. Зачем лишний раз спрашивать? Не узнаю Марка.

Мишка связался с нужными людьми, заявил, что новостей пока нет, и я с облегчением отправился в душ. Когда же это все закончится…

Марк, заглянувший в мою спальню, доложил, что "невесты" ждут меня в гостиной. Воздев глаза к небу, я шумно выдохнул и почти взял себя в руки. Боже, ниспошли мне терпения… Представляю, что эти дурочки напридумывали. Филологи дружно примут яд и утопятся, а потом застрелятся и…

– Алекс!

Я резко остановился, и улыбающийся Майкл быстрым шагом нагнал меня. Придирчиво осмотрев мой глаз, он удовлетворенно крякнул.

– Неплохо-неплохо, или ты пудру использовал?

– Миха, неужели нравится, когда тебя посылают? – невежливо ответил я, направляясь к лестнице.

– Да ладно тебе, – хмыкнул приятель. – Почти незаметно, видимо, крем твоего Дьяволенка помог. Признайся, тебе же интересно узнать, что она приготовила?

Отвечать я не собирался. Как и признаваться в том, что работа Эви меня и правда интересует больше остальных. И почему-то очень не хотелось, чтобы она меня разочаровала.

Когда-то я собирался устраивать в этом зале шикарные приемы, но со временем пересмотрел свои приоритеты. Однако переоборудовать не стал, надеясь, что пригодится.

Пригодилось.

Оклеенное серебристыми обоями помещение с высокими потолками радовало глаз. Белоснежный паркет, множество светильников и бра, обитые парчой кресла – дизайнер подошел к моей просьбе со всей тщательностью. Зал выглядел по-королевски и идеально подходил для первого этапа отбора.

Стеклянные двери, на которых я настоял, не вписывались в интерьер, но зато позволяли увидеть обстановку издалека. Все восемнадцать невест сидели в ряд, перешептываясь друг с другом. Однако стульев было девятнадцать – девушка Майкла, Ксюша, устроилась с правого края рядом с Эвелиной.

– Твоя тоже участвует? – хмыкнул я, обернувшись к приятелю.

– Даже не мечтай! – отрезал Хранитель. – Она в группе поддержки.

Мои брови невольно поползли вверх.

– Серьезно? Ксения будет прыгать с помпонами, крича "Эви, вперед, ты лучшая!"?

Мишка смерил меня многозначительным взглядом, а затем, не выдержав, захохотал.

– Знаешь, я бы не удивился. У нас нейтралитет, мы с Ксюхой не разговариваем об отборе, но, уверяю тебя, эта парочка способна на многое. Не поверишь, что они в школе вытворяли…

Спасибо, что поделился, Хранителев, ты настоящий друг. Можешь не сомневаться – мне уже страшно. И любопытно.

Я шагнул за порог, едва Марк распахнул передо мной стеклянную дверь. Конкурсантки наверняка видели, как я спускаюсь по лестнице, но все равно напряглись, а кое-кто даже вздрогнул.

Окинув быстрым взглядом собравшихся, я отметил, что почти все претендентки сильно нервничали. Одни трогательно сжимали в руках салфетки или бумажные платочки, другие теребили подол платья, третьи закусывали губу, четвертые впивались ногтями в ладони.

И только Эвелина Алексеевна слегка улыбнулась и, кажется, подмигнула. Или мне показалось? Опять свободная футболка, джинсы и кроссовки. Какая жалость, я бы на нее в платье посмотрел… Ножки красивые…

Так, нельзя отвлекаться. Соберись, Громов, у тебя отбор!

– Добрый вечер! – поздоровался я, не отводя взгляда от дерзкой девчонки.

Нет, это совсем никуда не годится!

Марк мягко подтолкнул меня влево, предлагая расположиться напротив застывших в ожидании невест. Кресло с позолотой и парчовой обивкой насыщенного ярко-красного цвета выглядело, как настоящий трон. Я на мгновение застыл, не в силах постигнуть логику Марка. Однако пришлось быстро взять себя в руки и сделать вид, что так и задумано.

Интересно, много ли сюрпризов меня ждет? Где-то в глубине души зашевелилось беспокойство.

Но выбирать в любом случае не приходилось. Я удобно устроился на мягком сиденье, а Хранителев, проигнорировав кресло рядом, завис позади меня и посмеивался. Представляю, что он мне потом выскажет. Ну, Марк, спасибо! Ты бы еще корону предложил!

Однако распорядитель о моем возмущении даже не догадался. Повернувшись ко мне, он поклонился, едва ли не стукнувшись лбом об пол (он в своем уме?!), развернулся к претенденткам и пафосно произнес:

– Первая часть Марлезонского балета… – Марк неестественно хихикнул, а я вытаращил глаза, предвкушая недоброе, – вернее, первое состязание отбора на роль невесты господина Александра Громова объявляется открытым!

Ээээ… Какая муха его укусила?!

После такого приветствия определенно нужен фейерверк!

Черт побери, он устроил фейерверк!!!

