Палач 3

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Я же обиделась на него за это.

Фархад определенно не хочет меня, и дело тут не в тонусе, которого нет. Что же с нами случилось? Неужели всё из-за Пети?

Глава 21. Катерина

К вечеру вернулись фургоны, доверху груженые продовольствием.

К моему величайшему огорчению, Петя не сбежал, и даже позволил загрузить его автомобиль тем, что не поместилось в багажные отсеки фургонов.

Петя появился в доме как раз в тот момент, когда Фархад безуспешно пытался связаться по рации с другими отрядами.

Поприветствовав всех, но отозвалась в ответ только я, Петя присел со мной на диван, чем-то сильно довольный.

Неудовлетворенная и обиженная, в детской бирюзовой пижаме с единорогами – Азамат не нашел ничего лучше на мой размер, – я лузгала семечки и пристально наблюдала за приодетыми с иголочки Фархадом и Билли, которые вот уже который час подряд спорили на арабском.

Я догадалась, что Азамат неспроста купил мне именно детскую пижаму – он хотел выразить этим, что мне пора взрослеть. Козёл.

Азамат напрочь омрачил моё настроение в довесок ко всему. Но пижама оказалась такой мягкой и тёплой, что я решилась походить в этом безобразии сегодня и даже подобрела немного. Пока Петя с его глупой выходкой окончательно меня не добил.

– Говорит командир Башар! Как слышно меня? Приём! Доложите обстановку! Как обстоят дела на постах до границы? Ответьте мне, кто может! Приём…

Пребывая в смешанных чувствах, Фархад в очередной раз поставил рацию на стол и продолжил импульсивный разговор с Билли, но уже на понятном мне языке.

С чего вдруг? Уж не из-за того ли, что Петя здесь?

– За нами охотятся спецслужбы. Кое-кто получил доступ ко всем ничтякам и бомбит нас в спину. Как будем защищаться?

– Кто он такой? Против кого мы воюем? – спросила я Фархада, но мой вопрос остался без ответа.

– Отдай ему то, что он хочет. Уже сейчас отдай, не жди до восемнадцати. – предложил Билли, по его мнению, единственный правильный выход. – Разойдетесь мирно, и никто не пострадает.

– Еще чего! – злобно усмехнулся Фархад, скрестив руки на груди. – Умные варианты есть?

– Жди смерти.

Билли безразлично пожал плечами и ушёл на кухню, чтобы покурить возле открытой форточки. На улице – ливень стеной, а потому я разрешила Билли курить здесь.

– Командир Башар! Не могли бы вы ввести меня в курс дела?

Петя решительно огласил свою просьбу.

Фархад, взвинченный тем, что всё идёт не по плану, покосился на Петю и заговорил излишне надменным тоном.

– Допустим, я верю тебе. На секунду допустим, что такое может быть. Короче, у нас есть враг. Не местный. Родина его не настолько далеко географически, но нам нужно добиться запрета на его нахождение здесь, на нашей территории. У тебя есть связи в ведомствах, конопатый?

– Есть связи, но на них не стоит надеяться. Предлагаю объединить силы, с кем можно. – озвучил Петя своё мнение. – Чтобы они теснили врага со всех сторон. В кольцо не брать – ни к чему это. Надо наступать на него, гнать туда, откуда пришёл.

Фархад остался доволен предложением Пети. Либо сделал вид, что доволен.

– А ты шаришь, сталкер конопатый. Но загвоздка в том, что мы сейчас в кольце, и мы отрезаны от мира. Всё, что мы можем – идти на таран, не предупреждая об этом никого из соседей.

– Ох, и заварил ты кашу, брат… – Билли даже из другой комнаты взялся отчитывать Фархада. – Сам впустил его. Обжился он на барских харчах, которые ты подносил ему. Теперь попробуй выгнать…

– Это был единственный вариант на тот момент.

– И как следствие, пользоваться телефонами стало нельзя.

– Уже не имеет значения. Они знают, что мы здесь. И они придут.

Рация, молчавшая на протяжении нескольких часов, вдруг зашумела. Фархад поспешил схватить её со стола.

– Командир Башар на связи.

– Это Махмуд, командир пограничного…

– Докладывай скорее, Махмуд.

– Командир, нет связи с Булатом. Там никто не отвечает. По остальным постам связь налажена. Неполадки устранены.

– Понял тебя, Махмуд.

Фархад нахмурился и произнес во всеуслышание.

– Мы потеряли последнюю границу. Враг скоро будет здесь. Через сутки, как полагаю. Нам нужно уйти раньше, чтобы не подвергать опасности местный люд.

– Что это значит? – испугалась я.

– Мы проиграли. – высказался Петя. – Остаётся только отступать.

Фархад с подозрением покосился на него.

– Нет уж. Отступать мы не будем. – а затем обратился к Билли. – Распорядись, чтоб Аврору доставили сюда. Как прибудет, там посмотрим, что делать дальше. Звони.

– Аврору отдать врагу? – опешила я. – Фархад, ты сбрендил? Она же ребенок! А меня ты спросил вообще? Фархад! Билли! Посмотрите на меня! Видите меня? Или я для вас пустое место?

