-20%BestselerHit

Закуска с характером

Tekst
338
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Закуска с характером
Закуска с характером
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 29,44  23,55 
Закуска с характером
Audio
Закуска с характером
Audiobook
Czyta Софья Шамаева
18,42 
Szczegóły
Закуска с характером
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– А-а-а-а-афтф… тьфу!

Я с высоты свалилась в пушистый сугроб лицом вниз. Орать при этом, как оказалось, не стоило, так как тут же набился полный рот снега.

Ну а как не орать, если ещё мгновение назад я находилась в тёплом номере отеля, в котором до сего дня добросовестно (ну местами) трудилась на должности горничной?

А раз я находилась в тёплом номере отеля и на улицу отнюдь не собиралась, то и одежда у меня была соответствующая. А именно – унылое чёрное платье до колен с белым воротником и белым же передником, колготки и устойчивые туфли на низком каблуке. И всё!

– Эй, девица, вылезай скорее, а то насмерть замёрзнешь! – раздался рядом хриплый голос. За локоть схватилась крепкая рука, которая без особого труда извлекла меня, ошарашенную ситуацией и резкой сменой температур, из сугроба.

Спаситель оказался низким коренастым мужичком с длинной густой бородой, старательно заплетённой в две толстые косы. Больше всего он походил на… гнома!

Я слабо икнула, рассматривая его во все глаза. К счастью, он так глупо время на морозе не тратил. Я ещё не успела обрести дар речи, как он ловко закинул мне на плечи тяжеленный овечий тулуп.

– Ну чего застыла-то? Идём скорей в отель, там и поговорим!

– В… отель? – это слово я воспроизвела, почему-то подумав, что у меня временное помутнение рассудка и этот странный персонаж каким-то чудесным образом вернёт меня туда, откуда я пару минут назад вывалилась.

– В отель, в отель… – проворчал гном и подтолкнул меня в спину. Точнее, не совсем в спину, а чуть пониже. Будем надеяться, это получилось из-за его роста, а не по какой-то другой причине. Хотя с чего бы ему тогда ухмыляться?

Именно эта ухмылка частично привела меня в чувство.

Я окинула взглядом окружающее пространство и окончательно убедилась, что спятила.

Нет, вид-то, безусловно, был красивый. Белое, таинственно мерцающее снежное поле, густой еловый лес и замёрзшее озеро, ровная гладь которого отражала лунный свет. А посреди всей этой красоты – здоровенный особняк (или небольшой замок, так сразу и не разобраться).

Да, вид невероятный.

Вот только откуда всё это взялось в моём родном мегаполисе с его морем машин, облетевшими деревьями и чёрным покрытым бычками снегом?

Пока я об этом размышляла, неосознанно кутаясь в длинный тулуп, гном целенаправленно дотолкал меня до двери особняка и буквально запихал внутрь.

– Мать честная, зелёные человечки! – ахнула я, глядя на трёх мелких морщинистых существ с острыми носами, острыми подбородками, острыми зубами (которые они обнажили, услышав мой недальновидный возглас) и длинными острыми ушами. В настоящий момент все трое удобно расположились в креслах возле здоровенного камина, расположенного в ещё более здоровенном холле.

– Это гоблины, – усмехнулся гном. – Наши постояльцы.

– Что за нахалка? – скрипучим голосом уточнил один из гоблинов.

– Наша управляющая. Прошу любить и жаловать, – торжественно (и, как мне показалось, несколько издевательски) провозгласил гном.

– Управляющая? – хором переспросили эти трое и я.

– Угу. Звать… – он кинул вопросительный взгляд на меня.

– Яся… эээ… Ярослава…

– Звать Ярослава. Пойдём-ка со мной, Ярослава. Я тебе всё объясню, – он глянул на моё ошарашенное лицо и, как видно, не заметив там ни малейшего проблеска разума, поправился: – По крайней мере, попытаюсь.

