Строптивая помощница для титана

Tekst
Z serii: Помощница #7
31
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Строптивая помощница для титана
Строптивая помощница для титана
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 39,32  31,46 
Строптивая помощница для титана
Audio
Строптивая помощница для титана
Audiobook
Czyta Алла Човжик
25,39 
Szczegóły
Строптивая помощница для титана
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Не смей! – Мама шлепнула меня по руке, когда я потянулась к салату. – Терпи и жди.

– Гости только вечером приедут, я только немного съем.

– Нет, ждем гостей. Хочешь есть – съешь суп.

Поморщилась.

– Он по-моему, стух уже. Зачем каждый раз его готовить в таком количестве, если у нас его никто особо не любит и не ест?

– Суп – полезно. Режь колбасу.

– Что полезного в переводе продуктов?

– Поговори мне еще! Будут у тебя муж и дети, сама будешь решать, чем их кормить. Хоть каждый день салатами и пиццами. А суп на каждый день новый готовить – времени не напасешься.

– Муж и дети – это еще не скоро. Может, вообще никогда.

– Глупости говоришь.

– Вообще-то, мамуль, мне уже двадцать семь скоро стукнет.

– Это еще мало, можешь мне поверить.

– Ну, я бы так не сказала. Двадцать семь – и никаких намеков на семью, мам. Даже близко.

– Тебе еще двадцать шесть.

– О да, – ответила насмешливо.

– Иногда все может быстро измениться. В твоем случае, нужно только согласиться принять ухаживания Леонида. Не пойму, чем он тебе не нравится? Очень достойный парень. Все при нем – квартира, машина, участок земли недавно за городом купил, на работе хорошо себя показывает, далеко пойдет. Да и внешне вполне приятный.

– Угу, – остервенело нарезаю остатки колбасы. Леня, конечно, вполне ничего, но после того, как его начали активно навязывать мне в женихи отчим и мама, почему-то быстро потеряла всякий интерес к нему. Как-то все стало предсказуемо и правильно, что ли. Может, это и хорошо, когда все одобрено, и сам “жених” явно настроен на будущие возможные отношения, но… вот такая я странная. Мужчина на горизонте нормальный всего один, а я как всегда все сомневаюсь в чем-то. Да и вообще, по-моему, моим родителям Леня понравился даже больше, чем мне когда-то. Отчим так и вовсе взял его под крыло, чуть ли не своим замом в будущем хочет сделать. Лучше бы меня так опекал. И так уже большая часть бумажной работы отчима на меня как-то незаметно постепенно свалилась. А ведь я всего лишь секретарь.

Выложила нарезку на тарелку.

– Теперь буженина, – скомандовала мама.

– Ма-ам, я уволиться хочу, – говорю я, берясь за кусок ароматной буженины.

– Ну здрасьте. Ты опять? Мы же это обсуждали. Какой смысл увольняться?

Тяжко вздохнула.

– Надоело. Скучно. Перспектив нет.

– Зачем тебе перспективы? Работа хорошая, рядом с домом, оплата отличная. Дурью маешься просто. Сейчас уже о карьере поздно думать, пора семью, детей. А папа наш тебя спокойно отпустит и место за тобой всегда будет.

Пока мама отвернулась, отщипнула виноград из фруктовой тарелки. У-у, кислый.

– Ну, что ты морщишься, Саша?! Я сколько раз говорила: не морщись, морщины будут, – это мама не вовремя повернулась и заметила мое скривленное из-за винограда лицо. – И куда ты пойдешь, если уволишься? На какую работу?

Пожала плечами.

– Вот. Ты даже не знаешь толком, чего хочешь. Хорошо там, где нас нет, Сашенька. Сменишь работу, потом будешь локти кусать.

Вновь тяжко вздохнула, и, дождавшись, когда мама отойдет, совершила и вовсе преступление – утянула тарталетку с икрой. Я прямо настоящая бунтарка.

Глава 2

К вечеру стали подъезжать гости. Первыми явились деловой партнер отчима с женой, они же и друзья нашей семьи, за ними мамина сестра, ныне преуспевающая бизнесвумен, с мужем, и последним – Леня. Леню пригласили вроде как мне в пару (и вроде как, в розовых родительский планах, не только на эту вечеринку, но и на всю дальнейшую жизнь).

