Za darmo

До завтра, Джим!

Tekst
20
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 3.

Несколько секунд в трубке молчали. Затем, уже знакомый голос произнёс:

– И за что же ты меня благодаришь?

Девушка сжала губы и закрыла глаза.

– Я думала над тем, что ты сказал вчера, и… Я смогла примирить чужую правду со своей.

– Что ж, это победа, – хмыкнул мужчина. – Тебе стало легче?

– Значительно. Ты знал, что так будет?

– Догадывался.

– Экстрасенс?

– Конечно нет, – ответил он со смешком.

– Тогда кто?

– Это личный вопрос.

– А это – моя фраза

– Я ее одолжу.

Марджори невольно улыбнулась. Она взяла пачку сигарет, вставила одну в рот и поднесла зажигалку. Темная комната ненадолго осветилась крошечным огоньком. Девушка отодвинула занавеску и уселась на залитый закатными лучами подоконник. По привычке скользнула взглядом по плотно зашторенным окнам соседа.

– Сегодня умереть уже не хочется? – вопросил абонент, выводя из задумчивости. Голос его был мягкий, заинтересованный.

– Вчера тоже не хотелось.

– Сказала ты другое.

– Оборот речи. Такие, как я, не заканчивают жизнь, стоя на карнизе.

– Такие, как ты?

– Угу.

– Это какие?

Щеки Марджори раскрасил легкий румянец. Она коснулась кожи кончиками пальцев.

«Какого хрена я смущаюсь, как школьница?! Он меня даже не видит», – думала Мардж, выпуская в открытое окно облачко дыма.

– Ты куришь? – спросил незнакомец.

– Прочтешь лекцию о вреде курения?

– Нет. Думаю, тебе все известно. И ты не ответила.

– Какой был вопрос?

– Какая ты?

«Настырный? Ладно, держись!», – лихо пронеслось в её голове, и девушка улыбнулась.

– Я… Волевая, упертая, принципиальная…

– Таких ещё кличут стервами.

– В точку, – расхохоталась Марджори.

– И одинокая.

«Что?!» – удивленно округлив глаза, девушка оторвала спину от оконного откоса и села ровно.

– С чего ты взял?

– Ты не отрицаешь.

– И не соглашаюсь, если ты заметил.

– Что вкупе подтверждает мои слова.

– У тебя проблемы с аргументацией. Ты в курсе?

– Ты первая, кто меня в этом обвинил.

Повисла тишина. Мардж чувствовала, что закипает, но все же решилась озвучить вопрос повторно:

– С чего ты взял, что я одинока?

Мужчина усмехнулся в ответ:

– Ты спрашиваешь об этом человека, с которым знакома… минут пять?

Девушка с раздражением закатила глаза и выдохнула.

– Ладно, я хотела сказать «спасибо» – сказала. Пока.

– До завтра.

Марджори нажала «отбой» и плюхнулась на диван, держа в руках смартфон.

– Одинокая… Ему то какое дело, – она нервно покачивала ногой. – Кем он вообще себя возомнил? Напыщенный придурок, как пить дать. Целыми днями просиживает штаны в офисе и, от нечего делать, решил попробовать свои силы в психологии. Знаю я этот тип. Да чтоб я ещё раз послушала Лили…

Остановилась она лишь тогда, когда поняла, что ходит кругами по комнате, выговаривая что-то своему смартфону.

Марджори подошла к большому зеркалу, внимательно всмотрелась в свое лицо. Довольно резкие, но приятные черты. Красивые серые глаза, темные изогнутые брови. Аккуратный рот с небольшими губами, острый подбородок. На лбу уже давно поселилась вертикальная морщинка. Девушка провела по ней кончиком пальца.

– Надо меньше хмуриться. А в целом… – она округлила глаза, глядя в собственное отражение. – Стоп! Он сказал: «до завтра»?

Телефон в руке неожиданно пиликнул. Девушка с трудом удержалась, чтобы не взвизгнуть.

– Очень вовремя.

Глубоко вдохнув, она приняла звонок.

– Да, Лили?

