3 książki za 35 oszczędź od 50%

Лучший друг моего брата

Tekst
26
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Лучший друг моего брата
Лучший друг моего брата
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 31,82  25,46 
Лучший друг моего брата
Audio
Лучший друг моего брата
Audiobook
Czyta София Булгакова
20,96 
Szczegóły
Лучший друг моего брата
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Автор Зейна Рейн

«ЛУЧШИЙ ДРУГ МОЕГО БРАТА»

Жанр: Молодежная проза

Глава первая

Для начала давайте познакомимся. Я – Комарова Ксения Владимировна и мне восемнадцать лет. Учусь на первом курсе в технологическом институте на экономическом факультете. Честно?! Я понятия не имею, зачем я здесь учусь. Скорее это для галочки и, чтобы родители не докучали, что мне нужно иметь в будущем профессию. Окончив одиннадцатый класс, я выбрала самый оптимальный вариант, и поступила туда, где уже учился мой старший брат, Андрей. Но у него есть одно маленькое преимущество передо мной… Он гений. За что бы он ни брался, все у него получалось на «ура», в отличие от меня. До этого он был гордостью школы, уроки и контрольные для него никогда не вызывали проблем. А сейчас он… Гордость института.

Все его просто обожают: девчонки, пуская слюни, бегают за ним толпами и не важно с какого они курса, первого или пятого; парни считают его кумиром. Ещё в школе многие пытались копировать моего брата. Это, скажу вам, было ужасное зрелище. В общем, и в институте, в принципе, ничего не изменилось. Преподаватели его готовы на руках носить, и прощают ему все: прогулы и своевольное поведение, чем он без зазрения совести пользуется, причём очень часто.

В общем, мой брат, так сказать – наглый бездельник. Да ещё красив до жути. Но балбес, потому что ни к чему не стремится. Не знаю я, за что ему все это, но живет он как сыр в масле. И все ждут от меня того же. Но, так получилось, что я, его сестра, полная ему противоположность.

Я не сильна в учёбе. И что бы я ни делала, все получается из рук вон плохо. Удивляюсь, как вообще школу закончила. Все учителя во главе с директором были рады, что я покидаю данное заведение. И все из-за того, что я очень люблю подраться. В нашей семье даже папа говорит: «Может, природа что-то напутала и ты должна была родиться парнем…».

В общем единственное, зачем я хожу в институт – навалять напыщенным пигалицам, которые скажут хоть одно восторженное слово в сторону моего брата. Я его не ненавижу. В принципе, он не виноват, что родился вундеркиндом. Просто считаю, что это несправедливо: да он же на занятия приходит только раз в неделю.

– Комарова Ксения Владимировна, – мама, грозно сверкая глазами, чуть ли не с ремнем шла мне навстречу, как только я вошла в квартиру. – Не хочешь объясниться?

– Всё нормально, мам, – сказала я, не обращая внимания на её гнев. Уже привыкла. Сейчас немного остынет и все будет как обычно. В темпе скинула с себя верхнюю одежду и прошла на кухню.

– Всё нормально? – снова вспыхнула она, разводя руками в сторону. – Мне звонил декан из института… Ты снова дралась!

– Ну, подралась и подралась, – спокойно ответила я и схватила печенье, что лежало в вазочке на столе. – Я же не виновата, что все они мямли, как за спиной обсуждать легко, а в глаза прямо отвечать не могут… – взмахнула руками и отправила печенье прямо в рот. – Кстати, в этот раз мне тоже досталось, между прочим.

– Сама виновата, – спокойно произнесла мама, уже умерив свой пыл. – Иди переодевайся, сейчас обедать будем.

Тяжело вздохнула и отправилась к себе в комнату. Бок левый ужасно ныл, одна курица пнула меня ногой, нужно было не церемониться с ней и приложить хорошенько.

