Лучшая академия магии, или Попала по собственному желанию – 1

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 3

   Начало учебного процесса я восприняла с нетерпением и затаенным страхом. За оставшиеся дни перед учебой моя изоляция от общества мне успела крайне опостылеть. Единственной союзницей и, если так можно выразиться, подругой, стала Стефания, которая, на деле, оказалась вовсе не такой страшной. Просто замкнутая, серьезная, одинокая, очень ответственная и помешанная на учебе девушка, которая со снисхождением смотрит на тех, кто ее боится и лебезит. Не знаю, почему эта снежная королева решила пойти вдруг мне навстречу, может, сказался фактор моей необычности и оторванности от этого мира. Тем не менее, Стефания все равно предпочитала общество книг, нежели живое общение, и за день мы перекидывались от силы парой слов.

   На первом курсе нет разделения на факультеты, все предметы общие, и определяются с направлением обучения только к третьему курсу. Студентов лишь делят на группы.

   И вот, первая пара – вводная лекция о порядках в академии. Ведет сам ректор, причем в огромном зале и сразу для всех первокурсников. Увы, но ректор меня не впечатлил. Старый и несимпатичный. Зато иллюзия у ректора что надо – эдакий мужчина в годах, который еще очень даже ничего. Мужественное лицо, умный, пронизывающий взгляд, посеребренные виски. Большинство студенток смотрят на главу академии с искренним восторгом.

   Все окружение ректора, что присутствовало сейчас на этой встрече, по всей видимости, те, кто занимает в академии самые высокие должности, увы, тоже молодостью не отличалось, но все как один в большей или меньшей степени прикрыты иллюзиями, улучшающими внешность. Своего давешнего спасителя я на этой лекции не обнаружила, значит, мужчина, скорее всего, преподаватель.

   Полученной от ректора информацией я была несколько шокирована. Дело в том, что в этой академии не было таких понятий, как курсовая, доклад, оценки, зачет и экзамен. Знания ученика оценивались одним единственным способом – на практике, и чаще всего методом соревнования. Первые два курса условия были помягче, но с третьего начинается настоящая игра на выживание.

   Если вкратце, то во время учебного процесса периодически дают студентам практические задания. Весь учебный процесс, помимо теоретических лекций построен на проверке именно магических умений ученика, но тут, даже если у тебя ничего не получается, тебя не выгонят, если только сам не подставишься, попавшись, например, под горячую руку поднятого тобой зомби. Под конец учебного года проводятся индивидуальные соревнования между студентами. У первого и второго курса только с однокурсниками. Все достаточно безопасно. Составляется рейтинг, и те, кто оказался в самом конце списка на следующий курс уже не проходят. С третьего курса, как уже и говорила, начинается самое страшное, поскольку для того, чтобы пройти на следующий курс надо продержаться в бое со старшекурсником определенное время, а в идеале даже победить, хотя это редкость. К тому же, с третьего курса больше не действует защита. Объясню. С этого третьего курса в академии разрешены магические дуэли в любое удобное время и в любом месте, за исключением, пожалуй, только времени, когда ты находишься на лекции.

Как я поняла из боязливых шепотков студентов, это время охоты. Старшекурсники с удовольствием нападают на младших неопытных студентов, развлекаясь так, а заодно устраняя возможных конкурентов и противников. У тебя есть несколько вариантов "выжить" в будущей мясорубке: или ты достаточно сильный маг, или состоишь в сильной коалиции, или имеешь покровителей, а если нет, считай, тебе точно крышка.

   Оглушенная полученной информацией, отправилась на следующую лекцию. Травоведение. Ведет предмет засушенная человеческая старушка, которая себе явно польстила, накинув на себя иллюзию юной лесной нимфы. Если внешность скрыть удалось, то характер не очень. Сухая лекция, холодный, равнодушный взгляд.

   Я с интересом присматриваюсь к своей группе. Увы, Стефанию распределили не ко мне, так что сижу я одна и более того, вокруг меня создалась зона отчуждения – никто не захотел сесть поблизости.

