Дурашка в столичной академии

Tekst
72
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Дурашка в столичной академии
Дурашка в столичной академии
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 33,03  26,42 
Дурашка в столичной академии
Audio
Дурашка в столичной академии
Audiobook
Czyta Алла Човжик
21,33 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Дурашечка моя, ты просто запуталась. Я знаю, это дед тебе голову запудрил этой магией. Ни к чему она тебе вообще. Сейчас поженимся, я отвезу тебя в загородный дом, там настоящая сказка. Вмиг забудешь все эти глупости.

Мелард тянет меня против воли вперед, а я рвусь обратно к пакетам, прохожие на них заглядываются. Ну что же, элементали так элементали. Какой скандал будет.

– Кьяр, отпустите кири, она не желает с вами никуда идти, – раздался вдруг рядом голос. Интонация настолько ледяная, что даже у меня по спине мурашки побежали.

Повернулась в сторону говорившего, а это мой недавний спаситель от маленьких воришек.

– Эта кири моя невеста, – пренебрежительно фыркнул Мелард.

– На данный момент у нее на одежде и в украшениях знаки принадлежности академии, к тому же кири отказала вам, разве этого не достаточно?

– Нет, не достаточно, и это не ваше дело! – запальчиво ответил жених.

Кьяр-спаситель перевел взгляд на меня.

– Кири, отправляйтесь в академию, я объясню все вашему жениху.

Мелард вдруг вскрикнул и отпустил мою руку, а я уловила пронесшиеся вблизи магические потоки. Уловила, но не увидела. Вот это уровень владения магией! Тонкая работа. Мелард лелеет ужаленную магией руку.

– Стой! – требует жених, пока я благоразумно сбегаю к своим пакетам с вещами.

– Извини, я уже все сказала.

Вслед мне несется заклинание стазиса, отравленное моим женихом, но магия до меня не доходит, она развеялась. Позже проанализирую по остаточным потокам, помог мне незнакомый маг или защитные артефакты. Подхватив покупки и не оборачиваясь на крики, захожу в академию.

– Я буду жаловаться ректору! – кричит мне вдогонку Мелард. – Он выдаст мне тебя сегодня же!

Я не слушаю, не слушаю. Сняла браслет долга и выкинула в урну возле домика охраны. Браслет не работает, потому что умная вещичка, считав информацию с ауры, встретилась с мощной защитной сетью ментальных академических артефактов.

– Сегодня вас точно никто не выдаст, – с усмешкой говорит мне стоящий рядом охранник.

– Почему?

– Ректор уже не принимает.

О, ну да.

– Да не бойтесь, кири. У ректора слабость к красивым студенткам, уж защитит, не отдаст.

Почему-то охранник меня не успокоил.

Глава 3

– Кири, подождите, давайте я все же помогу донести ваши вещи.

Я недолго шла одна по главной аллее в академии, меня быстро нагнал мой спаситель и, не ожидая моего разрешения, забрал пакеты.

– Давайте провожу, пока с вами еще чего-нибудь не приключилось, кири.

– Кьяр, я вас совсем не знаю, к тому же у меня начинает складываться впечатление, что вы меня преследуете, поэтому…

– Кьяр Астан Лэдор, я вас не преследую, а просто, как и вы, живу на территории академии.

Что же, наверное, в данном случае будет глупо отказываться от помощи. Нервная дрожь после встречи с женихом до сих пор не уходит. Как мне хватило решимости для открытого противостояния, не пойму.

– Как же вы, кири, решились на протест против жениха? – вторя моим мыслям, интересуется спутник, пока мы неспешно идем по аллее.

– Иногда приходится выбирать между долгом и личными желаниями. Как правило, я выбирала долг. Не думаю, что мне удастся задержаться в академии надолго, так что скоро жених получит меня обратно, если не решится на разрыв.

– Судя по интонации, вы бы предпочли именно последний вариант. А почему думаете, что не продержитесь долго в академии? Если вас приняли, значит потенциал есть. Да, первая сессия не за горами, но еще можно успеть хорошо к ней подготовиться.

О, кьяр тоже решил, что я студентка.

