Жизнь Тиррании. Боевой маг

Tekst
9
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Жизнь Тиррании. Боевой маг
Жизнь Тиррании. Боевой маг
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 28,31  22,65 
Жизнь Тиррании. Боевой маг
Audio
Жизнь Тиррании. Боевой маг
Audiobook
Czyta Дина Бобылёва
21,22 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Жизнь Тиррании. Боевой маг
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

Меня зовут Тиррания Соул Дель Тэя. Можно просто Ти. На данный момент ученица школы магии города Найрализ – столицы империи Ташир. На чистом упрямстве и вредности, не смотря на то, что отношения с преподавателями и одноклассниками у меня за все время сложились далеко не лучшим образом, признаю честно, в основном из-за моего несахарного характера, и проблемы с магическими способностями, собираюсь дожить до ее окончания.

Начну по порядку. Я родилась в небольшом приморском городке под названием Диолис. Мой отец, маг первой категории Истарион Менкаф Дель Тея, сколько себя помню, особо мной не интересовался, а уж когда ушла мама, его отношение и вовсе ухудшилось, до того, что уже с самого детства я старалась как можно больше времени проводить на улице со своими друзьями из бедного квартала. С ними можно было весь день слоняться по улицам и заниматься мелкими шалостями, клянчить еду у сердобольных старушек или подворовывать у зазевавшихся торговцев. Часто я и вовсе неделями не приходила домой, оставаясь ночевать в старых заброшенных домах с теми из ребят, у кого тоже было не благополучно в семье. Все, лишь бы реже видеть отца, которого откровенно боялась, с его скандалами, которыми он словно взрывался, стоило ему увидеть меня.

Позже я поняла, в чем было дело. Просветили меня соседи и школьное образование. Слишком непохожая внешне на родителей – мама высокая жгучая красавица брюнетка со смуглой кожей, и великан Истарион, голубоглазый блондин – выходец с севера. Я же уродилась небольшого роста, глаза зеленые, русые волосы, в целом мило, но ничего выдающегося, фамильных черт, у меня не наблюдается, разве что разрез глаз мамин. Это наводит на определенные мысли. Но дело даже не в этом. В школе объяснили, что магические способности передаются детям от родителей, в большей или меньшей степени, в любом случае, если хотя бы у одного из них они есть. Вообще мало у кого в нашем мире совсем нет магического дара. Базовый, начальный уровень, позволяющий использовать, например бытовые магиприборы, работающие от заряда простенького энергетического сгустка, создать который может любой обученный человек, имеющий хоть толику магического дара. А у меня глава семьи довольно сильный практикующий маг, и мама никогда не была обделена магическими способностями, правда другого плана, скажем так, специфическими и очень редко встречающимися. Из чего следовало, что дар одного из родителей должна была унаследовать, но, увы, у меня не оказалось ни капли волшебства. Отец отказывался принимать меня такой, и частенько когда орал, называл чужим выродком.

Так и росла я словно сорняк в поле, старательно избегая встреч с отцом, воспитываясь улицей. Сдружилась с одной веселой компанией ребят, сама частенько подначивая нашу банду (как за глаза нас называли местные кумушки) на очередные авантюры, часто практически криминального характера. Но однажды все изменилось.

В тот день я с друзьями отправилась на очередное "дело". На задворках рыбацкого района, по слухам, можно было неплохо разжиться. Моряки снаряжали небольшие шхуны и отправлялись на близлежащие острова за Вулканическим грибом – довольно распространенным на нашем побережье материалом для магических амулетов местных практикующих магов. Данный гриб внешне немного напоминает своих обычных собратьев, однако могжет сравниться по прочности с камнем и произрастает на островах вулканического происхождения. Гриб является проводником магических потоков, потому весьма популярен в среде магической братии.

Обычно матросы, поднакопившие деньжат, снимали в складчину пару лодок и на несколько дней уходили в море. Вернувшись, продавали добычу в магические лавки. В последние дни прошел слух, что матросы снаряжают крупные рейды и нанимают в помощь детей. Платить не собирались, но кормили во время плавания и позволяли оставить часть найденных грибов себе.

