Делай что должен

Tekst
25
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Делай что должен
Делай что должен
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 33,39  26,71 
Делай что должен
Audio
Делай что должен
Audiobook
Czyta Иван Букчин
20,89 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 2

Планета Идиллия. Город Зелар

Идти через толпу празднующих эмпатов и удерживать самоконтроль оказалось невероятно трудно. Мало того, что чужое веселье захлёстывало, словно волна, грозя увлечь за собой в океан удовольствий, так ещё и сами идиллийцы, уловив настороженность парочки беглецов, норовили «помочь расслабиться». То и дело приходилось отказываться от самых разнообразных предложений: от выпивки до секса. К счастью, дар эмпатии имел и положительную сторону: сопоставив настроение парочки с ответом, доброхоты благоразумно отваливали, не доводя беглецов до рукоприкладства.

Всё это мешало собраться с мыслями и нормально оценить ситуацию, в которой оказались Нэйв и Ракша. Ясно было одно: что-то произошло и с Костасом. Иначе полковник бы уже бросил всё и кинулся выручать дочь. Но этого не произошло, что приводило к неутешительному выводу.

– Грёбаные ретрансляторы! – тихо выругался Нэйв.

Чужая радость приятно кружила голову, притупляя чувство опасности. Единственный плюс: если за беглецами пойдут преследователи, то столкнуться с такой же сложностью.

Выбравшись из парка, беглецы увидели картину, заставившую их шёпотом выматериться: вместо лёгкого патрульного броневика дорсайцев на перекрёстке застыл трёхосный бронетранспортёр со скрещенными гранатами на борту.

Каратели Консорциума, целое отделение.

– Просто великолепно, – пробормотал Нэйв.

Затаившись в тени, беглецы наблюдали за штрафниками. Каратели, перегородив улицу бронетранспортёром, проверяли всех проходящих мимо сканерами. Периодически штрафники срывали с кого-нибудь маску и с руганью пропускали дальше, не утруждаясь извинениями.

– Нас ищут, – совершил открытие вселенского масштаба Грэм. – Сканеры на распознавание лиц настроены.

Судя по расслабленным позам и той лени, с которой корпораты проводили досмотр, праздничное настроение действовало и на них. Причём куда эффективнее, чем на пару беглецов: каратели уже стояли с раскрытыми забралами, передавая по кругу бутылки, в которых явно был не лимонад.

Ракша мрачно кивнула. Она тоже успела понять, что с приёмным отцом произошло что-то очень плохое и сделалась непривычно молчалива.

– Дождёмся, пока они надерутся, возьмём языка, а остальных в расход, – предложила она.

– Нет, – Грэм, не отрываясь, следил за корпоратами.

Те как раз откупорили очередную бутылку, громогласно сообщая друг другу и окружающим, что сделают с беглецами при поимке. Фантазия впечатляла, особенно касаемо Ракши: если Грэма без особых изысков собирались пристрелить, то дорсайке обещали список, способный вызвать зависть у любого маньяка.

– Мы не знаем, как далеко они друг от друга, – продолжил капитан. – Нашумим – можем не успеть уйти. Дождёмся, когда они окончательно забьют на службу, и проскочим. Подберёмся ближе и накрахмалим уши: может, что нужное услышим.

Сейчас капитан хорошо понимал причину вечного балагурства Монта. Трёп сам рвался наружу, но прекратить бессмысленное словоблудство Грэм не мог – нервное напряжение требовало выхода.

Беглецы перебрались в тень огромного дерева и вслушались в болтовню штрафников.

– Ща этих прикончим – оттянемся, – счастливо провозгласил один из карателей, передав товарищу бутылку. – Бугор сказал, оторвитесь, пацаны, на всю катушку! Никто не будет мешать.

– Да, бугор у нас кайфовый, – поддержал второй. – Интересно, мутанта этого китежского тоже кончать будет?

– Не, – подал голос третий, сопроводив слова могучей отрыжкой. – Его ж типа по закону взяли. Вроде как генерала грохнули потому, что Рам ушами прохлопал. А вот бабу эту, которая местная – ну, говорят, с ним перепихивалась, – кончать будут. Типа с партизанами связана.

– А чё, тут ещё и партизаны есть? – загоготал четвёртый штрафник.

