Наследница проклятого мира

Tekst
35
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Наследница проклятого мира
Наследница проклятого мира
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 34,13  27,30 
Наследница проклятого мира
Audio
Наследница проклятого мира
Audiobook
Czyta Дина Бобылёва
22,04 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Наследница проклятого мира
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

Песок, песок везде, мне этот песок уже снится. Мой бывший, резвящийся в соседней палатке со своей нынешней. Тяжело вздохнула. А все так хорошо начиналось. Совместное приключение, участие в археологической экспедиции, невероятные красоты, древности, еще и деньги за этот «отдых» платят. Сам мой благоверный, являясь студентом кафедры археологии, тут вполне неплохо устроился, но я, как человек, не имеющий к археологии почти никакого отношения, попала в разряд разнорабочих, которых и близко к раскопкам не подпускают. Перевернулась на другой бок. Стонут мне назло так громко. Да и не только мне, а, наверное, всему лагерю. Первая красавица экспедиции, шикарная длинноногая блондинка, студентка с параллели моего бывшего, ну и просто стерва Майа Дриш без каких-либо сложностей увела у меня парня. Ей стоило только пальцем поманить, и тот, кто казался таким надежным славным парнем, побежал к ней со всех ног, еще и высунув язык от усердия. Хорошо быть красивой.

Стерла со щеки скупую слезу. Не то чтобы к Дэнни у меня была такая уж великая любовь, но все равно неприятно, а еще очень обидно, и душевная рана никак не желает затягиваться. А все потому, что я каждый день наблюдаю перед собой эту сладкую парочку. Уехать пока нет никакой возможности, мы забрались чуть ли не в самое сердце пустыни, машины с провиантом прибудут только через две недели, и тогда уж я смогу свалить отсюда.

 Протрубили побудку. Наконец-то! Еще один неумолимо жаркий день, полный работы, но все равно приближающий меня к концу «самого лучшего отдыха» в моей жизни. Быстро оделась, взяла сумку, привычным движением перекинув через плечо, заодно проверив ее содержимое. Блокнот для набросков, карандаши, фляга с водой, минимальный набор из аптечки в виде болеутоляющих таблеток, пластыря и обеззараживающего. Это все. Даже привычного телефона нет – здесь он не нужен, поскольку с зарядкой большие проблемы, а сеть и вовсе не ловит.

Вылезла из палатки. Брр. Холодно. А как только выглянет солнце, станет неимоверно жарко. Ненавижу пустыню. Оказалось, что это совершенно не мое место. Нет, поначалу пустыня захватила мое воображение, картины рисовались одна за другой, но потом однообразный пейзаж приелся, остались только неудобства от неласковой природы. Я, вообще, по профессии дизайнер, еще пару лет, и получу диплом, с компьютером имею дело куда чаще, чем с карандашом и кисточками, но стараюсь не терять навыки. В экспедиции же и вовсе пришлось забросить планшет.

Стуча зубами, иду по направлению к полевой кухне, меня на сегодня туда приписали помогать, но не пройдя и пары метров, была чуть не сбита с ног главой нашей экспедиции профессором Нортом. Профессор – мужчина в годах, виски его уже посеребрила седина, невысокий, лицо приятное, немного пухловат, часто одет довольно неряшливо, вечно носит две пары очков – одну на лице, другую на голове, не знаю, зачем. Но все достоинства и недостатки внешнего вида этого человека меркнут, когда начинаешь с ним общаться. Профессор действительно очень умный, эрудированный мужчина, который буквально горит своей работой. Очень светлый человек.

– Ох, извините, Этель, я вас не заметил.

Тут профессор сделал то, чего я не ожидала – взял меня за плечи и затряс, восторженно восклицая:

– Этель! Мы нашли! Нашли! Годы поисков, и вот наконец!

– Что нашли, профессор?

– Ну как же? Вы что, не знаете о цели нашей экспедиции?

– Ну… так, смутно.

Профессор смотрит на меня изумленно.

– Мы ищем затерянную цивилизацию! Атлантиду!

– Э-э, Атлантида же вроде затонула, по легендам?

– Атлантида – название условное. Моя Атлантида не затонула, ее погребли пески. И, возможно, сегодня мы ее найдем!

– Здорово, – без особого энтузиазма откликнулась я

– А почему вы не радуетесь?