– Привет, – говорит Леня, сразу вручая мне просто-таки шикарный большой пестрый букет, собранный из множества разных цветов. – Это тебе. Ольга Аркадьевна, а это вам, – произносит мой коллега, заметив появившуюся в коридоре маму и вручая ей второй, не менее шикарный букет. – С днем рождения!

– Ох, спасибо, Леонид! Какие красивые цветы! – громко восторгается мама. Она у меня умеет принимать подарки.

– Спасибо, – тоже не остаюсь в долгу я. – Пойду поставлю в вазу.

Поскорее выскользнула из коридора, чувствуя на себе взгляд Лени. Как-то неловко себя ощущаю. И движения сразу деревянные, порывистые, неловкие. Хорошо, что он тут только на один вечер.

За накрытым в зале столом мама не перестает ворковать с гостями, то  и дело извиняясь за скромное торжество, мол, она не хотела много гостей звать, хотела посидеть по-семейному. Да, это отчим у нас любит праздновать с размахом, в свои дни рождения снимая ресторан и приглашая множество родственников, партнеров и друзей, порой еще и артистов нанимает. Когда была маленькая, меня там петь заставляли, поскольку на тот момент как раз занималась вокалом. Именно благодаря этим праздникам я поняла, что хоть пение я люблю, но вот выступление перед не особо трезвым галдящим народом это точно не мое. Да и вообще у меня боязнь сцены и публичных выступлений. Как вспомню, как отчим орет на весь ресторан: “Давай-давай, выходи, зря я что ли такие бабки отдаю за уроки пения”, и все, у меня как отрезает.

Леню за стол посадили рядом со мной, вызвав приступ жгучего стыда, ведь сажала его мама со словами: “Вы уж поухаживайте за нашей Сашенькой”, и прям с таким намеком многозначительно смотрела на Леню, что мне хотелось сквозь землю провалиться.

Леонид в ответ улыбнулся, заверил, что ухаживать будет ответственно и хорошо, и слово свое сдержал. Во всяком случае, подливал мне в бокал вино чуть ли не каждый раз, как я оттуда отопью, и отвлекал разговорами, из-за чего я совершенно перестала контролировать, сколько выпиваю и, кажется, не заметила, как банально наклюкалась.  Не сильно, но все-таки. Я в принципе пить не люблю и это дело не одобряю, и сама на себя теперь сержусь. Чувствую, сейчас если встану, то точно в голову ударит.

Взгляд прыгает с одного предмета на другой. Праздник в самом разгаре и просто уйти с него, чтобы закрыться у себя в комнате, будет неприлично. Можно, конечно, выйти во двор, но вечер довольно жаркий, меня может еще сильнее разморить.

Да, ситуация… Хотя, может, зря я переживаю? Надо просто сидеть тихонько и молчать, чтобы не выдавать своего состояния. К слову, в моем новом состоянии Леня мне как-то симпатичнее стал. А еще он будто случайно то и дело задевает мою руку. С каждым разом убирает свою руку все медленнее, и вот настал момент, когда, оказывается, что он и вовсе держит меня за руку и не отпускает, благо, это происходит под столом и этого никто не видит.

Глава 3

Стремительно руку вырвала, на всякий случай проверяя, действительно ли никто ничего не заметил. Стыдно, ужас как. На Леню не смотрю, еще и с намеком отодвинула стул от него подальше.

Заметили все-таки. От мамы ничего не укроешь. Смотрит хитро на меня и на Леню.

– Леонид, как вам у нас? – обратилась мама к моему соседу по столу.

– Потрясающе! У вас очень красивый и уютный дом. А уж какой вы стол накрыли!

– Да, это мы сами все с Сашенькой готовили. У меня Саша вообще очень любит готовить.

Наглое вранье. Вообще не люблю это дело.

– И Саша у вас настоящая умница, – произносит Леня и очень выразительно и тепло на меня смотрит.

Как-то жарко тут. Даже душновато.

– Вообще у вас так хорошо, что и уходить не хочется, – добавил Леня.

– Леонид, Костя, Женек, а зачем вам, собственно, уходить? – неожиданно говорит тоже довольно хорошо набравшийся отчим. – Завтра выходной, лето, погода отличная, место есть. Оставайтесь! Завтра с утра на рыбалку сходим. Днем все вместе на озере искупаемся, шашлыки пожарим. Вера, Оксана, соглашайтесь, пока мы на рыбалке, вы тут с девочками отдохнете, поболтаете.

