Ламенто

Tekst
193
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Ламенто
Ламенто
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 25,36  20,29 
Ламенто
Audio
Ламенто
Audiobook
Czyta Татьяна Гладкова
13,53 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– А подруга?

Валерия нахмурилась, поняв вопрос Максима иначе, что вызвало у него довольную улыбку. Ревнивая девочка.

– Интересуешься Мариной?

– Вадик мечтал познакомиться с актрисой или художницей. Хочу понять, насколько ему повезло сегодня, – сдержанно пояснил Миронов.

– Сильно повезло. Мы работаем вместе. И Марина замечательная девушка.

– Я заметил, – туманно отозвался Максим. – Не хочешь пройтись? Мы, кстати, в двух шагах от набережной.

Валерия выглянула в окно.

– И точно. А пошли! – махнула она рукой и с легкостью выпорхнула из автомобиля.

– Подожди, ты куда понеслась, – Макс поставил Лексус на сигналку и поспешил за стремительно удаляющейся девушкой. Ветер с Невы раздувал ее волосы, которые в свете фигурных фонарей на металлических столбах казались серебряными, а она сама нереальным миражом, проскользнувшим сюда из другой реальности, чтобы свести его с ума.

– Знаешь, я так давно живу в Питере, что забываю, как тут красиво, – выдохнула Лера, повернувшись к нему лицом. Теплый свет падал на ее лицо, подсвечивая нежную кожу. Она смотрела на него выразительными глубокими, как бездна, глазами и улыбалась. Макс остановился, скользнув взглядом по раскинувшимся вдоль набережной дворцам, ослепляющим своим величием.

– Если бы не климат, я бы сказала, что Питер – лучший город на земле, – глубоко вдохнув свежий воздух и, обхватив себя руками, мечтательно произнесла девушка.

– Так и есть, – подтвердил Макс. – Мы просто привыкли к тому, что живем в памятнике архитектуры. Не замечаем красот, на которые толпами приезжают смотреть туристы.

– Сегодня тихо, – оглядевшись по сторонам, отметила Лера. И правда, на набережной было достаточно пустынно.

– Позднее время и будний день, – нашел логичное объяснение Максим. – Ты не замерзнешь?

– Нет. Пока нет, не замерзну, – она задорно улыбнулась и махнула рукой в сторону Фонтанки. – Давай, до моста и обратно.

– Слово женщины – закон, – согласно кивнул Миронов, протягивая ей руку. – Пошли?

Она одарила его задумчивым взглядом и нерешительно взяла за руку. Макс мягко сжал ее ледяную ладошку, сделав шаг навстречу. Она обманула, сказав, что не замёрзла, но он даже не замечал порывов прохладного ветра. Глядя друг другу в глаза и переплетая пальцы, они оба замерли от нахлынувшего незнакомого чувства, кожу покалывало в местах соприкосновения, пульс зашкаливал, отдаваясь болезненной дробью в груди. Макс сильнее сжал ее пальцы, и на смену прохладе пришёл обжигающий жар, омывающий теплой волной, проникающий под холодные слои одежды. Лера смущенно попятилась назад, пока не уперлась спиной в ограждение из морского камня. Нервно рассмеялась, отводя взгляд в сторону и убирая с лица прилипшие к губам светлые пряди.

– Почему ты смеешься? – его взгляд стал серьезным, бездонным, как омут с чертями, голос приобрёл чувственную хрипотцу. Лера замерла, застыла, испытывая противоречивые двойственные чувства. Бежать, бежать со всех ног от этого соблазнительного незнакомца… или остаться и попробовать на вкус эти новые яркие эмоции, всколыхнувшие девичье сердце, заставившие забыть напрочь о том, что тревожило ее еще два часа назад.

– Не знаю, – тряхнула она головой, растерянно хлопая длинными ресницами. Отпустив ее руку, Макс приблизился вплотную и, обхватив бледное лицо ладонями, обжег холодные губы поцелуем. Не нежным и трепетным, как пишут в романах. А горячим, настойчивым, требовательным, сокрушающим. Голова кружилась, ноги подкашивалась, тягучее желание разливалось по венам, вызывая дрожь по всему телу. Он целовал ее так, как никто и никогда не делал этого раньше, не оставляя ни одного шанса на сопротивление и вынуждая только к одному – полной капитуляции. Издав почти отчаянный всхлип, девушка приоткрыла губы, позволяя сделать поцелуй еще глубже, еще ярче и чувственней. Хрипло застонав, Макс прижал Леру к ограждению, согревая своим сильным крепким телом. Вся ее кожа покрылась мурашками от переизбытка чувств, предательские эндорфины попали в кровь, отключая защитные инстинкты, вырубая напрочь здравый смысл.