– Ну, это у вас открытия, а у меня сегодня наряд по кухне и гора грязной посуды. И так каждый день.

– Нет! Так нельзя! В моей экспедиции все должны проникнуться духом приключений, поиска и открытий! Сегодня вы пойдете с нами. Готовьтесь. Выходим через полчаса.

– Куда? – всполошилась я.

– Как куда? Вы что, даже на раскопках не были?

– Нет.

– Мы откопали вход в погребенную под слоем песка подземную скальную пещеру, и туда вполне реально пробраться, только с расчисткой входа были проблемы, зато дальше идет вполне удобный рукотворный тоннель, в который мы и отправимся.

– Профессор, я как-то не готова.

– Инвентарь вам выдадут, инструктаж проведут, только оденьтесь потеплее. Будете вести дополнительную съемку. Вы, кажется, с техникой неплохо обращаетесь?

– С любительской камерой и фотоаппаратом– да.

– Ну и отлично.

– Но я не готова скорее морально.

Еще бы. Профессор предлагает мне спуститься с ним в какую-то пещеру, где, возможно, таятся неизведанные опасности и ловушки.

– Ну так готовьтесь, у вас есть целых полчаса!

Профессор Норт в своем репертуаре. Ладно, возвращаюсь за теплыми вещами. Вот только стоило мне заглянуть внутрь своей палатки, как я невольно вскрикнула:

– Фу, напугала! Опять ты? А ну брысь!

Рысь мы обнаружили еще на первой стоянке в пустыне, профессор еще тогда очень удивлялся, зачем она к нам прибилась. Зверь этот хоть и характерен для этой местности, но никак не в самой пустыне. Пытались прогнать, изловить, но животное проявило просто-таки чудеса скрытности, и пока никому из членов отряда не удалось ее выловить. Вообще, зверушка симпатичная, шерсть песочного цвета, на ушках длинные темные кисточки, взгляд очень умный, почти человеческий. Когда мы поняли, что рысь каким-то чудесным образом незаметно следует за экспедицией, некоторые энтузиасты еще попытались приручить миловидную степную кошку, прикармливая, но не тут-то было. Угощения рысь не принимает, но на нее то и дело можно наткнуться в лагере. Наверное, все-таки с поваром у нее тайный договор, либо она подворовывает. И все бы ничего, но мою палатку эта кошачья душа полюбила особо и появляется у меня в гостях чаще, чем у других членов экспедиции.

Сегодня рысь совсем обнаглела. С возмущением смотрю на то, как она разлеглась прямо у меня в чемодане, сделав себе гнездо из моих вещей. В следующий раз буду закрывать чемодан от этой наглой морды. А смотрит-то на меня как! Словно смеется. И убегать не думает.

– Не стыдно тебе?

О чем я? Конечно же нет. Подбираюсь к чемодану, протягиваю к нему руку, рысь рычит.

– Слушай, милая, ты, конечно, создание очаровательное, и я понимаю, что тебе тут уютно, но мне нужны вещи. У меня сейчас подземная экскурсия намечается, так что давай договоримся, ты не мешаешь мне, а я тебе. В конце концов, я ведь и повара с тесаком сюда позвать могу. По слухам, мясные съестные запасы все-таки пропадают, и все подозрения лежат на тебе. Правда, некоторые и повара подозревают – его живот растет день ото дня. Так как? Мирный договор заключаем?

Рысь неспешно потянулась, зевнула и все-таки соизволила выбраться из моего чемодана. Вот все-таки тварюшка наглая, но да, очаровательная. Гостья не спешит уходить из палатки, теперь легла на мой спальник, жмурится и неотрывно наблюдает за моими сборами. Почему-то от такого внимательного взгляда хочется поговорить, излить душу молчаливому собеседнику, пожаловаться на жизнь, но я молчу, поскольку разговаривать с рысью – это уже какая-то шизофрения, да и у нее, может, и своих проблем полно, а тут я ее буду грузить.

Собралась, попрощалась с рысью и почти смело двинулась навстречу своему первому настоящему приключению в этой изнурительной экспедиции. Подошла к краю солидных размеров котлована, в центре которого очищенная от песка самая настоящая скала, точнее, ее верхушка, если утверждения профессора о подземном тоннеле правда.

– Ты чего здесь забыла? Кухня и мусорка в другой стороне, – раздался за моей спиной томный женский голос.