Дальше разговор карателей превратился в обсуждение того, как и в каких позах местные партизаны ведут борьбу с оккупацией, но главное беглецы уже услышали.

– Я убью твоих подружек. – Грэму показалось, что он услышал скрип зубов Ракши, когда та умолкла.

Нэйв успокаивающе сжал её плечо.

– Надо разобраться, – сказал он. – Убить всегда успеется, а вот понять, что происходит…

Вопрос хороший. Генерал убит, но кем? Доминионцами? Возможно. Но куда смотрела охрана? В сопровождении генерала шли два бронетранспортёра с солдатами Шеридана и робот-сапёр. Это Нэйв знал точно, ибо лично видел предложенный Шериданом план охраны Прокофьева.

В то, что генерал двинется без сопровождения, Грэм не верил. Прокофьев – офицер с опытом, а не бунтующий против родителей подросток, чтобы откалывать такие номера. И при чём тут Костас и Зара? Ладно, положим, Рама Шеридан пробует сделать козлом отпущения, свалив на него вину за гибель генерала. Но Зара?

Грэм готов был заявить под присягой о невиновности мэра. Она бы никогда не позволила совершить что-то, что поставит под угрозу горожан. А Шеридан и его корпораты – угроза очевидная даже для идиллийки. И как Шеридан так лихо и быстро узнал о её якобы связях с партизанами? Как говорят китежцы, откуда дровишки?

И, чёрт подери, зачем тогда корпораты пытаются убить его и Ракшу?

Ответ прост: чтобы они не раскопали правду. Нэйв – по долгу службы, а Ракша – выручая отца.

Вывод напрашивался предельно простой: даже если смерть генерала – дело рук доминионцев, Шеридан с ними в одной связке. Иначе бы у них не получилось так быстро и успешно провернуть покушение на Прокофьева.

Но какова цель Шеридана? Переметнулся к Доминионцам? Сомнительно. После «Иллюзии» Лорэй скорее себе вены перегрызут, чем станут сотрудничать с корпоратом. Даже если им напрямую прикажет начальство.

Тогда что? Захват власти? Похоже на правду. Нормальное явление для Консорциума – пройти по головам и трупам.

Вопросы, вопросы… А получить ответы можно, лишь напрямую спросив Шеридана или Лорэй. И второй вариант выглядел куда перспективней.

Эти выводы Грэм озвучил Ракше.

Та согласно кивнула:

– Ты же не будешь против, если я немного попорчу им мордашки?

– Сначала надо узнать, есть ли для этого повод, – охладил её порыв капитан.

Кто-то из карателей загорланил разухабистую блатную песню, остальные подхватили пьяными голосами.

– Пора, – Грэм подхватил Ракшу под локоть.

Так, изображая очередную загулявшую парочку в толпе таких же, они проскочили мимо поста. Один из карателей мазнул по ним взглядом, но отвлёкся на протянутую товарищем бутылку. Когда он в следующий раз повернулся к толпе – беглецов и след простыл.

Но злоключения Грэма и Ракши на этом не закончились.

– Да они издеваются, – прошипел Нэйв, заметив идущий навстречу пеший патруль карателей.

В отличие от своих безалаберных коллег, эти были по крайней мере трезвы. И тоже оснащены сканером, которым не стеснялись пользоваться, грубо срывая маски с прохожих.

Беглецы молча свернули в проулок между домами. В отличие от преследователей, город Грэм и Ракша успели изучить достаточно хорошо, чтобы ориентироваться без помощи навигатора.

Ракша на ходу достала из корзины автомат и, сделав из ремня петлю, повесила ствол на плечо, прикрыв френчем Нэйва, заботливо наброшенным на её плечи. Но оружие не понадобилось – каратели держались основных улиц.

Проулками беглецам удалось проскочить три квартала, избегая встреч с пешими патрулями и обходя пикеты2.

Удача отвернулась, когда Нэйв и Ракша выскользнули из-за домов на неожиданно пустынную улочку.

– Э, вы, двое! – рявкнул кто-то.

Ладонь Грэма, лежащая на плече Ракши, слегка сжалась.

– Прикрывай, – шепнул капитан и с расслабленной улыбкой повернулся на окрик.

Четверо патрульных неторопливо подходили, не выказывая никакого беспокойства. Было видно, что они уже расслабились, осматривая подобные парочки, и не ожидают подвоха.