«Что я делаю? Я совсем его не знаю», – пронеслась в голове спасительная мысль, и она неуверенно уперлась ладонями в каменную грудь, разрывая поцелуй и облизывая влажные губы. Его вкус чувствовался остро, пряно, действовал как афродизиак, взывая к ее женскому началу, пробуждая чувственность и желание позволить ему больше. Все, все, что угодно. Это было похоже на безумие, наваждение, на сон. И стало только хуже, когда она взглянула в потемневшие глаза, в глубине которых горело горячее желание. Расширившиеся зрачки и тяжелое дыхание выдавали с головой мужское возбуждение, и она сама дышала так, словно только что пробежала стометровку и едва держалась на ногах.

– Что не так? – охрипшим голосом спросил Максим, лаская пальцами ее щеки и скулы.

– Мы знакомы два часа, – ответила девушка тихо.

– Ну и что это меняет? – сосредоточенно разглядывая ее раскрасневшееся лицо, спросил он и наклонился, чтобы поцеловать снова, но Лера уклонилась.

– Ты занята? Замужем? – нахмурившись, спросил Максим, продолжая удерживать ее лицо в своих ладонях.

– Нет… – качнула головой Лера, и морщинка между его бровей разгладилась.

– Тогда в чем проблема? – он требовал конкретики. Макс не из тех, кто предполагает, строит догадки. Ему необходимо знать наверняка.

– Я так не могу, – тихо произнесла она, глядя в пылающие желанием мужские глаза. Максим немного отстранился и снова взяв ее за руку, поднял вверх тонкое запястье. В свете фонарей мелькнуло кольцо из белого золота с драгоценными камнями.

– Дело в этом? – почти сурово спросил он, и Лера опешила от его требовательного тона. Словно он имел право задавать ей подобные вопросы…. Но, чёрт возьми, ей была приятна его ревность, и эти собственнические нотки в интонации голоса, и голодный взгляд жаждущего ее мужчины.

– Нет. Точнее, да… – пролепетала девушка. – В общем, жених был, но все кончено.

– Давно? – холодный резкий вопрос, заставивший ее вздрогнуть.

– Сегодня, – ответила Лера, хотя знала, что совершенно не обязана этого делать, но он словно загипнотизировал ее, ввел в транс странными вибрациями своего голоса, уверенными, мощными, сопротивляться которым не хватало сил. – Уже вчера, – уточнила она.

– Понятно, – ухмыльнулся он. И ей вдруг стало обидно до слез от промелькнувшего в его взгляде разочарования.

– Ничего тебе непонятно. Я действительно с ним порвала, – горько бросила Лера.

– Почему? – пристальный настойчивый взгляд, уклониться от которого невозможно.

– Что? – оглушенная, переспросила девушка.

– Я задал простой вопрос, Лера. Почему? – ни грамма не смягчившись, пояснил Максим.

– Он мне изменил, – нервно сглотнув, ответила она, опуская взгляд вниз.

– Для тебя это неприемлемо? – слишком равнодушный нейтральный тон. Лера удивленно вскинула голову.

– А для тебя?

– Я у тебя спрашиваю, – невозмутимо сказал Макс.

– Нет. Неприемлемо. Такое отношение никогда не может быть приемлемым. И ни для кого, – эмоционально ответила Валерия.

– Тогда почему ты носишь кольцо? – задал он совершенно неожиданный вопрос, к которому Лера не была готова. Она и сама не знала на него ответа.

– Я не успела его вернуть, – пролепетала она едва слышно.

– Это подарок. Ты не обязана, – твердо произнес Макс. И она вдруг разозлилась. Любая самоуверенность должна иметь какие-то границы. Он же сегодня перешел все.

– Знаешь, это не тебе решать!

– Сними его, – почти приказ. Лера задержала дыхание, не веря собственным ушам.

– Нет, – качнула головой.

