Переселенка, или Реалити-шоу «Хутор»

Tekst
12
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Переселенка, или Реалити-шоу «Хутор»
Переселенка, или Реалити-шоу «Хутор»
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 33,03  26,42 
Переселенка, или Реалити-шоу «Хутор»
Audio
Переселенка, или Реалити-шоу «Хутор»
Audiobook
Czyta Дина Бобылёва
21,33 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Переселенка, или Реалити-шоу «Хутор»
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

В моих руках красочная листовка, на ней изображены красивые, выстроившиеся в ряд кирпичные домики на изумрудно-зеленом поле. На картинке ярко-голубое небо с белыми пушистыми облаками, оно так и манит, а вдалеке даже видны горы. На поле перед домами пасутся милые пушистые овечки, мускулистый фермер-мачо в красной клетчатой рубашке счастливо мне улыбается и зовет в неведомые дали.

– Ты совсем, что ли, дура? – прервала подруга мое медитативное созерцание красавца с рекламного буклета.

– Хочу! – твердо произнесла я.

– Что ты там делать будешь?

– Жить буду. Посмотри, какая красотища. Не то что тут. Лошадей разводить хочу.

– Идио-о-отка, – протяжно простонала Аня. – Да ты городская до кончиков ногтей. Ты вообще к живой лошади когда-нибудь подходила?

– Да! В парке. И даже каталась.

– Каталась она, блин. Лин, ну ты башкой-то думай своей. Это тебе не развлекательная прогулка. Ты поедешь на другой конец страны в какую-то глухомань, чтобы над тобой и другими такими, как ты, “фермерами” потом ржали всей Россией. Впрочем, что я говорю, ладно. Иди на кастинг. Все равно тебя не возьмут.

– Почему это не возьмут? – возмутилась я.

– Посмотрят на тебя, болезную, и скажут: “А иди-ка ты, девочка, домой, тут шоу для серьезных дядей”.

– Я думаю, что туда девушек тоже будут брать. В листовке ничего не сказано про пол. Указаны возрастные рамки, и чтобы без каких-либо семейных обязательств. Только холостых берут.

– Ну, вот это как раз прикольно. Ты там смотри на кастинге внимательно, может, мужика себе, наконец, найдешь.

– Ой, Ань, может, хватит? Мне всего-навсего двадцать два года.

– Угу, тебе целых двадцать два года, а у тебя еще не было мужика. И знаешь, это уже совсем не нормально. Может, тебе просто нужен был какой-нибудь фермер, а? Тогда все объяснимо. У нас этих фермеров обычно только на рынке встретишь, и то не факт.

Больше не слушаю болтовню подруги, собираю сумку, чтобы идти на кастинг.

Ближе к вечеру возвращаюсь домой. Мне звонит Аня и нетерпеливо спрашивает:

– Ну? Что там? Не прошла, да?

– Хм. Прошла, вообще-то. Но там всех брали, кто подходит по условиям, и взяли подписи о согласии в участии в съемках. Послезавтра первый этап настоящего отбора начнется, ну и само реалити-шоу. Мне сказали, поедут далеко не все, а только те, кого выберет организатор.

– И много народу собираются брать?

– Вообще, да. Мне сказали, там на целую деревню народу должны набрать, и постепенно людей начнут отсеивать, но уже будучи на месте действия.

– Понятно. Все равно не возьмут тебя, зуб даю. И куда ты собаку свою денешь? Кстати, с кем-нибудь интересным познакомилась?

– Нет, да я толком никого и не видела, сразу прошла по записи, побеседовала с приемной комиссией и ушла. Честера с собой возьму. Без него никуда.

– О, тогда точно не пройдешь. Будь у тебя какая-нибудь маленькая карманная собака, может, и разрешили бы, а этого твоего страшилу погонят.

– Честер не страшила.

– Ага, как же. Да от тебя шарахаться будут, если его возьмешь. Может, у тебя как раз личной жизни нет из-за пса? Всех отпугивает.

– Мой буль добрейшей души пес, и внешность у него замечательная, не наговаривай.

– У него вид собаки-терминатора. Про характер не спорю, но об этом мало кто знает, а как на этого пса посмотришь, так вздрогнешь. Не бери ты его.