Открыв дверь своей комнаты, я увидела перед собой картину: брат собственной персоной со своим другом, Антоном, сидели на моей кровати, уткнувшись в ноутбук, что-то шепча себе под нос. И так практически каждый день. Донцов Антон – лучший друг Андрея с первого класса. Вторая гордость нашего института. Он такой же замечательный во всем. Нет, я не скажу, что они прям ботаники, в смысле те, которые день и ночь зубрят. Это не так. Не знаю как у них получается успевать во всем, в учёбе, в спорте… В общем эти двое – просто бомба в замедленном действии, когда вместе. Антон такой же кретин, как и мой брат. Они просто обожают вместе прогуливать занятия и делать всякие глупые поступки, типа угона тачки у родителей Антона и пропажи тех вместе с этой же машиной на парочку дней. Ладно хоть не додумались ещё чужие машины угонять. А вообще, если им так нравится устраивать гонки на трассе, лучше бы свою, в конце концов, заимели.

– Свалите из моей комнаты, – прорычала я. Эти двое даже не заметили моего присутствия. Как всегда режутся наверное в какую-нибудь игрушку. Подойдя к кровати, я нагнулась над крышкой ноутбука, чтобы посмотреть… Так и есть, онлайн-игра и, посмотрев на счётчик, сидят эти два придурка так уже более двух часов.

– Уйди, не видно же ничего, – отпихнул меня брат.

– Свалите из моей комнаты, – повторила я.

Андрей поднял голову, отрываясь от ноутбука, и улыбнулся во все лицо. Придурок.

– Так ты на кровать присесть хочешь? – Спросил он.

– Да, и мне нужно переодеться, – ответила я. – И потом, почему бы вам не свалить обоим в твою комнату? – Тыкнула указательным пальцем в плечо брата. До сих пор не понимаю, почему все чаще и чаще они зависают именно у меня. Здесь что, мёдом намазано?

– Не, – потянулся брат. – В моей комнате не та атмосфера.

Антон только хмыкнул на слова друга.

Но всё же я добилась нужного результата, эти двое спрыгнули с моей кровати. Антон уже привычным ежедневным действием, направляясь к подоконнику, запрыгнул на него. Скинув с себя пиджак, я подошла к стулу, чтобы повесить тот на спинку, где уже расположился мой брат с ноутом у себя на коленях.

– Что это? – Спросил Андрей, схватив мою руку, он заметил царапину, оставленную одной из куриц во время потасовки.

– Ничего, – отдернула руку и отошла к шкафу.

– Не хило, – присвистнул Антон.

– Ты можешь хоть день обойтись без драк? – тут же начал отчитывать меня брат, сверля серьёзным взглядом.

– Что? – достав из шкафа сменную одежду, я повернулась к нему. – Я не дралась, – бросила я и вышла из комнаты, нужно переодеться.

Зайдя в ванную комнату, я стянула с себя парадную одежду. В боку снова стрельнула боль и я поморщилась. Глубоко вздохнув, все же переоделась.

– И скольких ты сегодня приложила? – полюбопытствовал братец, как только я вернулась в комнату.

– Троих, – улыбнулась и, запрыгнув на кровать, снова поморщилась от боли в боку.

– Имена, – потребовал Андрей.

Ага, щас, так тебе и все рассказала.

– Ещё тебе я и не жаловалась, – усмехнулась я.

– Ксю! – прорычал брат.

– Да отстань от неё, – в разговор встрял Антон, кивая в мою сторону. – Она сама неплохо справляется.

– Вижу, как справляется, – вздохнул Андрей.

– Ксения, мальчики, – донесся голос из кухни.

– Пошлите есть, – Антон спрыгнул с подоконника и, забрав ноутбук из рук брата, положил его на стол и первый вышел из комнаты.

– Дура, – прошипел мне брат, показывая кулак.

– Сам дурак, – ответила я, за что словила подзатыльник.

Я не осталась в долгу, поэтому на кухню мы уже зашли пихаясь и толкаясь.

– А ну, прекратите, – мама расцепила нас обоих и рассадила подальше друг от друга. Поставила перед каждым тарелки с жарким. Себе налила кружку чая и, удобно расположившись на стуле, повернулась к телевизору, где шел её любимый сериал.