– Сними, – не меняя тона и глядя в глаза настойчивым твердым взглядом, повторил Макс.

– Ты спятил, – выдохнула девушка. Абсурдность ситуации перестала выглядеть забавно.

– Сними его, Лера.

И, снова порабощенная властными интонациями его голоса, она делает то, что он говорит. Медленно снимает кольцо с безымянного пальца и сжимает в кулаке.

– Хорошо, – удовлетворенно кивает Максим, проведя указательным пальцем по ее губам, и, к своему ужасу, Лера открывает их, словно послушная девица легкого поведения. В зеленых глазах Макса появляется темный блеск. – А теперь выброси.

– Что? Нет!

– Выброси его в Неву, – отстранившись, он резко разворачивает девушку лицом к реке. – Давай, прямо сейчас, – шепчет он, касаясь губами ее спутавшихся волос.

– Ты с ума сошел, – растерянно бормочет девушка. И тогда он обхватывает ее кулачок, сжимающий кольцо, и мягко, но уверенно, по одному, разгибает пальцы. И, когда кольцо оказывается в его руке, размахивается и кидает в воду. Лера заворожённо наблюдает за тем, как с тихим всплеском подарок Нелидова скрывается в темных водах Невы.

– Какого черта! – придя в себя, Лера поворачивается и толкает Макса в грудь.

– Ты заслуживаешь лучшего, – невозмутимо заявляет самонадеянный наглец, который только что выкинул кольцо стоимостью с ее годовую зарплату. Причем на всех работах вместе.

– А кто лучший? – с вызовом уточняет Лера.

– Я, – абсолютно серьёзно заявляет Макс, склонив голову набок и с интересом изучая потрясенное и обескураженное выражение ее лица.

– И как я это проверю? – спрашивает она, когда снова обрела дар речи.

– Ты уже это знаешь, – он мягко улыбается, убирая с ее лица волосы и заправляя их за уши.

Лера задрожала, прижав ладони к горячим щекам. Все происходящее кажется каким-то безумием, наваждением. Сердце бешено бьется в груди, пока тело сотрясет мелкая дрожь.

– Что происходит? – выдыхает она.

– Ни о чем не думай, Валерия, – его пальцы нежно поддернули ее подбородок, но в отличие от ласкового прикосновения, взгляд, прикованный к ее лицу, был тяжелым и властным. – Оставь это мне.

И он снова поцеловал ее, рывком дергая молнию на ее крутке, скользя горячими ищущими ладонями по скрытому тонкой тканью платья телу, умело и чувственно лаская грудь, спину, спускаясь на бедра. Макс ощущал ее полную капитуляцию в тихих вздохах, что она издавала, в возбуждающих до пелены на глазах мурлыкающих звуках, в горячем отклике ее тела и чувственной пляске языка, принимающем игру без правил, без ограничений.

 

Он понимал, что может сейчас сделать с ней что угодно, вернуться в машину, снять всю одежду с ее невероятно сексуального тела на заднем сиденье, и она не остановит его, не откажет, потому что волна безумного желания накатила на них одновременно и неожиданно. К таким эмоциям невозможно подготовиться, их можно только почувствовать. Он был возбужден до той границы самоконтроля, после которой полностью отказывали тормоза, и оставалось только стремление удовлетворить возникшее желание здесь и сейчас. Сжимая ее ягодицы ладонями, Максим приподнял ее, прижимая к своему возбужденному телу, и она застонала в его губы, почувствовав, как сильно он ее хочет. Но какой-то настойчивый голосок в подсознании нашептывал ему, что если он сделает это, то все закончится. Что особенная девушка перейдет в разряд безымянных, как случалось бесконечное множество раз. Ну и что такого? Может,        так и проще? Зачем сложности? Свидания, отношения, встречи? Привыкать к кому-то, впускать в свою душу и сердце? Если все можно остановить сегодня, этой ночью?

Почему бы нет?

– Ты мне безумно нравишься, Лера, – неожиданно для самого себя Макс отстраняется и нежно проводит тыльной стороной ладони по ее щеке. Они оба тяжело дышат, глядя друг на друга, как два путника, блуждающие по пустыне и внезапно нашедшие источник воды.

– И ты мне, – робко улыбнулась она.

