Дурашка в столичной академии

Tekst
68
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Дурашка в столичной академии
Дурашка в столичной академии
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 39,40  31,52 
Дурашка в столичной академии
Audio
Дурашка в столичной академии
Audiobook
Czyta Алла Човжик
25,44 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Дурашка в столичной академии
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Ну куда ты поедешь, дурашка? – говорила моя мама, утирая слезы. Мама в принципе любит драматизировать.

– Никуда я тебя не отпущу. Дурочка ты моя, – ласково шептал жених, гладя меня по голове, и в очередной раз пытался поцеловать. Я уворачивалась. Уж очень мне не понравилось это дело. Что хорошего? Поцелуи слюнявые, жених постоянно стремится засунуть язык мне в рот, заодно и полапать. Нет, он у меня хороший, завидный – красивый и богатый наследник, сын мэра нашего городка, многие кумушки ядом теперь исходят. Я из семьи не особо богатой. Во всяком случае, по сравнению с семьей жениха. Папа держит небольшую лавку со всякой хозяйственной мелочью.

– Я запрещаю, – сказал свое веское слово папа. – У тебя ветер в голове гуляет. Вечно витаешь где-то в облаках. Двух слов внятно сказать не можешь. В столицу она, видите ли, собралась. Тебя там обманут, разведут, совратят. Домой прибежишь, слезами заливаясь, а жениху опороченная уже и не нужна будешь.

Столица у папы всегда ассоциировалась с развратом и обманом, как-то туда по молодости неудачно съездил.

– Дура! – заявила мне младшая сестренка. – Пока ты в своих академиях будешь, жениха твоего уведут. Думаешь, он тебя ждать будет? Тоже мне, нашлась принцесса. Таких, как он, ловить надо и скорее под венец тащить, пока согласен.

– Дуреха, – злорадно шептались соседи и якобы сочувствующе качали головами, жадно внимания причитаниям моей словоохотливой мамочки.

– Сами они все дураки! – запальчиво произнес мой дед, единственный в семье маг, от которого я, собственно, и унаследовала свой дар, а потом отдал мне последние крохи своих сбережений (на достойные похороны), купил мне билет на поезд и помог втайне от родни, да и всего нашего городка, сесть ночью на этот самый поезд и уехать в столицу. Если бы не дедушка, вряд ли я бы уже решилась, всегда была домашним, послушным ребенком, да и никто бы мне не дал проявить характер, скорее заперли бы до того момента, когда надо будет идти к алтарю.

Ничего, жених подождет, а не станет ждать – значит, не так уж и любит. Такой шанс выпадает редко: мне, вчерашней скромной студентке-отличнице, предложили место преподавателя в самом престижном вузе нашей страны, тогда как в родном городке даже и не собирались ничего подобного предлагать. Я высылала резюме во многие учебные заведения, а ответили согласием только в одном, но каком, еще и сходу предложив отличные условия, правда, не на постоянную работу, а временно подменить старого преподавателя, который лег в больницу. Всего несколько месяцев, наверное, удастся поработать, зато получу бесценный опыт и пойму, нужно ли мне все, к чему я раньше стремилась, или лучше послушать, наконец, родственников, выйти замуж и рожать детишек.

Почти трое суток на поезде. Будучи домашней девочкой, за пределы родного городка выезжала редко и недалеко, да еще и всегда при дуэнье, а после восемнадцати и вовсе с двумя дамами сопровождения, следящими за моей нравственностью и пристойным поведением. Дам этих пристроил ко мне мой очень ревнивый жених. Теперь ощущаю себя настоящей бунтаркой. Путешествие на поезде – целое приключение. Дорога не показалось утомительной совершенно, ибо в моей душе горит энтузиазм.

Правда, поначалу было страшно. Незнакомые попутчики, мужчины по соседству. Хотя я ехала в женском вагоне. Приняли меня хорошо, в купе моей попутчицей оказалась пожила благородная кирин, с которой и нашлось, о чем побеседовать, и ехать совершенно не страшно. Кирин взяла меня под свое крыло, по приезде в столицу еще и предложив на первое время остановиться в ее доме, но я отказалась. В столичной академии мне пообещали предоставить комнату в преподавательском крыле.