– А куда я Честера дену, по-твоему? Мама не возьмет, она с отчимом за границей, и у отчима аллергия на шерсть. Да и зачем маме брать собаку, если она даже меня не хочет брать хоть иногда к себе в гости? Мы с ней месяц назад в последний раз разговаривали.

– Ну не знаю. Дядю посмотри за Честером посмотреть. Того самого, что тебе его и подарил.

– Он сейчас болеет. Ему сейчас вообще не до собак. Хочешь, тебе Честера оставлю.

– Ну уж нет! Надевать этот страшномордый венец безбрачия я не собираюсь. Честера не прокормишь, к тому же. Да и некогда мне за ним смотреть. Нет, не думай, я твою псину страшную обожаю, но меня родственники не поймут.

– Ну, вот видишь, нет у меня выбора. Да он и не нужен. Честер идет со мной. Не захотят взять с ним – переживу. Но друга не брошу.

Погладила коричневую мордаху Честера. Пес все время разговора лежал рядом, положив свою голову мне на колени. Флегматичная спокойная собака, не помню, когда в последний раз Честер хотя бы гавкнул, ходит всегда за мной, как привязанный. Когда-то мой дядя, заводчик этой породы, подарил мне Честера на день рождения с формулировкой, что щенок экстерьером не вышел для выставок и прочих мероприятий. Не знаю, я в собачьих породах не особо разбираюсь, по мне, так мой питомец всем вышел.

– Честер, ты как, готов к новой жизни? Там, куда мы, возможно, скоро поедем, тебе будет просторно. Потрясающая природа и красота.

Пес что-то проурчал на своем языке и довольно зажмурился.

Время до начала шоу пролетело незаметно – я паковала вещи. Нужно было как-то умудриться все самое необходимое для новой жизни запихнуть в один чемодан. Получалось плохо. Кто знает, что мне может понадобиться в далеких неизведанных краях, и надолго ли я там останусь. Под конец психанула, сходила в туристический магазин, где купила себе самые удобные на свете кроссовки и вместительный рюкзак. Представила, что иду в поход, и взяла весь стандартный набор туриста – так не пропаду даже в Тайге. Так, немного успокоившись и до конца не понимая, зачем все-таки купила компас, если еду в большой компании во вполне определенное место, доукомплектовала рюкзак личными вещами и одеждой.

Честер тоже не остался без поклажи. Он у меня та еще лошадка. В специальные сумки, что крепятся ремнями к спине пса, кое-как впихнула собачий корм и пару любимых игрушек питомца. Все, мы с Честером готовы к приключениям.

В назначенный день и час стою вместе со своим питомцем и Анькой, которая пришла поддержать и проводить, неподалеку от въездных ворот на территорию, где будут проводиться съемки.

– В общем, я тут в кафе посижу и тебя часик подожду. Вдруг быстро выйдешь. Ты мне отзвонись, как там и что, взяли тебя или нет.

– Да, хорошо.

Подруга выглядит грустной и растерянной.

– Может, все-таки передумаешь, а? Мне тут без тебя грустно будет. И что тебя там ждет?

– Приключения. Испытаю себя. И что мне тут-то делать? Устроиться на какую-нибудь скучную работу, сидеть от звонка до звонка, и при этом каждый день будет похож на предыдущий.

– Так там тоже работать придется. И наверняка больше, чем здесь. Не на курорт ведь едешь. А, считай, в добровольный трудовой лагерь.

– Зато узнаю без особых для себя последствий, гожусь ли для сельской жизни, получу мастер-классы и, в случае чего, без потерь вернусь. К тому же виды там потрясающие.

Аня тяжело вздохнула и даже всплакнула.

– Эх, Лина, дурочка ты моя наивная. Куда же ты едешь? Ты ведь, прости господи, филолог! С музыкальной школой по классу флейты за плечами. Если тебя и возьмут, ты сама сбежишь оттуда через неделю.

– Посмотрим.

Тепло попрощалась с подругой и отправилась навстречу неизвестности.

Охранник, проверив паспорт, пропустил меня на закрытую территорию. Пока шла, интенсивно вертела головой, вперед не особо смотря. Итог закономерный: налетела на стену, которая на ощупь и при ближайшем рассмотрении оказалась мужчиной крепкого телосложения.

– Извините, – потирая нос, виновато пропищала я в широкую спину и отошла.