Оборачиваюсь, уже зная, кому принадлежит голос. Как и всегда, Майа выглядит безупречно. Несмотря на то, что мы в центре пустыни, у нее идеальные укладка, макияж, маникюр. Форма археолога на девушке выглядит так, словно она в ней только что сошла с подиума археологического показа мод.

– Майа, в твоем вопросе столько яда, что у меня создается впечатление, что я тебе неравнодушна, – насмешливо и спокойно ответила я, хотя самое большое мое желание сейчас – отреагировать куда более резко. Сдерживаюсь. Все равно проблему этим не решить, только усугублю свое положение. Тут чуть ли не весь мужской состав экспедиции неровно дышит к этой роковой блондинке. Если сейчас меня жалеют, то стоит мне хоть чем-то задеть всеобщую любимицу, и могу вызвать на себя осуждение.

Дриш мне ничего едкого ответить не успела. Подошел мой экс-парень, обнял свою блонди за талию и приветливо мне улыбнулся.

– Привет, Этелька. А ты чего это здесь?

– Тебе какое дело?

Отвернулась от сладкой парочки и пошла к месту спуска в котлован. Вот если бы не видела каждый день бывшего, может, было бы легче, а так словно рана на душе, которую постоянно бередят. Дэнни красивый парень, веселый, умный и вообще приятный во всех отношениях, быстро завоевал уважение профессора и стал его правой рукой в экспедиции, незаменимым помощником, и это несмотря на молодость и то, что Денни еще студент.

Сам мой бывший не считает, что предал наши отношения, как он сказал в момент расставания, после того, как я застала его за соитием с Майей: «Этелька, ну, так получилось, чувствам не прикажешь. Да и не такие у нас серьезные отношения были».

Не такие серьезные! Да я ради него в эту дурацкую пустыню поехала! Изменял бы тогда уж пораньше, в отеле, например, чтобы я успела выбраться отсюда до попадания в эту ловушку песков. Нет, я понимаю, что Денни имел в виду: я с ним так и не переспала, но я ведь собиралась! Готовилась морально. Да у нас почти все было, кроме главного, Дэнни явно не страдал. В общем, нет бывшему прощения и оправдания.

Возле входа в скалу профессор дает всем своим подручным наставления. Ученый явно взволнован и в тоже время просто-таки заряжен энергией.

 

– Так, ну что, все поняли свои задачи и запомнили меры предосторожности? – напоследок уточнил Норд. – Тогда пошли.

Один за одним участники спускаются в черную узкую дыру. Под землю. В неизвестность. Когда настал мой черед спускаться, запаниковала, причем конкретно так. Не только рациональный страх, но и какое-то плохое предчувствие. Даже подумала отказаться от экстремального развлечения, но насмешливый, полный превосходства взгляд Майи, которая залезала в дыру передо мной и заметила мое перепуганное лицо, не дал отступить. Я не хуже, чем она, и если уж эта расфуфыренная блондинка не боится, то я и подавно не буду.

Поначалу спускаться приходится по узкому желобу, в котором у меня сразу начинается приступ клаустрофобии и новая волна паники. Если бы за мной сверху уже не лез человек, я бы точно вернулась обратно.

Первое время мне все так же очень страшно, а мы спускаемся все ниже, ниже и ниже. Наконец я попросту устаю бояться, да и проход становится шире и как-то ухоженнее, стены полукруглые, гладкие. Достаю фотоаппарат и начинаю фиксировать все происходящее, правда, особо пока ничего интересного – голые каменные стены, так что снимаю преимущественно людей. Майю, как раз идущую поблизости, только в неудачных ракурсах стараюсь фотографировать, но проблема в том, что таких ракурсов для нее практически нет. Зато если меня снимать, то будут только плохие. Отчего-то я совершенно нефотогеничный человек. А может, и вправду страшненькая, хотя Денни до встречи с Майей сыпал комплиментами о моей красоте. Врал.

Долгое время ничего интересного не происходило, мы лишь углублялись все дальше и дальше в тоннель. Мне кажется, мы успели уйти довольно глубоко под землю, когда тоннель вдруг начал ветвиться. Сначала мы застыли в ступоре возле двух пещер, не зная, какую выбрать. Профессор Норд тогда скомандовал, что идем все налево. С этих пор тоннели стали все больше и больше ветвиться, но мы все равно не разделялись, чтобы проверить остальные ходы. Я нахожусь в шоке от того, что под слоями песка находится целая скала с признаками пребывания в ней когда-то человека – тоннели с гладкими стенами не могли сделать животные.