Он сделал шаг в сторону отполированной деревянной стойки, оглянулся (я так и продолжала торчать с потерянным видом), глубоко вздохнул и уже привычно начал толчками гнать меня в нужном направлении.

Нашей целью, как выяснилось, была небольшая комнатка, вход в которую находился за стойкой.

Гном усадил меня в кресло, снял набитые тающим снегом туфли, подержал ладони над ступнями (те мгновенно высохли и согрелись), затем устроился напротив и сказал:

– Не понимаешь, как здесь оказалась, да?

Он немного подождал ответа, но не дождался, поэтому продолжил:

– Припоминаешь вредного старикашку в дорогом костюме с большим кожаным портфелем?

– Да! – встрепенулась я. – Это наш постоялец!

А ведь если подумать, то с этого старикашки всё и началось.

Хотя… нет, пожалуй, началось всё с нашей управляющей, тётки вредной и несправедливой. Сегодня утром она внезапно поставила меня перед фактом, что я работаю в праздники. А ведь график смен был согласован и утверждён заранее! Я давно распланировала свои дела и заблаговременно купила билет (потратив все свои с трудом накопленные сбережения), чтобы исполнить давнюю мечту и встретить Новый год в Праге.

Однако же на управляющую эти аргументы не произвели никакого впечатления.

Более того, подозреваю, что она нарочно передвинула график таким образом, ведь я имела неосторожность похвастаться будущей поездкой перед коллегами. Кто-то ей передал, а она решила испортить мне отдых. Просто из зависти. Конечно, это похоже на бредни обиженного сотрудника, но… случаи уже бывали и неоднократно. Почему-то даже намёк на чужой успех здорово выводил её из себя. Хотя чему завидовать? Я – горничная, а она – аж целая управляющая. Но нет ведь, неймётся ведьме.

Понятное дело, когда утро начинается с таких новостей, настроение испорчено на весь день. А тут ещё этот постоялец с портфелем. Уж до чего вредный попался! То подай, это принеси, тут пятнышко, тут мусоринка… Достал так, что я не выдержала и психанула. Высказала ему всё, что думаю о вредных стариканах, а потом, когда он начал возмущаться в ответ, посоветовала ему пожаловаться на меня этой завистливой козе управляющей, которая и работать толком не умеет, и ещё персонал тиранит почём зря.

Тут-то он и преобразился. Заулыбался вдруг так неприятно и говорит: «Значит, думаешь, управляющей быть намного легче? Что ж, в таком случае мы убьём двух зайцев. И повышеньице тебе выпишем, и грубить постояльцам отучим».

Я ещё, помню, решила, что дедуля бредит. Махнула на него рукой, да ванную чистить пошла. А только дверь-то открыла и через порог шагнула, так полетела прямиком в сугроб. С высоты! Последнее, что услышала прямо перед падением, был гадкий смех за спиной.

– Вижу, вспоминаешь потихоньку, – впилился в мои воспоминания голос гнома. – Так вот, девочка, ругаться с Крампусом – это не самая удачная идея. Теперь тебе придётся отрабатывать наказание.

– С… кем ругаться?

– С Крампусом. Ты ведь слышала про него?

– Ужастик смотрела… – пролепетала я. – Вы говорите про демонического Санту… эээ… старика, который непослушных детей наказывает?

– Вроде того. Только он не старик. Это просто личина. И тебе повезло, что он не явил истинный облик… м-да. Ну, в общем, наказывать он любит, это точно. И не всегда детей. Сейчас вот ты под раздачу попала. А до тебя у нас тут управляющей троллиха была. Тоже его наказание отбывала. Прямо вот перед тобой её отпустили.

– Угу…

Я тупо кивнула, потом молча встала с кресла (к счастью, в тепле подвижность мышц ко мне вернулась) и направилась к выходу.