Обладатель спины медленно обернулся, представ передо мной во всей красе. Мужчина. С виду ни разу не фермер – передо мной предстал незнакомец в стального цвета костюме. Довольно грозного вида мужчина, от одного взгляда которого я как-то сразу струхнула. Темно-серые, как грозовое небо, глаза смотрят на меня строго и оценивающе. У мужчины черные короткие волосы, волевое лицо, нос с небольшой горбинкой. Незнакомец очень высокий, я дышу ему в грудь, еще и размах плеч очень даже приличный, так что… да, подавляет меня эта персона.

Была внимательно осмотрена не только я, светло-русая, особо ничем не примечательная девушка, но и моя собака.

– Девушка, вы в курсе, что с собаками сюда нельзя? Как вас только пропустили, непонятно.

Ну вот, чувствую, рушатся все мои мечты еще до начала кастинга из-за какого-то напыщенного противного сноба, хотя, может, он тут и никто, хотя не похоже.

– Мне… обязательно нужна собака. В правилах нигде не было, что собак брать нельзя.

– Зачем вам обязательно собака? Либо оставляете ее за воротами, либо уходите вместе с ней.

– Я плохо вижу, мне нужен поводырь.

– То, что вы плохо видите, я уже ощутил на себе. Если у вас есть какие-то проблемы со здоровьем – вы не проходите, и это уже точно прописано в правилах.

– Я никуда не пойду! Нормальное у меня зрение. Это мой друг, мне не с кем его оставить.

– Отсюда вывод – уходите вместе с ним. Тем более, это шоу с суровыми правилами, не для таких бледных малохольных и наглых девиц, как вы.

– Я наглая?! На себя посмотрите! Ходит тут, указывает, что делать, еще и под ноги лезет. Уже сказала – не пойду. Уйду, только если официально не пройду кастинг, а вас я и знать не знаю, может, вы вообще сюда случайно забрели.

Обхожу застывшего мужчину, гордо задрав подбородок, но у самой поджилки трясутся, вот чувствую я, что не с тем, с кем надо, ругаюсь.

– Ну ладно, проходите, – понеслось мне в спину дозволение с нотками злорадства.

Вот спасибо. На подгибающихся ногах иду дальше, вскоре выйдя на задний двор здания, где уже столпилось немало людей. Прямо там стоит стол, за которым сидят три администратора. У меня быстро проверили документы, выдали номерок и сказали ждать вызова на новое собеседование.

Жду, осматриваюсь. Как и предполагала Анька, мужчин полно, и их подавляющее большинство. В основном это такие серьезные качки, от одного взгляда на которых мне становится не по себе. Вообще, у “Хутора” хорошие призы – там и денежная сумма с шестью нулями, и возможность под конец шоу заполучить во владение весь строящийся хутор, и прочие ништяки по мелочи. На шоу даже зарплату должны выдавать.

 

Но и девушек тут тоже немало. С интересом рассматриваю конкуренток на место в шоу. Да-а-а. Вот сейчас я точно могу сказать, что мой случай не самый запущенный. Первая же девушка, на которой я остановила взгляд, оказалась.... обута в туфли на высокой шпильке и одета в короткое, красивое и наверняка очень модное платье. Шикарная укладка, длинные острые ноготки, рядом большой фирменный чемодан. Ну… может и правильно, мы же на шоу, нужно выглядеть привлекательно, а то, может, миллионы людей будут на тебя смотреть через телевизоры. Но шоу-то весьма специфичное, и прямо отсюда всех отобранных счастливчиков повезут в аэропорт. У этой девушки как раз сейчас берут интервью, ее блондинистая гламурная персона определенно привлекает внимание.

Вот еще одна девушка, брюнетка с густыми длинными волосами почти по пояс и с шикарными формами. Вокруг нее собралась целая стайка других девушек, а она в центре, все общаются, хохочут, а замеченная мной сочная красавица – явный лидер в этой группе. Да, там живенько, но я туда не пойду. Увы, по природе я человек не особо общительный, большие компании так и вовсе не переношу.

Помимо большой группы девушек с брюнеткой во главе, все остальные девицы держатся маленькими компаниями по два-три человека. Видимо, так девушкам спокойнее, но я точно пока не буду ни с кем знакомиться. Смысл? Может, даже отбор не пройду.