– Кьяр, а вы в академии чем занимаетесь?

– Пока что до сих пор учусь и немного преподаю. Я мейстер, готовлюсь к защите звания мэтра.

– Как интересно. Какой же у вас факультет?

– Политики, права и межрасовых отношений.

Надо же, факультет для «особо родовитых». Кто же мой собеседник вне стен академии?

– Не знала, что на этом факультете учат владеть магией на том уровне, который продемонстрировали вы, когда за меня вступились.

– Я очень люблю свой факультет, но это не значит, что я не интересуюсь другими областями знаний.

– Впечатлена.

– Спасибо. Кири, вы не туда свернули. Студенческий корпус в другой стороне.

– Благодарю за подсказку, я знаю, где корпус для студентов.

– Тогда почему вы продолжаете идти в неверном направлении?

Улыбнулась.

– Направление верное.

Кьяр начинает смотреть на меня, как на дурочку, и раньше-то взгляд был довольно снисходительный, но не неприятный, все равно теплый, немного покровительственный. Надо пояснить.

– Я не студентка, кьяр, а новый преподаватель. Надеюсь, в преподавательский корпус я иду в правильную сторону?

Насладилась отразившимся на лице мужчины изумлением.

– Да, в правильную. Признаться, кири, вы меня удивили. Извините, но представить, что вы преподаватель, весьма трудно. Вы выглядите очень молодо, и взгляд такой наивный, словно незамутненный знаниями.

Кивнула согласно.

– Я знаю об этой своей особенности. Семья считала, что мои периодические посещения учебного заведения – блажь, и держат меня за мои наивные глаза, ублажающие взоры ветхих преподавателей. Даже когда я получила диплом с отличием, всерьез меня так и не восприняли.

– И даже ваш жених не был против вашего обучения? Как я понял, на вас заключили контракт, и требовалась его разрешение на обучение.

– Жених посчитал, что будет престижно иметь жену «с образованием», он готовится стать в будущем мэром нашего города, Мелард даже поспособствовал моему поступлению. Вы, наверное, догадываетесь, как неохотно берут девушек в вузы.

– Это да, хотя в этой академии дело обстоит лучше, в столице придерживаются более широких взглядов на воспитание и обучение девушек, поэтому процент поступающих сюда женщин выше, и у нас не делают различий на пол при вступительных испытаниях, условия равные.

Мы с моим новым знакомым подошли к преподавательскому корпусу, мужчина остановился.

– А вы не будете заходить? – настал мой черед удивляться.

– Нет, я живу в городе, неподалеку от академии, просто вас решил проводить. Надеюсь увидеться завтра.

– Спасибо за помощь, возможно, завтра не получится встретиться, если я не останусь здесь работать.

– Почему? В чем дело?

– Говорят, на моем месте преподаватели долго не задерживаются, их выживают студенты. Не уважают здесь теоретические науки и слабых магов.

Мужчина сначала нахмурился, а затем хитро прищурился.

– Бестиология?

– Да, верно.

– Первая лекция у вас с самого утра?

– Да.

– Если вы не против, я подойду завтра к началу занятия, чтобы вас морально поддержать.

В просьбе мужчины не усмотрела ничего непристойного.

– Хорошо.

На том мы и разошлись. Поднимаюсь в свою комнату с улыбкой. Интересный кьяр, приятный. И все-таки он слукавил, отрицая то, что следовал за мной. Если Астан Лэдор живет вне академии, и сейчас он сразу отправился к себе (а в это время в академии уже больше нечего делать), то получается, что мужчина шел именно за мной. Конечно, я могу и ошибаться, но женская интуиция подсказывает, что я права.

Оказавшись в своей комнате, с тоской кинула взгляд на кровать. Я очень устала за сегодня. Столько нового, столько волнений, встреч, переживаний, злоключений, да и после поезда очень хочется поспать на нормальной кровати, но мне пока рано. К завтрашней лекции я не скажу, что готова, но ректор на первый рабочий день передо мной глобальных задач и не ставил – познакомиться со студентами, проверить, по возможности, уровень их знаний, выжить. Сейчас у меня другие проблемы – быт. Разобрать вещи, наладить и запустить магические артефакты, подготовить одежду на завтрашний день.