– Куда ты? – гном рванулся следом, но зацепился за что-то бородой и отстал. Я быстро пересекла холл, выскочила за дверь и, увязая каблуками в снегу, пошла вперёд по утоптанной тропинке, которая вела в сторону озера.

Совершенно очевидно, что у меня галлюцинации. Может, я потеряла сознание. Или ударилась о ванну в комнате того постояльца, упала и лежу. Может, меня даже везёт скорая. Я читала рассказы людей после комы о реалистичных видениях. Некоторые из них были уверены, что живут другую жизнь. В любом случае сидеть в этом отеле и всё глубже погружаться в собственный бред я не собираюсь. Лучше буду идти. Куда угодно. Если это бред, то, по сути, нет разницы – сидеть или двигаться. Но движение – это хоть какая-то борьба, хоть что-то…

Конечно, в тот момент мои мысли были не настолько упорядоченными. Просто мне надо было делать что угодно, чтобы не скатиться в истерику. Вести диалог с гномом и всё глубже погружаться в пучину безумия не хотелось. Поэтому я и рванула прочь в надежде, что найду выход из закоулков собственного разума и приду в себя.

Глава 2

Холод был адский. Дыхание давалось с трудом. Глаза застилали слёзы, которые, кажется, тут же замерзали на щеках… Далеко уйти не получилось. Впереди внезапно возникла тёмная фигура, в которую я врезалась, не успев затормозить.

Мужчина взял меня за плечи, легко отлепил от себя и рассмотрел. Я взвыла, дёргаясь и безуспешно пытаясь вырваться.

– Опять! – процедил он. – Ну, Крампус…

В следующий момент меня выпустили. А потом на виски легли прохладные пальцы.

Я затихла. Истерика отступила. Разрывающие меня на части эмоции словно заморозились, сменившись в прямом смысле ледяным спокойствием.

– Лучше? – уточнил мужчина.

– Намного.

– Отлично. Тогда идём в тепло.

– Идём, – согласилась я. Потому что это было разумно.

В этот момент к нам подбежал запыхавшийся гном.

– Гарграниэль, – низко поклонился он при виде моего спутника.

– Привет, Брабер. Это, как я понимаю, новая управляющая? – он уточнил это ровно, но гном всё равно поёжился.

– Да. Прислали только что…

– Ясно.

Не добавив больше ни слова, мужчина поднял меня на руки и в следующий миг равнодушно сгрудил в то же самое кресло в той же самой комнатке.

– Быстро мы переместились, – констатировала я.

– Да, – кивнул он.

Брабер прибежал только через пару минут. Он, запыхавшись, ввалился в комнату и с беспокойством посмотрел на нас. Видимо, в присутствии этого загадочного Гарграниэля (если я правильно запомнила имя) ему было неуютно.

Могу его понять. Если бы эмоции были при мне, я тоже, пожалуй, разглядев своего спасителя на свету, постаралась бы особо при нём не отсвечивать.

Нет, он не был жутким монстром. Из плюсов – высокий рост, широкие плечи, густые чёрные волосы до лопаток с единственной неожиданной светлой прядью с правой стороны (смотрелось необычно, но ему странно шло) и красивое смуглое лицо (правда, до жуткости неподвижное, словно у него и самого эмоции давным-давно отмёрзли). Казалось, что улыбка на этом лице появиться попросту не может, а если и появится, то выглядеть она будет пугающе.

 

Вот такие вот сомнительные плюсы. Из минусов – пробирающие до оторопи глаза, меняющие цвет от светло-голубого, до стального серого и серебристого. Холодные настолько, что от его взгляда невольно сводило зубы. Да уж, с человеком глазастика не перепутаешь при всём желании.

Одет этот персонаж был до обидного легко. Чёрная рубашка, ворот и манжеты которой были расшиты серебряными нитями, жилет, широкий кожаный пояс и кожаные же брюки с сапогами. На сапогах – серебристые пряжки и шпоры. Одежда – совершенно не зимняя.

