Пока все спят. 4 сезон

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Как бы там не было, но с каждым разом у меня стало получаться все лучше и лучше. К боли я стал привыкать и она уже не так сильно меня отвлекала. Как сказала Трейси – мои нервные окончания адаптируются к новым условиям. Наверно скоро я стану чувствовать боль еще меньше, но это только в будущем. Сейчас же мне было больно каждую секунду тренировок. Но и это было еще не все. Как только я научился более менее контролировать высокотемпературное пламя Роб и Трейси стали мне мешать. Делали они это специально и очень разнообразно.

3 серия

Я сидел на земле в позе, похожей на позу лотоса. На кончиках моих пальцев подрагивало высокотемпературное пламя, а я терпел боль, стараясь не отвлекаться на нее слишком сильно. То Роб, то Трейси старались сбить меня с моего занятия. Они меня толкали, пихали, загораживали обзор, разговаривали со мной, смеялись, шутили, поливали меня водой, иногда очень холодной. Но через несколько дней я привык и пламя не гасло ни на секунду и не сжигало мне пальцы.

– Теперь тебе нужно научится добавлять в огонь немного золота – сказала Трейси.

– Какого золота? – спросил я.

– Обычного. Твоя сабля и наган ведь светятся золотом? Вот и представь, что пламя становиться золотым, тогда ты получишь законченную версию пламенной длани.

Как выяснилось это было проще, чем я думал. У меня получилось с третьей попытки. Я физически ощутил, что температура пламени поднялась еще выше и теперь на кончиках моих пальцев была самая настоящая плазма.

– Отлично потрудились – подвел итог Роб.

– Согласна – Трейси прильнула к гиганту и улыбалась, как улыбается человек, после трудной, но хорошо выполненной работы.

– Что же – сказал Роб, отстраняя прижавшуюся к нему Трейси. – Давай попробуем.

Он мгновенно облачился в броню, а в его руках засверкал золотом огромный молот. Я облачился в броню крови и вооружился пламенеющей дланью. Первым свой ход сделал Роб. Его молот с легкостью перышка взлетел над головой и опустился на то место, где я только что стоял. Удар был сильным, я даже почувствовал как задрожала земля под моими ногами. Не давая мне перейти в контратаку он тут же ткнул в меня рукояткой, но я поставил свою ладонь и рукоять разрезало как масло. Роб отпрыгнул и сформировал новый молот.

Дальше мы пытались достать друг друга, я с помощью пламенной длани, а хозяин бара молотом. При столкновении его оружия и моего, он неизменно вынужден был отступать, так как оставался с голыми руками. У меня никак не получалось достать его. Он был быстрым, несмотря на свои размеры, и я не мог до него дотянуться. В итоге же мне это удалось и я прожег его броню.

– Подожди – ка – сказал Роб и сформировал другую броню. Она вся была расписана золотыми узорами. Такую я видел впервые. – Это броня моего предка усиленная кровью, давай попробуй.

Я попробовал, но мое пламя лишь бессильно скользнуло по броне не причинив никакого урона.

– Добавь, ветра, пламени и золота. И сделай пламя тоньше – подсказала мне Трейси.

Я попробовал и у меня получилось. Теперь моя пламенеющая длань с противным скрипом разрезала проню. На груди гиганта осталось четыре рваных пореза. Броня по краям расплавилась и вывернулась наружу.

– Хорошо – сказал Роб. – Далеко не всем удается пробить мою броню. На самом деле мало кто так смог.

Вечером мы сидели втроем за столиком. Роб, Трейси и я. Хозяйка бара выкатила на стол потрясающее блюда из мяса и овощей. Мы с аппетитом поели и довольные откинулись на спинки стульев. Роб достал запотевшую бутылку своего особого самогона. Как он сам рассказывал, это самый чистый из его напитков, и при этом самый вкусный. Градусов в нем было немного, но это и не требовалось. Мы просто наслаждались вечером и отдыхом. Мое обучение было закончено и теперь я мог попробовать спасти Екатерину, если она еще жива.