Заметила, что гламурных красоток тут подавляющее большинство. Обнаружила даже одну девушкой, что, как и я, пришла с собакой, только ее песик помещается в маленькую личную сумку, дрожит и смотрит на этот мир грустными, полными неуверенности глазами. Я взглянула на флегматичного Честера. Пес спокойно сидит у моих ног, и ему абсолютно плевать, что вокруг столько народа, он у меня тоже от носа и до кончика хвоста городской житель, привыкший к столпотворению и давке. Наконец сняла со спины свой огромный рюкзак и села прямо на траву по-турецки. Жду. Людей много, так что, думаю, моя очередь на собеседование не скоро.

В отрешенное полусонное состояние войти не удалось – начала названивать Анька с вопросами типа: “Ну как там? Выгнали? Мужики классные есть? Ты себе уже кого-нибудь подцепила?” За разговором время побежало быстрее. Стоило сбросить вызов и снова начать загорать, как ко мне подошли местный ведущий с оператором, чтобы взять интервью.

– Здравствуйте. Представьтесь, пожалуйста, расскажите кратко о себе, почему хотите поехать на хутор. Это ваша собака? Вы берете ее с собой?

– Эвелина Зорина. Двадцать два года. Что рассказать о себе… филолог по образованию… знак зодиака – лев. Хочу испытать себя и побывать в новом месте. Собака моя, да, беру с собой, – вдруг осознала, что перед камерой совершенно теряюсь и становлюсь косноязычна. Слова все теряются, и хочется, чтобы от меня поскорее отошли.

Но чем-то я, похоже, заинтересовала опрашивающего, не отходит.

– Грозный пес. Хотите таким способом выделиться и привлечь к себе внимание зрителя?

Да что же ко мне все пристали с Честером?

– Нет, эта собака – мой друг. Мы с ним всегда и везде вместе, и питомца мне попросту не с кем оставить, да и тосковать будет сильно.

– Скажите, а когда вы заводили собаку, почему остановились на этой породе? Скажем так… пса милашкой не назовешь, это ведь, кажется, бойцовская порода? Нехарактерный выбор для юной хрупкой девушки.

– Собаку мне подарили еще щенком, и это не бойцовый пес – несмотря на внешний грозный вид, он очень добрый и ласковый, а детей просто обожает.

– Хм. То есть вы здесь просто ради интереса, и никаких меркантильных целей, как выигрыш денежных и иных призов, у вас нет? Даже прославиться не хотите?

– Нет, но мне интересно само шоу и действительно хочется в нем поучаствовать.

Постепенно начала осваиваться, камера смущает, но уже не настолько сильно, как в первые мгновения.

– Потрясающе. Удачи вам. Буду за вас болеть и надеюсь, что это не последняя наша встреча, – бодро произнес молодой, кстати, весьма и весьма симпатичный ведущий, подмигнул мне хитро и направился опрашивать других участников.

Поочередно стали вызывать всех в близлежащее здание. Назад уже никто не возвращается. Видимо, через другой выход отправляют либо домой, либо в аэропорт. Волнуюсь ужасно. Такое ощущение, что собираюсь не пройти собеседование на реалити-шоу, а экзамен в универе сдать.

Толпа редеет. Только спустя часа два, когда я уже даже нервничать устала, вызывают меня и ту девицу, которая тоже с собакой, только карманной. Идем по коридору за ассистентом.

– Ожидайте вызова вот в этот кабинет, – сухо произносит парень, указывая на нужную дверь, и уходит.

Стоим, ждем. Девушка поначалу поглядывала на меня оценивающе, но, видимо, не найдя для себя ничего примечательного, быстро потеряла ко мне интерес, и все было бы хорошо, но тут ее карманная чебурашка зарычала на моего крокодила, да еще так зло и яростно. И ведь при этом собачка явно понимает, что ей ничего не будет, она на руках у хозяйки, поэтому можно проявить свою крутость. Честер посмотрел на это дело, подумал, подумал, да как рыкнет. Один раз, но мощно так, солидно. Карманная собачка завизжала, а ее хозяйка завопила.

– А-а-а! Полкан! Что ты наделал!

На красивом светло-голубом платье девушки появилось и стало быстро расползаться темное пятно собачьего испуга. На вой и визги из кабинета сразу выглянули.