Больше всего родственники меня запугивали, когда я открыто просила меня отпустить в столицу, тем, что я не смогу здесь одна, без слуг, я ни к чему не приучена и попросту не смогу себя обслуживать. Да, это правда, но перед отъездом я постаралась максимально подготовиться к бытовым трудностям, изучив всевозможные вспомогательные средства для облегчения своей участи, и предусмотреть, где я могу облегчить себе жизнь. Так, готовить мне не нужно, в рабочие дни буду ходить в академическую столовую, преподавателям положено питание, в выходные придется выбираться в город, искать недорогие кафе. Со стиркой и глажкой должны помочь артефакты, вечером себе чай заварить я тоже должна без проблем с еще одним купленным магическим помощником. А вот мыть полы и убирать пыль придется самой, действо не самое приятное, но я за деньги тайно обучилась этим навыкам у одной из наших служанок. Пока у меня получается плохо, и маникюр жалко, но придется так. Со временем, если удастся здесь задержаться, подкоплю денег и приобрету себе домовенка, да, неоправданная роскошь, с ним еще и дополнительные проблемы могут возникнуть, но с бытовыми делами, если договоримся, сможет по мелочи помогать.

С непривычки провозилась довольно долго, но, кажется, кое-как удалось наладить быт. Трудная она, эта самостоятельная жизнь, но интересная. Домой не тянет. Сложнее всего почему-то оказалось заправить кровать. Особенно одеяло. Запуталась и утонула в ткани, в итоге одеяло победило. Заснула поперек кровати, обмотанная пододеяльником. Устала.

Утром тревожно зазвенели мои наручные часики. Проснувшись, не сразу поняла, где нахожусь, но осознав, радостно улыбнулась. Кое-как выпуталась из пододеяльника. Вот был бы конфуз, если бы я опоздала или не пришла на первую лекцию, не сумев выпутаться из одеяла.

Сборы, несмотря на вчерашнюю подготовку, вышли долгими. Я волнуюсь, нет, даже не так, меня трясет от страха. Я все-таки боюсь своих будущих учеников, хотя, по идее, должно быть наоборот. Что будет? Как меня примут? Ничего не известно. У меня все валится из рук.

Дабы казаться серьезнее, строже и старше, затянула волосы в гладкую идеальную прическу, спрятав все свои светлые кудри, а еще надела свое самое закрытое платье. Правда, цвет у платья несерьезный, ярко-синий, и еще белые кружева, но зато и руки прикрыты, и декольте отсутствует, как таковое. С первой же зарплаты (если останусь) куплю себе что-то более соответствующее своей работе. Оценила свой вид в большом зеркале и грустно улыбнулась отражению. Ничего не помогло, выгляжу излишне молодо, авторитета не будет точно.

 

Грустно вздохнув, отправилась на лекцию. Я не успела на завтрак, а после того, как заплутала в извилистых коридорах главного корпуса академии, с ужасом поняла, что опаздываю. К счастью, вскоре все-таки нашла нужную аудиторию, и я бы ее не пропустила хотя бы потому, что рядом с ней толпится почти два десятка человек академической охраны и еще несколько незнакомых мне мужчин без формы охранников. Среди последних мой вчерашний знакомый мейстер Лэдор. Рядом с моим спасителем стоит настоящий человек-гора, устрашающего вида мужчина, сплошные мускулы, брутальность и шрамы. Судя по коже с легким оливковым оттенком, квадратной, выдающейся вперед челюсти, приплюснотому носу, небольшим показывающимся из-под верхней губы клыкам и близко посаженным миндалевидной формы глазам, я имею честь лицезреть полуорка.

– Доброе утро, магистр Скаэлс, – кивнул мне мейстер Лэдор.

– Доброе, мейстер, – приветливо ответила я.

– Разрешите представить вам моего хорошего друга мэтра Рорга Тригрифа. Мэтр отвечает за физическую подготовку студентов.