– Жива, не тревожься – снова появился голос в моей голове.

Надеюсь этот голос говорит правду.

– Правду – снова раздалось в моей голове.

Очень хорошо. Тогда у меня еще есть шанс.

– Куда ты теперь – спросил Роб – за пелену?

– Да, пойду схожу в муравейник. Опробую новые силы и наберу артефактов. Особенно нужны таблетки и пара чего-нибудь посильнее. С такими силами, я могу муравейник просто зачистить.

– Не задавайся раньше времени – сказал Роб. – Твои навыки боя еще очень слабы. С тобой дрался я, а вот Трейси бы от тебя не оставила даже маленького кусочка. Не забывай, что моя сильная сторона это оборона, а ее атака. Так что не забывай совершенствоваться. Ну и боль теперь будет твоим постоянным спутником, после того как ты освоил пламенную длань.

Мы еще посидели и поболтали ни о чем. А после я попрощался и вернулся домой. Настроение было отличным, но внутри стала зарождаться какая – то необъяснимая тревога. Откуда она взялась и что она значит я не знал. Поэтому просто наплевал и завалился спать под тихое чириканье Герды.

Весь следующий день я занимался покупками. Я купил все, что только могло понадобиться мне за пеленой. Большую часть моей специально для этого купленной тележки занимала вода и еда. Но и кое-какой полезный инструмент тоже я припас. Домой я вернулся только под вечер и ожидая длительное путешествие отправился в бордель.

Фридрих Реккен был на месте и встретил меня с распростертыми объятиями.

– Давно не виделись, Максим. Как твои дела? Какими судьбами к нам? Как самочувствие? Давай рассказывай все по порядку и не торопись.

Нам принесли кофе и почти час мы беседовали с управляющим борделем. Как оказалось он был в командировке, где решалась судьба не только борделя, но и еще нескольких его дел. Дело в том, что какой – то умник из корпорации посчитал, что “Сиренам”, а именно так называлось это прекрасное заведение, нужно переехать в другой город. Фридриху Реккену удалось отстоять все как есть. Но далось ему это не легко и потребовало большого количества времени.

После разговора я отправился к волшебницам, на этот раз без массажа. Чувствовал я себя хорошо и мне хотелось совсем другого. Две очень красивых и фигуристых девушки были сейчас в самый раз. От них я ушел только глубокой ночью и отправился спать.

Следующим утром я проснулся и после зарядки, завтрака и душа, отправился на американский блокпост. Верхом на монстре, за которым неспешно катилась тележка с моим скрабом. Пришлось даже придумывать не безопасную, но надежную связку. Добрался я быстро и с ветерком. Сегодня там дежурили несколько солдат, которых я знал. Мы немного пообщались, пока я отвязывал тележку и я нырнул за пелену.

По началу я слегка нервничал. Давно я не был в с этом сером мире страха. Но постепенно стал приходить в себя и с каждый следующий шаг был увереннее. Дошло до того что я побежал, чего обычно делать не советовалось. Но на мне была броня крови, а пламенную длань я был готов активировать в любой момент. Крови в специальных пакетах у меня было с собой достаточно, так что я ничего не боялся. Только пришлось немного переделать патронташ. Теперь в нем хранились не только таблетки и янтари. Один пакет с донорской кровью теперь был со мной всегда. Как хорошо, что современная наука смогла сделать упаковку, в которой она не портилась до тех пор пока не будет вскрыт пакет.

Серьезных тварей по пути мне не попалось. Только мелочь, бросавшаяся на меня и скрипевшая зубами и когтями на броне. На них хватало и моей обычной золотой сабли. Применять пламенную длань не было необходимости. А терпеть лишний раз боль, мне совсем не хотелось. Но проверить новые броню и оружие мне не терпелось. Не было только достойного противника. Меня бы вполне устроила тварь шестого или седьмого уровня.