– Что тут происходит? – хмуро поинтересовался… уже знакомый мне мужчина, который не хочет видеть на шоу собак. Ну, все, можно сразу уходить, раз он собеседование проводит.

– Это все она, – наманикюренный палец девушки в намокшем платье указал на меня. – Она натравила на нас своего монстра, и Полкан испугался.

Мы с Честером недоуменно переглянулись.

– Девушка, – обратилась я к лгунье. – Если бы мой пес напал на вас или вашу собачку, одним мокрым платьем дело бы не обошлось. Ваш Полкан долго провоцировал моего пса, и вы даже не пытались его успокоить.

– Неправда! – громко произнесла девушка, и бравый Полкан тут же затявкал, ловя настроение хозяйки. Эта парочка меня утомила. Не люблю конфликты.

– Хватит, – произнес все еще стоящий в дверях мужчина. – Девушка, – обратился он к крикливой дамочке. – Идите и приведите себя в порядок, а вы, – пронзительный взгляд серых глаз остановился на мне. – Заходите.

– А есть смысл? – уточнила я, пока поблизости нет камер, а красная как рак девушка умчалась куда-то по коридору. Может, сразу домой ехать и не позориться? После этих разборок меня точно никуда не возьмут.

– Вот сейчас и узнаем.

Как и было велено, зашла вслед за мужчиной. В кабинете никого больше нет. Стол, по обеим его сторонам стулья, а сбоку камера.

– Камера все записывает, – предупредил меня мужчина, садясь за стол.

Села напротив проверяющего. Чувствую себя неуютно. Не знаю, почему, но этого мужчину я боюсь.

– Имя, – сухо потребовал мужчина, не глядя на меня, перебирая при этом стопку бумаг у себя на столе.

– Чье?

Да, под камерами я все-таки конкретно туплю.

Мужчина поднял на меня взгляд и прошелся им по мне сверху вниз. Удивительно, но его взгляд никак не отражает мысли владельца.

– Ваше.

– Эвелина.

– Фамилия.

– Зорина.

Мой собеседник неотрывно смотрит мне в глаза, больше не отвлекаясь на бумаги. Мужской взгляд гипнотизирует и не отпускает. Это какое-то волшебство, я не могу отвернуться или опустить глаза. Ожидаю еще каких-то стандартных вопросов.

– Вы хотите на этот проект?

– Да.

– Сильно?

– Да.

– На что вы готовы ради того, чтобы принять участие?

– Не задумывалась. А что нужно сделать?

Мужчина помолчал. При этом собеседник все так же пристально рассматривает меня, словно запоминая каждую черточку.

– Вам хорошо знакома деревенская жизнь?

– Немного знакома.

– Как считаете, какое главное испытание ждет всех на хуторе?

– Ну… думаю, не все, кто поедет, городские жители, но… возможно, там будет достаточно простая обстановка.

– Дело не только в простой обстановке. Там у вас не будет привычных развлечений – интернет, телефон, телевизор и прочее. А это, поверьте, для современного человека то еще испытание. Но это еще не все. Знаете, какое главное испытание? Конечно, порой, участники будут выбираться в город за провиантом и оборудованием, но это будет не так уж часто. Вы будете жить в закрытом социальном пространстве. После вторичного отсева состав участников будет уменьшаться, но медленно. Лица изо дня в день будут одни и те же. Вы будете ощущать информационный голод, никуда не убежать. Если отношения в коллективе не сложатся, ваша жизнь может превратиться в ад.

– Ну, если совсем будет плохо, то ведь всегда можно покинуть шоу, верно? – жизнерадостно ответила я.

– И, думаю, вы будете одной из первых, кто нас покинет, – вздохнул мужчина, протягивая мне какие-то бумаги. – Вы приняты. Выходите и по коридору налево идите до конца, там дальше вас проводят.

У меня челюсть отвисла.

– А почему вы меня берете?

– Шоу нужны яркие персонажи.

– Я – яркая? – не поверила я.

– Да, вы очень яркая, где-то даже харизматичная жертва, за мучениями которой зрителю будет интересно наблюдать, к тому же собака ваша сразу привлекает внимание. Если все-таки передумаете ехать, то вам направо по коридору.

