Ламенто

Tekst
194
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Ламенто
Ламенто
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 24,67  19,74 
Ламенто
Audio
Ламенто
Audiobook
Czyta Татьяна Гладкова
13,16 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Да, – прищурившись, жестко ухмыльнулся Миронов. – Например, перезвонить экс-жениху.

– Он тут ни при чем, – отрицательно качнув головой, ответила Лера. – Нелидов всем названивает, когда напьется. Такой у него бзик. Мне действительно нужно выдохнуть, Макс.

– Отлично. Скатертью дорога, – с непроницаемым выражением лица кивнул Миронов.

– Где ванна?

– Справа по коридору.

***

Итак, Лера пыталась подвести итоги своих потерь. Самая серьёзная – она поругалась с Максом. Такси он так и не дал ей вызвать. Отвез сам, но на протяжении всей дороги не сказал ни слова. И распрощались они так же – молча. Гордость не позволила признать свою ошибку и сделать первый шаг сразу же. Виновата была сама, не рассчитала норму алкоголя, а свалила все на него, да еще и Нелидов со своей любовью не вовремя о ней вспомнил. Глупо вышло.

Из ресторана ее все-таки уволили, но выплатили выходное пособие как положено и в полном объеме. Не обманули. И даже штраф за прогул не выписали. И на том спасибо. Лера позвонила Элине Виноградовой насчет работы в боулинге, и подруги встретились в кафе, недалеко от дома нового любовника Элины. Виноградова заметно преобразилась, перекрасилась в блондинку, похудела, обрела самоуверенность, которой ей так не хватало в подростковом возрасте, когда ее дразнили «шпалой» из-за высокого роста. Сейчас бы и в голову никому не пришло подобное сравнение, глядя на красивую стройную голубоглазую блондинку в кремовом стильном платье и сумочкой от известного кутюрье, которую она всячески пыталась продемонстрировать подруге. Успокоилась только тогда, когда Лера отвесила пару комплиментов и в сторону сумки и самой Элины.

Валерия битый час слушала, как Лине повезло, что она «отхватила» себе пластического хирурга в клинике, где работала администратором на ресепшне. Только потом уже речь пошла о деле. Лера объяснила, что приступить сможет только с июля, когда вернётся из отпуска и отыграет дипломный спектакль. Лина заверила подругу, что придержит место для нее столько, сколько нужно будет. И потом разговор снова вернулся к пластическому хирургу. Лере пришлось втихаря послать смс Марине SОS и адрес, по которому нужна скорая помощь. Этот тайный знак подруги никогда не игнорировали. Лера отлично знала, как Элинка не выносит Марину, и вряд ли надолго задержится после ее появления.

В принципе, так и случилось, но Марине пришлось вытерпеть пять минут хвастовства лопающейся от самовольства Элины.

– Ты заметила, она губы накачала, или у нее с лицом что-то не так? – спросила Марина, когда Виноградова покинула их ряды. Валерия рассеянно пожала плечами, помешивая соломинкой молочный коктейль, который заказала, а теперь не знала, как заставить себя выпить. После бурной пьяной ночи молочное совсем не лезло.

– Ты чего смурная такая? – спросила Марина, внимательно присматриваясь к подруге.

– Меня уволили. С Максом поругалась. И устала страшно. А домой совсем не хочу, – призналась Лера. – В деревню к бабуле, что ли, махнуть?

– Такую работу ты всегда найдешь, – легкомысленно махнула рукой Марина. – Дело поправимое. А что с Максимом?

– Ничего, – махнула рукой Лера. – Сама виновата. Наехала на него. Еще и сказала, что нам пауза нужна.

– Ну ты, мать, даешь.

– Лучше не говори, Марин. Самой звонить – глупо как-то. На душе тошно.

– Сегодня не звони. Сказала пауза – значит, будет пауза. Ты же сроки не озвучила. Вот завтра и позвонишь. Давай тут сопли не размазывай. Иди домой и отоспись. А то смотреть страшно. Ты бухала, что ли, всю ночь?

– Немного выпила, – поморщившись, поправила Лера. – Ты права. Пойду домой. Отлежусь.

– Ты про отпуск не забыла? Наши уже чемоданы собирают.

– Помню. У меня давно собран, – натянуто улыбнулась Лера, зевая и прикрывая рот рукой. – Блин, кто бы отвез. Сил нет даже такси вызвать.

– Сиди уже. Я сама вызову.