– Проверка, – сообщил один, вскидывая сканер.

В этот момент Нэйв понял: уйти без шума не удастся.

– Пли! – крикнул он, выхватывая из-за пояса пистолет.

Ракша юлой крутнулась на месте, вскидывая автомат. Рыкнула очередь – и двое карателей мешками рухнули наземь. Третьего свалил Грэм, всадив пулю точно в лицо.

Четвёртый штрафник оказался куда сообразительнее и проворнее коллег, успев закатиться за каменную кадку с огромным цветком.

– Ложись! – крикнул Грэм Дане, доставая из корзины гранату.

Выдернув чеку, капитан выставил гранату на подрыв по касанию и метнул в укрывшегося за кадкой штрафника. Который как раз решил открыть ответный огонь, высунув автомат над укрытием и нажав на спуск.

Грэм почувствовал, как что-то рвануло его за рукав рубашки, а бок словно полоснуло когтём.

«Зацепило», – понял он, падая наземь.

Ахнул взрыв, над головой просвистели осколки, и выстрелы стихли.

Нэйв вскочил, держа кадку на прицеле.

– Ты как? – спросил он у распластавшейся на газоне Даны.

– Норма, – коротко отозвалась та, беря на мушку укрытие карателя.

Под её прикрытием Грэм подошёл к кадке.

Штрафник был мёртв – граната упала вплотную к нему, изрешетив осколками в фарш.

– Уходим, – скомандовал Грэм.

Дана легко поднялась с газона.

– Тебя зацепило, – сказала она, кивая на окровавленную рубашку.

– Знаю, – отозвался Нэйв.

Боли он пока не чувствовал, но это не означало, что повреждения незначительны: сейчас адреналин работал как обезболивающее.

– Скоро тут станет людно, – добавил он, прислушиваясь к завыванию сирен.

К перебитому патрулю спешила подмога.

– Дерьмо, – ругнулась Дана, доставая аптечку. – Дай осмотрю.

 

К счастью, раны капитана оказались неопасными: простреленная мякоть плеча да борозда на боку. Пройди пуля чуть левее – Грэму пробило бы лёгкое, а так он отделался подранной шкурой да треснутым ребром.

Синтеплотью рану заливал он уже на бегу.

– Давай через квартал удовольствий, – скомандовал Нэйв, вкалывая дозу стимуляторов и обезболивающего.

Без последнего пройти незамеченными среди толп эмпатов – провальная затея.

– Решил нагуляться перед смертью? – поинтересовалась Ракша, оглядываясь по сторонам.

– Не, – Грэм на секунду остановился.

Выглянув за угол, он быстро осмотрел улицу и, убедившись в отсутствии угроз, побежал к дому напротив.

– Помнишь, что было, когда один клоун бабу в комендатуру приволок? – на бегу объяснял он. – А теперь давай поделимся этим незабываемым опытом с корпоратовским отребьем.

– Ну, гоняться за нами станет как минимум неудобно, – мрачно пошутила Ракша.

Путь до квартала занял неожиданно много времени: то и дело приходилось искать обходные пути, чтобы разминуться с патрулём или очередным пикетом. К счастью, просторные домовладения идиллийцев с обилием зелёных насаждений и полным отсутствием заборов предоставляли широкий простор для подобных манёвров.

В обычные дни приближение к кварталу удовольствий чувствовалось издалека: туда стекались праздные горожане и туристы, полные желания «оторваться на всю катушку». Так же, как Идиллия казалась средоточием счастья и веселья среди прочих планет, квартал удовольствий концентрировал в себе максимум развлечений в любом идиллийском городе.

Но в эту ночь всё было иначе, и беглецы, крадущиеся сквозь праздную толпу под удивлёнными взглядами аборигенов, незаметно углубились в квартал удовольствий, сегодня размывший свои строгие границы. Участились эмпатические касания возбуждённых, полных желания идиллийцев, а вывески ресторанов и магазинчиков сменили голограммы ночных клубов «по интересам».

А интересы идиллийцев отличались редким разнообразием, чему немало способствовало разрешение использовать феромоны в пределах квартала удовольствий.

– Мы без дыхательных масок, – без особой нужды напомнила Ракша. – Нужно проскочить как можно быстрее.