Глава 2

Иду по коридору именно налево и ругаюсь про себя. Тоже мне, нашел жертву. Да тут жертвой будет каждая вторая фифа на шпильках, когда приедет на хутор. Постепенно я успокоилась и выдохнула. Мне все равно, что там думает этот напыщенный самоуверенный индюк. Главное, я еду туда, куда хочу. Обещанный человек в конце длинного коридора меня действительно встретил и проводил к выходу, где я села в большой комфортабельный автобус. Только на входе в него у меня взял интервью знакомый мужчина, спросив о впечатлениях от собеседования и общем настроении. Краснея, промямлила, что все супер и я очень рада, не став жаловаться на хамоватого мужчину, с которым было собеседование.

Здесь камер нет, и я расслабилась. Честер, лег у меня в ногах и уснул. Автобус постепенно заполнился довольными, весело гомонящими людьми и тронулся с места. Ко мне никто не подсел, так как пришлось бы сидеть, упираясь ногами в моего пса, а мест свободных и так еще достаточно. Хотела уже надеть наушники и послушать музыку, но меня заинтересовал разговор сидящих позади девушек.

– Говорят, у некоторых проводил собеседование сам организатор и владелец шоу!

– Серьезно? Вот, блин. А мне какая-то грымза в очках досталась. Смотрела на меня так… неприятно. Ну и чего там с владельцем? Он красавчик?

– О, да. Я видела его фото в сети. Данил Сергеевич Платов, кстати, не женат.

– И что? Мы его, может, и не увидим никогда.

– А вот и нет. Он давал интервью. Говорит, что тоже вместе со своей командой едет на хутор и будет непосредственно руководить всеми участниками.

– Классно! Надо фото посмотреть сейчас.

Я полезла в телефон, пока есть возможность. Тоже смотреть, что там за Данил Сергеевич такой. Начальство ведь всегда рекомендуют знать в лицо. Фотографии нашлись быстро, но им я не обрадовалась. С экрана телефона на меня смотрят уже знакомые темно-серые глаза. Со мной сегодня проводил собеседование сам хозяин этого шоу. Хорошо, что я этому дяде не успела нахамить. Так, повздорили немного из-за Честера, да и все. Но Данил Сергеевич точно считает меня теперь девушкой недалекой, еще и жертвой, ага. Хотя, вон, Анька тоже считает, что меня на этом шоу порвут, как тузик грелку. Надо, кстати, подруге написать, что меня взяли. Интересно, когда передачу начнут транслировать по телевизору?

В аэропорту всех, кто прошел кастинг, провели в один зал ожидания, видимо, чтобы не потерялись. Заметила, что среди участников уже начали создаваться первые коалиции и компании. Так, мужчины объединились в несколько групп со своими лидерами. Девушки, кто парочками-тройками стоят, а кто и в небольшие стайки скучковались, тоже с явно выделяющимися лидерами. А я до сих пор одна. Надо, что ли, с кем-то познакомиться.

Людей на шоу едет очень много. Подозреваю, что тут еще не все. Есть как совсем молодые, так и зрелые участники. И все тут, по идее, свободные, холостые: раз готовы на неизвестный срок улететь в далекие дали, то здесь ничто не держит. Да, действительно интересно выходит.

Честер к моменту посадки уже съел солидную часть запаса своего корма, благо, в аэропорту я нашла зоомагазин, где купила еще одну большую пачку корма и приклеила ее на скотч вместе со своим походным ранцем. Пусть пока так, все равно скоро сдам сумку в багаж, а к моменту прилета, думаю, мой проглот уже полностью опустошит личные запасы, и будет, куда складировать еду. Вот чем в деревне Честера кормить? Придется песику с сбалансированного корма переходить на подножный, если там зоомагазина поблизости не будет. Бедный Честер. Еще неизвестно, для кого из нас двоих поездка в глушь станет большим испытанием.