***

Максим, чтобы не свихнуться от раздирающего его гнева, решил отправиться с рейдом по своим клубам. Устроил, так сказать, внеурочную проверку. Досталось всем: и администраторам, и обслуживающему персоналу. Придирался ко всем мелочам, на которые в спокойном состоянии даже не обратил бы внимания. Выписал дюжину штрафов, отвел душу, но легче не стало. Из головы не шли слова Леры о том, что им нужно отдохнуть друг от друга, сделать паузу, если дословно.

Он был категорически не согласен. Ему пауза совершенно не нужна. Он нуждался в присутствии Валерии каждую минуту своей жизни. Сам не понял, когда это произошло, но менять что-либо было уже поздно. Последние две недели были для него как безумное наваждение, он думать ни о чем толком не мог, кроме белокурой красавицы, которая всю душу из него вынула, не прикладывая никаких особых усилий. Нужна, и все. И без всяких романтичных бредней о любви с первого взгляда, громких фраз и заявлений. Просто нужна.

Нужна так, что сердце замирает от одной мысли, что она может не чувствовать того же. Или что в ее жизни есть кто-то еще, кроме него. Миронова сжигала ревность. Чувство новое. Разрушительное, необъяснимое. Причем ревновал он ее не только к кретину Леше Нелидову, рассылающему стихи по ночам, но и к коллегам, подругам, просто знакомым, даже к родственникам. И это становилось уже чёртовой проблемой. Но как ее решить, Миронов пока не придумал.

Когда он выходил из очередного игрового клуба, где свирепствовал почти час, доведя до слез смазливую шатенку Ларису, которая уже год работала администратором и до сих пор не имела ни одного нарушения, ему позвонил Вадик Казанцев. Макс хотел сбросить вызов. Но в последний момент передумал.

– Да, говори быстрее. Я в машину сажусь, – рявкнул он в трубку вместо приветствия. Вадик на пару секунд опешил, но быстро нашелся с ответом.

– Тормози, брат. Что за муха тебя укусила сегодня? Тебе чего не отдыхается в субботу?

– Кто-то, бл*дь, должен работать в нашей фирме, или как?

– Меня уже одолели звонками. Плачут и жалуются. Ты хочешь, чтобы весь персонал разбежался?

– Да куда они нахер денутся? Кто им еще столько заплатит? Незаменимых людей нет.

– Остынь, Макс. Это у тебя с похмелья так крышу сносит? Тебе нельзя пить.

– Отвали. Только твоих нотаций мне не хватает.

–Давай ты расслабишься, встретишься со своей девочкой и сразу подобреешь.

Стиснув челюсти, Макс сжал телефон так, что тот протестующе заскрипел.

– Или вы поссорились? – догадался Вадим. – Тебя из-за этого так накрыло? Макс, это просто баба. Расслабься. Вот уж кто никуда не денется.

– Рот закрой. Сам ты баба. Видел я, как ты вчера на нее слюни пускал.

– У тебя совсем крыша поехала, Миронов? – раздражаясь, спросил Вадим. – Решай свои проблемы, не трогая других. Окей?

– Да иди ты, умник, – Макс нажал отбой и бросил мобильный в карман пиджака. Вырядился еще как пижон, бл*дь. Миронов терпеть не мог официальный стиль, но иногда работа обязывала выглядеть представительно.

Сев в машину, Максим пятнадцать минут курил, глядя на мелькающих мимо прохожих. В голове пустота, во рту пересохло, на душе – дерьмовее некуда. Провести в таком состоянии еще хотя бы несколько часов было выше его сил. Бросив пятый окурок в окно и промахнувшись мимо урны, Макс резко рванул с места, поднимая в воздух облако пыли.

Адрес Леры он знал наизусть. Был на месте уже через час. По дороге заехал в ювелирный и купил ей серёжки и браслет с некрупными бриллиантами. И не потому, что денег зажал. А знал, что слишком дорогой подарок Лера не возьмет, еще и обидится, решив, что он ее подкупить решил. Убрал футляр в карман, и, поставив Лексус на сигнализацию, взлетел по лестнице на пятый этаж. Пальцы нервно дрожали, когда он несколько раз настойчиво нажал на звонок у двери.

Дверь открыл, по всей видимости, ее брат. Помятый, небритый, в линялой футболке и вытянутых домашних штанах. Тот еще субъект. Макс сразу почувствовал исходящее от него раздражение. Конечно, оторвали от просмотра телевизора и продавливания дивана.