В какой-то момент испугалась, что так мы и будем тут петлять неизвестно сколько времени, как вдруг мы вышли в пещеру. Весь наш отряд застыл в изумлении. Пещера практически снизу доверху наполнена сокровищами. Золотыми монетами, драгоценными камнями и изделиями из них. Вот это находка!

Среди участников экспедиции началась почти массовая истерия напополам с эйфорией. Люди кричали, ликовали, прыгали. И только профессор волновался, прося всех успокоиться, аргументируя тем, что от шума может случиться обвал или активироваться характерные для сокровищниц ловушки. Я же достала камеру и, пока все забыли о работе, снимала исторические кадры. Открытие это не мое, золота мне все равно не перепадет, так что лично у меня впадать в истерию причин нет.

Вот некоторые из участников экспедиции нырнули в гору монет, вот Майа примеряет корону (я не удивлена ее выбором). Профессор Норд буквально-таки прирос к какой-то древней книге с драгоценной обложкой. Охрана экспедиции увлеклась древним оружием, у кого в руках арбалет, у кого меч, все оружие инкрустировано драгоценными камнями. Мой бывший парень с умным видом щупает какую-то золотую вазу, видимо, пытаясь оценить ее древность и назначение, хотя, как по мне, это обычный ночной горшок. В древности люди тоже справляли естественную нужду, унитазы вряд ли были, зато вот такие горшки наверняка, а золотые предметы мебели для подобных нужд и в нашем веке делают.

Пока остальные сильно увлеклись сокровищами, я, снимая происходящее, заметила, что в пещере есть проход в еще один тоннель. Не знаю, что за дух авантюризма во мне проснулся, но я пошла в этот тоннель. Решила, что только загляну, посмотрю, что там, и сразу вернусь.

Моего ухода, кажется, никто и не заметил. Кому я тут на самом деле вообще нужна?

Глава 2

Заглядываю в темную пещеру, подсвечивая себе камерой. Тоннель, пустой тоннель. Ничего интересного, можно возвращаться.

Вместо того чтобы послушаться правильных мыслей, ступаю в проход. Один шаг, второй, третий. Вот теперь я по-настоящему чувствую себя исследователем. Ага, и идиоткой заодно. Достала из сумки мелок и сделала обозначение на стене – так помечают дорогу, чтобы не заблудиться, направляющие члены экспедиции.

Зачем-то иду все дальше. Любопытство гонит вперед, но далеко не ушла. И вот, новая находка. Еще одна пещера. Без золота, маленькая, но с каким-то старинным барахлом. Я слышу возбужденные переговоры членов экспедиции, так что я действительно далеко не ушла. С интересом осматриваюсь, забыв о съемке. Камера просто висит на шее, но фиксирует все происходящее.

В основном тут статуэтки, какие-то шкатулки, заметила пару подсвечников, рамы. Это, я так понимаю, некий склад. Там сокровищница, а тут что попроще и жалко выкинуть. Не рискую ничего трогать, а то мало ли, в пыль рассыплется, или, как говорил профессор, ловушка активируется.

Вдруг в дальнем углу с тихим звоном упал стальной поднос. Я чуть не поседела. Почему он упал? Стоял веками, а тут на тебе? Делаю несмелый шаг в направлении упавшего предмета – надо же разобраться, и тут краем глаза замечаю движение, серую тень, что метнулась ко мне. Вот сейчас я точно поседела, чуть сердце от ужаса не разорвалось.

А ко мне метнулась не мумия какая-нибудь, а всего лишь знакомая рысь, еще и об ноги приветственно потерлась.

– Ты-то что тут делаешь? Неужели за нами увязалась? Как только смелости хватило? Или тебе берлога понравилась? А что – просторно, прохладно, ходов много.

Слежу за тем, как эта наглючая кошачья душа, как и я до этого, с явным интересом обходит помещение, а потом, чем-то заинтересовавшись, привстает на задние лапы и сбрасывает на пол одну из статуэток.

– Эй! Ты что делаешь? Здесь ничего нельзя трогать. Если ловушки не убьют, то это сделает профессор.