 

Еще одна проблема с псом возникла неожиданно – я забыла, что для самолета нужно будет поместить собаку в переноску. Еще и, по правилам, нужно заранее получать разрешение на провоз питомца от авиакомпании. Хорошо, что переноску удалось купить все в том же магазине. Кажется, там уже сталкивались с такими экстренными случаями, но стоит в аэропорту все дорого, так что содрали с меня круглую сумму, отчего мой не самый внушительный бюджет заметно поредел. Документы из клиники у меня на собаку все есть, паспорт питомца тоже, а вот с разрешением на вылет возникли проблемы. Оказалось, что самолет, на котором предстоит лететь, частный, и нужно спрашивать разрешение на перевозку у владельца. И владельцем оказался… да, все тот же Данил Сергеевич. Мало того, что владелец шоу, так еще и самолет у него личный, и не один, поскольку всех участников вряд ли в один самолет усадишь.

Работник аэропорта долго кому-то названивал. Я уже начала бояться, что Платову никто так и не дозвонится, но повезло: хозяина шоу попросили подойти и лично подписать разрешение.

– Опять вы, – услышала я мрачный голос за спиной. Сейчас сижу не в общем зале, а в отдельном кабинете, где как раз проходят досмотр животные.

Обернулась, встречаясь взглядом с Данилой Сергеевичем.

– Угу, – грустно подтвердила я.

– Может, мне не подписывать вам разрешение, а все-таки домой отправить?

– Так будет нечестно. И вообще, раз уже приняли решение, так придерживайтесь его, – страх отправиться домой придал мне, как ни странно, смелости.

Мужчина хмыкнул, подошел, нагнулся к столу и быстро подписал все разрешительные бумаги, которые подсунул ему работник аэропорта. Не знаю, специально это сделал Платов или нет, но в первые мгновения я чуть не уткнулась носом в его руку, настолько он близко встал. Поскорее отодвинулась подальше.

– Хорошего пути, – с уже знакомой недоброй ноткой пожелал мне организатор шоу, уходя.

К моменту посадки в самолет я так ни с кем и не познакомилась, поскольку некогда было. Рядом со мной сел тучный дядечка. Серьезно, килограмм двести, не меньше, наверное, весит. Летели мы почти пять часов, и все это время мой сосед что-то жевал из своих запасов.

– Извините, – как-то не выдержала я. – А почему вы решили лететь на это шоу? Там ведь, говорят, могут быть условия суровые.

– Кормить все равно обещали, – резонно заметил сосед. – Так что от голода не умру. А все остальное… я давно уже планировал уехать подальше от холодильника. Надоела однообразная жизнь.

Мысленно пожелала своему попутчику удачи, на самом деле, такое решение достойно уважения. Разговорились с дядечкой. Сосед у меня оказался веселым и со специфическим чувством юмора – что-нибудь скажет, и сам над своими же словами смеется.

Наконец, мы прилетели. Выходя из самолета, я глубоко вдохнула чистый теплый воздух. Все, теперь я верю, что сделала это! Я вступаю в новую жизнь, наполненную приключениями и испытаниями, и кто знает, может быть, даже и любовью.

Аэропорт маленький, досмотр прошли быстро. Честер, к счастью, в порядке. Словно вол, тащу на спине свой огромный ранец и переноску для пса – оставлять жалко, столько денег за нее отдала. Некоторые особы, кстати, взяли просто нереальное количество багажа сюда. Чемоданов у них даже не по два и не по три. Некоторым модницам тащить вещи взялись помогать мужчины, при этом этак демонстративно поигрывая мускулами на камеры, ведь стоило нам приземлиться, как съемочная группа тут же начала работу.

– Помочь? – скромно интересуется мой недавний сосед из самолета, в руках у самого мужчины две сумки, одна из них чемодан на колесиках, а другая – сумка-холодильник.

– Нет, спасибо, Кирилл, – благодарно улыбнулась новому знакомому.

К этому моменту спать уже хочется сильно. День тяжелый получился, хоть и интересный, а мы еще даже не прибыли и не заселились на хутор. Возле здания аэропорта нас встречает четыре комфортабельных автобуса. Заметила Данила Сергеевича, он в компании незнакомых мне мужчин прошел к припаркованным неподалеку черным внедорожникам. Мужчины быстро расселись по машинам и вскоре укатили. В автобусе, стоило мне только сесть на выбранное место, как я тут же отключилась. Все равно вокруг уже темень, ничего толком не разглядишь, а набраться сил надо. Удивительное дело, но открыла я глаза, только когда за окном начало светать.

– Подъем! – горланит чей-то противный жизнерадостный голос.