– Кири, вы очаровательны. – Мэтр Тригриф не ограничился формальным кивком головы, но и склонился в удивительно изящном для его, казалось бы, большой и неповоротливой фигуры поклоне.

Пришлось в ответ изобразить реверанс и протянуть руку для поцелуя. Мы не на балу, в преподавательской среде подобные изыски не приветствуются, но я сделала все по привычке. Пусть я далеко не из самой родовитой семьи, скорее даже наоборот, но после того, как стала невестой сына мэра нашего города, этикет в меня буквально вбили.

– О, теперь я понимаю, почему наш многоуважаемый мейстер Лэдор так озадачился судьбой нового преподавателя и его безопасностью. Не волнуйтесь, кири, беседу со студентами мы провели, они знают, что в том случае, если вас обидят, на физическую подготовку им лучше просто не приходить, ибо чревато, а на уроки права уж тем более.

– Право такой страшный предмет? – улыбнулась я.

– Даже не представляете, насколько он может таким стать, – светски улыбнулся в ответ мейстер Лэдор.

К нашей небольшой компании подошло еще несколько мужчин. Все оказались, как и я, молодыми магистрами, пожелали удачи и приняли в своеобразное братство, сказав, что я могу обращаться к ним за помощью и советом в любое время, мне было очень приятно.

Прозвенел сигнал к началу лекции. Я уже готовилась зайти в аудиторию, но Астан отозвал меня и тихо произнес:

– Я хотел привести для вашей поддержки больше людей, но увы. Многие преподаватели, скажем мягко, седые старики, и им нет дела до молодых коллег. Еще кому-то вы уже заранее не нравитесь, только потому что родились девочкой, а не мальчиком. Еще есть группа поддержки профессора Гийона, он довольно влиятелен и почему-то против вашего здесь присутствия.

– Хорошо, я поняла. Большое спасибо за поддержку!

– Не за что. – Мужчина протянул мне визитку. – Будут проблемы, можете смело обращаться ко мне.

Ну, вот и все, преподаватели ушли на свои лекции, но осталась охрана. С довольно ощутимым для первой и такой важной лекции, я захожу в аудиторию. С моим появлением шум мгновенно затих, все внимание обратилось на меня. В коридоре мне не было страшно, меня отвлекли преподаватели, там царила очень доброжелательная атмосфера, а вот здесь все иначе. Душу сковал леденящий страх. Я ведь ни разу еще не выступала перед студентами, а тут сразу такая большая аудитория, многочисленная старшая группа, ученики которой вряд ли настроены ко мне доброжелательно. Но страх показывать нельзя, это означает проиграть сразу. Расправила плечи, вздернула подбородок и уверенно степенной походкой прошла к кафедре.

– Доброе утро, студенты! Я ваш новый преподаватель бестиологии магистр Амалета Скаэлс!

Улыбаюсь спокойно, доброжелательно оглядываю студентов и аудиторию. Аудитория, к слову, чудесная. Просторная, с большими окнами, с видом на парковую зону, а главное с целым музеем вдоль стен с чучелами всевозможных бестий. У моего учителя наглядные экземпляры хранятся в специальном охраняемом помещении, и коллекция не столь обширная, а тут все напоказ. Хотя, судя по охранным контурам на подставках, чучела полностью защищены от покушений студентов. Надеюсь, у меня, как у преподавателя, расширенный доступ к экспонатам.

Зря я отвлеклась на чучела, возможно, улыбка и взгляд у меня стали мечтательными, студенты стали перешептываться. Вернула внимание ученикам и неожиданно встретилась взглядом с золотыми глазами одного уже знакомого мне дракона. Рэйде, кажется. Во взгляде мужской особи сначала читается удивление, почти шок, но они быстро сменяются злорадным предвкушением.

– Да ладно! – громко, на всю аудиторию воскликнул сосед дракона. Соседом оказался мой вчерашний защитник Бьерн.

Определенно, лекция началась не так, как мне хотелось бы. Глубоко вздохнула. Спокойно. Конечно, я не планировала так скоро встретиться с этими студентами, хотя и можно было ожидать чего-то подобного.