– Это всё по-настоящему, да? – спросила я у него, как будто доверяла ему больше, чем гному.

– Да.

– Ясно, – теперь я не отрицала реальность и спокойно анализировала информацию, поступающую от органов чувств. А они говорили мне, что всё вокруг такое же реальное, как и я сама. Разум работал чётко и ясно. – Что это за место? Другой мир?

– Скорее, другой слой нашего мира. Некий пространственный карман, закрытый от людей.

– Значит, этот отель – для отдыха магических существ?

Брабер тихонько хмыкнул.

– Не для всех. Здесь отдыхают, так скажем, не очень хорошие ребята, – Гарграниэль позволил себе усмешку. – Тролли, гоблины, демоны, тёмные эльфы…

– И большинство из них не прочь подзакусить человечинкой, – пробормотал под нос Брабер и снова замолчал, предоставляя право всё объяснить Гарграниэлю. Я услышала, но (слава моему новому состоянию!) не испугалась.

– То есть Крампус решил избавиться от меня таким образом?

– Он решил преподать тебе жестокий урок. Но если тебя кто-то ненароком прибьёт, то сильно переживать он не станет. Я не знаю точно, в чём суть конфликта, но могу предположить, что ты ему нагрубила или что-то в этом роде. Здесь тебе придётся быть очень вежливой с постояльцами, так как у тебя нет никакой защиты от них. Они тоже заинтересованы в том, чтобы отель продолжал работать, так что без повода убивать управляющую не станут.

М-да. Положение аховое. Как хорошо, что эмоции заморожены!

– Есть ли способ выбраться отсюда? – задала я самый главный вопрос. – Может, мне поговорить с Крампусом и попросить прощения?

– Он здесь не появляется. Иначе в отеле никто не останавливался бы на постой, опасаясь случайно с ним встретиться. Никто не хочет попасть под горячую руку и быть наказанным просто потому, что у старикана нет настроения. А способ выбраться один. Веди себя с посетителями тише воды ниже травы. Ни с кем из них не спорь. Чуть позже Крампус проверит, встала ли ты на путь исправления, и если к этому времени ты выживешь и выучишь урок, ради которого он тебя послал, то тебя вернут обратно. Наверное.

– Троллиху, которая занимала эту должность до тебя, вернули, – напомнил Брабер. – Хотя она тут натерпелась всего от постояльцев. Человеку будет намного сложнее.

Я помолчала, пытаясь осмыслить положение, в котором оказалась. А потом вспомнила ещё кое-что важное, что следовало уточнить.

– Гаргар… ой, то есть…

– Просто Гар.

– Гар, как долго будет длиться моё спокойствие?

– Ещё часов пять. Потом эмоции начнут понемногу возвращаться. Думаю, времени достаточно, чтобы ты осознала своё положение и смирилась с ним.

Гар встал, сухо кивнул мне, и вышел прочь.

– Это твоя комната, – сказал Брабер. – Осваивайся. Скоро будет ужин. В твои обязанности входит за всеми приглядывать, контролировать работу персонала, встречать гостей и помогать им с решением проблем.

– А кто ещё из персонала имеется?

– Я, ты, феи. Всё. Я – охранник, ну и подменять тебя буду за стойкой по ночам, пока ты спишь. Феи готовят еду и убирают в номерах. С остальным разбирайся сама, это приказ Крампуса. Разжёвывать тебе, что к чему, не велено. Благодаря Гарграниэлю ты и так получила больше информации, чем планировалось. Осматривайся, да выходи. До ужина за стойкой постоишь. Попривыкнешь хоть немного, пока эмоции не вернулись, – он с сочувствием хлопнул меня по плечу и тоже вышел, притворив за собой дверь.