   На первых рядах расположилась одна большая копания элиты, причем возглавляет эту компанию не парень, а девушка – очень красивая блондинка, чьи волосы на свету буквально мерцают и переливаются золотыми оттенками, и это не иллюзия. Девушка явно очень внимательно слушала преподавательницу, больше ни на что не отвлекаясь. А так… В нашей группе немало хорошо одетых студентов, но больше все-таки тех, кто выглядит попроще, впрочем, мне от этого не легче, меня не любят ни в одной из группировок. К сожалению, небольшая стипендия, что выдается всем иномирцам, будет только через месяц, и даже если я куплю себе новую одежду по местной моде, мне это вряд ли поможет, меня успели запомнить в лицо.

   Особо приметила еще одного парня, вокруг которого, как и у меня, образовалась зона отчуждения – рядом с ним тоже никто не сидел. Опять сильное расхождение во внешности. Действительно красивый шикарный парень с волосами цвета красного пламени, судя по одежде, тоже из элиты, но вот иллюзия у него… даже человеком не назовешь. За партой сидит человекоподобный монстр, уродец. Голова и руки непропорционально большие и бугрятся то ли такими вздутыми венами, то ли ожогами. Фигура квадратная, на голове вместо густой шевелюры красные жидкие клочья волос, лицо по-звериному вытянуто. И вот зачем себя так уродовать? Тут явно что-то не в порядке с психикой.

   Когда занятие закончилось, я, спускаясь по проходу межу рядами, неожиданно запнулась словно о воздух, и кубарем полетела вниз под громкий хохот своей группы. Вышло очень болезненно, еще чуть-чуть, и я бы, наверное, сломала себе шею.

   Приземлилась аккурат у ног золотоволосой красавицы и ее подруг.

– Какая неуклюжая, – презрительно усмехнувшись, прокомментировала девушка и, вздернув подбородок, пошла на выход, тем самым дав понять, что аудиенция окончена.

   Сжав зубы, молча встаю, стараясь не показать, как мне сейчас больно, чтобы не дать повода для еще большего злорадства. Мысленно, как мантру, про себя повторяю, как здорово быть магом и как я хочу учиться в академии. Помогает не сильно.

   К слову, ко мне так никто и не подошел, чтобы помочь встать или посочувствовать. Зато злорадных комментариев я выслушала много, хорошо хоть не пинали. Какие все злые. Хотя, может, и не все. Кто-то ведь просто молча проходил мимо. А почему такая злость? Мне кажется, от высокого напряжения. Запросы у академии к своим студентам огромные, конкуренция большая, и только малая часть от общей массы ее учеников, поступивших на обучение, закончат это заведение. Это ясно дали понять на вводной лекции.

   Кряхтя как старушка и незаметно потирая спину, отправилась на обед. За столиком расположилась как всегда одна. Ничего, вот стану крутым магом, никто лезть не посмеет.

   О! А вот и давешний мой спаситель. Впервые вижу этого преподавателя под личиной старика в столовой. Видимо предпочитает питаться в другом месте, а сегодня почему-то снизошел до этого злачного места.

   С интересом наблюдаю за разбродом в женских рядах. Первокурсницы смотрят на проходящего мимо преподавателя с брезгливостью. Еще бы, ведь "старых" преподавателей в академии по сути и нет. Все у нас молодящиеся если не красивые, то определенно весьма интересные внешне мужчины. Иногда даже жаль, что вижу сквозь личины, иначе бы сейчас находилась в приятном неведении. Так вот, девушки, что явно находятся на курсах постарше, смотрят совсем иначе. Кто-то со страхом, кто-то даже с ужасом, кто-то с затаенным восхищением, но тоже замешанном на страхе, а кто-то и с откровенным восторгом и обожанием. Равнодушных точно нет.

   Да уж, загадки, сплошные загадки.

   После обеда у нас была история магии, где внешне весьма эффектная и нескучная преподавательница очень живо стала посвящать нас в основные вехи развития взглядов на магию и самые крупные открытия ученых магов.