– Но я должен отвезти тебя домой, – произнёс Миронов, пытаясь остыть и взять себя в руки. Он только что сделал для этой девушки то, что никогда не делал для других. А она с лёгким удивлением посмотрела в его глаза, ошарашенная безумными событиями этого вечера. Лера согласно кивнула, облизав припухшие от поцелуев губы, позволив ему взять ее за руку и повести за собой по пустынному тротуару в сторону автомобиля. И ей понравилось ощущение властного и уверенного плеча рядом. Понравилось так сильно, что она больше не хотела расставаться с чувством защищённости, которое подарил ей соблазнительный и загадочный наглец, которого она знала всего два часа, а уже готова была доверить ему свою жизнь.

Глава 2

«Не помню, во сколько уснула, и спала ли вообще. Мысли крутились вокруг Максима и самых безумных нескольких часов в моей жизни. С утра встала, как разбитое корыто, но счастливая оттого, что есть надежда на то, что он позвонит, что я ему понравилась.

И та-да-да-дам. Он звонит мне вечером. Я счастливая бегаю по дому, выбирая, что надеть. Весь шкаф перемерила.

Первое свидание было незабываемым – цветы, ухаживания, ресторан. Наверное, это уже тогда было зарождение любви. Мы катались по городу, он показывал мне такие места в городе, о которых я даже не знала…»

NN

Несмотря на бессонную ночь и тяжелое утро, уже к обеду Валерия ощутила невероятный прилив сил. Словно открылось второе дыхание или крылья выросли за спиной. Она гнала прочь мысли о новом знакомом, но они возвращались снова и снова, заставляя ее щеки гореть, а сердце хаотично биться в груди. Удивительное ощущение, непривычное и от того еще более волнительное.

Она вышла из дома до того, как проснулись мама и брат с супругой, что избавило Леру от ненужных сейчас вопросов, которые посыпались бы, как из рога изобилия, задержись она хотя бы на полчаса. Ее появление точно бы вызвало сенсацию и море вопросов. Последний месяц Лера всего пару раз ночевала дома, практически поселившись у Нелидова. Многие ее вещи перекочевали незаметно и постепенно в его квартиру. Теперь предстоит вернуть их обратно. И за это время Игорь и Юля уже потихоньку заполонили освободившуюся спальню своими вещами, хотя Лера не раз говорила, что хотела бы иметь свой собственный тыл в родительской квартире нетронутым и незахламленным. Из трех комнат она имеет полное право занимать одну и не спотыкаться каждый раз об мешки с чужими вещами. Что ж, придется повторить свою позицию снова. Возможно, на этот раз удастся достучаться до родственников.

Закончив все свои дела в университете, Валерия отправилась на репетицию в театр. Она искренне надеялась отсрочить разборки с Алексеем, хотя, конечно, понимала, что откладывать выяснение отношений нельзя. Надо расставить все точки в их изживших себя отношениях над «i» и решить, когда она сможет забрать свои вещи из его квартиры и отдать ключи.

Черт, а еще это долбаное кольцо, которое сейчас покоится на дне Невы-реки. Ужасная ситуация. Есть небольшая вероятность, что Нелидов не потребует подарок назад, но его отсутствие на ее пальце заметит точно. Некрасиво вышло. Как она вообще позволила Максиму выбросить чужой подарок? Малознакомому парню, которого видела впервые…. Как? Что это, вообще, было? И почему ей совсем не жаль, а наоборот, хочется смеяться, снова и снова прокручивая в голове события прошедшей ночи.

И тут же фоном совсем другая мысль.

Почему он до сих пор не позвонил? Уже полдень. Рабочий день в полном разгаре. Зачем было просить ее номер телефона, раз не собирался звонить?

Ну неужели трудно написать хотя бы одну смс-ку? Спросить, как дела, что она делает… Да что угодно, лишь бы не мучить ее безызвестностью.

Женская интуиция подсказывала Валерии, что она понравилась Максиму, и в глубине души была уверена, что он позвонит, но вопрос «когда?» все равно действовал на нервы. Это ожидание и состояние неуверенности и подвешенности раздражало безмерно, но не звонить же первой, в конце концов. Хотя свой номер он тоже оставил. Неужели есть такие девушки, которые звонят сами понравившимся парням?