– Ты кто? – окинув Максима мутноватым взглядом с головы до ног и скрестив руки на груди, спросил парень. Он явно успел выпить пива и наверняка чувствовал себя героем диванных баталий. Как Лера вообще живет под одной крышей с таким дегенератом?

– Я к Лере, – холодно ответил Миронов, пытаясь войти в квартиру, но … Игорь преградил ему путь.

– Ты кто, я спросил, – повторил он, глядя на гостя исподлобья.

Макс ухмыльнулся, прислонившись плечом к косяку.

– А ты кто?

– А я ее брат. И если тебе нужно к Лере, то ты должен представиться и поздороваться. Или у вас это не принято?

– Кому должен? – приподняв брови, небрежно спросил Макс. – И у кого это «у нас»?

– Ты хамить вздумал? Вали тогда отсюда.

– Я не понял, ты тут хозяин квартиры или глава семейства? Или Лере шестнадцать и ей нужны защитники?

– Слушай, че те надо, а? – не на шутку завелся Игорь.

– Я пришёл не к тебе. Так что, отойди в сторону и дай пройти.

– Ты совсем охеревший, я посмотрю, – побагровев от гнева, замычал Игорь. В этот момент из-за его спины появилась заспанная Лера в пижаме с ромашками. Чертовски очаровательной пижаме с ромашками. Макс облегченно выдохнул. Их взгляды встретились над плечом изрыгающего гнев и пламя Игоря.

– Я за тобой. Собирайся, – произнес Максим. Потом перевёл мгновенно поледеневший взгляд на ее брата. – Подожду внизу. А то тут хозяин против.

***

Лера, не помня себя от радости, что ей не пришлось звонить самой, помчалась в свою комнату переодеваться. Но Игорь вломился следом, напряженно наблюдая за светящейся сестрой.

– Что за имбицил? – сурово спросил он, вызвав у Леры ироничную улыбку.

– Перестань. Максим пришел ко мне. Тебе надо было просто его впустить. А ты устроил разборки на пустом месте.

– Я устроил? – заорал возмущенный до глубины души Игорь.

– Не кричи на меня, – жёстко отозвалась Лера, осадив его ледяным взглядом.

– Я не кричу.

 

– На первом этаже слышат, как ты не кричишь.

– Ты слышала, как он разговаривал? Самодовольный урод. Он меня провоцировал.

– Игорь, – миролюбиво произнесла Лера. – Успокойся. Это недоразумение. Максим мой парень и имеет полное право приходить ко мне тогда, когда пожелает.

– Ты сейчас серьезно?

– Абсолютно.

– То есть, мы должны молча терпеть этого говнюка.

– Нет. Не должны. Потому что приходить он будет ко мне, а не к вам.

– Может, ты его еще жить сюда приведешь? – скривив губы в усмешке, спросил Игорь.

– Может быть, а почему нет? Ты же привел Юлю. Чем я хуже? Комната у меня есть, – парировала Лера, вскинув брови.

– Все, с меня хватит. Я сейчас же позвоню матери и расскажу ей, что ты опять нашла очередного дебила, который ломился в нашу квартиру, словно он тут прописан, – опустился до бабских угроз Игорь.

– Звони, кому хочешь, – устало проговорила Лера, открывая шкаф с одеждой и пробегая взглядом по немногочисленным вешалкам. – Только мама в огороде сейчас. И вряд ли услышит. И выйди, пожалуйста, из моей комнаты.

– Когда ты успела стать такой сукой, Лер?

– Ты все проспал, Игорь. Я всегда была такой, – пожала плечами девушка.

Через пятнадцать минут в красивом шёлковом алом платье с расклешенным подолом и на умопомрачительно-высоких шпильках Лера выпорхнула из подъезда. Макс стоял, опираясь спиной на черную иномарку и курил, внимательно наблюдая за ее приближением. Она не успела даже слова сказать, как он схватил ее за талию, развернул и прижал к нагревшейся на солнце дверце Лексуса, жадно впившись в ее губы. Его ладони скользнули вниз, сжимая задницу через тонкое платье и прижимая к возбуждённому паху. Лера испуганно распахнула глаза, скосив взгляд в сторону лавочки, где уже охали дворовые старушки.

– Насладилась паузой? – тяжело дыша и глядя ей в глаза неистовым взглядом, спросил Макс. Она коротко кивнула, и, протянув руку, погладила его по щеке.

– Извини меня, – прошептала она тихо.

– Никогда не делай так больше.

– Не буду, – пообещала она, снова совершенно забыв о близящемся отпуске. Когда Макс был рядом, она теряла голову, не могла собраться с мыслями, и получалась… черте что получалось.