О нет. Я не против гостей как таковых, но среди них будет Леонид. И все происходящее сильно смахивает еще и на сводничество.

После недолгого обсуждения все гости соглашаются остаться, и я понимаю, что ночка будет та еще. Пьяные шумные разговоры до утра, по дому будут постоянно бродить, мне еще и обслуживай всех, комнаты надо будет подготовить, посуду помыть, убирать не только этим вечером, но и завтра. Это у отчима будет веселый отдых, а мы с мамой будем в статусе принеси-подай. А я надеялась на тихий и спокойный воскресный день.

В небольшой перерыв, когда мама вышла с тетей Верой в дамскую комнату, ко мне подошел отчим и тихонько на ухо произнес:

– Я там торт мамке заказал. Коробка спрятана в подвале. Через несколько минут все уже вернутся, вынеси его красиво.

Хорошо. Ухожу за тортом. Как и предполагала, меня немного штормит: вино в голову ударило.

Захожу в подвал и становится легче, ведь в подвале прохладно, хорошо. Отчим тут хранит свою коллекцию вина, а мама – соленья, варенья и компоты.

Коробку с тортом нашла и всерьез озадачилась. Торт огроменный! Три солидных таких яруса. Красивый, с цветами из мастики и поздравительной надписью от отчима. Но как мне эту красоту нести? Тележки-то нет. Придется на руках.

Поднимаюсь по лестнице с крайней осторожностью. Волнуюсь, ведь последствия опьянения никуда не ушли, но вот опасный участок в виде лестницы преодолен, на кухне я даже раздобыла праздничные свечки, быстренько их воткнула и зажгла, и вот я под музыку, захожу в полутемный зал под охи и аплодисменты гостей, почти доношу тяжелый торт до стола и… в последний момент спотыкаюсь о ковер и лечу вниз, плашмя падая на пол.

Никогда в жизни так эпично не падала.

Торт упал лицом вниз. Из-за отвалившихся горящих свечей задымился ковер, благо мужчины быстро затоптали начинающийся пожар, но родительский дорогущий ковер наверняка испорчен.

Это просто… я в шоке. Как?! Как я могла так испортить маме праздник?! Торт жалко просто безумно. И ковер.

Леня помог мне подняться. Музыка больше не играет. В комнате повисло гнетущее молчание. Все смотрят на меня. У мамы глаза на мокром месте, отчим поджал губы и хмурится. Кажется, все ждут моего публичного раскаяния и посыпания головы пеплом. Я и так чувствую себя ужасно виноватой и несчастной, но, видимо, этого недостаточно.

 

– Вы знаете, когда торт падает, это очень хорошая примета, – выдавила я, грустно улыбнувшись. – Прошу прощения, что так вышло.

– Ну, для фигуры это определенно хорошая примета, – хмыкнула Оксана.

– А я слышала, что падение тортов – это к мытью полов, – заметила тетя Вера.

– Вообще, довольно зажигательный вечер получается, – добавил Константин Сергеевич.

Юмористы все такие.

Глава 4

– У меня в холодильнике есть ещё торт. Обычный, – подвела итог мама.

– Я сейчас все уберу и принесу новый торт, – поспешно произнесла я.

– Хватит, принесла уже, – ворчливо говорит отчим, тяжело поднимаясь из-за стола.

Торт оперативно убрала, а ковер оставили на потом. Леня помог убрать его в чулан. Скорее всего, в химчистку ковер поедет, может, там удастся что-то сделать с обожженным ворсом.

Гости в зале. Зашла на кухню, чтобы помочь хотя бы с чаем, а там мама с отчимом. Мама совсем невеселая, а отчим и вовсе злой.

– М-да, ну что, молодец. Напилась на мамином празднике? Посмотри, на ногах не стоишь! – А отчим, между прочим, набрался еще больше, чем я. Я знаю это его состояние, когда, дойдя до кондиции, он начинает, скажем так, наезжать.

– Гоша, не надо.