По прибытии, стоя на перроне столичного вокзала, растерялась. Столько людей, все куда-то мчатся. Растерялась, но, подхватив свои сумки, двинулась, предположительно, к выходу. Ничего, я справлюсь, я не дурашка, как думают многие в моем городке, или точнее хотят думать. Главное только найти извозчика, и сразу в безопасную академию, оттуда меня уже ни родители не достанут, ни даже жених.

Уже когда почти вышла с вокзала, на меня налетел неприятного вида мужчина, чуть не сбил с ног, даже не извинился и сразу убежал. Так неприятно! Зато извозчиков нашла быстро, повозок возле выхода оказалось просто невиданное множество, а сами извозчики налетели на меня, словно коршуны на добычу, наперебой предлагая свои услуги. Очень и очень дорогие услуги.

Выбрав одного с виду наиболее внушающего доверие мужчину, позволила проводить себя до повозки и усадить на сидение со всеми почестями. Вот только сев, обнаружила, что сумочка моя открыта, и в ней нет самого главного – моего кошелька. Чувствую, как к глазам подступают слезы. Там же были почти все подаренные мне дедушкины сбережения.

Немного денег, конечно, еще есть. Проверила последние сбережения, прижав руку к сердцу. Чувствую успокаивающий хруст спрятанных в бюстгальтер бумажек. Но обидно ужасно. Того, что осталось из денег, в такой дорогой столице мне хватит ненадолго, одна надежда на то, что мне сразу выплатят аванс.

Настроение испорчено. Больше не смотрю по сторонам, удивляясь красотам столицы. Сначала одна слезинка, затем вторая и третья потекли по щекам, вскоре превратившись в настоящие ручьи. Зря я, наверное, сюда приехала. Все правильно мне родные говорили. Даже за кошельком не смогла уследить.

– Ох, кири, что с вами? Почему вы плачете?

От искреннего сочувствия в голосе извозчика я заплакала еще горше, тот даже съехал к обочине и остановился.

– Кири? Что-то болит? Или обидел, может, кто?

То, что доверять незнакомым людям нельзя, особенно мужчинам, я помню и знаю, но все равно призналась, потому как сам извозчик и его сочувствующий голос напомнили мне дедушку:

– У меня кошелек пропал. Я думаю, что украли. Там были почти все мои накопления.

– Ох, бедненькая!

Когда я оказалась у ворот академии, слезы уже давно высохли. Извозчик, как мог, на словах меня утешил, покатал по центру города, показав достопримечательности, провел инструктаж, как нужно себя вести молоденькой неопытной кири, оказавшейся в столице впервые, денег за поездку не взял, еще и под конец купил мне у уличного торговца леденец.

– Вот вам, кири, держите и не плачьте больше. Деньги – дело наживное. В столице вам может выпасть еще немало испытаний, главное, не падать духом и не забывать о чести.

– Спасибо! – искренне поблагодарила растроганная я.

– Ничего, у самого внучка подрастает, время быстро летит, скоро сама захочет выпорхнуть в большой мир, никакой родительский надзор не удержит.

– Могу я все-таки вам заплатить?

– Обижаете, кири.

Извозчик уехал. А я так и осталась стоять возле ворот академии. В одной руке держу ручку чемодана на колесиках, в другой цветной леденец, который не знаю, куда деть. Выбросить неудобно, придется есть. Извозчик вернул мне веру в себя и в людей, хотя, кажется, он подумал, что я молоденькая абитуриентка, ну в крайнем случае зеленая первокурсница, поскольку сейчас не начало учебного года. Да, взрослой женщиной я точно не выгляжу, да еще и внешность мне досталась очень, скажем так, милая и нежная. Блондинка, глаза большие, голубые. Я бы даже сказала, что настолько большие, что кажутся вечно удивленными и жутко наивными, словно у младенца. Кукольное личико, складная миниатюрная фигура. Из-за внешности ко мне всегда и все относились, как… ну, как к милой дурашке, которую нужно холить, лелеять, одевать в милые платьица и не нагружать прелестную белокурую головку умными мыслями. Тяжелое у меня было детство, да.