Не успела я поднести ложку к тарелке, как мне под столом прилетел пинок в ногу. От неожиданности я дернула рукой и ложка с грохотом упала на пол.

Андрей от того, что вовремя не сдержал смешок, выдал себя с потрохами.

– Прекратите, я сказала вам обоим, – вскрикнула мама, бросая на меня с братом свой грозный взгляд.

Когда она снова отвернулась к экрану телевизора, я послала фак брату. Теперь не выдержал и Антон, заливаясь хохотом. Мама молча добавила звук на телевизоре и сделала вид, что нас тут не было.

Глава вторая

Утром я проснулась от звонка будильника и, не открывая глаз, на ощупь взяв телефон, что лежал на прикроватной тумбе, поспешила избавить себя от оглушающего звука. Минут десять ещё понежилась в кровати и поднялась. Нехотя поплелась в ванную комнату в надежде, что та ещё свободна.

– Ты там долго ещё, нет? – из-за двери донесся голос брата, как только я выключила душ, закончив с водными процедурами.

Вот же урод! Вставать надо было раньше! Наскоро вытерла влагу с тела полотенцем и, накинув халат, вышла.

– Ну, наконец-то, чуть тут дела не сделал, – Андрей, только я открыла дверь, тут же протиснулся мимо, чуть ли не на ходу снимая штаны.

– Хоть дверь закрой, придурок, – поспешила я скрыться от облегчающегося брата, возвращаясь к себе в комнату.

Переоделась в парадную одежду и пошла на кухню, где меня уже ждали родители и завтрак.

– Сегодня у тебя контрольная? – спросила мама, когда я присела за стол.

– Не-а, – ответила я, размазывая ломтик хлеба плавленым сыром.

– А твой декан вчера мне сказал, что да, – бросила на меня серьёзный взгляд мама.

–Не настолько уж она важная, – откусив кусок бутерброда, ответила я.

– Ну-ну… О, Андрей, садись завтракать, – на кухню зашёл брат весь потрепанный.

– Да, отвык ты, братец, на занятия ходить… – ухмыльнулась я, оценивая его внешний вид. Рубашка, которая была на нем надета, слегка мятая.

– Доброе утро, – игнорируя мою реплику пробубнил он, лишь уставив на меня свой грозный взгляд.

– Спасибо, я пошла, – поднялась из-за стола.

– Подожди меня.

– Не, я тебе не нянька, сам дойдешь, – почувствовала толчок от брата, но, не обратив на него внимания, пошла дальше одеваться.

Напялив куртку, шапку и забросив на плечи рюкзак, попрощалась с родителями и вышла из квартиры. Как только подъездная дверь открылась, меня обдало ледяным воздухом.  Был конец октября, а мороз как в середине зимы, блин. Натянув шапку на уши, двинулась в сторону института. Дорога до него примерно минут пятнадцать, но идти против ветра… Прибавив шагу, я свернула во дворы: так можно было срезать.

 

– Ксю, Ксю, погоди!

Ну просила же его!

Обернувшись, увидела как в мою сторону бежит Андрей. Ветер теперь дул в спину и я поняла, что так идти даже лучше.

– Просил же подождать, – насупился брат.

– А я говорила, что я тебе не нянька, сам дойдёшь. И вообще, с чего ты решил сегодня на занятия идти?

– У меня репетиция.

– Что за репетиция? – искренне удивилась я.

– Играю в одном спектакле, – ухмыльнулся брат, взяв меня под руку.

– Да ладно… – не сдержала смешка.

– Что смешного? Я каждый год играю роль принца, – кажется, брат действительно гордился этим. Но от этого меня ещё больше накрыло.

– Извините, сударь, – склонившись перед ним, я сделала реверанс, заливаясь хохотом.

– Заткнись, – Андрей толкнул меня на дорогу и тут же оттащил.

– Сбрендил? – испугалась я.

– Не ссы, – ухмыльнулся он.

– Да пошёл ты, – огрызнулась я. – Что за спектакль-то?