На ночь я остановился около одинокого высокого и раскидистого дерева. Ветви были настолько широкими, что даже могли показаться удобными. Я поужинал обычным сухпайком и привязал себя к массивному стволу.

А вот и достойный соперник! Когда я проснулся, то обнаружил, что под деревом бродит высокоуровневая тварь. Больше всего она походила на быка. Огромная голова с пятью длинными рогами. Четыре были разведены в стороны, а один торчал ровно посередине. Массивная туша держалась на четырех тонких ногах, что смотрелось несуразно. Казалось, что они вот вот подломятся. Вместо копыт были странные, плоские, похожие на лепешки окончания. Очень странное существо, но зато подходящего мне уровня – седьмого.

В себя я приходил прямо на дереве. Попил немного воды, размялся и слегка перекусил. Теперь можно было и попробовать сразиться с тварью. Я слегка нервничал, этакий мандраж перед борьбой. Броня крови сформировалась и легла на мое тело. Теперь это происходило намного быстрее, постоянные тренировки дали свой эффект. После я зажег пламенную длань. Черт! Как же все таки это больно. Я выругался в голос и тварь подняла ко мне голову, перестав обнюхивать мою тележку.

– Ну что уставился? – спросил я у нее.

В ответ она заревела раскрыв пасть. Такого я от нее не ожидал. Нет, не рева, а то какая у нее пасть. Она раскрылась словно цветок на шесть лепестков с острыми и длинными клыками. Таких бычков не бывает.

Я дождался когда тварь снова займется тележкой и прыгнул на нее сверху, сразу атакуя двумя руками. Запахло паленым мясом и на теле твари остались десять глубоких прожженных ран. Тварь заревела и скинула меня со спины. Я отлетел недалеко и упал на спину. Мне в грудь почти сразу ударило копыто, а потом еще раз и еще раз. Но броня крови держала эти удары и они не причиняли мне никакого вреда. Мда – а, совсем не так я хотел проверять прочность своей брони, но она держала, а большего мне и не надо. Я схватил бьющую меня ногу пламенной дланью и с легкость отрезал конечность. Тварь снова взревела и попыталась отступить, но у нее не хватало навыка перемещения на трех ногах и она упала. Осталось ее только добить. А у меня из оружия способного это сделать ничего кроме длани. Значит придется руками.

Когда я закончил то был совершенно измотан. К такому меня жизнь не готовила. Как оказалось разрывать руками шею еще живой твари, которая сопротивляется, ревет и скулит, было очень непростым занятием. Особенно если ты не испытываешь к ней ненависти. Когда я пытал теней, то во – первых был не в себе, а во – вторых я ненавидел их всей душой. Но сейчас было по другому.

 

Когда тварь затихла, дернувшись в последний раз, я вытащил руки из запеченного кровавого месива оставшегося от шеи, и откинулся на спину. Нужно было подышать и прийти в себя. Я достал флягу и отхлебнул воды. Стало немного полегче. Теперь можно отправляться дальше. Я взял свою тележку и нетвердым шагом продолжил свое движение.

Дом, милый дом. Одно из немногих, безопасных мест на территории страха. Я крикнул Марка, но мне никто не ответил. Тогда я зашел в дом. За последнее время здесь многое изменилось. Марк постарался на славу и почти всё обставил мебелью, сделанной своими руками и с любовью. Моя кровать на первом этаже куда – то исчезла. Видимо все было оборудовано на втором этаже.

Первым делом я перетащил все вещи из тележки в дом и только потом позволил себе расслабиться и снять броню. То что Марк здесь я понял сразу. Его вещи были разбросаны, посуда валялась в раковине, которую он смастерил сам. Следы его недавнего пребывания были повсюду. Если он покидал территорию страха, то всегда перед этим полностью убирал дом. А значит он в муравейнике и вечером вернется.