Он отвез ее в отель, где они уже не раз снимали номер, изменив привычной программе с предварительными прогулками. Когда Лера попыталась возразить, напомнил ей, что она хотела выспаться. Крыть было нечем. Красивое платье осталось не выгулянным. К тому же, Максим заставил ее раздеться, лечь в постель… и спать. Да, именно спать. Он не притронулся к ней ни вечером, ни ночью. А просто лежал рядом и тоже спал. Это было его наказание за ее своевольное поведение и попытку управлять им.

Проснувшись в воскресение утром, Лера обнаружила в ушах новые золотые сережки с камушками, похожими на бриллианты, а на запястье браслет. Макс был в ванной, и у нее было время полюбоваться на подарок.

Он вышел из душа абсолютно обнаженный и обнаружил Леру за разглядыванием драгоценностей перед большим зеркалом напротив кровати. Макс встал рядом, убирая с правого плеча девушки светлые локоны и касаясь пальцами длинных сережек. Его взгляд при этом не отрывался от ее смутившегося лица в отражении.

– Нравится? – тихо просил он. Лера робко кивнула.

– Будешь хорошей девочкой, я тебе весь мир подарю, – пообещал он. Фраза прозвучала мощно и впечатляюще. Однако Лера уловила в ней скрытую угрозу, но спросить не решилась. «А что будет, если… если я не буду хорошей девочкой?»

– Я завтрак заказал. Принесут через час прямо в номер, – проговорил Максим, обнимая ее за талию и привлекая к мокрому после душа телу. Лера затрепетала, спиной почувствовав его напряженные мышцы.

– Почему через час? Я страшно голодная, – пробормотала девушка. Большая ладонь Максима с длинными пальцами скользнула вниз к ее животу и сжала промежность.

– На этот час у меня другие планы. Ты забудешь о голоде. Я обещаю.

И, конечно же, он сдержал слово. Лера забыла и об урчащем желудке, и о времени, и о тревогах, которые время от времени омрачали ее счастье.

Они помирились. И это самое главное.

***

Но идиллия длилась недолго. И новый конфликт не заставил себя ждать ждать. Целую неделю Лера порхала, как на крыльях. Так огорчившее ее поначалу увольнение из ресторана оказалось подарком судьбы. Она сэкономила массу времени. В театре девушка была занята не так часто, как хотелось бы. Спектаклей, где она участвовала, было… был всего один. Валерия играла девушку из хора. Стояла на заднем фоне и открывала рот. Потрясающая роль, требующая огромного таланта и изнуряющих репетиций. Это сарказм. А если серьезно, то Лера не жаловалась, не роптала. Всем приходилось с чего-то начинать. Вот и она во всем искала свои плюсы. Теперь у нее высвободилось много времени для Максима. Лера пару раз даже приходила к нему в офис, где они с Вадимом делили один кабинет на двоих. Казанцев всегда встречал ее с широкой улыбкой, сыпал шутками, заставляя хохотать до слез, но Максим, мягко говоря, был не восторге от того, что его друг так откровенно симпатизирует Лере. Но молчал…. Она сама чувствовала, что он раздражается, если они оказываются втроем в одном помещении.

Но конфликт случился вовсе не по этому поводу.

Макс и Лера прогуливались на набережной Фонтанки, держась за руки и болтая обо всем на свете, когда он вдруг сообщил, что в середине следующей недели ему нужно срочно выехать по делам в Москву и предложил поехать с ним.

– Ты, вроде, что-то говорила, что у тебя скоро отпуск. Я подумал, что мы могли бы совместить приятное с полезным. Отправил бы днем тебя на экскурсии с лучшим гидом, а вечером бы выгуливал сам.

– А насколько ты едешь? – озадаченно спросила Лера.

– На пару недель. Вадик займется делами здесь. Я там, – пояснил Макс, останавливаясь и опираясь локтем на ограждение. – Давай, решайся. Не смогу без тебя две недели продержаться.

Лера смущенно отвела взгляд в сторону, убрала за ухо выбившуюся прядь. Она не спешила отвечать и не заметила, как потемнел взгляд Макса, обращенный на нее.

– У тебя другие планы на отпуск? – нарочито небрежным тоном спросил он. Лера подняла на него неуверенный взгляд.

– Вообще-то да, – тихо проговорила Лера, запахивая на груди кожаный пиджак. В первую неделю июня погода не баловала Питер, что было неудивительно для переменчивого климата города на Неве.