Еще, как назло, девчонки сказали, что репетицию будет вести Нелидов, замещая главного, который в последнее время был занят в другом спектакле, вокруг которого уже нагнетался ажиотаж. Лера с Мариной были задействованы в «Алисе», которую ставили на малой сцене. Подруги играли роли девушек из хора, им даже реплик не досталось. Но это, по большому счету, не имело особого значения. Просто работать здесь, находиться за кулисами великого театра, своими глазами видеть игру знаменитых актёров, с замиранием сердца наблюдать, как творится волшебство на сцене – уже было огромным счастьем и невероятным везением. Валерия, как и все девушки ее возраста, грезила добиться высот на театральном поприще, приблизиться к таким легендарным гигантам, как Алиса Фрейндлих, Светлана Крючкова и Нина Усатова, но и понимала реальную перспективу, на которую может рассчитывать. Таких, как она, здесь сотни, а пробиваются в примы единицы. И талант не всегда играет ключевую роль в успехе. Необходим железный характер и непоколебимая вера в свои силы, но, увы, ни того ни другого Валерия Ярцева в себе не чувствовала. Она готова была трудиться день и ночь, работать круглые сутки, но в актёрском ремесле одной выносливости и желания было недостаточно.

– Ну? – немного опоздав, Марина ворвалась в гримерку, которую девушки делили на четверых, и сразу начала с вопросов.

– Рассказывай, – усевшись на соседний стул и глядя на себя в зеркале, – потребовала Игнатова. Надо признать, выглядела она не очень. Тени под глазами, взъерошенные волосы, легкий кавардак в одежде. Ночь явно была бурной и бессонной.

– Нечего рассказывать, – пожав плечами, ответила Ярцева. Вита и Таня, две другие девушки, с которыми приходилось делить крошечную гримерку, навострили уши, закончив обсуждение очередного несправедливого выговора Нины Семеновны, руководителя их небольшой группы.

– Как это нечего? – Возмутилась Марина. – Я первый раз видела, чтобы ты смотрела на мужика, как кошка на сметану. Что, и не лизнула, что ли, ни разу?

– Марин! – скосив глаза на притихших девушек, с любопытством взирающих на любимицу младшего режиссера, раздраженно одернула подругу Лера. – Прекрати. Сейчас не время и не место.

– Тьфу на тебя, Лер. Я зря, что ли, подвинулась, а? – разочарованно протянула Игнатова. – Мне он, кстати, тоже понравился.

– Я дала ему свой телефон, – шепотом проговорила Валерия, резкими движениями расчёсывая волосы. Марина откинулась на спинку стула и закатила глаза.

– Мдаа…. Вот скажи, Лерка, тебе сколько лет?

– 23, как и тебе, – с улыбкой напомнила Ярцева.

– Не верю. Пятнадцать, блин. Телефон она ему дала. Ну, дура. Позвонит он, ага. Жди… Простофиля ты, Лер, – отчитала подругу Марина в свойственной ей экспрессивной манере.

– Он позвонит, – совершенно не обидевшись, уверенно качнула головой Валерия.

– Ну-ну, жди, – мрачно отозвалась Марина.

Больше обсудить вчерашние похождения подружкам не удалось. В гримёрку нагрянула Нина Семеновна и выгнала всех на репетицию, которая тянулась и тянулась, и никак не хотела заканчиваться. Лера упорно игнорировала настойчивые и напряженные взгляды Нелидова, которыми он атаковал ее на протяжении трех часов. Кстати, бесконечные смс-сообщения, которые всю ночь и утро приходили ей на телефон, она так же игнорировала, а звонки безжалостно сбрасывала. И сама удивлялась твердой решительности, которая внезапно поселилась в ней с появлением в ее жизни случайного, возможно, эпизодического молодого человека.

Понятное дело, что просто так ускользнуть после репетиции Нелидов Лере не позволил. Девушки вышли из служебного входа театра и направились в сторону остановки, когда перед ними резко затормозил черный пафосный Мерседес Алексея, преграждая дорогу.

– Твой Отелло пожаловал, – с иронией прокомментировала Марина громким шепотом. Только она умела секретничать так, что все вокруг слышали, о чем идет речь.

– До Отелло ему… – начала Лера и не успела закончить. Дверца Мерседеса открылась, и Нелидов вышел из машины, буравя Леру испытывающим, и в то же время отчаянным взглядом провинившегося домашнего питомца.