Я посмотрел на небо в окно, солнце уже планировало заходить, а значит стоило озаботиться ужином. Я быстро нарезал картошку, прочие овощи и относительно свежее мясо, которое приволок с собой. Все это в котелок по очереди. Сначала я растопил камин. Оказалось, что разжигать огонь с помощью пламенной длани легко и удобно, но больно. Потом я обжарил лук и морковь, и только потом добавил нарезанное кусочками мясо. Специи полетели в тот же котел и по всей комнате поплыл дурманящий аромат. Как только я закинул картошку в котелок и залил все водой, пришел Марк.

– Ого! Чем этот тут так вкусно пахнет? – сказал он потягивая носом. – Привет, Макс! Давно не виделись!

– Привет, Марк! – мы пожали друг другу руки. – Действительно давно.

Пока я доделывал ужин, Марк сбегал в душ и переоделся. А потом мы сели за стол и стали с удовольствием и аппетитом ужинать. Под это дело Марк достал бутылочку самогона Роба.

– Держу для особых случаев. Роб его редко продает на вынос, поэтому и берегу. Но сегодня как раз такой случай, что можно по чуть – чуть.

Мы выпили по паре рюмок, и продолжили разговор за чаем с конфетами. Спать мы легли глубокой ночью. Марк мне рассказал много интересного. Оказывается, что тварей которые похитили Екатерину найти было совсем не сложно. Они в достаточном количестве шастали по территории страха. И их можно было встретить где угодно. Марк с Мишель даже как – то пробовали проследить за одной из них, но она их быстро учуяла и прогнала. Но опять повела себя странно, не нападая чтобы убить. Обычные твари так себя не вели, а это значит что она как минимум имеет зачатки разума. А потом наш разговор плавно перетек на муравейник.

За время моего отсутствия Марк меня почти догнал. Я был почти на середине девятого яруса, а он в самом начале. Но теперь у меня было серьезное преимущество. Броня крови и пламенная длань, они делали меня намного сильнее, чем я был раньше. В то время как Марк выбрал более безопасные и приятные навыки, которым решил обучиться. Не было в нем той рискованности как у меня, просто не было. Это не плохо и не хорошо, у всего есть свои недостатки и преимущества. Но теперь он был мне совсем не ровня.

Мы легли спать далеко за полночь и поэтому проснулись поздно. Утренняя зарядка и завтрак. Теперь можно было посмотреть, что там в муравейнике. На девятом ярусе было сорок три пещеры, из который шестнадцать я прошел. Причем каждая давалась мне тяжело, занимала много времени и приходилось тратить много таблеток, чтобы залечивать раны. Теперь же, я очень на это надеялся, мне потребуется только кровь и океан терпения, чтобы пользоваться пламенной дланью.

Я больше не боялся тварей этого и ближайших ярусов. Я был совершенно уверен, что они не смогут причинить мне никакого вреда. Я зашел в первую пещеру и заметил еще одно преимущество от использования пламенной длани. Она освещала все вокруг до приемлемого уровня. Твари вообще не смогли ничего мне сделать. Я специально подставлялся под клыки, зубы, лапы, когти, клешни, присоски, щупальца, жала. Все что мог мне предложить муравейник на девятом ярусе я испробовал. Но ничего из этого не могло даже поцарапать мою броню, не говоря уже о том, чтобы серьёзно ранить. Я смело заходил в пещеры, убивал всех тварей, а потом долго ползал на карачках в поисках артефактов. Это занятие стало меня утомлять уже через десяток пещер. Но я честно зачистил их все и сложил добычу в рюкзак. В последней пещере меня ожидала интересная тварь, но оказалась слишком слаба.