Грэм молча кивнул, сверился с картой на одноразовом коммуникаторе, купленном в автомате у входа в квартал, и выбрал самый короткий маршрут. Этот район ему изучить так и не довелось.

Выходило, что квартал они пересекут где-то за полчаса.

Увы, на практике всё оказалось не так просто. Стоило неосмотрительно приблизиться к какому-либо зданию, как возникал немалый шанс получить эмпатический контакт вроде того, что недавно пережила вся комендатура. Это быстро научило беглецов держаться середины улицы, но Грэм чувствовал, как поддерживающая его рука девушки начинает обжигать даже сквозь одежду.

– Вот дерьмо, – хрипло прошипела Дана.

Из-за поворота появился десяток карателей в наглухо задраенной броне. Кто бы ни руководил облавой – своё дело он знал, грамотно перекрывая добыче пути к спасению. Каждого встречного корпораты заставляли снимать маски и без особой жалости крошили в бронированных пальцах столь мешавшие облаве предметы гардероба.

Настроенных на веселье идиллийцев это не особенно печалило, в отличие от беглецов. Не дожидаясь своей очереди, Грэм и Ракша свернули к ближайшему клубу под названием «Люкс».

Никакого привычного для Нового Плимута «фейсконтроля», вышибал и очереди желающих попасть внутрь. Грэм и Ракша просто оплатили вход с гостевых браслетов, и дверь клуба гостеприимно разъехались в стороны. Спускаясь навстречу музыке, контрразведчик гадал, отслеживают люди Шеридана платежи с этих браслетов или ещё не вспомнили о них?

Как бы то ни было в этом месте беглецы оставаться не планировали, а обыск в клубе, быть может, изрядно задержит преследователей. Осталось только побыстрее…

Мысли улетучились, едва они прошли до конца коридора и замерли у входа в просторный зал. Всё существо Грэма наполнилось удовольствием и желанием, жадной юной жаждой любви и неторопливой негой ценителя с опытом. Взгляд капитана будто затуманился и скользил, не вникая, по танцующим, ласкающим друг друга силуэтам, по просторным ложам со сплетёнными обнажёнными телами, по водной глади бассейна…

Грэм всё ещё помнил, кто он, с какой целью пришёл сюда, куда собирался уйти, но всё это вдруг сделалось не особенно важным и срочным. Он чувствовал средоточие самой жизни в этом странном месте. Испытывал неодолимое желание жить и любить, всем существом ощущал потребность прикоснуться к кому-то, впитать жар тела…

Пальцы Ракши сжались на его руке. Такие горячие, почти обжигающие. Девушка развернула Грэма, припечатала к стене и жадно поцеловала. Уже не особенно соображая, капитан прижал Дану к себе и попытался сообразить, хватит ли им терпения добраться до ближайшей ложи, или не заморачиваться и продолжить прямо тут?

Лязгнули об пол уроненные автоматы. Маски то и дело цеплялись друг о друга, и Грэм сорвал свою, швырнув её на пол. Ракша последовала его примеру. Отчётливо-синие даже в полумраке глаза дорсайки с вожделением смотрели на Нэйва, а дыхание сбилось и участилось, как и его собственное.

– Нужно уйти… – прохрипела она, прервав очередной поцелуй. – От входа.

Капитан восхитился способностью напарницы думать о безопасности даже в такой момент. Да, им стоит как можно скорее найти отдельную комнату или отгороженный от зала кабинет. Чтобы им никто не мешал…

Грэм ещё раз поцеловал Ракшу и подхватил на руки, намереваясь отнести в местечко потише, чтобы насладиться друг другом.

В раненое плечо и бок словно воткнули раскалённый штырь и провернули с бешеной скоростью.

Через миг капитан, казалось, смог разглядеть и изучить все прилегающие к Идиллии звёздные системы, причём без всякого телескопа. Проморгавшись, он обнаружил, что сидит на полу с Ракшей на коленях, а рубашка стремительно намокает кровью из разошедшейся раны. Ближайшие к ним идиллийцы стонали, но теперь уже от боли, и ошалело крутили головами, пытаясь понять, кто разрушил их локальный рай.

– Грёбаные туземцы, – прошипел Нэйв, сообразив, что произошло.

Боль помогла прочистить сознание. К тому же теперь эмпатические касания были отражением мучений Грэма, и взгляд Ракши тоже прояснился.