– Вы не выглядите как преподаватель, – с претензией произнесла хорошо одетая девушка с первого ряда. – Слишком молодая.

Я, конечно, хотела бы этой студентке ответить, что просто не использую, как она, тонны яркой косметики, и потому выгляжу менее серьезно, но промолчала. Не стоит сразу же настраивать против себя аудиторию.

– Думаю, важно не то, как я выгляжу, а какие знания я могу вам дать, – говорю опять-таки очень спокойно и сдержанно.

– И что вы нам можете дать? – а это у меня язвительно спрашивает дракон, единственный на всю аудиторию экземпляр, кстати. – Вы не только выглядите молодо, магистр, но и как довольно недалекая, не обремененная умом особа, попавшая сюда только благодаря покровителям. Признайтесь, цену себе набиваете, чтобы лучше продать себя на рынке невест?

Ну и лекция у меня выходит. Продолжаю улыбаться, причем еще шире и благожелательнее, мне показалось, что это раздражает дракона, а еще мой наивный взгляд (я знаю, он у меня всегда такой практически вне зависимости от моего желания, если только прищуриться немного, тогда лучше, но если нахмурюсь, то все снова умиляются тому, как очаровательно я «дуюсь», что уже меня крайне раздражает).

– На рынке невест я уже не представляю никакой ценности, студент…

– Рэйген Харт.

– Видите ли, студент Харт, у меня уже есть жених. А что по поводу первого вашего вопроса – я дам вам знания по своему предмету. Если, конечно, вы захотите их принять.

Дракон сложил руки на груди, судя по виду, он тут главный, эдакий местный королек, а меня просто вызвали ему прислуживать, и это лично он оценивает, достойна ли я его обслуживать.

– Вряд ли захочу. Вот уж что мне в будущем мало понадобится, так это знания о жизни тварюшек с вашего континента. Если вдруг станет интересно, почитаю о них на досуге, но не более.

– В таком случае, на лекции я вас не задерживаю, в принципе, те, кому не интересно, и те, кто считает, что бестиология им в жизни не пригодится, могут уходить и прийти только на экзамен. Более того, всем, кто уйдет, я все равно поставлю удовлетворительную оценку. Все, кто придет на экзамен, сдадут.

С некоторой долей надежды смотрю на студентов. Если сейчас уйдет хотя бы половина, мне же легче. Особенно буду рада, если покинет аудиторию дракон. Пока, как бы цинично это ни звучало, мне нужно закрепиться и освоиться. Пусть останутся только те, кто настроен на получение знаний.

Удивительно, но никто не сдвинулся с места, хотя я ожидала, что сейчас многие побегут на выход. Выждала немного. Пауза заполнилась тишиной. Все чего-то ждут. Даже дракон не торопится уходить. Думают, это какой-то обман с моей стороны? Жа-а-аль. Ну ладно, продолжу, раз никто не уходит. Думаю, сейчас, пока аудитория еще «моя», надо хотя бы попытаться заинтересовать предметом.

– Так вот, если выходцу с драконьих остров знания о континентальных бестиях действительно могут и не пригодиться, то местным жителям, возможно, это понадобится. Возьмем, к примеру, палеотарбуса обыкновенного, в народе получившего название соник.

Подошла к представленному экспонату. На подставке очаровательного вида паукообразное существо размером с домашнюю кошку, может, чуть крупнее. Шесть мохнатых лап, красные фасеточные глаза, а жвала так и вовсе вызывают умиление. Погладила чучело рукой, вложив в ладонь заклинание пробуждения. Соник под общий изумленный вздох аудитории зашевелился, лениво перебрал лапами, подтянул их себе и… резко прыгнул на меня.

Студенты взволнованно повскакивали со своих мест. Я сделала знак рукой, чтобы все сели и успокоились. Паук в это время сел мне на спину и обнял лапами за талию и плечи. Эдакий живой мохнатый рюкзак.