Я и Ким – мой главный соратник по проделкам, подошли к Мору – тощему рыжему парню на пару лет старше нас. Иногда мы сталкивались с ним в одних компаниях, не могу сказать, что он мне нравился, слишком зазнавался, и любил жестоко прикалываться над людьми слабее его. Но выбирать не приходилось – именно он заведовал набором ребят на судна грибного рейда.

Переговоры взял на себя Ким:

– Здорово, Мор, – поздоровался мой друг.

– И тебе не хворать, мелочь, – ухмыльнулся. – Ой, кто это с тобой, неужели Ти? Что, тоже решили отправиться за грибным уловом? – прищурился рыжий.

– Да, мы с Ти, и еще пятеро парней. Ты их знаешь. Дак, Леон, Суро, Вей и Шиил. Примешь нас?

– Даже не знаю, ты же понимаешь какое это ответственное дело поиск и сбор грибов, не уверен, что вы, такие мелкие, сможете там быть хоть чем-то полезны. Впрочем, если Ти меня поцелует, я так и быть приму вас в команду.

– Ага, я скорее сдохну, чем тебя поцелую, – вмешалась я, и сплюнула от глубины чувств. – Не нарывайся, Мор.

– И что ты мне сделаешь, малютка, заколдуешь? – заржал пацан.

Ким сжал, кулаки.

– Да ладно, не напрягайтесь. Берите своих и отправляйтесь к четвертому доку, скажете, от Мора.

Мы не стали терять времени даром и отправились в указанном направлении.

– Не считаешь, что разговор с рыжим прошел слишком легко? – спросила я Кима.

– Может у него сегодня хорошее настроение, – предположил друг, у которого настроение также пошло в гору от предвкушения нового приключения.

– Не знаю. У Мора обычно бывает хорошее настроение только после устроенной им гадости.

– Значит, возможно, он уже устроил ее кому-то до нас, вот и был сейчас благодушен. А вообще, думаю, напрягаться не стоит. Нас ждет путешествие на острова. Спорим, я найду больше грибов?

– Мечтай, – улыбнулась я.

У дока номер четыре стоял довольно большой корабль. Возле него суетились несколько моряков, чуть поодаль собрались около пятнадцати детей. Некоторых из них я знала. Мы с ребятами подошли к ним. Поздоровавшись, узнали, что они тоже плывут с нами и отплытие ожидается через полчаса.

– Вот это размах, – сказал Ким. – Это сколько же грибов они собрались привезти?

– Да, и правда много народа набралось, – ответила я.

Через некоторое время мы все погрузились на корабль и отчалили. Это было мое первое водное путешествие. С моря открывался красивый вид на мой родной город Диолис, в котором новые здания перемежались с остатками домов старой постройки. Раньше наши предки строили основательные сооружения с красивыми белыми колоннами. Сегодня от этих построек остались только руины и, иногда, те самые белые колонны. Сейчас они причудливо вписывались в общую картину города.

Плавание продолжалось, солнце начало потихоньку припекать. В животе заурчало от голода. Интересно, когда нас будут кормить. Услышав возмущения моего желудка, Шиил, парень из нашей компании, сидящий рядом со мной, поспешил просветить:

– Я слышал, скоро должны раздать небольшой завтрак. А часа через три ожидается прибытие на первый остров.

– Надо же, мы еще работать не начали, а нас уже кормят, – вмешался Ким. – Не бояться, что на сытые желудки будем отлынивать от работы?

– Не знаю, но от еды я бы сейчас точно не отказался, – ответил Шиил.

Он не ошибся. Через какое-то время нам раздали наш паек. Ничего особенного. Булка, сыр, яблоко и холодный отвар. После завтрака меня начало неудержимо клонить в сон. Волны приятно укачивали, солнышко пригревало, и время до прибытия на остров еще оставалось, так что я даже не стала бороться с собой и уснула.

Проснулась от непонятных стонов и холода. Открыв глаза, заозиралась по сторонам и до меня быстро дошло, что я влипла в неприятности, поскольку находилась я в каком-то подвальном помещении, было темно, сыро, холодно и чем-то воняло. Из темноты раздавались звуки чьей-то возни и рыданий.

– Что происходит, кто здесь? – выкрикнула я, чтобы уточнить ситуацию.

– Мы все умрем, – оптимистично ответил голос из темноты и рыдания стали раздаваться еще громче.