– Надо уходить, – облизав пересохшие губы, просипел капитан, нашаривая автомат.

Дёмина кивнула, сняла свой браслет гостя и зашвырнула в глубину зала, а затем повторила тоже с браслетом Нэйва.

– Расскажешь кому-то – убью, – пообещала она, не глядя на Грэма.

– В очередь, – с мрачным смешком ответил тот, вставая. – За Шериданом будешь…

Взгляд капитана зацепился за идиллийца, шедшего к ним со стороны барной стойки, которую Грэм заметил только сейчас. Что характерно, он был одет, в отличие от большинства посетителей клуба.

– Вам нужна помощь? – полувопросительно-полуутвердительно сказал он, подойдя.

Взгляд его задержался на оружии и следах крови на одежде беглецов.

– Где запасной выход? – спросил Грэм, зажимая рану на боку.

Кровило изрядно, пропитав рубашку и френч. Капитан мысленно отвесил себе подзатыльник: нужно было чуть тщательнее обработать рану, тогда синтеплоть не дала бы краям разойтись.

Запоздало сообразив, что такой вид вызывает вполне обоснованные подозрения, Нэйв продемонстрировал жетон и добавил:

– Я капитан Грэм Нэйв. Это лейтенант Дана Дёмина. Нам необходимо… – Нэйв осёкся, едва не ляпнув лишнего. Незачем давать зацепку преследователям. – Нам нужно выбраться из квартала, сэр.

– Я помогу, – идиллиец морщился от боли, которую причиняла рана Грэма. – Но вам нужна медицинская помощь. Я вызову службу спасения.

На любой другой планете такое желание помочь окровавленным вооружённым людям вызвало бы у Нэйва приступ паранойи, но на Идиллии, насколько успел понять капитан, это было нормой.

– Не в нашем случае, – Грэм выдохнул. – Все звонки в экстренные службы отслеживаются…

– У меня есть друг, парамедик, – подумав, сказал идиллиец. – Я могу попросить его приехать… в частном порядке.

– Вы рискуете, – честно предупредил Нэйв. – Нас преследуют люди, которые убьют вас, не задумываясь.

О том, что идиллийцу повезёт, если его просто пристрелят, капитан говорить не стал.

– Да и раны несерьёзные, – добавил он.

– По дороге побеседуете, – буркнула Ракша, подставляя Грэму плечо. – Скоро нам в голову долбанут уже феромоны, и проблем прибавится.

– Не думаю, что феромоны можно назвать проблемой, – возразил идиллиец и протянул руку, предлагая помочь Ракше с переноской оружия.

Ответом ему был холодный взгляд синих глаз.

– А вас, я смотрю, не берёт всё это, – подозрительно прищурилась Ракша, кивком обозначив нескончаемую оргию в клубе.

Автомат в её руке качнулся, нацелившись в живот аборигена.

– Это? – улыбнулся идиллиец, не обеспокоенный недоверием. – Отчего же? Я наслаждаюсь происходящим. Но я администратор клуба и каждый день блаженствую в компании наших гостей. Для меня жажда удовольствия не так болезненна, как для тех, кто ежедневно лишает себя радостей жизни.

Он окинул Дану взглядом и ухмыльнулся:

– Когда ваши неприятности разрешатся – вам стоит отдохнуть в «Люксе». Я лично прослежу, чтобы такая прекрасная дама не скучала.

Глаза Ракши сузились, а губы скривились в презрительной ухмылке, но всё нарастающее возбуждение подсказывало, что разбираться нужно где-то в другом месте, не столь насыщенном феромонами.

– Натрахался, значит… – резюмировала дорсайка.

– Можно и так сказать, – не стал спорить идиллиец. – Следуйте за мной.

Администратор клуба оставил попытки помочь с грузом и направился к служебному входу.

Беглецы двинулись за ним.

При виде эмпатов, которых боль Грэма вырвала из плена похоти, капитан испытал мстительное удовольствие. Соприкосновение миров – штука обоюдная и не всегда приятная. Но, говоря откровенно, Нэйв с удовольствием поменялся бы с ними местами.

Оказавшись на улице, Грэм поблагодарил идиллийца:

– Спасибо, сэр. Дальше мы сами.