– А что не надо? Нет, я все уж скажу. Стараешься тут, стараешься для нее, хочешь сделать как лучше, а она носом вертит. А это все ей не то, это не так. Ты посмотри на нее – старая дева с гонором, ничего в жизни сама не добилась, мышь серая, выглядит как подросток, сидит на нашей шее, и нос от парня хорошего воротит.  Мы ей его уже прямо на блюде готовенького подносим, на, только возьми, создавай уже свою семью, вырастай. Не-ет. Надо ж ей повы…

– Гоша!

Вот сейчас прям, конечно, обидно было. Молча вышла из кухни.

Быстро поднялась наверх и заперлась в своей комнате. Через минуту уже стучится мама, не получив ответа, дёргает за ручку.

– Саша, открой.

– Я хочу побыть одна.

– Саша…

За ручку громко нетерпеливо дёрнули

– Открывай давай и выходи. Гости сидят, ждут, а ты ушла! Хватит матери праздник портить.

– Гоша, иди уже!

Прерывисто вздыхаю.

– У меня голова болит. Я посплю.

Так и не открыла. Родители с минуту уговаривали выйти, но потом ушли. Что примечательно, мама возмущалась, что отчим высказался, но с тем, что он сказал, не спорила.

Выждала с полчаса, когда внизу заиграла музыка, уже одетая, тихонько выбралась из дома, за забор, и вот я уже сижу в вызванном такси.

– В город.

– Куда конкретно?

– В клуб какой-нибудь нормальный.

Водитель обернулся, оценивающе оглядел виднеющийся за забором огромный дом и завел машину.

Сижу в салоне и раз за разом прокручиваю в голове неприятные, грустные мысли. Дело, конечно, не в сегодняшнем конфликте и пьяных, сказанных сгоряча отчимом словах, он, желая задеть, надавил на самые болезненные мои точки, о которых, конечно, прекрасно знает. Накопилось. Как будто я рада, что сижу у родителей на шее в своем-то возрасте. Но мне казалось, что сильно не напрягаю. Дом большой, при желании можно вообще не пересекаться, заработанное только на себя не трачу, тоже вкладываюсь в общий бюджет. Зарплата у меня не особо большая, если не сказать маленькая, в самостоятельной жизни с такой зарплатой не сильно разбежишься. Вроде бы родственница большого начальника, владельца фирмы, но никакого блата нет, отчим считает, что наоборот, раз я родственница, то должна чуть ли не бесплатно работать на общее семейное благо, а он и так меня обеспечивает жильем, едой, одеждой и прочими благами. Так-то оно так, мне порой и подарки дорогие делают, я не страдаю, и на карманные расходы подкидывают, но как-то устала чувствовать себя вечным подростком. Я даже не могу выбрать сама, куда поехать в отпуск. Как это я одна поеду, мама же будет волноваться, и как же семья? Надо всем вместе ехать, в приличное дорогое место.

Нет, все. Хватит. Так не пойдет. Пора уже взрослеть и становиться самостоятельной. С Лёней, на самом деле, родители просто хотят, чтобы я просто аккуратно перешла в другое, но подконтрольное им уютное безопасное с их точки зрения гнездо, а не пробовала летать самостоятельно, рискуя разбиться.

Глава 5

Такси, пока я предавалась моральным терзаниям и самобичеванию, въехало в город, доехало до центра и остановилось у дорогущего ночного клуба.

Вышла. Машина уехала, а я все стою на улице, растерянно глядя на пафосный клуб. Я перед выходом из дома переоделась в удобные кроссовки и джинсы, так что одежда у меня не для такого заведения, да и не хочется мне туда. Душа ноет, нужны тишина и спокойствие.

Побрела по темной улице. Страшновато, конечно, вот так одной ночью, но лето, центр, а не какие-то окраинные закоулки, редкие гуляющие прохожие вроде бы не такие уж опасные.

Бесцельно иду, пытаясь сформировать план дальнейшей жизни. Леня, конечно, хороший, но нет, для принца и героя моего романа не подходит. Слишком… основательный, расчетливый карьерист, и вообще раздражает тем, как любезничает с отчимом. Хотя и симпатичный, харизма есть, этого не отнять.