Глава 4

Судя по лицам присутствующих, все в шоке. Никто не ожидал, похоже, что давно мертвые, по идее, экспонаты могут ожить без помощи некроманта. Убедившись, что все спокойно и паук не собирается нападать, студенты усаживаются обратно. Дракон как ни в чем не бывало поднимается по ступенькам наверх, возвращаясь на свое место. Не сразу заметила, что в момент прыжка Рэйген очутился в непосредственной от меня близости, увы, но совершенно не поняла, как он это сделал. Сверхбыстрое перемещение? Портал? Как бы там ни было, но порыв, как я понимаю, меня защитить, отметила.

Нужно продолжать начатую лекцию.

– Данный вид членистоногих бестий был весьма распространен в прошлом веке в центральной части нашей родины и на западе, пока этих довольно опасных существ не стали массово уничтожать по заданию наших правителей, заботящихся о безопасности своих подданных. Истребили этот вид не до конца, до сих пор в лесах можно повстречать соника. Даже в городском парке, если особь некрупная. Кто знает, чем опасны соники?

Руку поднял паренек с первого ряда.

– Да, студент…

– Вальди Трук. Соники опасны из-за своего яда. Им они могут усыпить свою жертву, причем капли яда достаточно на почти мгновенное усыпление как мелкого зверька, так и крупного животного. Человек также легко поддается воздействию яда. Причем сонику не обязательно кусать жертву, достаточно, чтобы яд попал на кожу, а плюются они весьма метко. Охотиться на соников можно только в защитной одежде или при наличии специальных артефактов.

– Все верно, великолепный ответ, студент Трук. Добавлю только, что свою жертву соники высасывают на месте, пока та крепко спит. Подскажите, пожалуйста, как можно защититься от соника?

– Довольно трудно, если ты не маг. Необходимо оружие, магам рекомендуется использовать огненные заклинания.

– Хорошо. Еще интересные наблюдения – человека высосать, убив, может только крупная особь, мелкие же, какие сейчас обитают в парках, это вряд ли могут сделать. Тот, что сейчас сидит на мне, может, причем, хочу заметить, это довольно юная особь, практически ребенок. Судя по некоторым характерным внешним признакам, сам по себе «малыш» очень древний, ему около пяти сотен лет. Вероятно, он был пойман и «убит» магами, тогда еще плохо знавшими физиологию этих чудесных существ. Одно из необычных свойств соника – их способность впадать в спячку, анабиоз, во время которого раны могут затянуться, пока не изменятся неблагоприятные условия. На моих уроках вы узнаете, как можно убить соника «качественно». Теперь поговорим о…

Лес рук с вопросами. Да, не могу не поддразнить студентов, теперь у них наверняка возникло много вопросов.

– Да? – киваю тянущей руку темноволосой миловидной девушке.

– Скажите, а почему соник не нападает на вас? Почему в академии так долго находился столь опасный представитель фауны без каких-либо дополнительных мер предосторожности? Почему он вышел из анабиоза только сейчас?

– Скорее всего, его завезли довольно давно, когда соники как раз-таки было мало изучены, все экспонаты, увидите, если вы приглядитесь, окружены магическим контуром, не позволяющим им портиться или, скажем, «просыпаться» без дополнительного стимула. Студенты, как я понимаю, не имеют доступа к экспонатам, в отличие от преподавателей, которым спящий малыш ничем не мешает. А не нападает на меня соник потому, что чувствует, что именно я его разбудила, особенность заклинания такова, что какое-то время этот мохнатый ребенок будет считать меня мамой и не станет самостоятельно искать себе пропитание. Я думаю, сонику незачем здесь и дальше спать, а пора прожить свою долгую и счастливую жизнь, скажем, в большом академическом террариуме вместе со своими собратьями. На свободу выпускать столь крупную особь неблагоразумно. Кстати. Даже при беглом взгляде на представленную здесь весьма богатую коллекцию я вижу, что соник не единственный, кого тут можно «оживить». Думаю, каждую лекцию можно будет пробуждать по одному животному. Я уточню в администрации, но, думаю, там не будут против, если вместо меня это попробует сделать кто-то из вас. И если вдруг кто-то к следующему занятию сможет назвать всех представителей коллекции, которые потенциально живы, экзамен тому будет зачтен автоматом, и ко мне на занятия уже точно можно будет не ходить.