Тот осуждающе покачал головой:

– Не знаю, что у вас происходит, но вам не стоит разгуливать по улице в таком состоянии. Вы напугаете горожан, причините им боль в праздничную ночь. Позвольте помочь вам.

Нэйв горько усмехнулся.

– Сэр, – он посмотрел в глаза идиллийцу. – Сейчас в городе начнётся такое, что поверьте: горожанам будет не до того, чтобы пугаться нас. Потому что им будет действительно страшно.

В голове закружилось, и капитан ухватился за плечо Ракши, чтобы не упасть.

– Если мы не поторопимся, – продолжил он, когда мир прекратил вращаться. – То…

Грэм замолчал, не зная, с чем сравнить то, что устроят «отдыхающие» штрафники, так, чтобы это было понятно идиллийцу.

– В общем, нам надо спешить, – завершил он.

– Тогда я точно должен вам помочь, – решительно заявил администратор. – Следуйте за мной.

– Сама не верю, что говорю это, – вздохнула Ракша, – но он прав. Нам нужна помощь местных. Ты и под обезболивающими производишь фурор среди аборигенов, а когда их действие прекратится… Далеко мы убежим в крови и с шарахающимися от нас прохожими?

Нэйв посмотрел на неё и кивнул:

– Звоните своему другу…

Глава 3

Планета Идиллия. Город Зелар

У китежцев есть пословица: «На ловца и зверь бежит». Её значение Нэйв понял, увидев прибывшего парамедика, друга спасшего их с Даной администратора.

Грэм едва сдержал возглас удивления, когда в павильон вошёл тот самый идиллиец, которого подстрелил «дезертир». В памяти моментально всплыли ярко-жёлтый седан у блокпоста и две показавшиеся знакомыми девушки. Детали головоломки в голове капитана защёлкали, складываясь. Этот идиллиец имеет отношение к Лорэй. Какое? Член группы или связной с местной сетью осведомителей?

– Как тесен мир! – отвратительно-жизнерадостно улыбнулся Азил, снимая с плеча сумку с медикаментами и оборудованием. – Господин капитан! Теперь моя очередь спасать вас?

Администратор клуба коротко махнул рукой на прощание и вышел, оставив беглецов с парамедиком.

– Совместим приятное с полезным, господин Азил, – вернул улыбку Нэйв, сжимая кулак и вытягивая указательный и средний пальцы: знак «враг, контролируй». – Мы как раз шли к вашему начальству. Вот там и спасёте.

Ракша по этому жесту ненавязчиво поправила лежащий на коленях автомат – так, чтобы дуло смотрело на «парамедика».

– Вам нужно к главе экстренной службы? – удивился идиллиец, выуживая из сумки автодоктор. – Это как-то связано со стрельбой в городе и взрывом на трассе? И почему вы не вызвали на помощь своих?

– Хватит ломать комедию, – оборвал его Нэйв. – Нам нужно по адресу: квартал Тортилья-Флэт, улица Джона Стейнбека, дом пять. И прежде чем играть театр одного актёра, подумай вот о чём: в город вошли больше тысячи ублюдков Консорциума. И все они жаждут оторваться на всю катушку. Так, как привыкли. Мы… – он кивком указал на Ракшу, – …единственные, кто это может остановить.

 

К некоторой растерянности Грэма парамедик улыбнулся ещё шире:

– Просто ночь совпадений. Вас там уже ждут. Без оружия.

Он выразительно посмотрел на мрачную Ракшу, положившую руку на автомат.

– Может, ещё и голышом? – недружелюбно поинтересовалась девушка.

– Это был бы приятный бонус, – не стал спорить Азил, – но, боюсь, ваша восхитительная нагота привлечёт ненужное внимание. А вы ведь не хотите этого, правда?

Он вновь широко улыбнулся, словно беседа доставляла идиллийцу немалое удовольствие.

– А может, я, не привлекая ненужного внимания, сверну тебе шею? – в тон поинтересовалась Ракша.

– Это было бы в высшей степени печально для нас всех, – развёл руками Азил. – Потому что, если вы покинете помещение без меня, мои напарники сообщат корпоратам, где вас искать.

Быстро взвесив все «за» и «против», Нэйв кивнул:

– Договорились.

Взяв автомат с прикреплёнными к ремню подсумками, капитан демонстративно отшвырнул его в сторону. Следом полетел пистолет.