Значит, так. Надо искать и снимать квартиру. Съезжать буду в ближайшее время. Уволюсь или нет, вопрос второй, но так больше нельзя. Пора хотя бы попробовать жить одной. Мама все время пугает, говорит, что я не смогу одна, это трудно, кто будет в мужских делах помогать, как буду с бытовыми трудностями справляться, тосковать одна-одинешенька, и вообще: жить одной – удел несчастных людей. Я, конечно, понимаю, что все не так мрачно, но…

И увольнение. Как сладко звучит это слово в моей душе. Однако как, куда? Моя боязнь сцены и публичных выступлений перешла частично и на обычную жизнь. Как представлю, что надо будет проходить всякие там собеседования, уговаривать, доказывать что-то, чтобы меня взяли, так аж прямо тошнить начинает. И потом еще в новом коллективе притираться. Увы, я тот человек, которому комфортнее в старом, хорошо знакомом круге общения.

Но ничего. Все новое постепенно может стать привычным. Верно?

Несмотря на то, что вроде бы решилась поменять жизнь, в душе все равно сомневаюсь. И так тяжко. Может, зря я это все? Поздно мне. Пора уже семью, как говорит мама, создавать, в декрет уходить, детьми заниматься, а не вот это вот все. Просто от делать нечего всякой ерундой тянет заниматься, как говорит мама.

Но я же чувствую. Чувствую, что счастья нет. Все так уныло. Да и детей я пока не хочу. Может, просто не от Лени. Нет такого человека, с которым хотелось бы завести семью.

Вышла на большой мост и остановилась посередине. Оперевшись на перила, любуюсь ночным городом. Вид открывается потрясающий. Столько огней, которые отражает темная гладь реки. Свежий теплый воздух дует в лицо.

Огляделась. Вроде никого.

Захотелось совершить что-нибудь безбашенное. Встряхнуться. Пока в крови все еще играет вино, подтягиваюсь и залезаю на широкие перила.

Ух, как высоко!

Ноги стали как ватные, и в животе приятно заныло. Ощущаю мощный всплеск адреналина, и словно впервые за долгое время по-настоящему глубоко дышу и искренне улыбаюсь, подставляя лицо ветерку.

Крепко держась за опору моста, сделала то, чего уже не делала очень давно – запела. Не для кого-то, не по просьбе, не ради тренировки, просто для себя, от души.

Поначалу петь трудно, словно совсем забыла, разучилось, но нет. Постепенно энтузиазм нарастает. Моя сцена – мост, да и весь этот город, а луна – главная зрительница.

Получается так хорошо и от души, что постепенно полностью погружаюсь в песню, испытывая невероятную эйфорию. И вот с меня как будто спадают оковы, а за спиной расправляются крылья. Я иду, нет, я парю, глядя только на луну.

И вдруг куда-то действительно лечу. Только не вверх, а вниз. Только в последний момент меня кто-то схватил и вытащил обратно на мост. Ну, спасибо, конечно, купаться я не планировала, но куда он меня дальше тащит? Еще так больно схватил.

Начинаю ругаться и вырываться. Никакой реакции. Паникую, дело пахнет жареным. Разве станет мужчина ночью молча удерживать и тащить куда-то одинокую беззащитную девушку?

– Отпустите!

– Нет уж, дорогая. У меня на вас другие планы.

Что-о-о?! Вот теперь еще страшнее. Неужели маньяк какой-то?

– Вы что, сумасшедший?! Кто вы? Помогите! Маньяк!

Глава 6

Где-то недалеко бикнула машина, и тот, кто меня поймал, коротко кивнул. Это напугало меня еще сильнее.

– Я буду кричать!

– Вы и так уже кричали.

Нет, это я еще не кричала.

– А-а-а!

– Да, признаю. Диафрагма у вас отличная. Потренироваться, и можно пробовать хрустальные бокалы разбивать.

Пока кричала, мужчина успел дотащить меня до черной большой машины. Какой-то бугай в костюме подскочил к нам и услужливо открыл похитителю дверь.

Сопротивлялась как могла, но борьба была неравной. Мое тщедушное тельце в четыре руки запихнули в салон.

Я в шоке! Проявила, блин, самостоятельность. Уехала ночью тайно из дома. Вот что значит не слушаться маму.

Мне реально страшно. Если до этого алкоголь еще бродил в крови, то теперь резко протрезвела.

Кинулась к противоположной дверце машины. Заперто.

Если что, готовлюсь продать свою жизнь подороже, до последнего буду биться, как дикая кошка. Вжалась в дверцу. Как полезет, сначала буду бить ногами, не поможет – вопьюсь ногтями.