Зажав в зубах леденец, решительно двинулась вперед. Трудности возникли уже на входе.

– Кири, вас нет в списках студентов, – сурово произнес охранник, сверившись со своими записями.

– Меня там и не должно быть, я же сказала, я новый преподаватель. Меня ожидает ректор, разве вам не передали?

Охранник смерил меня долгим недоверчивым взглядом, особо остановившись на леденце в моих руках, но все-таки еще раз просмотрел что-то в своем столе, а потом, кинув на меня на этот раз изумленный взгляд, произнес:

– Проходите, кири Амалета Скаэлс.

– Спасибо!

С облегчением сделала шаг на территорию академии. Теперь, если, конечно, ректор меня не выгонит после первого же собеседования (а шанс есть, поскольку вживую меня он не видел), жених и родители меня отсюда не смогут забрать. На время работы в академии я неприкасаема.

Увы, но с охраной трудности оказались не последними. Наверное, не стоило, вопреки всем указаниям извозчика, идти по дорожке, вертя головой из стороны в сторону, но уж очень красиво в столичной академии. Все здания белоснежного цвета, такие воздушные, изящные. Невероятно красивый ухоженный парк с мощными старыми величественными деревьями. Ажурные белые скамейки вдоль дороги. Большинство скамеек занимают шумные веселые студенты. Атмосфера очень приятная. Иду неспешно, торопиться мне пока особо некуда, хочется насладиться атмосферой этого места, величественной столичной академией, обителью знаний, магии, красоты и древности. Засмотревшись на украшающие черепичную крышу статуи горгулий, которые, как мне кажется, несколько не к месту в общем архитектурном ансамбле, неожиданно в кого-то врезалась.

– Ох, простите, – произношу я, возвращая взгляд с небес на землю, и в изумлении открываю рот. Передо мной настоящий дракон. Высокий рост, длинные остроконечные уши, глаза цвета золота с сияющей каймой вокруг радужки. Не перепутаешь, хоть вживую представителя драконьей расы я вижу впервые. Драконы редко бывают на материке, предпочитая свои острова, и о них известно крайне мало. Во мне тут же заговорил научный интерес. Данный экземпляр мужского пола, густые каштановые волосы, черты лица довольно резкие, особь молодая, половозрелая. В данный момент в ипостаси человека. Несмотря на внешнюю схожесть, за людей я драконов не считаю и всегда сильно спорила по этому вопросу со своим научным руководителем. Да, драконы разумны, но второе их человеческое обличье – это скорее маскировка, мимикрия под окружающую среду. Довольно плохая маскировка.

 

Мужская драконья особь внимательно и медленно оглядела меня с ног до головы и нагло произнесла:

– Не прощу.

Крайне удивилась.

– Почему?

В это время меня стали обступать молодые люди и девушки. Судя по форме одежды, это студенты. Слышится веселый смех. Судя по всему, это друзья встреченного мной дракона. Все верно. Судя по имеющейся информации, драконы – существа стайные. Только среди окружающих я пока больше не вижу драконов, но, видимо, для «стаи» и люди в данных условиях сойдут. Надо написать письмо учителю с этим наблюдением, ему будет интересно.

– Потому что надо смотреть по сторонам, первогодка.

Какой грубый тон!

– Почему вы думаете, что я первогодка?

– Это сразу видно. Зеленая совсем, молоденькая. Еще с вещами. Правда, сейчас далеко не начало семестра. Переводом или опоздала? Впрочем, мне без разницы. Поцелуй в качестве штрафа, и иди.

Ничего не понимаю.

– Какой поцелуй?

– В щеку не подойдет. Иди сюда, блондиночка, сейчас покажу, какой.

Парни вокруг загоготали, девушки с ними не смеются, но ухмыляются противно. Вопреки своему же приказу, дракон шагнул ко мне сам. Фу! Я не собираюсь со всякими рептилоидными целоваться. Шагнула назад.

– Извините, молодой человек, но целоваться с вами я никак не могу. Тороплюсь. Ну и много иных причин есть. Лучше подскажите, где здесь вход в административный корпус?