Несколько петард врезались в подвесной потолок и вспыхнули, рассыпаясь разноцветными искрами. Тут же раздался дружный оглушительный визг моих невестушек. Появившиеся "вдруг откуда ни возьмись" обнаженные по пояс слуги извивались и размахивали руками, устроив настоящие танцы с бубнами, пардон, с бенгальскими огнями и хлопушками. Да где они их раздобыли в середине июля?!

Но когда в зал вплыли служанки в сарафанах и кокошниках и ушли в пляс под зажигательные звуки "Калинки-Малинки", я просто потерял дар речи. Миха за моей спиной, кажется, и вовсе сложился пополам от хохота.

 

Конфетти с серпантином стали завершающим этапом этого дурдома на выезде, осыпав разноцветными бумажными кружочками и пружинками всех вокруг.

Я ошарашено смотрел на сие действо, понимая, что явно что-то упустил в планировании этого проклятого отбора!

Пока слуги добивали несчастные хлопушки, а горничные лихо отплясывали, я под шумок слетел с "трона" и вцепился в плечо пребывавшего в ступоре Марка.

– Немедленно объясни мне, что здесь происходит!

Он вздрогнул, с трудом отведя взгляд от творящейся вокруг вакханалии, но обычной невозмутимости не растерял.

– Исполняю ваш приказ, Александр Сергеевич. Организовал все, как вы просили – нужные слова, петарды, бенгальские огни, хлопушки. Простите, не рискнул использовать салют, все же мы в помещении…

Салют?!

Я просил?!

Меня аж затрясло.

– Да когда я такое приказывал?!

Марк похлопал бесцветными ресницами и явно напрягся.

– Вы мне письмо передали… Напечатанное, я удивился, позвонил вам. Но вы не отвечали, а потом прислали сообщение, что все подтверждаете…

Я?! Ах, да… Прислал, мать его!

Но подождите! Письмо передал?! Напечатанное?! Я?!

Повинуясь интуиции, которая просто орала в голос и требовала к себе внимания, я резко обернулся. Ошалевшие невесты испуганно таращились на взрывающиеся петарды и хлопушки, и только Эви, откровенно смеясь, о чем-то шепталась с Ксенией.

Я тут же вспомнил смс-ку от Марка, которую получил днем – только Эви попросила распечатать ответ на мое задание.

Вот, значит, как?! Твоих рук дело, Лазарева?! Ну, держись, Эвелина Алексеевна, я тебя собственноручно придушу! Дай только добраться!

*Эвелина*

Честно говоря, я совсем не ожидала, что мой шутливый сценарий выполнят с такой тщательностью и размахом. Да и вообще выполнят! Неужели Марк даже не поинтересовался у Громова, его ли это распоряжение?! Я ведь ради прикола этот листок подсунула!

Но креативный подход распорядителя не мог не вызвать мое искреннее восхищение. Когда я смеха ради напечатала "служанки в русской народной одежде танцуют под музыку", даже не надеялась, что получится столь феерично! Маркуша, ты – лучший! Массовики-затейники дружно умрут от зависти, если им доведется когда-нибудь лицезреть твое представление!

Кстати, всю феерию с начала и до конца Ксю по моей просьбе сняла на айфон. Правда, она искренне недоумевала, зачем мне видео появления Алекса Грома в пресловутом бальном зале. Я тоже не собиралась оставлять это в веках, однако, спускаясь со второго этажа, наткнулась на слугу, несущего в охапке пиротехнику… И заподозрила, что мой сценарий вполне может войти в историю.

Испугалась? Да вот еще!

Но на всякий случай предложила Ксюше сесть с краю.

Оксана Владимировна искренне жалела, что от смеха у нее тряслись руки, и видеозапись вышла слегка "пьяной". Но это меня ни капли не смущало! Главное, что получилось, и я уверена, весьма неплохо!

Алекс Гром, честь ему и хвала, устраивать разбор полетов не стал и быстро пришел в себя. Вернулся на "трон" сразу после разговора с Марком, хлопнул в ладоши – и слуги замерли, повинуясь жесту хозяина. А затем резво потрусили к выходу, понимая – они сделали что-то не то, и это что-то разозлило Свет Очей Наших.

Однако слова Ненаглядного успели услышать.

– Благодарю за столь эффектное представление, – ехидно произнес Громов. – Надеюсь, никто не пострадал?

Невесты быстро замотали головами, хотя некоторые претендентки судорожно вцепились в подлокотники стульев, поглядывая на потолок, сильно пострадавший от взорвавшихся петард. Нервные какие.

– Отлично. – Повернувшись, Алекс почему-то уставился прямо на меня. Неужели догадался?! Но как?! – А теперь начнем тот самый первый этап отбора, который все так долго ждали.

Не сводя с меня пристального взгляда, он закусил губу и многообещающе ухмыльнулся. Хищно так. Недобро. С предвкушением. У меня сердце забилось с ужасающей скоростью, а затем, мило попрощавшись, ушло в пятки.