– Позвони блондину!

– Лили, твои советы…

– Лучшее, что смогло случиться в твоей жизни. Ты позвонишь?

– Уже, – рассерженно протянула Мардж.

Марджори отодвинула телефон от уха, чтобы не оглохнуть от визга сестры. Спустя минуту, сиреноподобные звуки сменились внятной речью Лили.

– О чем вы говорили?

– Обо мне.

– Конкретнее, Мардж!

– Лили, я не имею ни малейшего желания обсуждать этого кретина и то, что он сказал. С каких пор для меня должно иметь значение мнение незнакомого человека?

Дыхание девушки стало тяжелым и частым. На другом конце провода молчали. Затем Лили тихонько откашлялась.

– Господи боже, чем же он тебя так выбесил? Смотри не спали квартиру. У меня такое чувство, что ты сейчас самовоспламенишься от злости. У парня явно талант. Даже у меня так не получалось. И у Маркуса. И у Колина.

– Не поминай черта.

– Как зовут твоего собеседника? – резко сменив тон, спросила Лили.

– Я не знаю.

– Эй, а как мы будем его называть, когда говорим о нём?

– Мы не будем о нём говорить, потому что я больше не собираюсь звонить ему, – с нарастающим раздражением буркнула Мардж. – Ты звонила только за этим?

– Мардж, остынь! У меня сейчас телефон расплавится.

– До завтра, Лили.

Марджори отключила звонок.

«До завтра», – мелькнуло в голове голосом незнакомца.

– Твою мать, да ни за что!

Она достала сигарету, отошла к окну. Двумя пальцами отодвинув занавеску, девушка прикусила щеку.

– Хорош, сукин сын.

На балконе дома напротив Марджори увидела того самого соседа. Он осторожно перегнулся через перила, посмотрел на автомобили внизу и вошёл в квартиру. Взгляд девушки нагло скользнул по спине парня вниз к ягодицам.

– Да, Мардж… Полгода без секса это тебе не шутки…

Расчесав волосы и натянув любимую футболку, Марджори забралась в кровать и заснула, стараясь не думать ни о работе, ни о Колине, ни о сексуальном соседе, ни, тем более, о том, что сказал ей голос в телефоне.

_______________________

Утро. Пятница. Впереди выходные. И именно в этот раз девушка твердо решила развлечься по полной. По дороге на работу она набрала Клариссу.

– Хей, детка! – неожиданно бодрым голосом ответила подруга.

– Привет, Клэр! Как насчёт сходить завтра размяться?

– Ты имеешь в виду…?

– Я имею в виду бар. Скажем… «Тако»?

– Я всегда за, ты же знаешь! До завтра?

– Ага.

Мардж скинула звонок и улыбнулась, держа руками руль. Клэр, лучшая подруга со школы. Кажется, она будет тусить и фестивалить в баре до старости.

«До завтра», – снова отозвалось в подсознании.

– Тьфу, опять? – выругалась девушка, сворачивая на очередном перекрёстке.

Она прибавила громкость радио, заглушая собственные мысли. Пела группа Вlondie:

«Call me, call me on the line…

Call me, call me any, anytime…»

Марджори недовольно засопела:

– Вселенная, ты издеваешься?

Она выключила радио и до самого офиса ехала в тишине. Кетрин уже вовсю ждала ее, стоя у кабинета.

Работать в пятницу не хотелось от слова совсем, но осознавая сложившуюся ситуацию, Кетти и Марджори выкладывались на полную. Они рассказали всей команде о концепции, которую придумали. Механизм был запущен.

День пролетел быстро, и Мардж испытала недюжее облегчение, ввалившись, наконец, домой. Она плюхнулась на кровать, раскинув по сторонам руки и улыбнулась.

Девушка повернула голову и увидела смартфон на тумбочке.

«До завтра», – как будто снова сказал незнакомец.

– Ну нет, блондин. Не дождешься.

Она скинула с себя одежду и ушла в душ. Закончив, покурила в окно, обмотав вокруг себя полотенце и радостно ловя полуголый силуэт соседа в окне, и легла спать. Телефон молчал.