– Что неясного? – так и не представившийся дракон раздраженно сверкнул глазами. – Пока не будет поцелуя, никуда не пойдешь.

– Целоваться со всеми, с кем неудачно столкнулся, негигиенично, знаете ли. Можно и заразу подхватить. И дайте, наконец, пройти. Я преподаватель.

Новый взрыв хохота. Что смешного?

– Ты себя в зеркало видела? – небрежно произносит дракон. – Малолетка с леденцом. Врать сначала научись.

Взглянула на свой леденец. Представила, как смотрюсь со стороны. Эх, покраситься в черный, что ли? И магией морщины себе навести, правда, не знаю, есть ли такая услуга в косметических салонах.

Дракон сделал решительный шаг в мою сторону. Видимо, действительно поцеловать хочет. Что же делать?! Паникую. Моя магия против столь сильного существа с немереным магическим потенциалом ничего не даст. Кричать? Сопротивляться? Атаковать? Я думаю, поможет слабо, да и первый день начинать с такого громкого скандала очень не хочется. Остается надеяться только на внешность и природное обаяние.

Распахнула пошире глаза и широко, обезоруживающе улыбнулась противнику. Улыбка и взгляд давно отработаны, они трогательны, наивны. Я знаю, как это действует на окружающих. Особенно в детстве действовало. Сейчас тоже, конечно, работает, но больше на мужчин.

– Извините меня, пожалуйста, благородный эр. Я здесь первый день. Растерялась и потерялась, – добавила в голос дрожи, словно готова расплакаться. – Эр, я простая девушка, пожалуйста, не обижайте. Вы такой мужественный, красивый, благородный дракон. Я всегда так восхищалась драконами, мне рассказывали, что это самые величественные, добрые и смелые существа на свете.

И прямой взгляд на дракона – проникновенный, наивный, искренний. Я так стараюсь, войдя в образ, что сейчас даже слезу пущу. На удивление, дракон не дрогнул. Ящерица бездушная! На лице рептилии заиграла циничная усмешка, взгляд жесткий. Хорошо хоть его окружение не такой мощной закалки.

– Рэйген, ну хватит. В самом деле. Первогодок доставать – не наш уровень, – это к дракону подошел, по всей видимости, приятель и дружески хлопнул моего противника по плечу. Потом этот же студент вполне мирно обратился ко мне. – Ну, в какой корпус тебе, кири? Проводим.

– Спасибо! Мне в администрацию, – теперь усиленно улыбаюсь своему спасителю, выливая на него все свое обаяние, тот в ответ довольно и гордо улыбается.

Дракон бесится, ну а я улыбаюсь еще сильнее, глядя на его друга как на своего единственного спасителя, свой свет в оконце. Нельзя, конечно, переборщить с восторгом и надеждой во взоре, а то еще потом будет что-то требовать за свою помощь. Нет-нет. Мой защитник должен быть бескорыстным.

– Я проведу, – с готовностью отвечает мне парень. – Давай помогу с чемоданом.

– Нет! Она никуда не пойдет, пока не выполнит мое условие, – не хочет уступать настырный дракон.

– Шутка затянулась, Рэйген. Ты же сам видишь, она мелкая еще совсем, напуганная, невинная, это не твои обычные подружки, которые тебе не то что поцелуются сходу, но еще много чего сделают.

– Я не шутил, – цедит дракон и делает шаг ко мне, его друг тут же заступает ему дорогу. – Бьерн, ты понимаешь, что ты сейчас делаешь?

– Да, понимаю, – мой защитник, названный Бьерном, предупреждающе выставил вперед руку, и в ней засветилось синим заклинание. – Не подходи к ней.

Ого! Судя по количеству и характеру силовых линий, а также частоте вращений, это боевое заклинание третьей степени. Очень мощное и разрушительное. Такие заклинания, вообще-то, запрещено изучать не в специализированных учебных заведениях, но для сопротивления дракону выбор хороший. Крылатые рептилии, по слухам, очень сильны, и не факт, что их возьмет даже заклинание третьей степени.