Судя по лицу господина Громова, он все отлично понял…

Алекс, Алекс, где здесь кнопка "Выход из игры"?!

Моей личной фее объяснять нюансы никогда не требовалось. И общий расклад разжевывать не обязательно. Она слету догадалась, что пахнет жареным, и деловито поведала, как быстро добежать до поста охраны. Через несколько секунд на мой телефон пришло сообщение с номером самого надежного и быстро приезжающего такси, которое она сама оплатит. Вещи госпожа Антонова обещала прислать ближайшей лошадью.

В конце смс-ки она трогательно пожелала мне удачи и пообещала грудью задержать жениха, если потребуется.

Я едва не прослезилась.

Жаль, конечно, что я так и не искупалась в заливе и не посетила оранжерею, зато подруга клятвенно заверила, что отправила вожделенное видео на мою почту. Буду пересматривать его долгими скучными вечерами, настроение поднимать…

Марк едва заметно мотнул головой, и пара слуг резво поставила перед Алексом небольшой антикварный столик с гнутыми ножками. Распорядитель непонятно откуда выудил толстую папку с кольцами и положил ее перед Громовым. Тот кивнул, и слуги мгновенно испарились, повинуясь воле хмурого хозяина. Марк, прикрыв за ними дверь, тут же застыл рядом с ней, как Цербер.

Дело дрянь…

Интересно, как он отреагирует, если я попытаюсь взять штурмом эту самую дверь с криком "Пааабееерееегисссь!"?

Что-то мне подсказывает, что меня обезвредят еще на подлете к вожделенной свободе. Авадой Кедаврой (1), как пить дать.

М-да… Я перевела затравленный взгляд на окно. Открыто. Первый этаж. Фея заявила, что там не слишком высоко…

– Я же сказала, что тебе кроссовки пригодятся, – напомнила Ксюша, склонившись к моему уху. – Я прикрою.

– Ты настоящий друг! – растроганно шмыгнула я.

– И цветочков в оранжерее нарву на твою могилку, – пообещала Сама Невинность. – Ты красненькие предпочитаешь или синенькие?

Мне досталась очень добрая фея, не правда ли?

– Покусишься на собственность Алекса Великого – и на кладбище лежать будем вместе, – обрадовала я подружку. – Только представь – ветерок обдувает…

– Давай без печальных подробностей!

Она фыркнула, но ее прервал голос нашего любимого миллионера, чтоб его невесты покусали!

– Каждая из вас сегодня утром получила задание для первого этапа отбора. Уверен, ваши творения меня обязательно порадуют.

Я сдержалась с трудом, а вот Оксана Владимировна непроизвольно закашлялась, чем привлекла внимание Александра Ироничного.

– Вы хотите что-то сказать, госпожа Антонова?

– Нет-нет, – замахала руками Ксения. – Просто очень жарко, водички бы…

Слуга быстро метнулся к моей подруге с бокалом воды на подносе, и она выпила его залпом. Даже не подавилась, молодец! Алекс едва заметно улыбнулся, а Майкл за его спиной нахмурился, сцепив пальцы в замок.

– Итак, начнем. – Громов открыл папку, и все невесты затаили дыхание. – Арина Соколова.

Ксюша тут же наклонилась к моему уху и едва слышно прошептала:

– На каждую невесту – два листка. Первый – тот, который она предоставила на конкурс, а второй – с пометками Марка о плагиате… и вообще с пометками. Я подслушала разговор Майкла и Алекса, – довольно закончил мой ценный агент под прикрытием.

Я расплылась в счастливой улыбке, а вот веко начало непроизвольно подрагивать.

– Умница! А теперь представь комментарии Марка на мое творчество. Как думаешь, он там бомбу изобразил? А может, надпись "Не влезай – убьет"? Призвал вступать в движение "Смерть Эвелинам"? Или внес в особый список "Убить в начале войны"?

Не выдержав напряжения, Оксана Владимировна истерически захихикала. А затем решительно отмахнулась и хмуро посмотрела на меня.

– Какая разница, тебя уже вряд ли что-то спасет, юмористка. Помни, Эви, самое главное – окно открыто, и оно справа.

Пффф!

– Ты мне об этом уже двадцать пять раз сказала, Антонова! Я же не слепая!

– Для моей любимой Золушки мне и двадцать шестой напомнить не сложно, – безмятежно ответила Ксю. – А вдруг растеряешься и забудешь, куда выпрыгивать в стрессовой ситуации. Но не переживай, подруга, если что, я тебя подтолкну.

– Спасибо, феечка моя ненаглядная! Ты бесконечно добра!

(1) Авада Кедавра (Avada Kedavra) – убийственное заклинание из цикла книг о Гарри Поттере.

*Алекс*

Читать мои дорогие невестушки определенно не умеют, ну или, по крайней мере, не все. А что остается думать, если первая же претендентка не удержалась от плагиата трогательного стихотворения с одного из литературных сайтов. Мне даже стало жаль эту несчастную девушку, чьи пальцы нервно теребили подол короткого черного платья.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?