На следующий вечер, Марджори оставила машину у дома и вызвала такси до бара. Подруга опаздывала, как и обычно, и девушка села за барную стойку, заказала коктейль. Она обвела взглядом бар. Пара девушек неподалеку пили мохито и щебетали о чем-то. Компания из четырех мужчин что-то бурно обсуждала, иногда пугая остальных посетителей внезапным приступом смеха.

Наконец, появилась Клэр. Она обнять подругу и вместе они уселись за свободный столик.

– Мардж, я не понимаю, в чём проблема? Мы теперь не можем видеться? – удивленно подняла брови Клэр после рассказа подруги.

– Что за бред?! Конечно, можем. Только лучше не будить лихо и встречаться чуть дальше от моей работы.

– Я не понимаю, как Маркус мог подумать на тебя.

– Клэр, мы, вроде, решили с ним этот вопрос. Все довольны. Давай не будем о работе?

Выражение лица подруги сменилось на игривое. Она наклонилась корпусом вперёд, бросая взгляды в сторону барной стойки.

– Кое-кто смотрит на тебя уже минут двадцать.

Она еле заметно кивнула подбородком. Марджори повернула голову и открыла рот. Тот самый мужчина с заправки, который вернул ей визитницу.

«А, возможно, все будет проще, чем я думала», – пробежала в её мозгу нахальная мысль, а уголок рта пополз вверх.

Клэр понимающе кивнула. Марджори медленно встала со своего места и, плавно покачивая бедрами, подошла к барной стойке, встала рядом с мужчиной. Она показала бармену два пальца и осталась ждать свои коктейли, краем глаза ловя на себе заинтересованные взгляды мужчины. Девушка посмотрела на него с легкой улыбкой.

– Мардж, – тепло улыбаясь, представилась она.

Мужчина охотно ответил:

– Джейк. Ты здесь с подругой?

– Да, но… присоединяйся.

Через час все трое хохотали, как старые знакомые. Текила сделала разговор проще и откровеннее. Марджори ощущала на своем плече тяжелую руку Джейка и внизу живота постепенно теплело. Она посмотрела на мужчину. Довольно привлекательный брюнет с карими глазами, интересный собеседник, неплохо сложен, красивая улыбка… Девушка облизнула губы. Джейк это заметил, и его взгляд стал мутным. Марджори выдохнула и прижалась с нему губами, пользуясь тем, что Клэр ушла в туалет. Джейк ответил ей с тихим смешком, раздвинул ее губы языком и проник внутрь. Его рука крепче вцепилась в талию девушки, настойчиво поглаживая. Кажется, план Мардж претворялся в действие. Поцелуи становились глубокими и жаркими настолько, что в какой-то момент Мардж показалось, что он отымеет ее прямо на столе в баре. Об этом же говорила и рука Джейка, которая теперь гладила внутреннюю часть ее бедра.

 

– Поехали отсюда? – шепнула она на ухо парню, на секунду отрываясь.

Джейк охотно кивнул, и они направились к выходу, провожаемые хитрым взглядом Клэр.

Мужчина поймал такси, усадил Мардж на заднее сиденье. Девушка назвала свой домашний адрес и автомобиль тронулся. Алкоголь затуманил рассудок, высвобождая похоть. Сидя рядом с мужчиной, Марджори поглаживала его грудь, просовывая пальцы между пуговиц рубашки. Парень шумно выдыхал ей в губы, запустив руку в её недлинные темные волосы и оттягивая голову немного назад. Он довольно зашипел, когда Мардж с нажимом стала наглаживать ладонью его ширинку. Двумя пальцами ущипнул её за сосок через тонкую ткань блузки. Марджори бестыже захохотала и снова поцеловала парня, прикусывая его нижнюю губу.

Таксист старался не смотреть в зеркало заднего вида и всю дорогу недовольно поджимал губы. Когда молодые люди вышли из авто, оно стартануло с места и укатило.