– У тебя с головой все в порядке, Бьерн? – интересуется дракон, и на его ладонях появляются красные всполохи магии. Ох, мама! У этого заклинания нет степеней, силовые линии движутся хаотично. Да этим заклинанием, если оно сорвется с рук хозяина, всю академию разворотит, останется только воронка на месте академии.

Теперь напряглись все.

– Парни, спокойно!

Спорщиков обступили друзья, став тем что-то втолковывать и мирить. В поднявшейся суете и переполохе без особого труда ускользнула. Пусть мальчики меряются силой, не думаю, что они будут бросаться столь опасными заклинаниями, это скорее демонстрация, как у самцов виверн в брачный период, когда те демонстрируют друг другу, у кого роговые наросты длиннее, а тело мощнее. Драки же у виверн ну очень редки.

Глава 2

Наконец добралась до администрации. У студентов дорогу не спрашивала, я теперь их опасаюсь, зато персонал вежливый и вышколенный. В столичной академии молодежь собрана элитная, дети самых влиятельных и богатых семей нашего государства, так еще и отбор в академию очень серьезный, не обладающих достаточными знаниями и серьезным уровнем магической силы поступающих сразу отсеивают. Хотя, насколько я знаю, тут и простым людям рады и процент бюджетных мест, причем с предоставлением общежития, весьма высок, лишь бы потенциал был хороший.

Самое смешное, что я бы в эту академию не поступила бы. Магической силы недостаточно. А вот преподавать теоретическую дисциплину – пожалуйста. И, кажется, я теперь начинаю догадываться, как меня так легко согласились сюда взять. Местные студенты приучены ставить на первое место силу и вряд ли будут уважать преподавателя не особо нужного им теоретического предмета.

Чемоданы оставила в подсобной комнате и вот уже оказалась в приемной ректора. Очень приятный и вежливый секретарь сразу предложил мне чай, поскольку ректор пока занят, но долго ждать не пришлось, меня вскоре вызвали.

Помимо ректора поприсутствовать на моем собеседовании пришли декан факультета естественных наук профессор Гийон и глава кафедры бестиологии мэтр Ювин. Ректор с виду благообразный приятный старичок, декан – строгий, внушительный и накачанный мужчина. Такой точно будет пользоваться уважением студентов, а мэтр довольно полный невысокий лысеющий мужчина. Мужчины меня внимательно оглядели. Ректор ободряюще улыбнулся, глава кафедры тоже, а вот декан грозным густым басом возмутился:

– Да вы что, с ума посходили?! Бросать эту девчонку в пасть нашим матерым студентам, да еще и в середине семестра? Мужика со стальными яйцами не нашлось?!

Краснею.

– На эту должность? Нет, – со вздохом ответил мэтр Ювин.

– Я против, – отрезал профессор Гийон. – Забирай вещички, девочка, и беги отсюда. Можешь не благодарить.

Ну вот еще, я никуда не пойду. Больше меня все равно никуда не возьмут. Я не успела ничего сказать, за меня вступился ректор.

– Гийон, пойми, найти постоянного преподавателя не так-то просто, особенно после того, как последнего увезли с переломами обеих ног прямо с лекции. Кири Амалета Скаэлс обладает необходимыми знаниями, у нее есть прекрасная характеристика от ее научного руководителя, хорошо известного в наших кругах профессора Этро. Магистру Скаэлс нужно продержаться всего лишь до конца семестра. Мы с мэтром Ювином уже все продумали. Во время лекций рядом с залом будет дежурить наряд, магистр будет обеспечена самыми лучшими защитными артефактами и в любой момент сможет вызвать огненных охранных элементалей. Не только на лекциях.

– Ей не дадут читать лекции.

– Это уже проблемы студентов, если они не хотят учиться.

– Я смотрел ее дело. У нее нет опыта преподавания.

– У всех нас его когда-то не было, надо же когда-то начинать.

– Да, но ты хочешь взвалить на нее не только перваков, но и старшекурсников.

– В экстремальных условиях опыт набирается быстрее. Зато после окончания семестра кири Скаэлс сможет где угодно преподавать без проблем.

– Нет. Я против. Опасно. И жалко девушку.