– Новогоднее представление, каждый год я играю в нем главную роль.

– А почему не деда Мороза? – полюбопытствовала я. – По-моему, на Новый год быть дедом Морозом круче.

– Не, принцем круче, – не согласился со мной брат, поднимая руку вверх, придуриваясь. Я улыбнулась.

– Тогда удачи тебе, чтоб ты споткнулся на репетиции, – не сдержавшись, я залилась в хохоте, за что получила подзатыльник.

– Дура, – бросил брат, забегая по ступеням главного входа в институт. – Удачи на контрольной, – бросил он через плечо и поспешил к Антону, который шёл по коридору.

– Ага, – бросила в спину брата и поспешно отправилась в нужный кабинет.

Контрольная работа по линейной алгебре, твою мать! Когда я зашла в группу, Валентина Михайловна, наш преподаватель, уже записывала задания на доске. Проходя на свое место, заметила недовольные взгляды однокурсников.

– Я вас предупреждала о контрольной! У вас было время подготовиться… – Валентина Михайловна со скептицизмом обвела всех взглядом.

Глянув на доску, отметила кучу уравнений. Наверное, Андрею с Антоном это как орешки щелкать… Эх, и почему я не родилась вундеркиндом.

– Всех, кто участвует в новогодней постановке, прошу немедленно пройти в музыкальный зал. Повторяю: всех, кто участвует в новогодней постановке, прошу немедленно пройти в музыкальный зал, – послышался голос из радио в коридоре.

– Валентина Михайловна, мы участвуем в спектакле, – обратилась девушка с первого ряда к преподавателю.

– Все? – удивлённо спросила Валентина Михайловна.

– Нет, конечно, – рассмеялась та, – только пять человек.

– Кто участвует – свободны, – вздохнула преподаватель, явно с неохотой отпуская студентов. – Контрольная работа переносится на следующую неделю, – сказала она, стирая с доски уравнения.

Я вздохнула с облегчением. Хоть что-то хорошее за эти дни. Пятеро моих однокурсников засобирались и, перешептываясь о чем-то своем, вышли из кабинета. Из открытой двери было слышно, как и из других групп выходят остальные… И зачем им столько народу? Ну, да и фиг с ними, радует, что контрольная сорвалась. Долго ликовать, к сожалению, мне не дали…

– Комарова, – позвала меня преподаватель, – Иди-ка решай линейное уравнение у доски…

Тяжело вздохнув, я поплелась к доске.

– Комарова, что это ты не весёлая сегодня? – Окликнул меня женский голос, когда я шла по коридору.

– Да пошла ты, – я прошла мимо этой выскочки, не желая лезть в драку.

Студенты, проходящие мимо, услышав нашу стычку, уже медленно кучковались, окружая нас.

– Посмотрите-ка, какие мы грозные. Неужели все настолько плохо? – Не унималась брюнетка. Арина Царёва, студентка второго курса нашего института, учится на факультете менеджмента. Не знаю почему, но с самого начала мы не сошлись характерами. – Ай, – прервала её поток слов, заехав этой пигалице промеж глаз. Вот не хотела ведь драться…

Царева ошарашено уставилась на меня.

«Что вылупилась, идиотка? Смелости не хватает? Только языком молоть и умеет…» – ухмыльнувшись своим мыслям, я развернулась, собираясь уйти, но уже в следующую секунду мне прилетел удар по голове. Вот же сука…

Не ожидая подвоха, я упала лицом на пол и на меня тут же посыпался град пинков.

Ну все, ты разозлила меня вконец. Не умеешь драться – не лезь.

Схватив эту пигалицу за штанину, с силой дернула в бок. Девушка свалилась рядом со мной на пол. Воспользовавшись моментом, залезла на нее сверху и ударила кулаком по идиотской роже. Она, брыкаясь и размахивая кулаками в разные стороны, так и не смогла задеть меня.

Тряпка.

Схватила девушку за запястья, чтобы не мешала своими маневрами и приземлила свой кулак прямо ей в нос. Кровь брызнула на плиточное покрытие коридора. Кто-то завизжал из толпы.