Подхожу к рыси, поднимаю с пола статуэтку, чтобы поставить на место, но, опять же, становится любопытно. Не слишком аккуратно протираю находку от пыли краем куртки и любуюсь необычным и действительно красивым изделием древних мастеров. Статуэтка в виде стоящих на постаменте семи тигров, поддерживающих «крышу» в виде неба и облаков. Тигры стоят по кругу, попами к центру и мордами к зрителю. Глаза с рубиновыми камнями, работа тонкая, невероятно реалистичная.

Зачарованная, погладила одного из них по голове, совершенно не ожидая, что в ответ тот совершит подлость – оживет на несколько мгновений и цапнет меня за палец. Нет, правда! Меня укусила голова тигра! Причем больно, и не отпускала несколько секунд, словно… тигр высасывал мою кровь. За это время я, кажется, поседела в третий раз. От паники даже закричать не смогла, зато до меня эхом донесся другой истошный женский крик. Учитывая, что из женщин спустились в пещеру только я и Майа, проблемы именно у нее.

Я же медленно оседаю на пол. Кажется, что страшная вещица высасывает из меня всю кровь. Не знаю, сколько это продолжалось – секунда, минута, час, в ушах зашумело, перед глазами забегали звездочки, и стало казаться, что я вот-вот упаду в обморок. Пытаюсь уже чуть ли не с мясом отодрать от себя кровожадного тигра, но не получается. Когда совсем отчаялась, статуэтка отпустила меня сама. Глаза всех тигров на миг блеснули красным светом, а тот, что меня укусил, виновато лизнул укус своим шершавым малюсеньким языком.

С тиграми я поступила неласково. От всей души зашвырнула их в дальний угол пещеры. Надо скорее выбираться отсюда! Больше никаких приключений. Попыталась встать. Голова кружится, не могу идти. Кажется, я потеряла действительно много крови. Как же страшно. Ко мне подошла рысь и легла возле ног. Стало немного спокойнее. С благодарностью погладила теплый мохнатый бок. Ничего. Просто не буду ничего трогать. Я слышу голоса членов экспедиции, скоро либо меня найдут, либо сама выберусь, только чуть посижу.

Спокойно посидеть мне не удалось. Пол пещеры вдруг мелко затрясся, статуэтки и другие вещи, которые стояли на полках, стали падать на землю. Закрыла, как могла, себя и рысь от осколков. Что за чертовщина?!

Когда перестало трясти, а вещи перестали падать, аккуратно огляделась и обомлела. Части стены попросту нет, а за ней отнюдь не песок, скала, тоннель или нечто подобное. В открывшемся мне проеме золотая пустыня с необыкновенного цвета золотисто-сиреневым небом. Но мы ведь были под землей! И это что, стена обрушилась, значит?

Аккуратно еле-еле поднимаюсь, отряхивая себя и рысь от пыли, и подхожу к проему. Ого! Да я на немалой высоте. Судя по всему, то ли на горе, то ли на скале.

– Рыська, ты вообще понимаешь, что тут творится?

Рысь мне, само собой, не ответила.

– Может, мне камушек по голове ударил какой, и мне просто все это снится? Знаешь, пойдем-ка обра…

Не договорила. В полном шоке наблюдаю за тем, как вдалеке прямо из песка начинает подниматься невиданной красоты бело-золотой город. Высокие мощные стены, удивительные здания с башнями. Крыши в основном куполообразные, отдаленно постройки похожи на восточные, но только отдаленно, архитектура уникальна, это я как будущий дизайнер могу сказать точно.

Ничего не понимая, некоторое время рассматриваю город и пустыню. Увиденное завораживает, но когда вдруг ворота волшебного города распахнулись и из него на черных лошадях выскочил целый отряд всадников и направился как раз в сторону горы, я поняла, что пора срочно разыскивать своих. Не к добру. Рыси уже нет рядом, сбежала куда-то. Как я ее понимаю.

Ковыляю к своим. К счастью, экспедиция все в той же пещере, груды золота все так же лежат, но теперь они никого не интересуют. Так же, как и в «моей» пещере, здесь пропали части стены, причем теперь, как я вижу, проемы вполне себе такие рукотворные. Своеобразные грубые окна в горе. Участники экспедиции как один прильнули к этим окнам и смотрят на возникший город. Все ошеломлены так же, как и я. Надо выбираться, но куда? Наверх? Так нет больше того верха.

Дернула за рукав одного из охранников, тот нехотя ко мне обернулся.