Ректор вздохнул и сменил тон с мягкого и уговаривающего на куда более жесткий:

– Гийон, тебе жалко девушку? Посмотри на нее. Да, у нее очень милая внешность, она кажется хрупкой, но встань на ее место. Куда ее еще возьмут преподавать? А раз она закончила с отличием свое учебное заведение, стала магистром и приехала сюда (наверняка против воли родственников), она действительно хочет и дальше развиваться в выбранном направлении. Ты сейчас ей откажешь, и куда ей идти без всякого опыта? Ты знаешь, как неохотно берут на работу девушек, ей придется либо вернуться домой, и наверняка ее быстро, с такой-то внешностью, отправят замуж и плодить детишек, либо она останется в столице, будет стараться искать работу, и неизвестно, куда ее судьба заведет с этим ее милым личиком, здесь же она под нашим полным присмотром.

Ректор посмотрел на меня прямо, взгляд пожилого мужчины умный и сочувствующий:

– Кири, вы правда прелестны, поэтому вам придется нелегко. Я считаю, в нашем мире красивым девушкам вообще трудно приходится, свободы почти никакой, так еще наверняка каждый уверен в том, что знает, как вам жить и что делать.

Я чуть было не пустила слезу. Меня так хорошо понимал разве что дедушка.

– Это вы ей зубы заговариваете. Итог все равно будет один, – ворчит декан. – Вот готов поспорить на свою шевелюру, семестр не окончится, а кто-нибудь ее себе присвоит, взяв замуж, а то и просто взяв.

– У меня есть жених, – заметила я.

Профессор Гийон снисходительно фыркнул.

– Считай, уже нет.

– Гийон, прекрати! – недовольно произнес ректор. – Значит так, кири. Вы примерно, думаю, поняли, что тут у нас творится. Время подумать, будете ли вы здесь работать, у вас до завтрашнего утра, поскольку завтра вы должны выйти на первую лекцию к пятикурсникам.

– Убийство! Девочку в самое пекло!

– Гийон!

– Все, молчу. Но не говорите потом, что не предупреждал.

– Кири, – вновь очень мягко обращается ко мне ректор. – Все защитные артефакты вам в любом случае выдадут прямо сейчас, так что смело можете гулять по территории академии, да и в городе тоже. В случае любых проблем появятся огненные элементали в качестве основных защитников. Ну и преподавательские апартаменты тоже будут в вашем распоряжении.

Что в город выходить можно, это хорошо, мне там много чего нужно купить, поскольку собиралась я впопыхах и в принципе много не брала, чтобы себя не нагружать.

– Думай, девочка, хорошенько думай! – предупреждает меня декан, вставая из-за стола. – Как бы ты ни вертелась, итог все равно будет один: замужество, дети, дом. Хоть малость красивые преподавательницы долго тут не держатся – умная жена с даром в семье многим нужна.

Конечно-конечно. Декан, к счастью, уже уходит, потому я тихо интересуюсь у ректора:

– А можно мне сразу аванс получить? А то меня на вокзале ограбили, а в город за вещами нужно прямо сейчас.

– Хум! – это профессор Гийон так громко и возмущенно фыркнул. Да, своим вопросом я дала понять, что уже все решила, ни в чем не сомневаюсь и беру деньги за будущую работу, полностью уверенная, что их отработаю. – Ну-ну, плакать будешь, что обижают, ко мне не беги.

Вот еще. Не буду я к этому нервному декану бежать. Я лучше сразу к ректору. Это надежнее. А Гийон все не уходит.

– К концу этого семестра она уже беременная ходить будет, – веско произнес мужчина.

Громко хлопнула дверь. Нас осталось трое.

– А деньги мы выдадим, – ободряюще ответил мэтр Ювин.

 

Из академии я вышла поздно вечером. Пока оформили бумаги, пока заселилась, пока получила на складе все необходимые вещи и артефакты, к которым еще нужен был соответствующий инструктаж, прошло немало времени. Но вот я все-таки выбралась в вечернюю столицу. Одна в большом городе. Но зато под мощной академической защитой. Я, наконец, предоставлена самой себе. Ни нянек, ни охраны, ни родни, ни жениха. Даже несмотря на обилие защитных артефактов, немного боязно, непривычно. Думаю, я справлюсь. Нет, не так. Я должна справиться. Хочу все сделать сама, без чьей-либо помощи.