Весь ярус я зачистил за четыре дня. Каждую пещеру я вечером описывал Марку, а он продолжал вести свой дневник, в котором помечал все, что нам становилось известно. Когда я ему описал тварь последней пещеры, то он мне рассказал одну из старых древнегреческих легенд. В ней знаменитый герой Геракл убивал очень похожее существо. Оно как две капли воды походило на тварь, которую я убил и звалось Лернейской Гидрой. Марк описал способ убийства из древних преданий и я вынужден был признать, что это очень похоже, на то, что сделал я. Геракл вместе с другом уничтожали головы по одной, они отрезали ее и прижигали место разреза. Иначе вместо одной головы вырастали две новых. К сожалению, догадку Марка я проверить я не мог. Моя тварь была уничтожена и теперь нельзя было посмотреть на две головы вместо отрубленной одной. Я в свою единственную попытку пользовался пламенной дланью и своими руками сразу же прижигал остатки от оторванной шеи. Теперь это мог проверить только Марк. Впрочем ему было не далеко до этой пещеры, поэтому эта загадка скоро будет решена. Но судя по внешнему описанию, все было именно так. В любом случае Марк все записал и оставил себе пометки. Как оказалось перед каждой пещерой он просматривал свои записи и делал себе короткие напоминания, чтобы ничего не забыть. Мне даже показалось, что Марк нашел свое место в жизни, он теперь был одновременно и бойцом и исследователем.

* * *

Десятый уровень муравейника встретил меня тварями шестого уровня. Всего тридцать восемь пещер, в которых мне не встретилось ни одной достойной твари. Ни одна из них не смогла поцарапать мою новую броню и не смогла противостоять моей пламенеющей длани. Я с легкостью разрывал любую из них и основное время тратилось на поиск артефактов. Ничего особенного не было. Последняя тварь с девятого уровня, которую мы называли боссом, принесла очень полезный артефакт, но совсем не тот который я искал.

Наградой за убийство босса стал странный камень. Внешне он походил на чашу с небольшим углублением. Но самое главное он постоянно выделял из себя воду. Для нас это стало самой настоящей наградой, Марк быстро приспособил артефакт к нашему самодельному душу и теперь у нас не было никаких проблем с водой. Он также проверил ее на наличие разных примесей и ядов и оказалось, что все отлично – воду можно пить. Теперь нам не придется каждый раз тащить воду и бочки с ней. Наши походы в муравейник станут намного проще и легче. Вода занимала основную часть нашей поклажи, и составляла основной вес. Теперь мы от этого избавлены.

Но в душе я надеялся совсем не на это. Я мечтал найти еще одно сердце, и после этого отправиться за Екатериной. Но мне не повезло, придется искать дальше. Всегда есть шанс найти второй такой артефакт.

Десятый ярус я зачистил за восемь дней. Я не спешил, но и не задерживался больше чем это было необходимо. Пара тварей оказались интересными и я внимательно их разглядывал для записей Марка.

Одна представляла собой огромную личинку, которая сама и не думала атаковать. Зато из ее тела постоянно вылетали мухи, которые и пытались грызть мою броню, но не могли. А личинка в этот момент издавала странные звуки. Было похоже на то, что она ругается на непонятном мне языке. Причем я настолько хорошо различал отдельные слова, что был в этом уверен и только поэтому не стал убивать ее сразу. Я послушал ее еще, пытаясь разобрать хотя бы что – то, но мне это не удалось. В языках я был не силен.

Вторая тварь была похожа на жирафа, зачем она залезла в пещеру я не понимал. Скорее ее сюда кто – то поместил, а выбраться она не могла. Тварь постоянно пыталась выпрямить шею, но билась головой о потолок пещеры. Внешне обычный жираф, если бы не его голова. Она представляла собой гротескную маску какого – то животного смешанного с растением. У него были какие – то отростки вокруг всей головы. На них были лепестки с которых что – то капало, скорее всего яд. Пасть представляла собой гротескную улыбку с редкими, но большими, острыми, треугольными зубами, как у акулы. Глаза были фасеточными как у насекомого и смотрели не мигая прямо на меня. Нос как таковой отсутствовал, вместо него был один треугольный провал. Вот такой “цветочек” на длинной шее и с лапками, а точнее с копытами. Для меня тварь была не опасна и я ее быстро убил.