– Что тут происходит? – поинтересовалась я у мужчины.

– Да кто бы знал, – на самом деле охранник ответил мне с куда большим чувством, грубее и с крепким матерным словцом, но сути это не меняет.

– Профессор, что нам делать?

– Честно скажу, я не знаю и, как и вы, нахожусь в полном тупике, – достаточно спокойно ответил Норд. – Судя по всему, самостоятельно нам отсюда уже не вырваться, местность мы не знаем, а тот отряд из города, похоже, выехал за нами. Предлагаю сделать так. С аборигенами держимся крайне дружелюбно, резких движений не делаем и, по возможности, больше молчим. Вероятно, их язык нам окажется незнаком, пока не наладим контакты и не разузнаем обстановку, агрессию ни в коем случае не проявляем, в идеале, она вообще не нужна, мы с вами цивилизованные люди, должны договориться.

Потянулись томительные минуты ожидания. Само собой, про свое маленькое приключение никому не сказала. Ранки на пальце уже почти затянулись, что необычно, да и чувствую я себя лучше. Моей отлучки никто не заметил, и это хорошо, а то есть у меня подозрения, что в нынешней ситуации может быть моя вина. Еще заметила, как Майа бережно лелеет свою руку, присмотревшись, также заметила, что у нее кровоточащая царапина на пальце, не спасает и приложенный платок. Надо же. Может, ее тоже какая-нибудь ожившая статуэтка прикусила?

До нас тот отряд добирался довольно долго, чтобы как-то скрасить мучительное время, проведенное в неизвестности, профессор Норд стал строить предположения, где мы и как тут оказались, подключив к обсуждению всю группу. Неожиданно, все сошлись на том, что все началось с того момента, как Майа поранила палец. Ну, пусть пока так и думают. Майю только пожалеют, в случае чего, а вот на меня ополчатся.

Наконец появились они – как на подбор высокие мужчины в черно-золотых одеждах. На головах тюрбаны, половина лица закрыта черной повязкой, одежда как у древних арабских воинов, на боках в ножнах характерные кривые мечи. Пещера погрузилась в напряженную тишину. Один из воинов, тот, что стоит впереди и отличается еще более внушительным (хотя куда уж больше) телосложением и ростом, внимательно и вместе с тем с какой-то затаенной тревогой оглядел весь наш экспедиционный отряд, и вот взгляд мужчины остановился на Майе, ее он оглядел внимательнее остальных, отчего девушка мгновенно довольно зарделась, а после он особо остановил взгляд на ее руке с зажатым в ней окровавленным платком, и только после этого абориген ощутимо расслабился, снял с лица повязку и с улыбкой доброжелательно произнес для всех нас на вполне понятном языке:

– Добро пожаловать домой, заблудшие души!

 

Я пропустила фразу мимо ушей. Боже, какой красивый мужчина! Сердце застучало быстро-быстро. Глаза воина необычного цвета, нечто среднее между синим и фиолетовым. Цвет индиго. Черты лица словно высечены из камня и красоты неимоверной. Этому человеку можно смело позировать скульптору, желающему создать образец по-настоящему мужской красоты. Долгое время мне казалось, что Денни парень модельной внешности, мой идеал красоты, но теперь я срочно пересматриваю свои взгляды. Что самое интересное, челка поприветствовавшего нас воина абсолютно белая. Не седая, не серая, а кипенно-белая.

На лицах участников экспедиции написано полнейшее недоумение от происходящих событий, а по лицу профессора Норда прямо-таки видно, как он прокручивает в голове тысячи мыслей относительно происходящего.

– Я сигирд Дейрегарт Сотем. Правитель Золотого Края.

Ну и имечко, ну и регалии. Все больше укрепляюсь в идее своего сумасшествия. Глава нашей экспедиции выдвинулся вперед и поинтересовался хмуро (хотя сам призывал нас быть приветливыми):

– А… – профессор Норд явно готовится завалить власть имущего аборигена вопросами, но тот, подняв руку, знаком показывает, что этого делать не стоит.

– Давайте сначала вернемся в город, вас всех там очень ждут, а во дворце я обстоятельно отвечу на все ваши вопросы, коих наверняка много. У вас есть раненые? Или, возможно, из-за перехода кому-то стало плохо?

Да тут, думаю, сейчас всем плохо. Как минимум морально.