Больше мне никто ничего не ответил. И я решила пошарить вокруг, благо руки не были связаны. Быстро нащупала чье-то тело. Потормошила его и оно отозвалось:

– А? Что? Где?

– Ким! – узнала я голос.

– Ти? Что случилось? Где мы? – отозвался друг.

– Мне это и самой интересно.

– Последнее что я помню, как засыпал после завтрака на корабле!

– Я тоже заснула, а проснулась здесь. Тебя вот нашла.

Уже вместе с Кимом начали находить и расталкивать других ребят. Ими оказались четверо из наших попутчиков, которых встретили на пристани, и Суро с Леоном. История у всех была одна и та же – заснули на корабле, очнулись здесь. Нашли и проверили дверь. Она оказалась заперта, снаружи никто не отзывался. Общим советом, решили попытаться разузнать подробности у рыдающего голоса.

– Эй, ты кто? – спросил один из ребят хныкающего.

– Меня зовут Фания, – всхлипывая, ответила, как выяснилось, девочка.

– Ты знаешь в чем дело, почему мы здесь?

– Не знаю. Мы тоже плыли на корабле за грибами, а потом очутились тут. Временами приходят двое взрослых мужчин, приносят воду и еду. Иногда с ними приходит рыжий Мор и указывает, кого из ребят забрать. Из них пока никто не вернулся. Только иногда сюда доносятся страшные детские крики. Я так боюсь. Из тех с кем я приехала, остались только я и Карин, моя подруга, но и ее недавно забрали, а я осталась здесь одна. Потом приволокли вас.

После рассказа девочки установилась мертвая тишина. Все пытались осознать услышанное.

– Вот… – выругался Ким. – А Мор… – и из него снова полился поток нецензурной брани.

– Надо организовать засаду. Может, сумеем выбраться, – внес конструктивное предложение успевший прославиться своим хладнокровием Суро.

– Вы думаете, вам одним это пришло в голову? – грустно спросила Фания. – Мы пытались, но ничего не вышло. Те двое мужчин обученные маги. Несколько раз мы старались бороться, но этим только что рыжего рассмешили.

 

На этом наш совет закончился и мы разошлись. Необходимо было обдумать ситуацию.

Что делать, я не представляла. Отец вряд ли меня хватится ближайшие несколько дней точно, и даже если заметит мое чересчур долгое отсутствие, не факт, что будет обеспокоен. Оставалось только ждать и верить в чудо.

Шло время. Как долго, точно сказать не могу, не ясно было даже, день сейчас или ночь. Один раз приходили наши тюремщики, приносили еду. От попытки сопротивления и побега со стороны ребят, отмахнулись, даже не задействовав магию. Еще бы, двое взрослых, тренированных мужчин, явно прошедших воинскую подготовку, против мальчишек, возраст которых был от восьми до десяти лет. Некоторым ребятам досталось от них довольно сильно. В том числе и Киму, которого ударили по ребрам и заехали в глаз. Я же не участвовала в драке, понимая всю ее бесполезность против тренированных магов.

Поев, сходила по делам в самый вонючий угол. Было страшно и жутко обидно на судьбу и похитителей. Ни с кем разговаривать желания тоже не было, потому решила попытаться скоротать время сном.

Легла на холодные камни. Рядом пристроился Ким, хоть как-то грея. Сон был отрывочный, липкий и отдыха не принес. Разбудил меня шум открываемой двери.

Вошли двое наших охранников и Мор.

– Всем привет, надеюсь, вы хорошо отдохнули, – благодушно улыбнулся нам всем рыжий.

Несколько ребят сразу бросились в атаку. Их остановил невидимый щит.

– Ну ну. Не надо так рьяно бросаться меня благодарить, – еще больше заулыбался пацан.

Не имея возможности лично добраться до врага, Ким решил выместить обиду словесно. И разразился потоком очень оригинальных нецензурных выражений. Уж насколько я была подкована в данной области, и то многие обороты услышала впервые, у Кима определенно хорошее воображение, чтобы придумать такое.

Мор обратил внимание на меня с другом, я как раз в этот момент пыталась заткнуть ему рот.

– Даа Ким, не знал, что ты так обо мне думаешь, за это я пожалуй заберу твою подружку. Ну что Ти, сдохнешь или все же поцелуешь?

– Сдохну, – мрачно ответила я.