Девушка повернулась к двери подъезда и потянулась в сумку за ключами. Руки Джейка обхватили ее сзади за бедра, он вжался пахом в ее ягодицы, скользил по шее губами, пальцы впивались в мышцы…

И в этот момент Марджори замерла.

«Ну и чего ты встала, Мардж?! Тебе это нужно!» – пыталась саму себя вразумить девушка.

Она снова запустила руку в сумку и со стоном развернулась к мужчине.

– Джейк…

– Мм? – все ещё держа руками её бедра отозвался он.

– Прости, я… Я не могу. Никогда так не делала и…

– Аа… – протянул мужчина, чуть ослабив хватку, но продолжал стоять так же близко.

– Понимаю, как это дерьмово выглядит… Я сама позвала тебя, но…

Улыбка с лица Джейка немного сползла, но держался он достойно. Он убрал руки от Мардж и чуть отшатнулся.

– Телефон у тебя просить тоже бессмысленно, так?

Марджори поджала губы и кивнула. Джейк отошел ещё на шаг, сунул руки в карманы, умело скрывая досаду.

– Что ж… Хорошего вечера, Мардж.

– Угу.

Он развернулся к ней спиной и ушёл. Девушка покачала головой, открыла дверь подъезда и поднялась домой.

– Идиотка, – ворчала она себе под нос. – Конченая идиотка.

Она скинула туфли, сняла через голову блузку, швырнула юбку на стул и легла спиной на кровать. Голова кружилась от выпитого количества текилы.

– Да что со мной не так?! Красивый мужик… Я же БУКВАЛЬНО жопой чувствовала, как он меня хочет…

А теперь снова буду сидеть дома злая.

«И одинокая», – мелькнули в памяти слова мужчины из телефона.

– Твою ж…

Она смотрела в потолок, кусая нижнюю губу. Ей вдруг резко стало грустно.

– Да, одинокая… Что дальше?

Марджори повернула голову в сторону прихожей – куртка Колина все еще висит на вешалке. Фыркнула.

– И почему этот кретин из телефона опять оказался прав…

Она перекатилась по кровати в сторону тумбочки, схватила смартфон и набрала уже знакомый номер. Лежа на спине с закрытыми глазами, Марджори слушала гудки в трубке. Тянущееся ожидание зародило сомнение в ее нетрезвом мозгу и она уже почти передумала, когда услышала голос в динамике:

– Привет, незнакомка. Где пропадала?

Глава 4.

– Привет, незнакомка. Где пропадала? – игривым тоном спросил незнакомец.

– Сражалась с одиночеством, – ответила Мардж и почему-то улыбнулась.

Мужчина хмыкнул:

– И кто побеждает?

Положив ладонь на лоб, Марджори медленно провела по волосам, взъерошила макушку.

– Судя по тому, что я говорю с тобой, а не занимаюсь сексом с привлекательным мужчиной…

Незнакомец тихо засмеялся, а Мардж сдвинула брови:

– Тебе приносит удовлетворение осознание собственной правоты?

– Однозначно. Амбиции как-никак.

– И ты всегда прав во всем, да?

– Разумеется, нет. Я тоже человек, и мне свойственно ошибаться, как и другим.

– Но пока получается попадать в точку, – поникшим голосом протянула Марджори, и мужчина это заметил.

– Слушай, мне не стоило тогда так резко…

– Забей, – зачем-то махнула рукой девушка. – Ты просто сказал правду.

– Но иногда правду принять как раз сложнее.

– Снова в десятку!

Мужчина немного помолчал, словно подбирая слова, затем заговорил серьезнее:

– Знаешь, каждый человек чувствует себя иногда одиноким. Это нормально. Некоторых это даже устраивает.

– А ты?

– Что я?

– Ты чувствуешь себя одиноким?

– Случается, – обтекаемо ответил голос в телефоне.

– Насколько сильно?

Мужчина хмыкнул:

– Достаточно сильно.

– А настолько, чтобы ты спал в обнимку с курткой бывшего парня на протяжении месяца? Ну то есть, не парня, а…

– Я понял, – ответил голос и усмехнулся. – Увы, мне не дали такого шанса. Когда моя бывшая жена съезжала, она обчистила буквально всё.