Плевать я на них хотела.

Размахнулась для второго удара и снова врезала по носу Царевой. Девушка завыла. Новый поток крови хлынул из ее носа, а также с моих костяшек.

– Что тут происходит? – послышался голос нашего куратора, – Комарова, что ты творишь?! Отпусти ее немедленно! – чуть ли не завизжал голос уже рядом со мной. Я размахнулась снова, целясь по зареванному и испачканному лицу, но так вышло… мой кулак встретил цель раньше: замахиваясь, я не хило вдарила какому-то придурку, что влез сзади.

Я обернулась, чтобы сказать пару ласковых и замерла в шоке. Прикрывая глаз, возле меня стоял Алексей Григорьевич, наш куратор. Чтоб тебя… Вот что я мимо-то Царевой не прошла? Знала ведь как все может закончится.

– Комарова! – Взревел он. – Живо в кабинет декана! – Держась за ушибленный глаз, куратор схватил меня за руку и поволок за собой. – Живо! – Зашипел он, наверное, от гнева.

Блядь. Это вам не шуточки: оказаться в кабинете декана. Сейчас я просто так не отделаюсь. Вот дерьмо. А главное ведь я не виновата. Вот нахер он полез к нам?

Зайдя в кабинет, я остановилась, боясь сделать шаг дальше. Вдруг Алексей Григорьевич посчитает, что я нисколько не сожалею? Хотя я не сожалею, я просто не хочу вылететь из института… Павел Иванович, декан института бросил взгляд сначала на куратора и, заметив как глаз Алексея Григорьевича наливается синеватым оттенком, тут же забегал по кабинету, наверное, в поисках чего-то холодного. Ничего как кроме графина с водой, что стоял на его столе, не обнаружилось. Да уж, зрелище конечно было ещё то… В обнимку с графином, куратор сел за стол.

– Комарова… – чуть ли не рыча, Павел Иванович устремил на меня убивающий взгляд.

– Хочу сказать, что не я это начала. Так вышло…

– Да плевать я хотел! – Ни капли не беспокоясь об этике и прочей херне, прорычал он. – Комарова, – уже более спокойно продолжил декан. – Ты хоть в курсе, сколько жалоб на тебя поступило? А ты ведь ещё только на первом курсе!

– Мм… Ну может пару десятков? – прищурилась я.

– А ты все шутишь… Здесь тебе не колония строгого режима, где тебе собственно и место. Это учебное заведение! Тут не набрасываются с кулаками на каждого встречного! – причитал он на повышенных тонах. – Я уже сыт по горло твоими выходками, – чуть наклонившись ко мне, добавил он.

– Извините, – в кабинет залетел Андрей.

Вот только тебя здесь и не хватало.

– Ой, а что это с вами, Алексей Григорьевич? – начал брат, словно случайно оказался в данном помещении.

Не делай вид, что ты не знаешь, что это с ним. Я уверена, сейчас все только и обсуждают этот инцидент.

– Это, Ксения, твоя сестра, – проинформировал брата Павел Иванович, а Алексей Григорьевич лишь тяжело вздохнул.

– Вы же ее не отчислите? – уже серьезно начал Андрей. Я повернулась к декану, желая тоже знать ответ на этот вопрос.

– Собственно, почему бы мне именно это и не сделать?

Вот это я влипла… Мама меня прибьет.

– Пожалуйста, Павел Иванович, я думаю, Ксения не хотела этого и очень извиняется, – не обращая на меня никакого внимания, запел брат. – Она сделает все, что вы скажете. Будет стараться учиться, поможет во всех мероприятиях и никогда, никогда больше никого не ударит… в здании института.

Задумчивый взгляд декана меня не то, чтобы радовал, но ведь он не отказался от предложения Андрея. А значит, есть шанс мне не вылететь отсюда пробкой. И пусть брат наплел про все эти условия… Кому какое до них сейчас дело?

– Ксения! Ты обещаешь? – обратился ко мне Павел Иванович.