Пользуясь его советом, я принялась осматривать комнату. М-да, обстановка отнюдь не подавляла роскошью. Напротив большого окна, наглухо закрытого синими занавесками, стоял стол из тёмного дерева и такой же стул, возле противоположной стены – кровать, застеленная полинявшим голубым покрывалом, и крошечная тумбочка с настольной лампой. Ещё имелись симпатичный старинный шкаф с кривыми ножками и продавленное кресло с пуфом.

Я обратила внимание, что кое-где виднелись странные пятна, будто кто-то немного опалил поверхность. Они попадались на стенах, на полу и на мебели. Надо будет уточнить у Брабера, что это такое. Если он, конечно, захочет отвечать.

Помимо выхода к стойке, в комнате имелось ещё две двери – ванная и туалет. Я не поленилась, заглянула. Сантехника более-менее современная, это хорошо. Только ванна местами проржавела. Зато вода горячая имеется. В этом я убедилась, покрутив ручки у крана. Что ж, хотя бы мыться в лохани не придётся. Всё выложено плиткой, правда, давно. Часть плитки успела потрескаться и даже отвалиться. Ну да это уже мелочи.

Я заглянула в шкаф. Там висело одно-единственное платье неопределённо-серого цвета, очень потрёпанное, с заплатами. Честно говоря, оно годилось только для того, чтобы его пустили на половые тряпки. Видимо, платье принадлежало троллихе, так как размер у него был впечатляющий.

Но почему она носила такую вещь? Либо она была не слишком аккуратной особой, которой всё равно, во что одеваться, либо же у неё нечего было носить.

Неужели мне всё время придётся ходить в этом платье горничной, в котором меня сюда зашвырнуло? Или же всё-таки можно будет достать хотя бы одну смену одежды? Ведь не голой же эта троллиха отсюда ушла? Если одно платье осталось в шкафу, значит, есть надежда, что у неё было ещё как минимум одно.

Кстати, надо, пожалуй, снять передник. В нём я больше похожа на горничную, чем на управляющую. Лучше уж пусть останется просто строгое платье с белым воротником. Думаю, на фоне троллихи я в любом случае буду выглядеть стилягой. Пока платье не износится… м-да.

Отделавшись от передника, я подошла к окну и раздвинула занавески. Зачем их вообще задвинули? Такой шикарный вид из окна способен украсить даже самую убогую обстановку.

В этот момент раздался хлопок и унылая комнатушка сменилась вполне приличным и весьма просторным номером отеля.

Глава 3

Напротив меня стоял тролль в одном полотенце, небрежно намотанном на бёдра, и сверлил меня маленькими, глубоко посаженными глазами. По крайней мере, я решила, что это тролль. Он был высоким (выше меня на три головы), пузатым, с серой кожей, очень твёрдой на вид, а ещё весь какой-то неровный. Будто небрежно слепленный из пластилина. Тяп-ляп и готово. На бугристой голове – ни единого волоска. Нос широкий и приплюснутый, а ручищи устрашающе огромные. Похоже, его лучше не злить. Ударит разок кулачищем и всё.

– Ты кто? – спросил тролль, рассматривая меня с нездоровым интересом.

– Новая управляющая, – ответила я.

– А где Молли? – поинтересовались серебристым голоском из-за спины.

Я обернулась. Позади меня в воздухе парила девушка, размером с кисть моей руки. Она источала тёплый золотистый свет, сияя, как новенькая лампочка. Наверняка фея! И как же эти малютки убирают такие громадные номера и готовят еду?

– Молли – это троллиха? Она отбыла своё наказание и её отпустили.

– Вот как? – радостно оскалился тролль. – А ты – новая игрушка, значит? Да ещё такая миленькая! Очень кстати!

– Это вы меня сюда вызвали? – уточнила я. – По какому вопросу?

– Мы, мы… – тролль шагнул ко мне, улыбаясь всё шире. – Эта маленькая нахалка отказывается стричь мне ногти! – он ткнул пальцем вниз. Я опустила взгляд и задумчиво уставилась на его жуткие ногти, грязные, неровные, изогнутые в разные стороны и с такой толстой ногтевой пластиной, что с ней, кажется, не справилась бы и ножовка.