– Я пойду, – махнула рукой Марина, окинув режиссера довольно вызывающим взглядом.

– До завтра, – обронила Лера, с тоской посмотрев вслед подруге. Сейчас она бы все отдала за то, чтобы сбежать вместе с Мариной, но, увы, реальность часто далека от наших желаний. Сколько бы мы ни пытались сбежать от неприятных выяснений отношений, сделать это рано или поздно все равно придется.

– Почему ты не берешь трубку? Домой не пришла? – сразу перешел в наступление Нелидов, выбирая «нападение». Лера не спешила отвечать. Она задумчиво смотрела на него, такого высокого, красивого, взрослого и, несомненно, талантливого, и не могла понять, что удерживало ее рядом с этим взрослым капризным и вздорным ребенком целый год. Абсолютный эгоист, любитель выпивки и женщин. Почему она думала, что сможет изменить его? И нужно ли ей это – менять кого-то? А если даже браться менять, то какова конечная цель? Каким она хочет увидеть мужчину, с которым свяжет свою судьбу?

Не Алексеем Нелидовом точно.

Да, ей есть, за что быть ему благодарной. Во-первых, Нелидов ввел ее в мир, о котором она могла только мечтать. Подмостки Большого театра снятся всем студенткам актерских факультетов, но попасть сюда невероятно сложно. Во-вторых, он показал ей оборотную сторону богемной жизни. Ну и в-третьих, горький опыт – тоже опыт.

Выяснять отношения прилюдно не хотелось, и Лера, скрепя сердце, села в машину Нелидова. Всю дорогу до его дома она вела бесконечный монолог, в котором пыталась объяснить свою позицию. Ей казалось, что она никогда еще не была так красноречива, не изъяснялась настолько правильными словами. Она чувствовала себя королевой драмы и пиковой дамой одновременно. А Леша просто молчал, стиснув челюсти и нервно сжимая руль.

Они поднялись в квартиру, где Лера, вручив бывшему жениху ключи, начала поспешно, не теряя ни минуты, собирать свои вещи. Он следил за ее действиями взглядом побитой собаки, время от времени бормоча невнятные оправдания, тщетно умоляя ее дать ему еще один шанс, давая обещания, которые выполнять он, конечно же, не собирался. Но кульминацией всей этой истории стало стихотворение, которое он исполнил практически со слезами на глазах. С апломбом, с чувством:

Облаком кораблекрушения в пучину вспененную

Без слов, без слез, без сожаленья —

Упасть, взлететь и вновь упасть.

Ты со мной ни нежна, ни груба

Бродишь светлым призраком в судьбе!

У меня пересыхают губы

От одной лишь мысли о тебе.

– Пронзительно, Леш. И талантливо. Как всегда, – бесстрастно ответила Лера. – Я бы поаплодировала, но случай неподходящий. Да и не на сцене мы. Ты не звони мне больше. И стихи не посылай. Я не вернусь, – твердо произнесла она и ушла из квартиры, закинув сумку с собранными вещами на плечо, ни разу не оглянувшись.

Оказалось, поворачиваться спиной к отношениям, изжившим себя, не так уж и сложно. Ей стоило поступить так гораздо раньше, а не тянуть столько времени с принятием окончательного решения.

 

А дома, как и ожидалось, ее ждал допрос с пристрастием. Причем, мама в ответ на новость дочери о разрыве с женихом вздохнула с облегчением. Да и что это за жених, которого ни она, ни другие родственники ни разу не видели? А вот Игорь с Юлей радовались куда меньше возвращению Леры на ПМЖ, но от комментариев отказались. Юля, ни слова не сказав, забрала из комнаты снохи свои вешалки с платьями. Игорь ободряюще улыбнулся, отпустив неудачную шутку про блудную дочь.

Лера принялась разбирать сумку, удивляясь собственному спокойствию. Она только что окончательно разорвала длительные отношения, но при этом не испытывала ни горечи, ни обиды, ни грусти, ни разочарования. Напротив, она чувствовала облегчение и волнение в груди. Думать о Нелидове совершенно не хотелось, и она гордилась собой и той уверенностью, с которой ушла от несостоявшегося жениха. Единственное, что омрачало ее приподнятое настроение – Максим до сих пор так и не позвонил. Лера то и дело поглядывала на оставленный на письменном столе телефон, который он упорно молчал.