После того как я зачистил десятый уровень, я решил дать себе день отдыха. Нужно было хотя бы немного восстановить силы и нервы. Работать без выходных, значит прежде времени загнать себя в могилу и это означало не только болезни и преждевременное старение. В первую очередь это означало, притупленное внимание и замедленную реакцию, что на территории страха заканчивалось всегда печально. Марк с удовольствием присоединился ко мне. Он вообще работал не спеша и по пол дня, обычно после обеда. Шел на нужный ему ярус, зачищал пару пещер, а потом записывал все в блокнот. Со стороны казалось, что он просто наслаждается жизнью, а не рискует ей. А в муравейник ходит, как турист на ежедневные экскурсии.

День прошел отлично, мы готовили, разговаривали и ели. Марк тоже зачистил девятый ярус и как раз собирался на десятый, как я ему предложил отдохнуть. У него был точно такой же артефакт как и у меня, и он решил его продать, так как нам он был уже не нужен, проблема с водой была решена. А деньги мы поделим пополам, Марк сам это предложил. Но цену он за этот артефакт выставит космическую. Ведь любой из африканских властителей ее с удовольствием заплатит любую сумму, лишь бы именно ему досталась эта жемчужина. Еще бы бесконечный и бесперебойный источник воды в регионе где он нужен больше всего. Боюсь из-за этого артефакта может начаться новая война. Хотя я был почти уверен, что его выкупит кто – то из военных. Им такая вещь нужна будет самим, ведь у них всегда есть операции, которые нужно проводить в самых жестких условиях.

Марк подтвердил свою догадку относительно лернейской гидры. Он специально не торопился и провел несколько экспериментов и довел количество голов до двадцати штук, причем они уже стали мешать друг другу. Но сомнений больше не осталось и он теперь в этом был уверен. А мне в целом было без разницы, если он доволен, то и хорошо.

Отдых прошел незаметно и пора было отправляться на одиннадцатый ярус. Всего тридцать четыре пещеры и твари уже седьмого уровня. Я думал, что они смогут доставить мне проблемы, но к счастью ошибся. Ни одна из тварей не пробила мой доспех, хотя меня осыпали всеми возможными ударами когтей, клыков, шипов и копыт. Одна даже плевалась кислотой, которая оставляла противный след на броне, но не прожигала ее полностью. Похоже, что я нашел предел прочности моих доспехов. Точнее ту грань, за которой было безопасно, но стоит ее переступить и вот уже ты можешь легко умереть. Я был уверен, что твари восьмого уровня смогут пробивать мою защиту, хоть и с трудом. Но седьмой были мне ни по чем. За весь ярус мне снова встретились только две интересных твари.

Первая походила на некоего котопса. Одно тело на двоих, неестественно длинное и гибкое. Головы были с обеих сторон, а вот хвостов не было вовсе. Кошачья голова была похожа на тигриную, но с длинными клыками торчащими из верхней пасти. Марк сказал, что так раньше выглядели саблезубые тигры. Вторая же голова была головой огромного волка. Обе были вооружены клыками и когтями на лапах. А благодаря гибкому телу они умудрялись нападать одновременно. Броня держала, а пламенная длань легко с ними расправилась. Благо у этой твари было всего две шеи, без которых жить она уже не смогла.

А вот вторая тварь оказалась намного серьезнее. Нет, она не могла пробить мою броню, но вот и я не мог нанести ей серьезного урона за короткое время. Тварь походила на своеобразный кубик рубика, висящий в воздухе. Он постоянно разделялся на множество других мелких кубиков и атаковал меня. Драться с ним было тяжело, он был слишком быстрым, а у меня было оружие ближнего боя. Сформированный наган вообще не наносил твари никакого ущерба. Пришлось носиться по всей пещере и ловить тварь руками. И только потом я заметил одну интересную закономерность, все кубики после атаки возвращались на свое место. Тогда я просто встал рядом и уничтожил их все. Кубик Рубика так и не собрался.