– Мы видим тебя, Катя. – грубо отвечал Билли, как раз вошедший в комнату. – Но не лезь в мужские дела. Это всё не для твоих ушей. Почему ты её спать не отправил, брат?

Фархад не удостоил Билли своим ответом. Вместо того он попросил меня.

– Звони Тане, пусть собирает Аврору. У конопатого есть телефон. Он с тобой поделится.

Петя в тот же миг любезно одолжил мне свой навороченный айфон новой модели. Точно такой же айфон, какой был у меня.

Получив от Фархада разрешение позвонить еще и Фатиме, я вышла во двор. Фархад последовал за мной.

Как только поговорила со свекровью и Таней, попросив ее срочно собирать Аврору в поездку, Фархад забрал у меня телефон и отключил его. Затем вытащил из кармана свой.

– Опять звони Тане и давай отбой.

– В какую игру ты играешь, Фархад?

– Быстрее, Катя. Время – деньги.

Не получив от Фархада нормального ответа, я сделала в точности так, как он сказал.

– Ты неспроста так срочно Аврору замуж выдавать собирался.

Догадалась я с ходу, сопоставив фразу Билли "отдай, не жди до восемнадцати" с тем, что случилось до того, как мы с Авророй уехали.

– Ты пообещал Аврору кому-то, но передумал. Кому-то за что-то пообещал. За какую-то услугу. Тому самому врагу вашему ты дочь свою обещал! Кто он? Тот твой хвалёный Халед Абдуллаевич, да???

– Мерген Дарбеев. – озвучил Фархад то, что неприятно шокировало меня. – Дружок ее виртуальный. Казбек его кличка.

Если Фархад говорил правду, то Мерген мог преспокойно выкрасть Аврору хоть несколько раз подряд за всё время, сколько они знакомы. Но Мерген и не пытался даже. При мне он ни разу к Авроре не приехал, хотя обещал явиться, когда Фархад выгнал её из дома.

Или Аврора снова меня обманула? А может не только меня?

– Казбек выжидает, сидит в тени, и причины той я не могу пока разгадать – сообщил Фархад, словно отвечая на мой вопрос. – Одно знаю – Казбека кто-то информирует о наших действиях.

– Именно он наш враг? Этот хлюпик? – я не могла поверить в то, что мы с Фархадом говорим сейчас об одном и том же человеке.

– Ты видела Казбека? В Нью-Йорке, да?

Фархад оценивающе глядел на меня.

Он и так всё понял сам, потому я не посчитала нужным что-то объяснять. Всё равно ему известно, что Аврора общается с Мергеном, и уже нет смысла это скрывать.

– Почему ты утаила от меня, что дочь с ним шуры-муры крутит? – строго спросил Фархад.

– Но он же её спас… – промямлила я, не найдя более достойного оправдания. – Это его облагораживает, не?

– Не спас, а подстроил похищение, чтобы выставить себя героем, коим он не является. Теперь Казбек захотел Аврору себе. Мне это, само собой, не понравилось. Я собрался выдать ее за другого, тем самым обезопасив, но она вон что вычудила. И ты с ней туда же… Как же я разочарован, Катя. Слов нет, чтобы всё это выразить.

Фархад разочарован во мне? Серьёзно?

Из-за того, что не рассказала ему о том, что Аврора влюблена? Из-за того, что не настучала ему сразу?

Но ведь у Фархада есть мужские секреты, а у нас с Авророй свои секреты, женские, в которые мы не обязаны посвящать его. Тем более, что Аврора просто общалась с Мергеном, у них не было близких отношений. Она не давала никаких поводов для волнения.

Вместо того, чтобы развивать тему дальше, провоцируя скандал, я попыталась уговорить Фархада пересмотреть своё мнение. В конце концов, Фархад сам бандит, а не законопослушный гражданин образцового поведения, и появление в нашей семье ещё одного бандита никак не повлияет на ситуацию в целом.

– Аврора нарушила твои планы, а ты нарушил обещание, потому Мерген мстит. Он её любит, она его любит. Не проще ли уступить, как советует Билли? Они точно же общаются…

И скорее всего, именно Аврора докладывает Мергену всё, что не надо…

– Уступить, говоришь? Да ни за что! – отрезал Фархад. – Ты хоть понимаешь, на что обречена Аврора в случае союза с Казбеком?

– Они оба влюблены, Фархад. Любовь меняет людей. И его изменит.

– Ты несомненно права, Катя. Любовь меняет людей, и это факт. Но людей, Катя. Людей. А он нелюдь.

– Честно говоря, я не вижу в Мергене вселенское зло. Пусть он не так хорош, как рисовался, но… Парень же вроде неплохой. Умный, ну малость чокнутый, но я думала, это он от любви такой.... Властный… герой.

– Нет, Катя. Это моё окончательное решение. Не бывать их союзу никогда. Если я погибну, Аврора погибнет вместе со мной.

– Да что этот пацан сделал тебе такого, что ты дочь готов убить, лишь бы она не досталась ему? – взорвалась я и принялась кричать на него. – Он не той расы, или что???