Показав идиллийцу пустые ладони, Грэм повернулся к Дане:

– Других вариантов нет. Время уходит.

Скрипнув зубами, Ракша отбросила оружие в сторону.

Идиллиец белозубо улыбнулся:

– Не откажу себе в удовольствии обыскать вас…

Машиной, на которой приехал идиллиец, оказался маленький робот-фургон с логотипом местной сети винных магазинов. Беглецы и их сопровождающий втиснулись в грузовой отсек, и автомобиль бодро сорвался с места.

Окон в фургоне не было, но по частым поворотам и времени, что заняла дорога, Грэм догадался: движутся они окольными путями в объезд выставленных корпоратами пикетов.

Наконец машина остановилась. Идиллиец распахнул двери и уже привычно сверкнул улыбкой:

– Чувствуйте себя как дома, но не забывайте, что вы в гостях.

Грэм не забывал.

Каждую секунду, что они двигались к типичному идиллийскому особняку, капитан невольно ждал подвоха. Понимал, что большого смысла в этом нет, что он и так добровольно идёт в пасть тигру, но всё равно ждал. Дёмина шагала рядом, зло пиная попадавшиеся под ноги камешки. Вид у неё был крайне недружелюбный.

В уютной, ярко освещённой гостиной беглецов ожидали трое: та самая азиатка, что он видел в машине в компании Лорэй, и сами сёстры. Выглядели они так, будто собирались отправиться на праздничную вечеринку, да нежданные гости расстроили планы.

– Привет, котик, давно не виделись, – промурлыкала Свитари.

Её Грэм без труда опознал по кривой усмешке и глумливому взгляду.

– Соскучилась? – ухмыльнулся в ответ капитан, «прокачивая» ситуацию.

– Не особенно, – улыбка Ри стала шире. – Ты пачкаешь наш ковёр и портишь настроение моей сестре.

Она указала на капли крови, срывающиеся с пальцев Грэма.

– Сам не в восторге от этого, – признался Нэйв, с помощью Ракши опускаясь на диван.

Дана села рядом, одарив сестёр многообещающим взглядом забойщика скота. Нэйв чуть сжал её запястье, призывая к спокойствию, которого сам не испытывал. Ему не нравилось то, что он видел. Лорэй – сборщики информации. Азиатка – командир? Весьма вероятно. Идиллиец – медик, похоже, координатор с местной агентурной сетью. Где боевики? Ждут команды в соседней комнате, убыли на акцию или охраняют периметр?

Надо было ехать одному, а не тащить сюда Дану. Ему самому один чёрт крышка: не доминионцы прибьют, так свои рано или поздно доберутся, а вот ей впустую погибать незачем. Но… Надо было раньше об этом думать. А сейчас лучше сосредоточиться на том, чтобы выбраться из этой передряги живыми.

– Как-то вы хреново гостей принимаете, – сказал Нэйв.

Из него опять пёрла неуместная бравада, вызванная нервным напряжением.

– Ваш эскулап, – капитан ткнул пальцем в идиллийца, – говорил, что в гости зовёте, а я что-то не вижу ни накрытого стола, ни даже кофе. Тогда чего приглашали-то?

И упёрся взглядом в азиатку. Та молча кивнула идиллийцу, тот вновь снял с плеча медицинскую сумку и присел рядом с Грэмом, достал нож и без церемоний срезал с капитана испорченные френч и рубашку.

– О, бесплатное заголение! – делано обрадовалась Свитари, заработав очередной тяжёлый взгляд Ракши.

Эйнджела лишь укоризненно покачала головой и вышла из гостиной.

– Расскажите, что творится в городе, почему вы ранены и в бегах, и как вышли на нас, – попросила азиатка, задумчиво разглядывая беглецов.

– В городе звиздец… Шс-с-с-с! – идиллиец рывком содрал присохший к ране лоскут, и Грэм с шипением закусил губу.

Переждав, пока перед глазами перестанут плясать разноцветные круги, капитан отпустил руку Ракши, в которую непонятно когда успел вцепиться, перевёл дух и продолжил:

– И это только начало…

Он принялся излагать череду событий, произошедших за минувшие сутки, дополняя своими выводами.

Эйнджела вернулась с подносом со сладостями и местным соком, способствующим кроветворению. Грэм вспомнил, как таким поили раненых, потерявших много крови. Он благодарно улыбнулся, залпом осушил целый стакан и продолжил монолог.