 

После недели на одиннадцатом ярусе, я отправился на двенадцатый. Здесь меня ждали твари восьмого уровня и с ними уже могли возникнуть проблемы. Первая же пещера показала, что твари могут пробивать мою броню. Три комара с длинными словно шпаги жалами впились в меня. И я видел как погружается их оружие в мою броню. Они изо всех сил махали своими крыльями и давили, давили, давили. Жала медленно, со скрипом, нехотя но погружались все глубже и глубже. Я не стал дожидаться пока они доберуться до меня, поэтому просто оторвал им головы. Но твари заставили меня задуматься. Если дело так пойдет дальше, то это последний относительно безопасный для меня ярус. Тринадцатый может стать слишком опасным. Твари девятого уровня это скорее всего предел для моей брони.

Всего была тридцать одна пещера и мне пришлось осторожничать. В пятой мне досталась очень опасная тварь, после которой я пересмотрел свою тактику. Она представляла собой какое – то странное существо. Пока оно было спокойно, то походило на комок грязи с маленькими глазками. Но как только начинало атаковать, то расширялась и превращалась в огромный шар весь утыканный острыми и длинными иголками. Насколько бы ни была хороша моя броня, но выдержать такие удары мне было уже не под силу. Зато она задерживала атаки твари и до моего тела она добиралась редко. Несколько легких уколов не в счет. Я их почти не почувствовал. После той боли, которую я испытывал при применении пламенной длани, эта казалась настолько несущественной, что я чуть не умер. Только на седьмой пещере я заметил – что – то не так. У меня закружилась голова и мне не хватало воздуха. Я остановился, чтобы подышать и только через пару минут снял броню. Выяснилось, что тварь нанесла мне множество небольших но достаточно глубоких уколов. При этом она впрыскивала какой – то яд, который мешал ранам заживать. И я просто истекал кровью из множества мелких ран. Вся моя груди и живот были залиты кровью. Я спешно разломил таблетку и мои раны затянулись.

В этот день пришлось остановиться и покинуть муравейник раньше обычного. Я отлежался и на следующее утро продолжил. К счастью больше тварей с тонким жалом на двенадцатом ярусе мне не попалось. И я был в безопасности. Даже сильнейшие удары не такими острыми рогами не пробивали меня. Это не могло не радовать. Но, самое важное в конце яруса меня ждала особая тварь. Такие попадались раз в три яруса и в них были особые артефакты. И мне нужен был один из них.

– Тортила! – воскликнул Марк, когда я рассказал ему о том, кого увидел в пещере.

Мы сидели за столом и ужинали, я лишь заглянул в последнюю пещеру яруса и посмотрел, что меня там ждет. А ждала меня огромная, двуглавая черепаха. Я решил заняться ей с утра.

– Кто такая тортила? – спросил я.

– Персонаж из детской сказки – ответил Марк, – она конечно была не двуглавой, а обычной и очень мудрой, но мне кажется что это имя ей подходит.

– Как хочешь, мне без разницы – ответил я. – Тортила, так Тортила, все равно завтра я ее убью.

Сказать оказалось намного легче чем сделать. Черепаха оказалась намного сильнее, чем выглядела на первый взгляд. Ее удары были страшны, но броня надежно меня защищала. Зато меня отбрасывало на много метров после каждого и било о стены пещеры. Когда Тортила поняла, что меня убить она не может, то она просто спряталась в свой панцирь. Пламенная длань практически не справлялась с броней, а как только я подходил к мягкому месту, то получал сильный удар, отлетал от черепахи и бился о стену пещеры. Я потратил много времени пытаясь поймать лапы черепахи, которыми она меня била. Но она оказалась намного быстрее, чем я. Все мои старания пропали даром. Я не смог ничего ей сделать. Значит придется бороться с ее панцирем.