 

Фух. Уже прошла четверть лекции, а студенты все еще заинтересованы, слушают меня и даже не скандалят. Я считаю, пока все неплохо. Соник ободряюще погладил меня лапой по плечу, чувствует мое волнение.

В дальнейшем, как мне показалось, все пошло хорошо, но пришлось, чтобы не потерять внимание аудитории, выкладываться не на сто, а на тысячу процентов. Только самые яркие примеры, чтобы впечатлить взыскательную публику, самые интересные случаи и, само-собой, практика, которую тут так ценят – пытаюсь связать необходимость изучения бестий с какими-нибудь нужными студентам целями. Пока вышла на благодатную тему ядовитых бестий, собственно, яды, как их достать и где можно применить. У студентов здесь часто устраиваются соревнования, где помимо магии можно пользоваться оружием и любыми подручными средствами. Меня даже конспектировали.

Я считаю, мой любимый учитель мог бы мной гордиться, он у меня хороший, просто отличный, но порой во время учебы я сама чуть ли не засыпала под его размеренные, монотонные, но все равно интересные лекции.

Под конец аудитория все же устала, то и дело стали слышаться шепотки, мне стало трудно говорить. Можно было бы, конечно, воспользоваться магическим усилением связок и продолжить лекцию, но времени до ее окончания осталось немного, а идти против волны уже нет моральных сил. Физических, кстати, тоже. Соник, в начале лекции совершенно не казавшийся тяжелым, теперь ощутимо давит на плечи. М-да. Это всего лишь первая лекция, а я уже выжата как лимон.

– На этом занятие на сегодня окончено, но у нас осталось несколько минут. Можете задать мне интересующие вас вопросы.

Со своего места поднялся мой недавний защитник, кьяр, что так благородно спас невинную деву от лап дракона. Перекрывая гомон, поднявшийся в помещении, и игнорируя лес рук, Бьерн пробасил:

– Меня зовут Бьерн Гоорк. Скажите, магистр, а как ваш жених мог одобрить вашу преподавательскую карьеру и вообще то, что вы работаете? Вы ведь такая нежная, хрупкая и красивая.

Вновь стало тихо, но ненадолго. Видимо, все оценили последнее замечание Бьерна, которым он показал свою возможную ко мне симпатию. Думаю, рассказывать о том, что самовольно уехала в академию, и о конфликте с женихом будет неразумно.

– У моего жениха широкие прогрессивные взгляды. Еще вопросы? По теме лекции.

– Как зовут вашего жениха? Кто он? – а это уже сам эр Рэйген серьезно интересуется, и когда спрашивает он, смеяться и подшучивать никто не смеет. Становится тихо.

Отвечать на этот вопрос совсем не хочется, но информация не конфиденциальна, ее можно, при желании, легко узнать.

– Это не относится к теме лекции, а на личные вопросы я не собираюсь больше отвечать.

Дракон сложил руки на груди и недовольно прищурился, такое ощущение, словно я его нерадивая прислуга, плохо исполняющая свою работу.

– Ладно, сам узнаю, – произнес студент Харт.

Прозвучал спасительный звонок. Студенты спешат на выход, а я с любопытством поглядываю на двух вошедших и вставших возле дверей охранников. Не в силах больше стоять, я устало опустилась на стул. Соник с моей спины переполз на стол. Погладила мохнатое чудо и в ответ услышала довольный писк.

– Магистр Скаэлс.

Поднимаю взгляд вверх. Рядом с моим столом стоит эр Рэйген, такой строгий, прямой, аристократичный, руки убраны за спину, взгляд внимательный. Полная имитация человеческого поведения, но, увы, сколько ни смотрю на юношу, человека в нем все равно не вижу. Дракон и дракон.

– Да, студент Харт?

– А у вас будут дополнительные занятия? Платные. Многие преподаватели занимаются со студентами, желающими изучать предмет более углубленно, за деньги, дополнительно.

Деньги бы мне сейчас очень пригодились, но сейчас рано думать о дополнительных занятиях, мне бы хоть основные осилить.