Вечерний город кажется праздным, не таким суетным, но людей все равно очень много. К счастью, академия находится почти в центре, и тут не проблема найти торговые улочки. Ну а в самих магазинах я ориентируюсь отлично.

Покупок оказалось несколько больше, чем я планировала, да и ноги после долгого дня ноют нещадно. Нагруженная пакетами вышла на площадь и в итоге устало присела на скамейку прямо возле фонтана. В душе поселилось чувство глубокого удовлетворения. Я смогла. Приехала, оформилась, даже несмотря на кражу денег и столкновение с настоящим драконом. Сегодня уже нет сил, но завтра обязательно напишу обо всем дедушке. Если, конечно, выдержу первый учебный день.

У проходящего мимо торговца сластями купила леденец, похожий на тот, что подарил мне извозчик. Понравилась мне эта сладость. Мама всегда ограничивала меня, боялась, что испорчу фигуру, поэтому если мне что-то и давали именно сладкое, то непременно полезное, как правило десерты были фруктовыми. В общем, устроила себе праздник непослушания сегодня.

Наслаждаюсь вечером, с интересом разглядывая гуляющих на площади людей. Рядом со мной крутится веселая ребятня, их, как и многих детей, влечет вода, ну и монетки на дне фонтана. Вдруг проходивший мимо молодой мужчина сделал резкий рывок и поймал за отворот рубашки убегающего по своим делам мальчонку.

– Ай! Дядя, вы что?! – громко и возмущенно заверещал мальчонка, на крики стали оборачиваться.

– Как что? Страже тебя сейчас сдам. Ты зачем у кири своровал вещи?

Пригляделась к мальчишке и обомлела – только сейчас заметила в его руках фирменный пакет артефактной лавки по продаже бытовых магических приборов. Проверяю свои вещи и понимаю, что как раз этого пакета не хватает, а там мои самые дорогие покупки, призванные облегчить мне отсутствие слуг. Меня обворовали второй раз за день. Удручающе.

Все это время мальчишка плачет и умоляет его не отдавать стражам.

– Пусть кири сама решает, что с тобой делать, ты ведь ее обокрал.

И мужчина, так и держа мальчишку на весу, подходит ко мне. Надо отметить, на площади уже столпились люди и с удовольствием наблюдают за происходящим. Зареванный мальчонка просит у меня прощения, объясняя, что сестренка болеет, денег на лекарства нет, кушать нечего.

– И поэтому ты тут бездельничал, а потом еще своровал у кири пакет? – совершенно не верит мальчику грозный мужчина.

Новая волна слез от мальчика. Мне возвращают пакет. Собираю все свои вещи, чтобы ненароком еще чего не украли.

– Уважаемый кьяр, отпустите, пожалуйста, ребенка, я его прощаю.

Кьяр неодобрительно качает головой, но все же исполняет мою просьбу.

– Спасибо! – быстро произнес перепуганный мальчонка и тут же сбежал.

– Нельзя быть такой добросердечной, кири, – со вздохом назидательно произносит кьяр.

– Это ребенок, – пожала плечами я. Поднялась со скамейки. Чувствую, нужно скорее запереться у себя в покоях, чтобы еще какие-нибудь неприятности не случились.

– Если должным образом его не наказать, он не извлечет урока из содеянного.

– Он и так был достаточно напуган, а если бы его забрала стража, то, по нашим законам, его ждала бы позорная метка, в лучшем случае, это клеймо, это ничему бы его не научило, а только озлобило. Если бы вам так хотелось помочь этому ребенку и наставить его на путь истинный, вы бы узнали, правда ли то, что он говорил про сестру. Если дела у него действительно плохи, то помогли бы хотя бы с работой. Ребенок может выполнять мелкие поручения, быть прислужником. Ну а если это была шалость, то урок уже усвоен.

– Возможно, вы и правы, кири, но почему вы сами тогда не сделали то, что озвучили? – прищурился мужчина.