Рассказывая о том, как вышел на самих доминионцев, Грэм как бы вскользь упомянул о странностях в поведении «дезертира» и по брошенному азиаткой на идиллийца взгляду понял, что был прав: вырезанный пост – их рук дело. Как именно доминионцы это провернули – сейчас уже дело десятое, есть проблемы куда важнее. Но факт: корпоратов вырезали они.

– Ну а когда я узнал Лорэй, всё окончательно стало ясно, – закончил Нэйв рассказ и потянулся налить себе ещё сока.

– Рукой не дёргай, – попросил идиллиец, доставая из сумки инъектор. – Рану нормально обрабатывать не учили?

– Времени не было, – огрызнулся Нэйв.

– Времени не было… – повторил идиллиец, вводя обезболивающее в раненую руку. – А синтеплотью залепить вместе с попавшим в дырку дерьмом – было. Терпи теперь.

И, отодрав нашлёпки синтеплоти, принялся прочищать капитану рану. Эйнджела едва заметно дёрнула щекой, а медик и глазом не моргнул, наводя Грэма на мысль, что перед ним не идиллиец, а просто перекрашенный под местного человек.

В гостиную вошли ещё двое, при виде которых Нэйв испытал смешанные чувства. С одной стороны облегчение: объявились боевики доминионцев. С другой – появление репликантов означало серьёзные проблемы для союзовцев. А в гостиную вошли именно два репликанта в полном боевом. Один замер у двери, а второй подошёл к Эйнджеле, встав за её креслом, словно охраняя.

Взгляд Ракши прикипел к ближайшему репликанту. Дорсайка чувствовала опасность, но при этом не могла скрыть любопытства. Казалось, дай ей волю, Дёмина разберёт по винтику и броню, и носивших её существ, выясняя, как те устроены. Грэм, успев изучить характер Даны, прекрасно понимал, что опасность она воспринимает как вызов. Не зря её прозвали «Ракшей» – в честь бесстрашной волчицы, персонажа книги земного писателя докосмической эпохи.

Нэйва же заинтересовало другое. Два репликанта. Интересно, это весь состав группы, или в Зеларе полное отделение в шесть ухорезов? Собственно, даже двух хватит за глаза, чтобы учинить массу неприятностей – достаточно вспомнить события трёхмесячной давности.

– Думаю, вы хотели встретиться не для того, чтобы произвести арест в столь плачевном состоянии, – озвучила очевидное азиатка. – Что вам нужно?

Нэйв, стараясь не обращать внимания на врача, ответил вопросом:

– Откуда вам известно про взрыв на трассе?

– Слухами земля полнится, – пожала плечами азиатка. – И вы не в том положении, чтобы задавать вопросы.

Стоящий у двери репликант красноречиво похлопал по автомату, давая понять, кто тут главный.

– В том, – уверил её Грэм. – Я регулярно отправляю сообщения на комм, спрятанный в городе. Гражданский, задолбаетесь искать. Не будет сообщений – с него пойдёт информация о вашей развесёлой компании дежурному в комендатуру. Сообщения каждый раз новые, повтор не поможет.

И вперился взглядом в глаза доминионки, отслеживая её реакцию. Напряжётся, почувствовав угрозу, – значит, точно не с Шериданом. Глава группы вопросительно посмотрела на Эйнджелу, но та лишь неуверенно пожала плечами:

– Не думаю, что он лжёт. Капитан вряд ли направился бы к нам без подобного козыря.

Азиатка вздохнула и вновь перевела взгляд на Нэйва и Ракшу.

– Так чем мы можем помочь друг другу? Со своей стороны, могу предложить работу на Доминион и защиту.

Услышав это, Ракша презрительно сплюнула на пол, не пожалев столь любимого Свитари ковра.

– И от селёдки ухо, – дополнил Грэм подхваченной у дорсайцев поговоркой. – У меня встречное предложение: по завершении сотрудничества вы отправляетесь на офицерскую гауптвахту в комендатуру, где мирно скучаете до конца боевых действий. Побеждаем мы – поговорим о дальнейших перспективах. Одерживают верх ваши – что ж, вам повезло.

2Пикет – в данном случае небольшой сторожевой отряд или временный пост.