– Берите ее, – больше не став разводить дискуссии, отдал указание рыжий.

Вокруг кто-то, что-то кричал, но до меня все доходило как будто издалека, а тело стало ватным. Возможно, это было воздействие какого-то заклинания или просто шок. Однако мысли оставались ясными. Меня куда-то потащили.

"Вот ты и допрыгалась, – подумала я про себя. – Не прожив и десяти лет, нарвалась на такие неприятности". Страшно было до жути, а умирать совсем не хотелось.

Меня привели в какое-то светлое помещение, в центре него стоял стол и люди в белой одежде с повязками на лице. Рыжего уже и след простыл. Быстро раздев, меня завели в маленькую комнату с душем и там ополоснули. Наверное, воняло от меня изрядно. Надели белый халат, и повели к столу. Уложив на стол, пристегнули наручниками.

– Смотри ка, даже не пикнет, и не рыдает, – заметил кто-то.

Может они подумали, что я такая храбрая, хотя на самом деле я понимала, что нужно что-то пытаться сделать, кричать, просить, умолять, но не могла. Из меня как будто вытащили стержень, а горло сжало спазмом, не давая произнести ни звука.

Надо мной блеснул нож, и склонилось лицо в маске. Меня переполнил дикий ужас. Как никогда я понимала, что все, это конец, хотя все равно не верилось, что это происходит со мной, с кем-то другим – да, но со мной такого просто быть не может. Я хочу жить! Как же я хочу жить. Время, кажется, замедлилось, рука с ножом словно застыла в воздухе. И тут всю меня начал пробирать сильный жар, сменившийся ледяным холодом, затем дикой, выворачивающей наизнанку болью. Я будто взорвалась волной пламени и потеряла сознание.

Глава 2

В первый раз я очнулась на голой земле. Вокруг, насколько хватало глаз, было черно от летающего в воздухе пепла. Больше ничего кроме него и обгорелой земли видно не было. Дышать было трудно, сковала усталость, и, похоже, я снова потеряла сознание.

В следующий раз пробуждение оказалось более приятным. Я лежала на мягкой постели, в комнате с большими окнами из которых лился яркий солнечный свет.

Попыталась встать. Ноги и руки слушались плохо. Во всем теле ощущалась неприятная ломота. Тут в комнату вошла девушка.

– Пожалуйста, лежите, организму нужен отдых, так как он был сильно истощен.

– Где я? – что-то в последнее время этот вопрос часто приходит мне на ум.

– В городской общей больнице. Вас привезли сюда два дня назад. Как вы себя чувствуете?

– Можно было бы и получше.

– Скоро придет доктор и осмотрит вас. Отдыхайте, – улыбнулась девушка и быстро ушла.

В тот день у меня было много посетителей. Зашел обещанный доктор, на все мои вопросы ничего не отвечал. После него был человек с неприметной внешностью и цепким колючим взглядом, такого мои парни назвали бы шпиком. Теперь уже не я, а мне задавали кучу вопросов относительно того, кто я и что помню о произошедщем, промучив меня с часик, удалился. Сразу занесли обед и я почувствовала себя практически счастливой.

Когда закончился обед приходили еще какие-то люди в белых халатах и ставили на мне непонятные эксперименты, то и дело что-то возбужденно восклицая. Себя я чувствовала под их наблюдением не очень уютно. Еще ярки были воспоминания о той комнате со столом посредине и людьми в белом. Большую часть из того, что они говорили мне было вообще не понятно. Я уже смирилась, что останусь в неведении по поводу всего происходящего.

Под конец вечера даже отец зашел. Сначала наорал, потом соизволил рассказать новости. Оказывается, в городе слышали отдаленные отголоски взрыва в море, после чего на Диолис накатило несколько больших волн. Была послана городская оперативная группа выяснить в чем дело. Поиски привели их к участку обугленной выжженной до основания земли с кратером посередине – небольшому острову, ранее полного растительности. На острове не осталось никого и ничего живого, кроме, кого бы вы думали? Правильно – меня. Все были в замешательстве. Никто так и не понял впоследствии, что за люди украли ребят и зачем. Особо никто на расследовании не настаивал, ведь дети были беспризорниками, потому и жаждущих мщения скорбящих семей не нашлось. Меня перевезли в город, в больницу, где я и очнулась. Вот тут и выяснилось самое интересное. Диагностические заклинания показали у меня наличие магических способностей! При этом в больничной карте было указано их полное отсутствие. Ученые, меня обследовавшие, полагают, что дар мог появиться в результате произошедшего со мной сильного стресса. Но единого мнения нет, поскольку прежде таких случаев в мире зафиксировано не было. Сейчас решался вопрос о том, насколько я опасна, ведь предполагают, что взрыв острова был устроен мною, и нужно ли меня изолировать от общества, вдруг я не стабильна и произойдет новый взрыв.