Мардж почувствовала какой-то импульс, прошедший по телу.

– Ты был женат?

– Это личный вопрос, да?

Девушка расхохоталась:

– Поздно спохватился.

– Точно, – засмеялся в ответ мужчина.

Марджори перевернулась на живот и переложила телефон в другую руку.

– Вот я уже кое-что знаю о твоей личной жизни, но не знаю даже, как тебя зовут. Странно, да?

– Действительно, немного странно, – согласился незнакомец.

– Я должна тебя как-то называть, когда обсуждаю с сестрой.

С различимой улыбкой в голосе мужчина спросил:

– Ты обсуждаешь меня с сестрой?

Марджори с трудом сдержала смех.

– Она… думает, что ты блондин.

– Серьезно?

– Да. Она тебя так и называет «блондин».

– А ты?

– А я… – девушка задумчиво постучала пальцем по подбородку. – Я буду называть тебя Джим.

– Почему Джим?

– Люблю Джима Керри.

– Ладно. Пусть будет Джим. Меня устраивает. Как мне тебя называть?

– Дай подумать… – она снова задумалась и озорно улыбнулась, – Мне всегда нравилось имя Элизабет.

– Значит, Лиза?

– Лиза.

– Позвонишь завтра?

Подавив смешок, Марджори ответила:

– Если борьба с одиночеством не слишком меня вымотает. Пока.... Джим.

– До завтра, Лиза, – мягко попрощался Джим.

Девушка нажала «отбой».

«До завтра», – эхом повторило подсознание, но теперь эти слова уже не раздражали. В груди ворочалось что-то тёплое. Марджори накинула футболку и забралась с ногами на подоконник. Прикурила, выпуская серое облачко мятного дыма. Соседские окна были плотно задернуты шторами.

Рассудок постепенно стряхивал с себя пьяный угар, и тот разговор с Джейком на крыльце начинал казаться правильным.

Мардж снова посмотрела на вешалку в прихожей. Куртка Колина.

Девушка вспомнила, как полгода назад она застукала его в своей кровати с какой-то рыжей девицей… Она сделала глубокую затяжку и выпустила дым струйкой, прислонившись затылком к оконному откосу.

Марджори отчетливо помнила, как швыряла из окна вещи мерзавца. Помнила, как разлетелся в щепки его горячо любимый Fender…

– Тоже мне, Джимми Хендрикс.

Воспоминания о Колине уже почти не приносили боль. Но его куртка все еще висела на вешалке в прихожей.

______________________

Домофон надрывно сотрясал воздух противным верещанием. Марджори открыла один глаз, нехотя села на кровати и спустила ноги на холодный паркет. Голова раскалывалась.

– Кто бы это ни был – он не жилец! – буркнула девушка себе под нос, сползая с кровати и шаркающей походкой подошла к двери.

– Кого там принесло?

– Это я, открывай, – ответил веселый голос Лили из домофонной трубки.

Тихо заскулив, Марджори нажала на кнопку и впустила Лили в подъезд. Щёлкнула замком и опустила ручку двери, открывая её. Снизу послышались быстрые шаги Лили.

– Ты ещё спишь? С ума сошла?

Марджори проморгалась и зевнула.

– Который час?

– Начало двенадцатого!

Присвистнув, Мардж направилась в сторону кухни, и Лили ничего не оставалось, как пойти следом.

– Ты забыла, что обещала пройтись со мной по магазинам? – вопросительно посмотрела на сестру Лили.

В голове Марджори тем временем пронеслось:

«Да я забыла об этом сразу, как только согласилась».

– Лили, ты же знаешь, я ненавижу шоппинг, – мучительно простонала она.

– И что прикажешь делать? Мне завтра идти голой на работу?

– Боюсь, тогда работа встанет у всех. И не только работа.

– Очень смешно, Мардж. Это мой первый день, я хочу произвести впечатление.

– В той одежде, которая висит в твоем шкафу, произведённое впечатление будет не достаточно сильным?

– Мардж… – Лили с упрёком наклонила голову и многозначительно замолчала.