– И какие же? – сухо поинтересовался Миронов.

– Мы с девочками из труппы давно уже договорились, что поедем в Турцию. И путевки уже куплены, – ответила Лера.

– А мне об этом ты только сейчас говоришь? – ледяной взгляд обжег ее сильнее, чем пронизывающий прохладный ветер с реки.

– Макс, я…. У меня из головы совершенно вылетело. Я собиралась сказать, но…

– И когда вылет? – резко оборвал девушку Миронов, прищурив глаза.

– Через восемь дней.

– То есть, мне ты собиралась сказать за день до вылета?

– Нет…. Просто я закрутилась и…

– Закрутилась? Ты видишь меня каждый день. Мы спим вместе уже три недели, и ты хочешь, чтобы я поверил, будто у тебя не нашлось времени сообщить о том, что ты уезжаешь неизвестно с кем в Турцию?

– Послушай, мы договорились о поездке задолго до того, как я с тобой познакомилась. Все было решено, и я просто забыла. Так бывает.

– Да, Лера. Так бывает… – яростно сверкнув глазами, ухмыльнулся Макс, – когда тебе совершенно наплевать на мнение мужчины, с которым у тебя отношения.

– Мне не плевать, – отчаянно возразила Валерия, хватая Максима за руки. – Пожалуйста, не злись. Это всего лишь отпуск с подругами.

Макс решительно отстранил ее от себя, продолжая сверлить Леру своим пугающим взглядом, от которого у нее мурашки бежали по коже.

– И надолго? – отстранённым голосом спросил он, поправив волосы. Лера отвела взгляд в сторону, чувствуя себя вруньей и предательницей. Но ведь это было не так! Но как объяснить Максу, чтобы он понял?

– На месяц, – ответила она убитым тоном.

– Великолепно, – выдохнул Миронов и, отвернувшись, уставился на плывущий по реке прогулочный катер, с которого раздавались музыка и смех. Лера подавленно замолчала, вставая рядом, понятия не имея, что сказать, чтобы разбить стену холодного отчуждения, возникшую между ними.

– Я не могу отказаться, Максим, – проговорила она тихо. – Я так ждала этот отпуск. Год был непростым для меня. Я много работала, зверски устала. Я заслужила несколько недель отдыха на море.

– Ты можешь отказаться, – категорично заявил Миронов. И это было не предложение, не вопрос, а требование или ультиматум. – Я оплачу понесенные тобой расходы на путевку. Друзья переживут твое отсутствие. Мы поедем вместе, когда появится такая возможность.

– Отпуск у меня один раз в год, – произнесла Лера, кусая губы от досады.

– Значит, возьмешь дни за свой счет или уволишься на хрен из театра, раз тебе там не дают нормальных ролей. Устрою тебя к себе. Не придется пахать на двух работах. Или можешь не работать совсем. Я смогу о тебе позаботиться.

Лера потеряла дар речи, потрясённо глядя на напряженный суровый профиль Максима. Он сейчас серьезно говорит? Или абсурдное предложение продиктовано злостью?

– Театр – моя жизнь, Макс. Я никогда его не брошу. А девочки из труппы, они… они, как семья.

– А я? Кто я, Лера? – повернувшись, он требовательно посмотрел ей в глаза, до ломоты в костяшках сжимая поручень ограждения. Показная сдержанность стоила ему огромных усилий. Миронов был на грани и пытался контролировать себя. Со скрипом, но пока получалось.

– Ты мне очень дорог. Я с ума по тебе схожу, – убирая упавший на глаза локон, произнесла Лера.

– Видимо, это недостаточно, чтобы выбрать меня, да? – холодно спросил он.

– Почему ты просишь меня делать такой выбор? Это нечестно. Мы же едем не курортные романы заводить, а просто загорать и купаться.

– В Турции? – едко ухмыльнулся Миронов. – Не смеши меня, Лер. Я не идиот. Я знаю, зачем едут молодые и одинокие девушки в Турцию.

– И зачем же?

– Секс-тур, слышала о таком?

– Нет. Видимо, у нас с тобой разные представления об отдыхе, – разозлилась Лера, оскорблённая его словами. – Или ты ездил по другой программе.

– Нет доступнее девушки, чем пьяная девушка на отдыхе в Турции.

– Значит, такого ты обо мне мнения? – вздернув подбородок, разочарованно спросила Лера.

– Я же не смогу проверить, что ты там делала, не так ли?

– А ты и не должен ничего проверять, – с горечью произнесла Лера. – Ты просто должен доверять мне. И все.