   И вот последнее занятие. Физическая подготовка. Вот уж где мои кроссовки пригодились как никогда. Когда вся группа явилась после длинной перемены в спортивной одежде на поле во дворе академии, нас встретил хорошо одетый накаченный мужчина, оценивающе оглядел и произнес:

– Сейчас бежите вокруг поля тридцать кругов. Темп выбираете сами. Кто вообще не сможет пробежать, на мое занятие больше не приходит. Все равно в академии вы долго не продержитесь. Те, кто войдет в десятку последних из прибежавших, тоже валят с этого занятия, но если на следующем смогут не попасть в последнюю десятку, то продолжат со мной заниматься, если же нет, то распрощаемся. Магией в помощь пользоваться запрещено. Все ясно?

   Ответить никто ничего не успел. Преподаватель, видимо, решил, что непонятливым и задающим много вопросов тут тоже не место. Раздался оглушительный свист.

– Побежали!

   Многие еще мешкали, соображая, что делать и переваривая услышанное, а золотоволосая девица, которой я недавно упала под ноги, рьяно рванула на всей скорости вперед, остальные стояли и смотрели ей вслед. И чего стоим-то?

   Вторыми, как ни странно, побежали наперегонки мы с тем парнем, что прятался под уродливой личиной.

   Бежать адски тяжело. Златовласка давно убежала вперед и, кажется, уже была не впереди, а где-то сзади, и скоро увеличит отрыв на целый круг. Передо мной маячит спина парня. Я сейчас без очков, так что наслаждаюсь мужскими видами сзади… широкая спина, перекатывающиеся бугрящиеся мышцы под черной футболкой в обтяжку, крепкий упругий… впрочем надо контролировать дыхание и смотреть под ноги, а то неровен час оступлюсь вновь и полечу, как недавно в аудитории.

   Остальная группа, даже парни, бегут где-то позади меня пока. Спасибо могу сказать не только удобным кроссовкам, но и любви к спорту. На родине мы с родителями всегда старались всей семьей зимой кататься на лыжах, а летом часто выезжали на велосипедах. Часто мы с мамой просто устраивали пробежки по парку или катались на роликах. Хорошее было время. После смерти родных я не бросила спорт и каждое утро посвящала пробежке, а вечером пару раз в неделю ходила в бассейн. Да и подработка курьером не давала терять форму.

 

   Я закусила удила. Понимаю, что лучше сбавить темп, и прийти в середнячках, чем вымотаться и не прийти к финишу совсем, но ничего не могу с собой поделать и мчусь дальше, так и не позволяя другим себя обогнать. Просто я и так сильно уступаю всем в группе в магическом искусстве, поскольку остальные, может, тоже пришли из других миров, но в их мирах была магия, и кое-что они знают и умеют, в отличие от меня. Пусть хоть в беге я буду лучше остальных, иначе совсем буду чувствовать себя отстающей, и позволю так думать остальным.

   Бывают моменты, когда ты уже за гранью своих способностей. Возможно, у меня открылось какое-то там дыхание или еще что, но кругу этак к семнадцатому я перестала считать эти чертовы круги. Пот заливает лицо. Я ничего не вижу, не знаю кто впереди, а кто позади. Просто бегу, словно робот, в странном состоянии, не чувствуя своего тела. Тридцать кругов это нереально много и, по-моему, где-то за гранью человеческих возможностей. Но я все бегу и бегу.

– Стой! Да стой я тебе говорю!

   Чувствую, как мое тело словно увязло в воздухе, при этом ноги все равно продолжают бежать на автомате.

– Какая забавная! – слышу еще чей-то голос, и меня окатывает ледяной водой. Блаженство!

   Я, наконец, остановилась и без сил рухнула на землю. О дальнейшем занятии физподготовкой в моем случае речи больше не идет.

– Молодец, девочка, кремень. Далеко пойдет.

– Думаешь? Она же иномирянка.

– Уверен. Я уже больше семидесяти лет в академии работаю и могу различить, в ком есть характер и сила.

– На одном характере и силе далеко не уйдешь. У нас, ко всему прочему, нужен ум, огромный талант, хитрость и изворотливость.

– Хочешь пари? Я назову тебе сейчас всех, кто закончит эту академию.