***

– Инга Петровна, отчет по Кутузовке готов? – заглянув в бухгалтерию, спросил Миронов. Главный бухгалтер сети интернет-кафе, статная дама бальзаковского возраста, Инга Петровна, и ее молоденькая помощница «на побегушках» Рая одновременно подняли головы от рассматриваемого вдвоём каталога косметики «Орифлейм». У обеих на столах дымились кружки с чаем, в тарелочке были разложены печенье и конфеты. О работе, по всей видимости, в офисе думал только генеральный директор, то есть он сам. Несколько лет назад, когда бизнес пошел в гору, и Миронов перестал справляться с документооборотом в одиночку, снял два этажа под офис прямо над одним из своих заведений на Каменноостровском. Место удобное и от дома недалеко. В настоящий момент на них с Вадиком трудился штат из тридцати человек и постоянно расширялся. Юристы, бухгалтера, маркетологи, менеджеры, управленческий и обслуживающий персонал работали по пять дней в неделю и имели неплохой доход, но вот с дисциплиной приходилось сражаться с помощью штрафов. Инга Петровна сама высчитывала из «черной зарплаты» значительные суммы у своих коллег за разного рода нарушения, и сейчас самолично попалась на безделье в разгар рабочего дня.

– Максим Викторович, сейчас все пришлю, – быстро пряча в ящик стола журнал и закрывая собой дымящуюся кружку, с опаской глядя на руководителя, проговорила Инга Петровна взволнованным голосом. – Две минуты. Не успеете дойти до своего кабинета, – заверила Максима испуганная женщина.

Максим окинул бухгалтеров суровым взглядом, от которого Рая сжалась и покраснела.

– Все чаепития в обеденный перерыв. По-моему, я уже делал вам замечание, – резко бросил он, выходя из кабинета. – Две минуты, Инга Петровна, время пошло.

Миронов хлопнул дверью, представляя, как вздрогнули сейчас взбудораженные бухгалтера.

– Ты чего такой злой? – спросил Вадик, ставший невольным свидетелем инцидента. Подпирая стену, он с долей иронии, наблюдал за напряжённым лицом друга.

– Я не злой, а справедливый. Целый бы день чаи распивали. Я не за бесконечную сиесту им плачу, – хмуро ответил Макс. Они, не сговариваясь, направились к своему кабинету в конце коридора.

– Всех застращал. Как мыши сидят, когда твои шаги в коридоре слышат, – с усмешкой поддел партнера Казанцев.

– Зато ты всех разбаловал, – бесстрастно прокомментировал Макс.

Они вдвоем вошли в кабинет, где с недавних пор располагались два рабочих стола. Штат рос, а вот количество свободных офисов сократилось до минимума. Даже директорам приходилось ютиться вдвоем.

Макс занял свое место за столом возле окна и включил компьютер.

– Надо бы собрать завтра всех администраторов клубов, – потерев лоб указательным пальцем, и щелкая мышкой, вслух подумал Миронов.

– Из пригорода так быстро не приедут, – ответил Вадик, вразвалочку направляясь к своему столу. – Так, стоп. Завтра суббота. Ты перетрудился, Макс.

– Отлично, тогда попрошу Милу разослать сообщения о собрании в понедельник, – сказал Миронов. Снимая трубку стационарного телефона, он быстро нажал кнопку, соединяясь с ассистентом Миланой Чистовой, и дал ей соответствующее распоряжение.

– Как дела на Садовой? – спросил Макс, не поднимая головы от монитора, где уже изучал только что полученный отчет главного бухгалтера. Взглянул на часы в углу дисплея. Уложилась в две минуты. Ничто так не мотивирует сотрудников, как страх перед штрафом.

– Нормально. Все, как обычно. Работа кипит, – задумчиво наблюдая за другом, произнес Вадим.

– Выручки падают.

– Сегодня упали, завтра вырастут. Обычное дело, – повел плечами Казанцев, явно не испытывая ни малейшей тревоги по этому поводу.

– Аудиторов надо нанять. Проверку устроить, – предложил Миронов.

– Хорошо. Займусь, – кивнул Казанцев, привыкнув во всем соглашаться со своим другом. Тёмный взгляд Вадима изучающе прошелся по уставшему лицу Миронова. – Ты не в духе, смотрю, совсем.