– Ладно… Дай мне время привести себя в порядок и идём.

Лили кивнула, залезая в шкафчик за банкой растворимого кофе. Она встряхнулась:

– Чуть не забыла про приглашение на выставку. Сейчас принесу.

Девушка просеменила в прихожую и в следующую секунду стены квартиры содрогнулись от крика сестры.

– Марджори Коско, какого хрена куртка этого мудака всё ещё висит в твоей прихожей?

Мардж подняла брови и шумно отхлебнула из чашки. Лили появилась в дверях кухни, держа двумя пальцами коричневую кожанку.

– Я еще в прошлый раз говорила тебе её выкинуть!

Лили укоризненно смотрела на сестру, но та молча пила свой кофе. Девушка опустилась на стул и вкрадчиво заглянула в лицо Мардж.

– Ты всё ещё хочешь его вернуть?

– Нет! – резко вскрикнула Марджори, так, что Лили вздрогнула от неожиданности. Девушке и самой стало не по себе от собственного тона. Она повторила спокойнее. – Нет, Лили. Я не хочу его вернуть и никогда не хотела.

– Тогда… зачем все это? —Лили снова приподняла куртку. – Зачем копить призраков прошлого?

Мардж опустила голову, глядя в чашку, и какое-то время молчала.

– Я… не знаю. Мне просто нужно чуть больше времени…

– На что, Мардж?

– Чтобы понять куда двигаться дальше.

– Пока что я вижу только, как ты топчешься на месте. И поверь, в этом нет ничего хорошего.

Лили молча отнесла куртку на место и вернулась с билетом. Протянула сестре.

– Держи, выставка через неделю.

– Спасибо, Лили.

Марджори сдержанно улыбнулась и убрала билет в ящик комода.

____________________

Спустя полтора часа, сёстры прогуливались по торговому центру в поисках лучшего наряда для Лили. Весёлая блондинка заходила почти в каждый отдел, примеряла на себя два-три образа и шла дальше. Марджори тащилась за ней без особого энтузиазма.

– Отдел нижнего белья! Давай зайдем! – пищала Лили, и Мардж снова шла следом за шумной сестрой.

Словно бабочка, Лили порхала в царстве изящного кружева и нежнейшего шёлка. Марджори остановилась у одной из полок. Вытащила черный кружевной комплект и ахнула. Она провела кончиками пальцев по ткани и заурчала, когда рецепторы коснулись рельефной поверхности лифа. Изящный балконет с широкими кружевными бретельками, полоска тонкого кружева под грудью, трусики кюлоты с завышенной талией, полностью из тончайшего кружева… Слишком живо Марджори представила, как это всё будет смотреться на ее фигуре. Прислонила к себе, глядя в зеркало, и выгнула бровь. Она отогнула ярлычок и взглянула на ценник. Присвистнула.

– С ума сойти… Треть моей зарплаты.

Девушка вернула вешалку на место, и как раз вовремя – Лили с фирменным пакетиком в руках спешила к ней. Сестра схватила Марджори под локоть и поволокла к выходу. Они быстро нашли кафе и стали высматривать подходящий столик, когда внимание Мардж привлекла парочка в самом конце зала.

– Что за… – вопросительно протянула Марджори, всматриваясь в лица сидящих за столиком людей.

За столом кафе, сверкая зубами, сидел Тони в сопровождении эффектной блондинки. Марджори скривилась, узнав в ней руководителя отдела рекламы фирмы конкурентов.

– Тони, пакостник, – хищно сощурив глаза, девушка достала из сумки телефон, настроила камеру и приближалась к столу, с грацией хищной кошки огибая столы.

– Улыбочку, сучки!

Молодые люди опешили и удивленно смотрели в камеру. Первой пришла в себя блондинка:

– Марджори, что ты делаешь?

– Собираю постеры для календаря «Разочарование года». Хотя вы, знаете… не удивили. Я всегда знала, что ты, Кара, не прочь использовать грязные приемчики. А Тони… все знают, что ты маленькая злобная сучка.