   Открыла глаза. Несмотря на усталость, любопытство пересилило. Рядом со мной как-то так очень дружно валяется несколько моих одногруппников. Над нами стоят преподаватель по физподготовке и еще несколько учителей. Спорит наш тренер с какой-то дамочкой. По всей видимости, учителя подтянулись поглазеть на мучения первокурсников и их борьбу между собой и скорее больше с собой. Среди любопытствующих заметила и "моего" преподавателя в личине старика, надо бы его имя узнать. О боже, он на меня смотрит! Да так, что от взгляда мужчины все внутри дрожит. И страшно, и волнующе.

– Согласен на пари! – прервал мой затянувшийся обмен взглядами с синеглазым преподавателем решительный крик тренера. – Ты знаешь, чего я давно от тебя хочу, Эльвина, и что получу, если выиграю.

   Преподавательница фыркнула.

– Договорились. А вот если выиграю я…

   Дальше подслушать не получилось, преподаватели отошли от нас.

   Как узнала в дальнейшем, когда немного оклемалась, дистанцию я пробежала и причем восьмая по счету. Первой так и стала златовласка, второй – парень с огненной шевелюрой, а третьим стал высокий жилистый парень, на которого я раньше как-то не обращала внимания. Кстати в числе прибежавших, помимо меня не было ни одного иномирянина. Всего же тридцать кругов одолела от силы треть нашей группы! Так что от занятий по физподготовке отлучили большинство парней и девушек, и еще десять человек находились под вопросом, будут они дальше присутствовать на уроках с тренером или нет. Причем не скажу, что те, кого отлучили, так уж расстроились. В общем, понятно, если преподаватель будет требовать такую же отдачу, как на этой пробежке, то это просто нереально тяжело и не факт, что оправдано.

   Но я горжусь собой. И настроение идет в гору.

   После пробежки тренер отпустил нас отдыхать, напоследок одарив тех, кто пришел к финишу, заклинанием бодрости тела, так что уйти с поля мы все смогли на своих собственных ногах, да еще и не сильно уставшие.

   И вот наступил долгожданный момент. С началом занятий иномирцам после окончания учебного дня открыли выход в город. Правда всего на два часа, но и это просто здорово.

   Увы, Стефания со мной идти отказалась. Девушка чуть ли не каждое мгновение своей жизни посвящает учебе, и на все остальное у нее нет времени. Нет, я тоже собираюсь прилежно учиться, но не посмотреть на другой мир хотя бы разочек – это выше моих сил. К тому же, надо ведь себе купить новую одежду. Пусть пока денег нет, но хотя бы приценюсь и узнаю где что находится. Неплохо было бы найти себе какую-то подработку, однако вряд ли кому-то понадобится работник на два часа в день.

   По брусчатой мостовой иду очень медленно. По коже бегают мурашки от восторга. Я наслаждаюсь атмосферой совершенно чужого волшебного города. Вдыхаю запах улицы, провожу рукой по шероховатой белой стене чьего-то дома, улыбаюсь встречным прохожим. Вот ради таких моментов и стоит рисковать всем, покидая привычное место и попадая в неизвестность.

   Воздух очень свежий. Только недавно прошел дождь. Нет привычного шума автомобилей. Дома в этом городе пестрые, разноцветные. Садов в центре города у частных домов нет, только общественные парки, но жители компенсируют это тем, что разводят небольшие садики прямо на крышах, это заметно по свисающей сверху домов зелени.

   По своему "студенческому" – эмблеме магической академии, сажусь в местный общественный транспорт – ауросеб, который немного напоминает мне трамвай. Есть рельсы, вот только проложены они по воздуху, и трамвайчик плавно поднимается и плывет на них по воздуху, прямо над крышами-садами.

   С высоты город прекрасен, и кажется, что это даже не город, а сплошной сад.

   Я так и прокаталась на ауросебе все отмеренное мне время. Два часа пролетели словно один миг. Мне так не хочется возвращаться обратно в академию с ее неприветливыми обитателями, но ничего не поделаешь.