– Тебе показалось, – отрицательно качнул головой Миронов, не отвлекаясь от просмотра цифр.

– Не выспался? – сделал ироничное предположение Вадим.

– А ты? – в тон ему парировал Макс.

– Я первый спросил.

– Давай только детский сад устраивать не будем, Вадик, – Миронов нахмурился.

– Я даже не пытался, – возразил Казанцев, поправляя галстук. – А девчонки актрисы, оказывается. Ты знал?

– Да, я в курсе. Твоя мечта сбылась, – равнодушно отозвался Миронов.

– Ну да, – без энтузиазма ухмыльнулся Вадим. – Еле спровадил утром эту мечту.

– Не получилось культурного вечера? – иронично поинтересовался Макс, убирая карандаш за ухо.

– Зато бескультурный получился, – хохотнул Вадим. – А у тебя как дела?

– Нормально дела, – невозмутимо ответил Макс, игнорируя вопросительный любопытный взгляд друга.

– К себе отвез или в гостиницу? – настырно спросил Казанцев, проявляя настойчивый интерес.

– Домой отвез, – резко ответил Макс. – Есть еще вопросы?

– То есть просто подвез до дома? И все? – удивленно переспросил Вадим.

– А что в этом такого вопиющего? – сухо уточнил Миронов.

– Нет, все правильно, – кивнул Вадим с нескрываемым облегчением. – Хорошая девушка.

– Я тоже так считаю, – пристально наблюдая за другом, согласился Максим.

– Тебе другую надо. Хорошо, что ты понял.

– Другую? – вздёрнув бровь, иронично поинтересовался Миронов, складывая руки в замок на поверхности стола. – И какую же, Вадик?

– Слушай, ты прекрасно понимаешь, о чем я, – разозлился Казанцев.

– Нет. Не понимаю. Скажи, какую мне девушку надо.

– Ту, у которой кости быстро срастаются, – резко бросил Вадик.

– Ты все никак не забудешь, – откатываясь назад в офисном кожаном кресле, раздраженно ответил Миронов. – Это был один единственный случай.

– Два, – поднимая вверх указательный и средний палец, уточнил Вадик.

– Хорошо, два, – согласился Максим с явной неохотой.

– Где два, там и три, Макс. Это, конечно, твое дело, и обе были теми еще стервами и провоцировали, я сам тому свидетель, но так уж устроены женщины. Любят подразнить, а потом … локти кусают.

– Ты все сказал? – холодно спросил Макс, немигающим тяжёлым взглядом сканируя друга.

– Да, – кивнул Вадим, и, немного смущаясь, добавил. – Она…эта Лера, тебе случайно телефончик не оставила? Я бы у Марины спросил, но неудобно как-то….

Прищурившись, Миронов улыбнулся так, что у Казанцева в горе запершило.

– Телефончик есть, но он мне самому нужен, – ледяным тоном отчеканил он. – Отвали, Вадик. Тебе другую девушку надо, – повторил Макс недавно сказанное другом. – А эта мне самому нравится.

– Отлично, нет проблем, – ударяя ладонями по столу, рыкнул Казанцев.

И, разумеется, он не был доволен подобным раскладом.

– Хорошо, что мы поняли друг друга, – невозмутимо улыбнулся Максим, возвращаясь к своим отчетам. – Кстати, хочу пораньше сегодня уйти. Подменишь, если будет что-то экстренное.

– Угу, – буркнул Вадим и спрятался за монитором.

Макс вышел из офиса ровно через час и сев в машину, какое-то время задумчиво смотрел на зажатый в руке телефон. На самом деле, он не собирался звонить Валерии сегодня и даже завтра. Не потому, что не хотел, а как раз наоборот. Слишком хотел, что было Максиму Миронову совершенно несвойственно. Однако голос разума подсказывал, что стоит выдержать паузу, перевести дух, собраться с мыслями, которые со вчерашней ночи пошли вразнос. Но в какой-то момент передумал. Возможно, разговор с Казанцевым подействовал или что-то еще. Максим не задумывался о причинах, просто взял и набрал номер Леры. И она ответила. Сразу. На первом же гудке, словно все это время ждала звонка. Ее голос звучал взволнованно, и она даже не пыталась скрыть, что рада увидеться с ним.