Два часа! Я прожигал броню твари два часа! Наполненных болью, трудом и потом сквозь сжатые зубы. При этом я смог углубиться не больше чем на пару сантиметров. Я посмотрел на край панциря, его толщина была не меньше двадцати. Так мне потребуется около двадцати часов беспрерывного труда, чтобы прожечь небольшую дыру. Так я никогда ее не одолею. Нужно было придумывать что – то другое.

Я вернулся в дом только вечером так ничего и не придумав. зато еще несколько раз получил от Тортилы, не больно, но обидно. На следующий день я снова вернулся в пещеру. Получил множество ударов, потратил тонну сил, но ничего не добился. Только на третий день бесплодных трудов я вспомнил то, что говорила Трейси. “Добавь золота, огня и ветра!”. Я решил попробовать именно это, ничего другого мне не оставалось. Я стал добавлять и дело пошло быстрее. Я добавил еще, и в руках у меня была уже не пламенеющая длань, а что – то другое. Я настолько удивился, что даже забыл про боль, которая нарастала с каждым усилением. Я дотронулся до брони и теперь оно стало плавится как масло. Тортила что – то почувствовала и недовольно заворчала, но деваться ей все равно было некуда. Я прожигал ее броню с легкостью и как только добрался до мяса, тварь заверещала. Она стала носиться по всей пещере, стараясь держаться от меня подальше, но кто же ее отпустит. Правда пришлось побегать и полетать. Тортила не собиралась сдаваться без боя и лупила меня всем, чем могла. Но это ей не сильно помогало, я с каждой попыткой, все больше расширял дыру и выжигал нежное нутро твари. Тортила еще немного посопротивлялась, но потом издохла.

Я выдохнул и только теперь ощутил всю боль, которая хлынула на меня потоком и затопила все мое сознание. У меня даже промелькнула мысль отрезать себе руки, чтобы избавиться от нее. Но хорошо, что я просто потерял сознание.

Я очнулся через несколько часов, лежа в пещере, рядом с трупом Тортилы. Поднялся, чувствуя, что руки еще горят, но уже не так сильно и можно терпеть. Я поблагодарил свое тело за беспамятство. Если бы я все это время терпел боль, то не уверен, что остался бы с нормальным рассудком. Более вероятно, я бы сошел с ума и вышел бы из пещеры совсем не тем кем зашел. На улице была ночь и если бы не страх, то я бы ничего не видел. Вокруг муравейника бродили какие – то твари, разглядеть внимательно мне мешали деревья. Видимо до утра они не уйдут, а значит всю ночь я проведу здесь в пещере. Но мне было чем заняться. Труп Тортилы огромной кучей возвышался посреди пещеры, и внутри мне нужно найти артефакт. Причем если в нем сердце, на что я очень надеялся, то мне придется очень постараться, просто оно очень маленькое.

Я работал не останавливаясь до самого утра. Первым делом я разрезал панцирь на две части, иначе мне было бы тяжело добираться до внутренностей. Руки болели, но сознание я не терял. А когда добрался до мягкой плоти, то уже вооружился саблей. Ей было намного удобнее разделывать тушу на мелкие части и при этом не нужно было терпеть боль. Я отрезал большой кусок и оттаскивал его в сторону. Потом разрезал на мелкие части и внимательно осматривал, стараясь ничего не пропустить. Остатки я сваливал в дальнем углу, но там место скоро закончилось и пришлось занимать еще один.

Горы остатков черепахи росли, а артефакта все еще не было. Я уже перебрал все тело твари, теперь очередь толстых и массивных лап. С ними было сложнее. Каждая весило под две тонны и я не мог их обхватить. Опять в дело пошла пламенная длань. Пришлось потерпеть, но тут уж ничего не поделаешь. Разделенные на куски конечности я оттаскивал от остатков туши и снимал мясо с костей. Я уже давно целиком покрылся потом, но это изнутри, а снаружи моя броня вся была в крови и во внутренностях черепахи. В конечностях не оказалось артефакта. Осталось только последнее место где он мог быть – голова.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?