Разлепив глаза, рассматриваю пейзаж за окном. Туман, серость, на окне капли. Похоже, дождь идет. Так. Минуточку. А где красивые кирпичные домики для участников? Что это за черные перекошенные лачуги? Где суперкрутой современный хутор? Так же, как и я, недоумевающие сонные участники потянулись на выход. Снаружи автобуса послышались истошные женские вопли. Что же там такое? Стоило выбраться наружи, как я сразу поняла, из-за чего крики и ругань. На улице идет дождь, а дорога как таковая отсутствует.

Как только я сошла с последней ступеньки, мои ноги окунулись в такую сочную жирную грязь. Бедные мои кроссовочки, были такими новыми и красивыми. Уже чувствую, что носки промокли. Тут зябко. Отошла от дверей, давая возможность другим участникам выйти и насладиться местным колоритом. Тут же полезла в рюкзак за легкой непромокаемой накидкой. Вот ведь. Поехала в такую даль, а резиновые сапоги взять не подумала, сейчас бы они мне очень пригодились.

Ругаются в основном девушки, но и нашлась парочка истерически настроенных мужчин, у которых, как я поняла, очень дорогая обувь. Девушек на шпильках лично мне уже очень жалко. Операторы с камерами жадно снимают всех истерящих людей и лица выходящих из автобуса. Кажется, автобус специально поставили там, где погрязней. Зато вся съемочная группа в высоких резиновых сапогах. Одна из участниц вообще полностью в грязи и кричит больше всех, как я поняла из ее ругательств, когда она выходила, ее нога на высокой шпильке не выдержала и подвернулась, так что не только лабутены, но и сама их владелица оказалась в грязи. Да, похоже, этой девушка вскоре станет звездой шоу, обратив на себя внимание всех телезрителей.

Ой, на меня тоже направили камеру, оператору указал на меня знакомый симпатичный ведущий, который проводил опрос со мной. Скромно улыбнулась и помахала в камеру. Пусть не думают, что какая-то грязь способна сломить Эвелину Зорину. Ведущий одобрительно улыбнулся мне в ответ, и я почувствовала, как к щекам приливает жар. Смутилась.

– Внимание! – выкрикнул кто-то.

К хмурым, в большинстве своем матерящимся участникам подошел сам Данил Сергеевич в окружении своих соратников. Сам Платов и его, по всей видимости, помощники выглядят очень внушительно, как те самые фермеры с рекламного буклета. Никаких больше костюмов. Джинсы, рубашки, кожаные куртки с капюшонами, частично скрывающими лица. На ногах у мужчин у кого сапоги, а у кого и крутого вида берцы. Да уж, прямо дядька Черномор со своими молодцами пришел. Все мужчины как на подбор: высокие, косая сажень в плечах, но их главарь все равно выделяется какой-то внутренней уверенностью, что ли.

Несмотря на немалое количество народа перед автобусом, почти тут же наступила тишина. Платов заговорил.

– Поздравляю всех участников с прибытием на хутор! Как кто-то из вас наверняка уже успел заметить, красивых новых кирпичных домов тут нет. Сейчас мы находимся во вполне реальной деревне, а хутор расположен неподалеку. Но. Домов и мест на хуторе гораздо меньше, чем участников, так что всем места не хватит. Решать, кто заселится на хутор, вы будете между собой как угодно, но убийства и рукоприкладство запрещены. Для тех, кто ну хутор заселиться не сможет: жители деревни предупреждены и готовы к сотрудничеству, договариваетесь с ними о постое, платить нельзя, жители деревни будут брать с вас натурой. То есть за проживание вы будете платить помощью по хозяйству в свои свободные часы. Те, кто не сможет или не захочет заселиться в дома деревенских жителей – пожалуйста. Можете спать и жить хоть на улице или вообще бежать скорее обратно к себе домой, вас никто задерживать не станет, только место освободится. Ну и, поскольку постепенно количество участников будет сокращаться, а новые дома на хуторе строиться, постепенно все оставшиеся в шоу люди займут комфортабельные жилища. На этом пока все. Ваше первое задание – найти себе место, где вы будете жить. Если кто-то готов уже сразу ехать обратно в аэропорт, скажите сейчас, пока автобусы еще не уехали. К хутору нужно идти вон туда, – Платов указал в нужную сторону.