– Может хватит брызгать ядом? – снова подала голос Кара, и, стараясь сохранять самообладание, сделала глоток из чашки и поставила обратно, звякнув керамикой.

На лице Мардж расплывалась гадкая улыбка:

– Детка, я еще не начинала.

– Что тебе нужно?

– Хочу сказать вот этой милой девочке пару ласковых.

Она повернулась к Тони, который изо всех сил вжимался в кресло и старался быть как можно более незаметным. Марджори расхохоталась. Она снова обратилась к Каре:

 

– И зачем тебе этот кретин?

– Слушай, я понимаю, в тебе говорит обида…

– Кара, он же гребаный некрофаг – доедает все то вонючее, что не доели хищники. Он не способен на большее. Что ты будешь делать с ним, когда закончится конкурс? – она села рядом с Тони и пихнула его локтем в бок. – Об этом ты не подумал, когда сливал ей наши наработки? Да, Джеймс Бонд?

Глаза Тони забегали. Он переводил взгляд с одной женщины на другую. Марджори изобразила участие:

– Да, милый! Тебя вышвырнут пинком под зад, как только ты перестанешь приносить пользу. А это случится очень, очень быстро. Если только Кара не испытывает слабость к мужчинам без яиц.

Кара молча сверлила ее взглядом. Марджори снова обратилась к ней:

– А знаешь, какая часть тела Тони развита больше всего? – она сделала эпичную паузу. – Язык. Столько лет ежечасно лизать начальству задницу. Тебя он уже порадовал?

Марджори приставила к губам два пальца, сделав неприличный жест, и рассмеялась.

– Развлекайтесь, девочки, – с едкой улыбочкой махнула она рукой и вернулась к Лили, которая с аппетитом жевала салат.

– Кто это был? – спросила сестра и махнула вилкой в сторону Тони и Кары.

– Коллеги. Бывшие.

– Они как-то странно на тебя смотрят.

Мардж с улыбкой обернулась и парочка тут же отвела взгляд. Девушка с трудом сдержала смех.

– Мне только что стало так хорошо, – поиграла она бровями, растягивая губы в ухмылку.

Лили с улыбкой нахмурилась, явно не понимая причины для такого скачка эндорфинов, но расспрашивать не стала.

– С кем ты пойдешь на выставку? перевела тему Лили.

– Планировала с тобой.

– Ладно, – сестра равнодушно дернула плечиком. – Я не фанат чёрно-белой фотографии, но…

– Я могу сходить одна, это не проблема.

Лили опомнилась и запротестовала:

– Нет, нет. Я обещала тебе сходить и схожу. С твоей работой мы итак стали слишком редко видеться.

Девушки закончили с едой и продолжили рейд по магазинам. К концу третьего часа блужданий, Лили, наконец, радостно запищала и понеслась к кассе с оливково-зеленым платьем.

Марджори ехала домой по вечерним улицам Локвуда и жмурилась от солнца. Она опустила козырек. Помогло мало. Солнце упрямо светило в глаза откуда-то сбоку. Мардж, махнула рукой и просто ехала. В магнитоле играла любимая Aerosmith и девушка тихонько мурлыкала под нос:

– Janie's got a gun, Janie's got a gun…

Подъехав к дому, Мардж успела заметить спину соседа, буквально секунду назад скрывшуюся в подъезде. Девушка улыбнулась уголком рта, закрыла машину и поднялась домой.

В квартире было невыносимо жарко, несмотря на задернутые шторы. Июльское солнце нещадно палило даже к вечеру. Достав из холодильника кошачий корм, Мардж высыпала лакомство в миску кота, погладила пушистую спинку. Животное мурлыкнуло, потерлось бочком о ноги девушки и охотно принялось за еду.

С улицы доносились разговоры, смех. Какая-то девушка кричала какому-то Чарли, что он дурак и тут же следовал крик Чарли и громкий хохот девушки.

Марджори улыбнулась, налила чай и взяла в руки смартфон. Она открыла историю звонков, вбила новый контакт в телефонную книгу – «Джим». И нажала «вызов».