– Обещаю, – даже не задумавшись, согласилась я.

– Можешь идти, – наконец вынес вердикт декан. – Но… – я в ужасе уставилась на него. – Я помню твоё обещание. Нарушишь – вылетишь из института. Понятно?

– Да, – я вышла из кабинета.

– Спасибо большое, Павел Иванович, она не подведет, – бросил брат, выходя следом. – Ты что творишь, идиотка? – схватив меня за плечо мертвой хваткой, Андрей отволок меня от любопытствующей толпы, которая «случайно» прогуливалась рядом с кабинетом декана.

– Больно, отпусти придурок, – попробовала высвободиться я, но было бесполезно.

– Ты будешь делать все, что тебе скажут, ясно? И ты больше и пальцем никого не тронешь, усекла? – пригрозил брат, нависая надо мной.

– Да поняла я, отвали, – оттолкнула я его от себя, – Я домой.

– Ещё пары не закончились.

– У меня закончились, – ухмыльнулась я и направилась к коридору, где мы с Царевой подрались, за рюкзаком, который обнаружила на ближайшем подоконнике.

Глава третья

В общем, как и ожидалось, инцидент в институте не прошёл без скандала. Дома мне влетело по полной. Мама орала на меня час. Даже Андрею досталось: мол, где он был, когда я влезла в драку… Вот за что мне все это? Я же случайно ударила куратора! Но это маму никак не волновало, и теперь я под домашним арестом до самого Нового года. А до него ещё два месяца!!!

В институте преподы, как ни странно, молчали. А вот студенты просто ополоумели. И так никогда умом не блистали, а теперь… На каждой паре на меня пялилась чуть ли не вся группа, по коридорам я ходила словно под прожекторами… Вообще не жизнь, а сказка, блин.

Вот и сейчас, мы сидели на математическом анализе, но вместо того, чтобы решать уравнения, как по плану должно быть на паре, все дружно пялились на меня. Кто-то смотрел украдкой, а кто-то совсем стыд потерял и напрямую, чуть ли не повернувшись к преподавателю спиной, смотрел на меня.

Очередь дошла до меня и Ольга Семёновна, наш преподаватель, вызвала меня к доске.

– Комарова, назови мне основные теоремы о пределах, а после закрепим их на примере.

– Если предел существует, то он единственный. – Закатив глаза, ответила я. – Теорема первая. Предел постоянной равен самой постоянной, – взяла в руки мел и подошла к доске, выписывая уравнение…

– Да, правильно. Кто там следующий? – прекратил мои муки преподаватель. Облегчённо выдохнув, я вернулась на свое место.

Прозвенел звонок и все привычно зашумели, засобирались. Пятеро однокурсников ушли на репетицию, а остальные, в том числе и я, пошли на историю России.

Как говорится, учеба не каждому дается, а история России для меня вообще тёмный лес. Преподаватель, Марина Сергеевна, монстр в женской юбке. И поэтому я шла на пару, как на каторгу. Зайдя в группу, я села как можно дальше. У нее сегодня не лучшее настроение, впрочем как и всегда, лучше на глаза ей лишний раз не попадаться…

– Готова, Комарова? – спросила та меня. И, как ни странно, я была готова. Весь вечер Андрей нависал надо мной, чтобы я выучила все задания. И, в конце концов, я сдалась под его напором.

– Да, – ответила я, вытаскивая из рюкзака тетрадь и ручку.

– Ну-ну, сейчас проверим.

Прозвенел звонок, и все поднялись со своих мест, приветствуя преподавателя.

– Садитесь, – разрешила Марина Сергеевна, – сейчас я проверю, как вы выполнили домашнее задание, а потом запишем новую тему и…

– Комарова Ксения и Донцов Антон, пройдите в кабинет декана. Повторяю: Комарова Ксения и Донцов Антон, пройдите в кабинет декана, – донесся голос из радио в коридоре.

Я поднялась из-за стола, облегчённо вздыхая и стараясь издевательски не заулыбаться. Скинула все со стола в рюкзак и уже засобиралась на выход.