Похититель садится на заднее сиденье рядом со мной, а тот второй за руль. Щелчок. Теперь точно все двери заблокированы.

Мое сердце бьется быстро-быстро и, кажется, вот-вот выпрыгнет из груди.

Мужчина рядом со мной оценивающе меня разглядывает. Я отвечаю тем же – особые приметы ищу, чтобы потом, если что, в полиции сообщить.

Эм. Красивый. Это особая примета? Такой зрелый мужчина в самом расцвете лет. Холеный. В костюме, причем, кажется, весьма дорогом. Какие-то круто выглядящие часы на руке. О! Кольцо. Нет, не обручальное. Обручального нет. Золотое кольцо-печатка. Гравировку не могу рассмотреть – зрение не очень.

Что еще? Жгучий кареглазый брюнет. Такие губы, волевой подбородок, нос прямой… фоторобот составлю без труда.

Похищение начинает понемногу нравится.

Так! Собралась!

– Девушка, вам сколько лет? – с интересом спрашивает мужчина.

– С какой целью интересуетесь? – я строга и подозрительна. – Восемнадцати нет, – как же я безбожно вру. – Так что отпускайте, а не то сядете надолго.

Тут уже и сидящий спереди мужчина ко мне обернулся, тоже став пристально, с прищуром разглядывать.

– Да ну-у-у, есть ей восемнадцать. Может, даже больше. Щуплая просто и мелкая. Так что, шеф, если у вас определенные цели похищения…

– Роман, мы никого не похищаем. С девушкой я хочу только пообщаться.

– Зачем тогда про возраст первым делом спросили? – закономерно интересуюсь я. Названный  Романом весело поднял бровь, видимо, также оценив логичность моего вопроса, усмехнулся, но в итоге отвернулся обратно.

– Про возраст интересуюсь по иной причине. Возникла мысль пригласить вас к себе на работу. С несовершеннолетними я действительно не работаю.

Вот это поворот. Вот это, что называется, вселенная идет навстречу. Только всерьез задумалась о смене работы, и вот на тебе. Да еще в какой форме – схватили, в машину усадили, и давай тебе работу предлагать. Кому рассказать – не поверят. Хотя неизвестно, что там за работа такая.

– Что за работа? – озвучила последнюю мысль. Все еще с силой вжимаюсь в дверь и готовлюсь к обороне. Ночные предложения работы в салоне машины не внушают доверия.

– Вы напряжены и напуганы. Только что пытались покончить жизнь самоубийством, я предлагаю пообщаться в менее нервном для вас месте. Роман, отвези нас в ближайший работающий бар. Там, где есть люди. Общественное место ведь вас устроит для спокойного разговора?

Роман завел машину и тронулся с места.

– Погодите. Вы неправильно поняли. Я на мосту просто пела. Без каких-либо плохих намерений.

– Стоя на перилах? А потом шагнув с них?

– На перилах – это для адреналина. А остальное… просто оступилась. Увлеклась.

– Хм. Ну, да, все порой оступаются, – кажется, так и не поверил мне мужчина. – Увлекающаяся натура, значит?

– До этого дня думала, что не особо, а там, под конец песни, забыла обо всем, и думала, что вот-вот и взлечу. Под ноги не смотрела, – помолчала. – Да, это было крайне глупо, согласна.

Мужчина протянул мне руку.

– Ярослав Леонидович.

Ого, так прямо все официально?

– Александра Павловна, – не осталась в долгу я, и, с опаской посмотрев на протянутую мне руку, все же решилась ее пожать. Моя ладошка буквально утонула в большой мужской руке. Нет, я знаю, что миниатюрная, но как-то раньше так сильно этого не ощущала.

 

Ярослав широко улыбнулся.

– Шурочка, значит? Приятно познакомиться.

Но-но! Без фамильярностей! Вырвала руку из лапищи похитителя, и, придется это признать, спасителя дурных увлекающихся девиц.

– Приехали, – объявил водитель.

Машина плавно затормозила. Быстро же доехали.

Взглянула в окно, а мы, оказывается, у того самого клуба, к которому давеча привез меня таксист. Ну, правильно, самое близкое открытое ночное "приличное" заведение, я от него не так далеко ушла.