– Разве горничная должна этим заниматься? – хладнокровно уточнила я. Фея замотала головой и умоляюще сжала на груди крохотные руки.

– Пупсик, тебе придётся усвоить пару уроков. Здесь постояльцам лучше ни в чём не отказывать. Молли хорошо это усвоила и поэтому не только осталась в живых, но и заслужила свободу. Так что тебе следует взять с неё пример…

Пока он говорил, я размышляла.

Разумнее всего послушаться тролля и отдать фее приказ заняться его ногтями, а в помощь ей позвать других фей. Вот только больно уж лукавый взгляд был у этого тролля. Да и его слова про игрушку… Очевидно, что сейчас ему больше всего хочется поиграть со мной. А значит, даже если я выполню его требование, он тут же придумает новое. И стараться будет придумывать что-то максимально отвратительное, ведь так веселее. Уверена, отпускать меня так просто он уж точно не планирует. Ему нужен повод придраться. А что будет потом, не хочется даже думать.

Внезапно мне пришла идея, которую можно было осуществить только сейчас, используя то единственное преимущество, которое дал мне Гар.

Если бы у меня имелся хоть грамм эмоций, я бы ни за что не стала делать то, что сделала. Во-первых, не хватило бы духу, во-вторых, вряд ли получилось бы удержать бесстрастное лицо и довести игру до конца, не выдав волнения.

Именно спокойствие было сейчас моим главным и единственным козырем. Если бы дрогнул голос, или подогнулись колени, или выступила крошечная капля пота… всё могло бы кончиться очень быстро и печально.

Но в этот момент я была айсбергом.

Ледяным, уверенным, спокойным настолько, что не возникало и сомнений, что на моей стороне правда.

– Я не Молли, – холодно и отчётливо произнесла я, расправив плечи. – Её отправили обратно, так как Крампуса не устроило, как из-за неё тут все распустились. А ведь он терпеть не может беспорядок. Когда персонал и постояльцы начинают нарушать правила, место для отдыха перестаёт быть таковым. Разве отель создали для этого? Здесь должно быть удобное и безопасное убежище, с хорошим сервисом и безупречным обслуживанием. Именно поэтому убрали Молли и наняли меня, поручив привести отель в порядок и не дать ему превратиться в звериное логово.

– Наняли? – хором уточнили тролль и фея.

– Конечно. Я профессионал. У меня есть опыт работы в лучших отелях, – соврала я с невозмутимым лицом выдающегося игрока в покер.

– На эту должность давно никого не нанимали по всем правилам, – с подозрением заметил тролль. Он сверлил меня взглядом, ища признаки неуверенности. Даже по-собачьи втянул воздух своим огромным носом, видимо, надеясь учуять запах страха. Однако запаха не было, потому что не было и страха. Я спокойно выдержала взгляд: на моём лице не дрогнул и мускул.

Я вспомнила, как гонял меня придирчивый старикан из-за каждой мусоринки, и добавила:

– Вы знаете Крампуса. Раздражающее нарушение правил приводит его в бешенство. Вы можете прямо сейчас продолжать настаивать на своём и активно препятствовать приведению этого места в порядок. Только потом не удивляйтесь, если в наказание вас сделают следующим управляющим здесь. Хотите стать новой Молли?

Он отступил на полшага. Я поняла, что попала в цель. Видимо, Молли тоже наказали за какую-нибудь подобную мелочь и её сородич об этом знал. Как знал и о том, что Крампус любит, чтобы всё было безупречно.

– Я просто пошутил, – торопливо заверил тролль, мигом утратив крутизну. – Конечно, порядок важнее всего!

– Значит, претензий больше нет?

– Нет! Всё устраивает!

– Отлично.