   Вечером город еще прекрасней, а полупрозрачные днем рельсы общественного транспорта в темноте, оказывается, мягко мерцают и переливаются разными цветами, освещая улицы так, что фонари не нужны. Красиво, просто нереально. Я так и шла до академии с задранной вверх головой, пока в кого-то не врезалась, угодив в теплые крепкие объятия.

– Попалась, – усмешка блеснула в ярких зеленых глазах.

   Дифран!

– Привет, – я улыбнулась парню. Завхоз не торопится меня отпускать, а я не тороплюсь вырываться. Вокруг такая красота, вечер чудесный, и я так истосковалась по простому человеческому теплу. Одна в чужом мире, без друзей, без уверенности в будущем, мне вдруг так захотелось немного этой шальной нежности и ласки, что я в момент забыла обо всех сомнениях и страхах. А ведь обещала себе больше не вестись на смазливых мальчиков типа Миктиля.

– Понравился город? – парень прижал меня к себе чуть крепче и уже более уверенно. – Опаздываешь. Если не успеешь вернуться до закрытия врат, ночевать будешь тут, а утром выговор и запрет на посещение занятий в течение дня.

   Сурово.

   Парень взял меня за руку и повел в сторону академии.

– А почему такое странное наказание? Отлучение от занятий.

– Потому что здесь никого не заставляют учиться. Не хочешь – не надо. Твое место с радостью займет кто-то другой. Знания в академии – основа выживания. Те кто об этом знают, все свое свободное время посвящают учебе.

   Вспомнилась сразу Стефания, уж она наверняка об этом знает, да и моя одногруппница, та ретивая златовласка, тоже.

– Дифран, как так получилось, что ты работаешь завхозом? Не подумай ничего, но на завхоза ты как-то совершенно не похож.

   Диф поморщился.

– Вероника, запомни…

– Можно просто Ника, – невежливо перебивать, но у меня бывает.

– Хорошо. Тогда я для тебя просто Диф, без регалий и полных имен. Так вот, запомни, Ника, ты можешь сколько угодно конфликтовать с другими студентами, задирать нос и пакостить, но никогда, слышишь, никогда не переходи дорогу нашим учителям. Даже в самых мелочах. Глубокое почтение и только. Представляй, что наши преподы – это боги.

   Расширила глаза, удивляясь столь страстной и странной речи.

– Это ты к чему?

– Поймешь со временем. А я был столь самонадеян пару лет назад, что повздорил с одним из учителей. Очень самоуверенный был. Вот с меня и сбили спесь. В ту пору как раз старый завхоз уволился… Но ты тоже не думай, я до сих пор еще держусь в академии и тоже студент. Седьмой курс. Уже недолго осталось до окончания.

– Понятно, – я фыркнула в ответ.

– Ника, я все тщательно обдумал и решил взять над тобой шефство. Тебе нужен покровитель. Будешь со мной встречаться?

   Я поперхнулась воздухом от столь неожиданной постановки вопроса. Сразу вспомнились чьи-то синие глаза…

– Это так неожиданно. Мне нужно подумать, – вот чисто женский ответ. Сначала во всем разберусь, торопиться не буду.

   Парень покривился.

– Думай, только недолго.

– А почему вдруг именно меня ты решил так облагодетельствовать? Мне показалось, вокруг тебя девчонки так и вьются?

– Ты… экзотичная. Вроде бы и совершенно простая, но такая чужая. Взгляд наивный и милый. Но не дурочка и с характером, я это быстро определяю.

   Ага, значит, на экзотику потянуло. Что же, вполне понятно, ведь эльфом я увлеклась скорее больше по этой причине.

– Что подразумевается под словом встречаться?

– Все, – довольно ответил Диф. Нет, скорее даже самодовольно. – С меня денежное обеспечение, покровительство и защита от агрессивных сокурсников. С тебя интим и полное послушание. Там дальше посмотрим, если будешь хорошо учиться, возможно, наш союз будет долгим, вылетишь – придется разбежаться, у вас, иномирян, жесткие контракты, и разорвать их трудно, только тот, у кого огромное влияние и очень много денег, сможет что-то сделать.