– Сильно не радуйся, Комарова. Продолжим на следующем занятии, – ехидно улыбнулась преподаватель.

– Нисколько в этом не сомневаюсь, Марина Сергеевна, – тоже улыбнулась и вышла из кабинета.

Ну, слава Богу, прогуляю пару. Так не хотелось сейчас там сидеть.

«Спасибо, Павел Иванович, что захотели меня видеть именно сейчас. Интересно, зачем я ему нужна? Я же ничего не сделала…»

– Ксю, – услышала я оклик сзади. Обернувшись, увидела Антона, бежавшего в мою сторону. Тут же вспомнила, что его имя тоже звучало из радио. – Фух, – поравнявшись со мной, выдохнул парень, переводя дыхание.

– Привет.

– И зачем нам к декану? – спросил Антон.

– Вот сейчас и узнаем, – пожимая плечами, ответила я.

 

– Андрей там весь извелся: боится, что тебя отчислят.

– Не отчислят, – ухмыльнулась я. – Без меня институт умрёт от тоски.

– Хах, ты права. Заходи, – Донцов открыл передо мной дверь.

– Здравствуйте, – поздоровалась я с Павлом Ивановичем, сидящим за своим столом.

– Здравствуйте, можете присесть, – разрешил декан, указывая рукой на стулья напротив него. – Я подумал над твоим наказанием, Комарова, – обратился мужчина ко мне. Черт его дери, что ещё за наказание? – И я решил, что ты отлично впишешься в танцевальную группу Донцова. Там же, как раз, не хватает одного человека? – обратился к Антону декан.

Какую-какую группу? Вы сейчас серьёзно?

– А что, неплохая идея, – подумав, ответил Донцов.

– Что? – я совсем не понимала о чем это они.

– Антон вот уже четвёртый год руководит музыкальной группой, – пояснил Павел Иванович. Да ладно… Моя челюсть похоже встретилась с полом. Сколько же скрытых талантов у этого парня? – Его группа выступает на всех мероприятиях, а сейчас Антон должен приготовить несколько номеров на новогодний концерт, и ты, Комарова, ему в этом поможешь.

– Хорошо, – даже не задумавшись, согласилась я. А что, вроде все не так плохо. Вот только надеюсь, что Антон не заставит меня танцевать.

– Вот и хорошо, свободны.

– И что там мне нужно будет делать? – поинтересовалась я у парня, как только мы вышли из кабинета. – Надеюсь, тяжести таскать не заставишь меня?

– Танцевать, – коротко ответил парень.

– Ты издеваешься? – Надеюсь, он это не серьёзно.

– Танцевать, – повторил Антон, с усмешкой посмотрев на меня.

Мы спустились в подвал. Как объяснил мне Антон, там было помещение, специально оборудованное для танцев.

– Но я не умею танцевать! – возмутилась я.

Я танцевала последний раз в детском саду, когда мама решила меня записать в танцевальный кружок. Но, посетив пару занятий, все сделали вывод, что это не моё.

– Не переживай, у тебя получится, – сказал парень, пропуская меня вперёд.

Пустое помещение, обвешанное зеркалами по стенам и поручнями. Из мебели лишь стол и скамейка. По углам стояли колонки, которые сейчас выбивали какой-то хип-хоповый ритм. Под него танцевало пять человек, и, причем, здорово так. Современные движения под современную музыку. И я бы с радостью поучаствовала во всем  этом… Вот только танцор из меня никакой.

– Приветствуем нового участника в нашем коллективе, – обратился Антон к группе, выключив музыку на ноутбуке.

Трое парней и две девушки уставили свои взгляды на меня.

– Ксюха! Ты танцуешь? – спросил мой знакомый с первого курса, Денчик, который учился на факультете Управление в технических системах.

– Затанцует, – улыбнулся Антон, – Присядь пока на скамью и посмотри, что мы умеем, – обратился ко мне парень и включил музыку.