Я кивнула, собираясь выйти в коридор, но тут снова раздался хлопок и номер сменился прежней комнатушкой. Это что, местная магия отеля так работает? Перемещает меня туда, где требуется моё присутствие, а потом возвращает обратно?

Интересно, а сама я могу перемещаться по своему желанию? Попробуем.

Я сосредоточилась и пожелала оказаться в ванной комнате. Не вышло.

Ладно. А если попытаться переместиться на кухню? Я закрыла глаза и напряглась. Ничего. Жаль. Было бы здорово побывать там и познакомиться с другими феями, всё-таки теперь я их начальница и должна так или иначе контролировать работу.

Едва я об этом подумала, как вновь раздался хлопок и я оказалась на огромной кухне. Из-за большого количества сияющих фей как-то невольно приходили мысли о праздниках. Они будто летающие новогодние лампочки украшали собой это большое мрачноватое помещение.

Увидев меня, феи тут же оставили дела и сбились в кучу, держась на расстоянии.

– Интересно, – сказала я вслух. – Значит, я перемещаюсь, если этого требует дело. А просто так, для развлечения, не могу. Запомним! Итак, добрый вечер, дамы!

 

– Это новая управляющая, – пискнула одна из фей. – Я вам говорила.

Как только прозвучал возглас, остальные тут же перестали толпиться в воздухе и выстроились передо мной ровной сияющей шеренгой.

– О! А ты, должно быть, была в том номере с троллем! – сообразила я. – Это ведь был тролль?

– Да, – ответила фея. И замолчала.

Чего они ждут? Почему стараются держаться подальше? Неужели боятся?

– Что-то не так? – уточнила я. – Вы считаете, что я могу причинить вам вред? Но ведь я буквально только что заступилась за одну из вас! Если бы не я, ей бы пришлось стричь ногти троллю!

– Простите, – тоненько сказала другая фея. – Просто Молли была… эээ… довольно жёсткой. Для постояльцев ни в чём не было отказа, а нас она постоянно гоняла и придиралась к каждой мелочи.

– Так почему же вы ей не отомстили? Вас же много? При вашем размере вы можете проникнуть в любое место и напакостить так, что и никто и не заподозрит, в чём дело. Разве нет?

– Не можем, – ответили мне уже несколько голосов.

– Неужто из-за врождённой доброты? Хотя погодите-ка! Вы тоже отбываете наказание?

– Да…

Ну понятно. Вот почему Молли могла их гонять! Ей нельзя было оскорблять постояльцев, поэтому она пользовалась своим положением управляющей и отыгрывалась на товарищах по несчастью.

– Ну так я не такая. Для меня, как и для вас, важно, чтобы всё было в порядке, а срывать злость я не намерена. Уверена, что вы и без того очень стараетесь, так как хотите, чтобы вас поскорее отпустили. Поэтому предлагаю стать союзниками и изо всех сил помогать друг другу.

– Я говорила, она другая, – радостно сказала моя знакомая из номера. – К тому же её НАНЯЛИ

Последнее слово она сказала с трепетом, что вызвало всеобщее: «Оооооо…»

У меня даже мысли не мелькнуло раскрыть им правду. Пусть лучше все пока так считают. Кстати, раз уж я решила вести игру, надо кое-что срочно доделать…

Ещё немного поболтав с феями и, кажется, окончательно расположив их к себе, я со вздохом сказала:

– Ладно, дамы, с вами хорошо, но мне ещё пост принимать и с постояльцами знакомиться.

– Бедная, – переглянувшись, посочувствовали феи. – Может, тебя нашей пыльцой обсыпать?

– Зачем?

– У монстров от неё кожа искрится. Им неприятно. А ещё сыпь может появиться или зуд. Правда, тебе её ненадолго хватит. Пыльца очень недолговечна. Отделившись от нас, она исчезает через двадцать минут.

– Спасибо, не нужно. Боюсь, их это только разозлит.