   Я открыла в удивлении рот. Предложение Дифрана, несмотря на все его "выгоды", мне не понравилось. Нет, я не наивная девочка-одуванчик, для которой отношения с мужчиной – нечто запредельное, но циничность в голосе парня мне определенно не нравится. И такое впечатление, что Диф уверен, что я соглашусь на столь шикарное и заманчивое предложение. Но определенно злить парня не стоит, а значит, тянем время и смотрим, как сложатся обстоятельства. Может, действительно, у меня появятся такие проблемы, что нужен будет покровитель, но надеюсь, до этого ситуация не дойдет.

   Тем временем мы подошли к воротам академии. Охранники на входе проводили нашу с Дифом пару долгими любопытными взглядами.

– Ну что, ты подумала?

   Удивленно вскинула брови.

– Что, уже сейчас надо сказать ответ?

– Конечно.

– Боюсь, я еще не готова дать ответ.

– А придется.

   В парадном дворе академии было многолюдно, ведь студенты возвращались к закрытию. Теперь почувствовала на себе еще больший интерес окружающих. Особенно мне не понравились жесткие взгляды многих студенток, явно не предвещающие мне ничего хорошего. Да и внимание к моей персоне мужского населения тоже повысилось – сальные взгляды, осматривающие мою фигуру и многозначительные ухмылки. Напряглась, не понимая, с чего такой ажиотаж.

– Ну вот ты и вновь попалась, – довольно заметил Дифран, по-хозяйски притягивая меня к себе. – Нас видели вместе как пару. Советую сегодня ночевать у меня. Поскольку либо ты открыто показываешь, что девушка на один раз, и жди соответствующего отношения от парней, либо принимай мое покровительство. Кстати, я тут многим девушкам нравлюсь, наверняка им очень не понравилось, что чужачка уводит "их" парня, так что… усмирить их будет трудно, но я справлюсь, а вот ты… вряд ли.

   Захотелось врезать Дифрану по его самодовольному смазливому лицу.

   Вырвалась из цепкой хватки парня. Диф отпустил неохотно и недовольно хмурится при этом. Развернулась, чтобы уйти.

– Куда?

– К себе. Я отказываюсь от твоего предложения. Мне эти подставы не нужны.

– Так и быть, даю тебе время до полуночи, чтобы осознать, как тебе будет тяжело без меня. Кстати, у нас уже не сегодня так завтра начнут выбывать иномирянки. Уверена, что не хочешь остаться жить в платных апартаментах?

   Эх, рука так и чешется, но, боюсь, на виду у всех свой характер проявлять не стоит.

   Злая, не разбирая дороги мчусь к своему корпусу и опять попадаю в чьи-то объятия. Да что за день такой?

   Поправив очки, с удивлением смотрю в белесые холодные глаза приглянувшегося мне "старого" преподавателя. Наблюдаю за тем, как эти самые глаза начинают медленно синеть, и тут же отскакиваю от мужчины. Не знаю, зачем этот преподаватель носит иллюзию, но если я ее разрушу, вряд ли обрадуется, а мне еще большие проблемы не нужны, хотя в руках этого мужчины я бы задержалась подольше.

– Прошу прощения, – пробормотала, чувствуя что краснею. Опустила глаза и стала протискиваться мимо мужчины.

 

– Должен отметить, вы пользуетесь большой популярностью у мужского пола.

   Я кинула быстрый любопытный взгляд на преподавателя, а тот продолжил:

– Но не рассчитывайте, что это как-то поможет вам поможет в учебе. Вылетите на первых же отборочных соревнованиях. Так что лучше возьмитесь за голову, а не хвостом крутите.

   Ну, спасибо на добром слове. Меня теперь из-за Дифрана все что ли будут считать девицей легкого поведения? Хотя, если учесть при каких обстоятельствах я впервые столкнулась с этим "стариком", не удивительно, что у него сложилось обо мне именно такое мнение. Печально.

   Кивнув, что услышала тихо произнесенные холодным безразличным тоном слова, отправилась к себе. Настроение после замечательной прогулки испортилось окончательно.