– Как доверять человеку, который ставит меня в известность, что сваливает с толпой других молодых актрис на целый месяц в страну, где полно соблазнов?

– Если бы я сказала тебе в день нашего знакомства об этом чертовом отпуске, это что-то бы изменило? – с вызовом спросила Валерия. Макс сунул руки в карманы джинсов, глядя на нее исподлобья.

– Нет. Я был бы против в любом случае. Вот тебе мое мнение. Я не хочу, чтобы ты ехала, – отчеканил он.

– А если я поеду? – Лера вопросительно посмотрела в непроницаемые зеленые глаза Миронова.

– Значит, нам не по пути, – безжалостно произнес он.

– Макс, но это же глупо. Я не могу находиться рядом с тобой двадцать четыре часа в сутки и выполнять все, что тебе взбредет в голову! У меня есть своя жизнь. Друзья. У меня есть свое мнение, черт возьми.

– Свое мнение я тебе уже сказал, и менять его я не намерен и повторяться тоже, – неколебимо отчеканил Максим.

Лера вздрогнула, как от удара. Это по-настоящему больно и обидно. Она не заслужила такого отношения. Всего лишь отпуск. Долбаный отпуск. Но отменять поездку девушка не собиралась. Если она позволит ему диктовать ей условия в самом начале отношений, то что будет потом?

– Это твое окончательно решение? – шмыгнув носом, спросила Лера.

– Да. И я могу адресовать тебе тот же вопрос, – он выжидающе уставился на нее, заставляя испытывать в этот момент все муки ада. Но Лера напрасно думала, что страдает только она одна. Максима тоже разрывали многочисленные противоречия. Но он был твердо уверен только в одном, если Лера уедет, то значит, их отношения для нее пустое место, как и его слово.

– Я не отменю поездку, Максим, – ответила она, и по блеску ее глаз, он понял, что Лера не передумает. Сделав резкий выпад вперед, он схватил ее за полы куртки, яростно глядя в глаза и напугав до смерти своим гневным порывом. Она застыла, парализованная безумным блеском в глубине глаз Миронова. Сердце быстро заколотилось в груди, как испуганная птичка в клетке. Стиснув челюсти, Макс оттолкнул ее в сторону. Или, скорее, отшвырнул. Она видела, как гуляют желваки на его скулах, как напряжены мышцы на шее и руках. Господи, она никогда его таким не видела.

– Ну и черт с тобой. Удачно порезвиться, – ухмыльнувшись, бросил он, и развернувшись к ней спиной, стремительно пошел прочь, бросив одну на пустынном тротуаре.

 

Лера ошарашенно смотрела ему вслед, пока он не скрылся из виду. И потом еще несколько минут стояла, дрожа от холода и боли, сковавшей грудную клетку. Она до последнего верила, что Макс не может вот так просто уйти. Что он вернется, скажет, что погорячился, и они поедут в отель, где все мелкие неурядицы и ссоры покажутся сущим пустяком.

Но чуда не случилось. Макс не вернулся. Лера напрасно прождала его до тех пор, пока не начали стучать зубы от холода. Молчаливые слезы стекали по щекам, и она смахивала их озябшими пальцами.

– Ну и черт с тобой, – с отчаянной яростью бросила девушка в пустоту, повторив слова, которые сказал ей Миронов на прощание.

Не видя ничего перед собой сквозь пелену слез, Лера добрела до ближайшего перехода и вызвала себе такси.

И каждый оставшийся день до отъезда девушка, несмотря на все доводы рассудка, она продолжала ждать его звонка. Выходя из подъезда дома, из театра, или возвращаясь домой, Лера напрасно искала среди припаркованных автомобилей Лексус Максима. Напрасно вздрагивала каждый раз, когда звонил телефон, напрасно бежала открывать, когда звонил дверной звонок.

Он не приехал и не позвонил.

Ровно через восемь дней Валерия вылетела в Турцию с Мариной и еще тремя девушками из театральной труппы. Она так надеялась, что Макс одумается и придет ее провожать. Плюнув на гордость, Лера даже отправила ему в смс-сообщении время вылета и откуда будет осуществляться посадка. Но он ничего не ответил и не приехал. Ее сердце было разбито, и глядя в иллюминатор, она уже жалела о том, что не поддалась уговорам Максима и не отказалась от поездки. Но потом вспомнила, в каком отчаяние провела последнюю неделю, и поняла, что все сделала правильно. Она не может доверить управление своей жизнью мужчине, с которым знакома всего месяц.