Сказать что я была в шоке, значит ничего не сказать. До меня медленно доходило осознание ситуации. Но что-то ускользнуло от моего внимания.

– Истарион, а что произошло с теми, кто был на острове? – спросила я отца.

– Предположительно все кто был на острове мертвы.

Вот теперь до меня дошел весь ужас происходящего. Все мои друзья, Ким, Дак, Леон, Суро, Вей, Шиил и другие ребята умерли, а виновата, скорее всего, в этом я.

Я уже не обращала внимания на окружающую действительность, полностью погрузившись в себя, не реагируя на внешние раздражители. Мне было плохо. Трясло. Мои друзья умерли. Из горла вырывались нечленораздельные звуки, пыталась зарыдать, но вырывался только животный, горький крик. В таком состоянии я пробыла почти всю ночь. Сейчас я хотела, лишь того чтобы мои друзья были живы и ненавидела появившиеся способности. Ближе к утру, сил не осталось, и я уснула.

Когда я проснулась, дара у меня уже не было.

Вокруг меня царил переполох. Наверное, я самый уникальный случай в жизни крутящихся рядом со мной ученых. Впрочем, мне все равно. Накатила апатия. Ничего не хотелось делать, есть, пить, жить. Меня мучила вина. Казалось, я должна была остаться на том острове вместе с друзьями.

Прошло около двух недель, прежде чем меня выписали. Физически я была абсолютно здорова. Замкнута, на контакт не шла, но сказали, что это стресс и все забудется. Магические силы во мне не проявлялись, потому исследовать было нечего. Про историю с островом так ничего и не выяснилось. Вопрос о кратковременном возникновении у меня магического дара решили не разбирать. Просто не смогли доказать, что взрыв произошел именно из-за меня, я же решила говорить всем, что ничего не помню. И поскольку изучать уже было нечего, да и мало ли, может приборы ошиблись из-за сильного возмущения магического фона после взрыва или так сказался на организме стресс и пребывание на острове, меня оставили в покое. Перед выпиской предупредили, что если вновь появятся способности или почувствую что-то необычное, немедленно сообщить. Ага, как же, сразу побегу докладывать.

Вывел меня тогда из состояния полной заторможенности отец. Одним из вечеров заявился ко мне в комнату и объявил, что нахлебников содержать больше не намерен, и со следующего месяца я отправляюсь учиться в магическую школу. Чем меня очень удивил. Ведь в магических школах, по идее, учатся одаренные дети. На мой вопрос по этому поводу Истарион заметил, что в школе магии обучают не только волшебству, но и множеству других дисциплин. Начальное образование у нас в империи обязательное, поэтому в школу я пойду как миленькая.

В принципе, подумав, решила, что это к лучшему. Ведь школа обеспечивает своих учеников жильем и питанием. Плюс ко всему не придется больше общаться с отцом. Причем лучше будет выбрать школу находящуюся подальше от родных мест и желательно,чтобы место, то было густонаселенным, дабы легко там, при необходимости затеряться. Не ясно только станет ли отец давать мне хоть какие-то деньги на одежду и другие бытовые принадлежности, и если нет, то где, в чужом месте, мне самой их добывать. Еще меня волновал вопрос возраста. Ведь мне уже скоро исполнится десять, а в школу берут с семи – восьми, а то и с шести лет. Чувствую, в школе найдется немало насмешников по этому поводу. Раньше меня это не заботило, ведь и в школу я, по примеру моих уличных друзей, особо не стремилась, моему же отцу вообще было плевать на мое образование. Очевидно, сейчас он почувствовал, что в связи с последними событиями, со мной может быть много проблем и просто, решил переложить всю ответственность на плечи империи.