Отметила, что мой нежданный защитник хорош собой, у него не волосы, а прямо-таки золотая грива, как у сагейского крылатого льва. Кьяр статный, высокий, черты лица приятные, благородные. Глаза голубые, взгляд строгий, умный, внимательный. Действительно лев.

– Я и не собиралась отдавать его страже. Чуть позже, когда появятся свободное время, возможности и деньги, обязательно встречусь с ним и узнаю, нужна ли помощь. То, что мальчик ворует, это действительно ненормально, но сейчас я никак не смогу ему ничем помочь.

Кто бы мне помог. От выданного не самого большого аванса осталось всего ничего, справлюсь ли завтра с лекциями тоже неясно.

– Простите, кири, а как вы собираетесь встретиться с мальчиком?

– У ребенка не было ни одного защитного артефакта, что уже говорит о бедности его родных. Привязать к ауре мальчика отслеживающую метку не составило особых трудов.

– А, так кири маг, – мужчина посмотрел на меня по-другому, из его голоса пропала снисходительность. – Не просто владеющая силой, но и умеющая ей пользоваться.

– Извините, мне пора идти, кьяр. Огромное спасибо вам за помощь.

Направилась в сторону академии, хорошо, что она здесь близко.

– Кири, давайте помогу, у вас столько вещей, а вы такая хрупкая, – спрашивает кьяр, он нагнал меня и шествует рядом.

– Нет, благодарю. Я сама, – я бы и хотела согласиться, но доверять незнакомому мужчине кажется мне неразумным. Мы даже не представлены друг другу.

– Как знаете, – не стал навязываться кьяр и отстал.

Спешу в академию, но мои надежды на благополучное скорое возвращение не оправдались. Прямо у входа стоит мой донельзя злой жених. Пакеты непроизвольно выпали из рук. Мелард заметил меня практически сразу и решительно двинулся в мою сторону.

– Так и знал, что ты сюда отправилась, – произнес жених, подойдя, и больно схватил за запястье, сходу навесив на него браслет долга. – Как ты могла, Лета?! Ты сбежала! Вся родня на ушах стоит, твоей маме стало плохо, думали, что тебя похитили, а ты думаешь только о себе, предала мое доверие. Я никогда не надевал на тебя браслет долга, хотя уже полностью выплатил всю цену за тебя, и фактически ты уже принадлежишь мне, все документы согласованы, осталось только подтвердить это брачным договором. Но я уважаю тебя и твоих родных, а вот ты меня совсем не уважаешь и выставила дураком. От меня сбежала собственная невеста!

– Мелард, видишь ли, я никуда с тобой не пойду. Поздно, меня в академии приняли, и вплоть до исключения никакие прежние обязательства надо мной не властны, долг перед академией может отменить только король. Возможно, тебе лучше предъявить моим родителям претензию и забрать свои деньги. После того, как я ушла, ты ведь вряд ли будешь меня ждать до окончания моих дел с академией. Понимаю, что нанесла оскорбление свои побегом, и, конечно же, приму то, что ты разорвешь со мной всякие отношения.

Затаила дыхание. Мелард мужчина красивый, всегда обо мне заботился и опекал. Но вот его поцелуи мне совсем не понравились. В столичную академию я рискнула сбежать еще и по этой причине – поняла, что, возможно, раз поцелуи мне по вкусу не пришлись, я еще не готова к браку.

– Вот еще. Сейчас мы с тобой отправимся в храм и узаконим наши отношения. Договор у меня с собой. По закону, обязательства, которые ты на себя взяла, будут отсрочены в связи с браком максимум на три месяца, а потом ты им будешь не нужна. Беременная. И они сами разорвут с тобой все соглашения.

А Мелард подготовился.

– Мне действительно жаль, что так вышло, но перед замужеством я бы хотела какое-то время поработать, – твердо произнесла я свой отказ и постаралась затормозить движение мужчины. Мои пакеты остались лежать прямо на мостовой. Надо срочно что-то делать с женихом, а то утащат ведь мои вещи, а денег мало. Элементалей задействовать не хочется, это все-таки мой будущий муж, и на открытый конфликт идти чревато, да и никогда не было у меня этих открытых конфликтов, дома всегда было кому защитить.