– Пока таковые не планирую.

– Жаль. Мне очень понравилась ваша лекция. Хотелось бы дополнительно вас еще послушать, в более спокойной обстановке. Может, тогда сегодня за ужином побеседуем о насущных проблемах бестиологии?

Какой же настырный этот чешуйчатый индивид! От необходимости злить дракона, в очередной раз ему отказывая, меня, к счастью, спасли.

– Что, Харт, заинтересовался бестиологией? – насмешливо произнес кьяр Астан. Момент, когда мужчина появился в аудитории, я пропустила. – Мой тебе совет, подучи лучше право, вскоре тебе это очень пригодится, а пока будь любезен, выйди, нам с магистром Скаэлс нужно обговорить кое-какие рабочие моменты.

Рэйген бросил на мейстера взбешенный взгляд, но ничего не возразил и молча вышел. Авторитет кьяра поднялся для меня до невиданных высот. Указывать дракону, причем успешно, это кем же надо быть?

Аудитория опустела, даже охрана по одному лишь знаку мейстера тут же вышла. Я осталась с кьяром наедине. Надо уточнить, что с молодым неженатым кьяром брачного возраста. Это совершенно не по этикету, плохой тон, неприлично, где-то даже опасно… но я в стенах академии, и правила этикета здесь несколько иные. Да и этот кьяр почему-то не внушает мне опасений, кажется, что он настолько благороден, что ни в коем случае не позволит себе ничего лишнего в мою сторону.

– Амалета, ну вы как, живы? Нет желания сбежать обратно под крыло к своему жениху? – участливо спрашивает мужчина, присаживаясь на соседний стул. – Какой у вас зверь интересный.

Обернулась к кьяру. Наверняка сейчас выгляжу жутко уставшей, но…

– Это потрясающе! Просто невероятно! – лучезарно улыбнулась Астану и, наконец, выплеснула свой восторг. – Вести лекцию – это нечто! Я сама, понимаете, сама ее провела. Впервые в своей жизни. Меня слушали! Нет, вы понимаете?! Меня слушали, и им было интересно! Да я никогда в жизни не ощущала себя лучше, чем на этом занятии. Это ни с чем не сравнимое удовольствие. – Утерла покатившуюся по щеке слезу. – Скажите, кьяр, это всегда так? Такие ощущения? Мне кажется, быть преподавателем – это лучшее, что только может быть.

Мужчина понимающе усмехнулся.

– Поначалу да, но ко всему привыкаешь со временем, и яркость ощущений притупляется. У кого-то это чувство и вовсе не появляется, а вы, похоже, нашли свое призвание.

– Честно сказать, преподавание я не ставила своей целью, меня привлекает работа в академии сама по себе, я хотела бы дальше более углубленно заниматься наукой, но просто так меня бы уже никто в родном вузе держать не стал, не одобрив работающую девушку.

– Да, понимаю, даже тут не особо одобряют. Вижу, дела у вас хорошо пошли, но, думаю, «оборону» снимать пока не стоит. Сейчас на лекцию подойдет курс помладше. Какая-то дополнительная помощь вам нужна?

Согласно кивнула.

– Нужно пристроить это юного соника. В академии есть подходящее место для него? Ну и покормить его было бы неплохо, а то, боюсь, к концу лекций он все-таки начнет бросаться на студентов.

– Конечно, – кьяр поднялся со своего места. – Сейчас займусь этим вопросом. Как раз после второй лекции обеденный перерыв, покажу вам с вашим милым питомцем дорогу в академическую столовую.

От одного лишь упоминания об обеде тело предало меня – живот заурчал. Я ведь не завтракала. Лицо запылало. Как же неловко.

– Извините.

– Ничего страшного. Вас ведь не было на завтраке, верно? – голос Астана сочувствующий, но глаза весело блестят. – Если вы не против, примите от меня этот скромный подарок. Увы, пока ничем большим угостить не смогу. – Мужчина протянул ко мне руку, и на его раскрытой ладони вдруг материализовалось большое зеленое яблоко. – Из нашего академического сада. Сегодня сорвал по дороге. Только нужно помыть.