К счастью денежный вопрос на какое-то время откладывался. Как сообщил отец, моя мать оставила драгоценные украшения и пару амулетов, он их продал, и часть денег положил на мой личный счет в банке гномов. Этой суммы мне бы хватило на пару лет ну очень экономного существования, что уже радовало. Мы даже зашли в банк, где он показал как снимать деньги. После чего попросил ни по каким вопросам больше его не беспокоить. Ну что же, и на том спасибо.

В родном городе решила не оставаться. На то было несколько причин. Мне было неприятно слишком большое количество обсуждений и слухов, ходивших вокруг меня и всего случившегося. Существовала угроза, что не все таинственные похитители умерли тогда на острове, а значит было бы лучше исчезнуть и от их возможного внимания. Еще некоторую опасность представляли врачи и ученые Диолиса, которые при любом отклонении в моем организме могли сделать из меня подопытную мышку или просто избавится на всякий случай. И вот спустя полмесяца, воспользовавшись междугородним общественным поездом, я в каких-то грязных обносках и с убийственным настроением вступила в новую жизнь – приехала в столицу нашей империи – славный город Найрализ и заселилась в общежитие местной магической школы.

Вообще не все дети распределялись в общежитие, а только те, кто сам решил по каким-либо причинам заселиться. Поводы могли быть разными. Слишком большая семья, в которой просто тесно жить, не благоустроенность или возможно долго добираться до школы, если учащийся жил в деревне или пригороде, да и просто личное желание. Школа, при подаче заявки от семьи школьника, согласно таширским законам, обязана предоставить жилье. В школе учатся бесплатно четыре года, после чего можно продолжить обучение в ней или любой другой школе империи по выбранному профилю, но уже на платной основе. Дальнейшая учеба могла длиться от десяти лет и более, правда мне с моими финансовыми возможностями, продолжение обучения не светило. Даже если бы я работала. Стоимость платного образования у нас очень велика. Далеко не все могут позволить себе углубленное обучение. Продолжали учиться в основном дети правящей верхушки, крупных дельцов и просто преуспевающих людей. Человек из благородного сословия мог поступить и бесплатно, но тогда он обязан был отработать после окончания высшей школы на государство пятнадцать лет. Если учесть что средняя продолжительность жизни человека у нас составляет сто пятьдесят – сто восемьдесят лет, не так уж и много. Есть еще конечно вариант, что ты бедный и безродный, но гений, тогда можно попробовать найти себе спонсора, в виде частного лица или организации, который оплатит твое обучение, и в дальнейшем ты будешь у него отрабатывать, но вряд ли я обладаю какими-либо выдающимися способностями, как-то не заметила пока за собой подобных.

 

Не могу сказать, что все прошло гладко. Сначала меня не хотели пускать в общежитие. Думали бродяжка. Но после предъявления всех документов, скрепя сердце, выделили комнату на пятом этаже. Комнатка была небольшая и темная из-за небольшого окошка и серых каменных стен. В ней стояли две кровати, с тоненькими матрасами и сложенным стопочкой постельным бельем, две тумбочки, две табуретки, стол и шкаф. Все бы ничего, только в комнате прохладно. Если сейчас еще терпимо, то к началу сезона холодов, это станет серьезной проблемой.

К коменданту общежития с этим вопросом пока решила не обращаться. Опасалась, что просто пошлют куда подальше. Закинула свои пожитки шкаф. У меня их было не много, но все самое необходимое – складной ножик, запасная смена белья и одежды, расческа, мыло, нагревательный камень, чтобы можно было пить горячие отвары по вечерам, кружка и ложка. Я даже раскошелилась на пару карандашей и тетрадки. Насколько я знала, занятия должны были начаться с завтрашнего дня. Захотелось выйти разведать обстановку.

В коридорах царила суета. Будущие ученики, и те, кто вернулся после каникул, заселялись, в свои комнаты. Нашла местный общественный санузел, посмотрела на первом этаже расписание. Краем уха услышала разговоры о том, что нужно взять у завхоза форму и книжки. Отправилась на его поиски. Они привели меня к длинной очереди из ребят, тянущейся от начала коридора, и до двери, из которой каждый вновь выходящий был загружен вещами. Пристроившись в конец очереди начала ждать. Очередь тянулась медленно. Пару раз подходили ребята постарше, расталкивали всех и проходили сразу.