Я прошла к скамейке и села, наблюдая вместе с Антоном за группой. Ребята начали танцевать: движения их были быстрыми, но четкими. Каждый взмах, каждый поворот – все отточено до мелочей. Я даже поразилась их таланту.

Через минуту Антон выключил музыку и движения прекратились.

– Это был только фрагмент, вот весь танец, – парень подсел ко мне на скамейку вместе с ноутбуком, который разместил у себя на коленях, щелкнул пару раз по нужным папкам и открыл мне видео.

Смотря видео, я честно офигевала. Он что действительно хочет, чтобы я тоже так танцевала? Да я прыгнуть-то так не смогу…

– Ну как? – поинтересовался Антон у меня, когда видео закончилось.

– Это очень круто, и вы все просто молодцы, но… Ты офигел? – возмутилась я, чем, кажется, ни капли не удивила Антона, – Да я в жизни так не смогу, – ткнула я пальцем в экран. – Может, я просто посижу в сторонке? – не обращая внимания на смешки, что послышались от ребят, я умоляюще посмотрела на парня.

– Не-а, – ухмыльнулся тот, ставя ноутбук на стол, – Павел Иванович сказал тебе помочь, и ты согласилась.

– Я же не знала, что должна буду танцевать.

– Или танцуешь, или вылетишь из института, – твердо сказал он, – Вставай, – поманил он меня на середину танцевальной площадки. – Посмотрим, что ты умеешь.

– Ни хрена я не умею! – грозно посмотрела на парня, а тот лишь улыбнулся.

Полтора часа этот садист, в буквальном смысле, издевался надо мной. Растягивал мне ноги, нагибал в разные стороны, заставляя моё тело прогибаться. Когда наконец мои муки закончились и я вышла из помещения, у меня болело все. Даже представлять не хочу, как будут ныть мышцы тела завтра утром. Вот честно, лучше бы я на паре отсидела…

– Домой? – поймал меня Андрей у выхода.

– Ага, – вымученно простонала я.

– Подожди, я за курткой сгоняю, – улыбнувшись, брат умчался в коридор, где стояли шкафчики.

Прислонившись к стене, я проклинала этот день. Андрея за то, что заставил меня париться в одежде и ждать его. Антона за то, что тот решил вдруг стать хореографом. Я не знала, что этот парень занимался раньше чем-то подобным, как танцы…

– Пошли, – наконец появился брат и мы вышли из здания. – Как репетиция? – заулыбался тот.

И вот когда эти двое уже успели все обсудить?

– Ужасно, а у тебя?

– Я тут, кстати, спросить у тебя хотел, – игнорируя мой вопрос, замялся он.

– Спрашивай.

– В общем, посоветоваться, – глянув на меня, продолжил брат.

Ну, чего тянешь-то? Аж взбесил.

– Короче… – Да не тяни ты уже. – В общем, мне нравится кое-кто… – засунув руки в карманы, все же озвучил проблему брат.

– Поздравляю, – безразлично ответила я, – Это все?

– Нет, я… В общем, как мне обратить на себя внимание?

Блядь, ты серьёзно? Нашёл к кому обратиться.

– Ну, и кто же не обращает на тебя внимания? – все же поинтересовалась я у брата.

– Неважно… Поможешь, нет?

– Я чем могу тебе помочь? – это, конечно, здорово, что ему кто-то понравился и все подобное, но я точно в этом не советчик. Отношений у меня не было, да и не нужно мне это все. – Ты лучше с Антоном посоветуйся, – предложила ему.

– Точно, – буркнул он, пряча лицо от ветра в ворот куртки. – Как контрольная вчера прошла? – перевел он тему.

– Отменили.

– Ясно.

Весь путь до дома мы обсуждали как идут мои дела в институте: когда ещё срезы, как я сдала математический анализ и историю России, в общем, темы, по которым он гонял меня вчера…

Зайдя в дом, я завалилась спать без сил. Гребные танцы. Проснувшись под вечер, наскоро выполнила задания по предметам на завтра, чтобы снова не сидеть под контролем Андрея, и вышла в гостиную, чтобы провести остаток вечера с семьёй.