Наконец дошла очередь и до меня. Девушка в комнате на глазок меня обмерила, спросила какой класс и выдала темно-зеленый балахон с эмблемой школы, стопку книг, пару ручек, несколько тетрадок и авоську с карманчиками. Я сложила в сумку полученную литературу и удалилась.

Далее закинув вещи в комнату, отправилась на поиски столовой. По расписанию время как раз подошло к ужину. Тут меня ждало разочарование. Блок питания открывался только с началом занятий, так что сегодня придется спать голодной. Вернувшись, удивилась, что ко мне до сих пор так никого не подселили, впрочем, это даже к лучшему, настроения с кем-то общаться все равно не было.

Расстелила постель, достала из сумки старого, потрепанного, местами заштопанного плюшевого зайца. Игрушка не была необходимой вещью, да и, как мне казалось, выросла я из того возраста чтобы спать с игрушками, но оставить ее в доме отца сил не нашлось. Тем более, соседки у меня все равно нет, стыдится не перед кем.

Был еще ранний вечер, спать не хотелось. Решила сделать себе отвар, сбегала за водой, закинула в чашку сушеные ароматные водоросли и нагревательный камушек. Достала книжки и стала их рассматривать. Читать, медленно, практически по слогам, и писать я умела. Мне выдали учебники по математике, таширскому языку, этикету, основам магического искусства и другим предметам. Истарион был прав – магия далеко не единственный предмет для изучения. Полистав учебники, выпила отвар, сходила в душ и легла спать.

Утро началось с громкого звонка, разнесшегося по общежитию. Продрала глаза и пошла умываться. Создалось впечатление, что по коридору гуляют зомби – вокруг ходили встрепанные, пошатывающиеся в разные стороны детские фигуры, натыкающиеся на стену. Я умылась, оделась, натянула сверху зеленый балахон и отправилась, для начала, позавтракать.

Школа представляла собой большую крепость со множеством дополнительных построек и весьма обширной территорией, основную часть которой занимал огромный парк-сад и раскинувшиеся в нем полигоны для магической практики, также имелась спортивная площадка. Когда-то давно крепость использовалась для обороны на подступах к столице, сейчас же была переоборудована под школу и находилась на окраине разросшегося города. В самой крепости располагались мужские и женские общежития, комнаты преподавателей, административно-хозяйственная часть и столовая. В специально построенных зданиях раскинувшихся по всей территории школы находились учебные классы и другие хозяйственные постройки типа кузни и конюшен. При взгляде на столичную школу создавалось общее впечатление мрачности и основательности, из-за толстого темно-серого камня из которого была сложена, она была лишенна каких-либо архитектурных изысков. Казалось, крепость на века прочно врезалась в землю, и никакие катастрофы не смогут покачнуть ее стены, утопающие в зелени.

В заведении общепита царила суета и шум. Людей было довольно много. Присутствовали не только дети, но и взрослые парни и девушки. Дождавшись своей очереди, взяла завтрак и села за свободный стол. Решила сесть подальше от общей суеты. Еда оказалась пресной, но съедобной. К концу завтрака в столовой появились несколько преподавателей, которые призвали нас на общее построение во дворе.

На улице нас разделили по группам. У младших групп, как я заметила, мантии были разных оттенков зеленого цвета. У ребят постарше мантии разнились от темно-синего до голубого цветов. А у совсем взрослых, скорее всего выпускников, мантии подразделялись на черные, белые и серые. В бардовые цвета были одеты преподаватели, а в коричневые персонал крепости. Я предполагаю, что зеленые и синие цвета показывали на каком году обучения находится ученик, а черные, белые и серые – сложившиеся магические предпочтения выпускника к темной или светлой магии.

После того как все были построены, на крыльцо вышел ректор школы – невысокий кряжистый мужчина с лысиной. Произнес торжественную речь, занявшую около получаса. Был поднят флаг с эмблемой школы и учителя препроводили школьников в их классы.

Первым занятием значился родной язык. Меня и еще человек сорок мальчишек и девчонок привели к стоящему среди яблонь двухэтажному павильону в пяти минутах ходьбы от места нашего сбора. Подумала, что хорошо будет прийти сюда в свободное время и набрать яблок. Нас завели в класс, молодая учительница всех рассадила, и начался мой первый урок.