– Даже если Казбек получит Аврору, мстить он нам не перестанет. – пояснял Фархад сдержанно. – Он не успокоится, пока не исчезнет последний в моём роду. Я убил его брата, которого тебе тоже довелось видеть. На парковке, помнишь?

– Тот узкоглазый, которого нанял Джамал, чтобы тебя убить.

Я сразу сообразила, о ком говорит Фархад, так как вспомнила, что когда-то они с Джейсоном обсуждали Казбека и его брата по кличке Монгол.

– Так вот Джамал наш разлюбезный очень подло поступил. Он заведомо знал, что узкоглазый погибнет. Моими руками Джамал развязал эту войну. Он отомстил мне перед тем, как сыграть в ящик. Чтоб он в гробу перевернулся, чёртов гений…

 

Я была обескуражена.

Джамал подстроил всё так, чтобы Фархад, даже если победит, всё равно проиграл? А пока Фархад полагал, что всё хорошо, его враг спокойно собирал армию, чтобы пойти против него?

– Как же теперь быть? – всерьёз обеспокоилась я за Фархада и за то, что ожидает нас всех в дальнейшем.

– Пойдем в дом, вам с котёнком нельзя мерзнуть. Не приведи Аллах, чихать начнёте…

Фархад обнял меня за плечи, чтобы вселить надежду на то, что он, как всегда всё разрулит. Но я уже предчувствовала, что война с Казбеком не пройдет для нас бесследно.

***

Братьями было решено подсоединять к армии «Иллюзии» все крупные преступные банды, которые способны были отразить атаку врага, чтобы постепенно оттеснять его на родину.

– Клан грузинский подключаем? – спросил Билли, водив пальцем по карте местности и попеременно что-то записывая в блокнот.

– Да. Ингушей тоже. Передай Азамату, чтоб связался с ними сегодня же.

– Неплохо бы Расула втянуть тоже.

– Он уже в составе «Иллюзии». Его армия под моим командованием. Большая часть зарубежных кланов к нам примкнула, да и со здешними проблем не возникнет. Все сочтут за честь войти в «Иллюзию». Все, кроме Казбека и его подданных.

Фархад обратил внимание на Петю.

– Надо достать Казбека. Остальные пешки. Знаешь Казбека, конопатый?

Петя выпрямился и официально произнёс.

– Наслышан. Он, насколько знаю, в нейтралитете.

– Тарантул по кличке Мурат. Тьфу ты, наоборот… Мурат по кличке Тарантул.

Билли неожиданно вспомнил ещё кого-то, кто мог им помочь. Однако усталость брала своё – язык Билли уже заплетался за несколько суток без сна.

Да и Фархад выглядел понурым.

Они оба потратили все силы, и им необходимо было их восстановить. Но вместо этого продолжали работать.

– Тарантул отбывает срок там, откуда ещё никто не сбегал. Вытащить его бы… Не его это стезя… Я за него ручаюсь, отличный мужик.

– В чём проблема вытащить Тарантула из клетки?

Фархад сидел в кресле, уткнувшись в свой телефон, и допивал вот уже пятую по счету чашку крепкого кофе без сахара.

– Посмотри, с кем он вёл дела. Найдем способ взломать систему и выпустим его на волю.

– Тарантул тем и особенный, что обучал Казбека искусству взлома, если верить слухам. – апеллировал Билли тем, что заключённый по кличке Тарантул им жизненно необходим. – Он знает слабые места Казбека. Но заломит большую цену за свои услуги. Мы во век не расплатимся.

– Предоставь это мне. Мы поможем Тарантулу, он поможет нам. И ещё кого-нибудь отбитого надо заиметь в товарищах. Ну типа меня или тебя.

– Питбуль.

Билли, не раздумывая, предложил некую кандидатуру, подобную им.

– Боец "Октагона". Слетел с катушек несколько лет назад. Тоже сидит. Но его не выпустят так просто. Придётся попотеть.

– Я об этом позабочусь! – громко заявил Петя.

– Ты? Лучше пыль протри. Пользы и то больше будет. – съязвил Билли и собирался сказать что-то ещё, но Фархад не дал им продолжить дискуссию.

– Координаты Питбуля черкани мне, как будет время. И место отсидки Тарантула тоже. В общем, подтягивай всех, кого посчитаешь нужным. А я займусь другими делами. Надо обзвонить планету. Ты побудешь с ней, Дилияр?

– Разумеется, побуду. – заверил Билли, не отворачиваясь от карты местности.

– А вы ведите себя прилично. – обратился Фархад к нам с Петей. – Не заигрывайся, конопатый. Я за тобой слежу в оба.

Если б я знала, что Фархад под фразой «обзвонить планету» подразумевал исчезнуть не на десять минут и не на двадцать, а на хренову тучу часов, я бы с ним попросилась пойти.

Уж лучше так, чем терпеть общество занудного Пети, от которого даже Билли вскоре сбежал под предлогом поесть борща у местной красотки, с которой познакомился вчера.

– Ты в шоке от всего.

Оставшись наедине со мной, Петя попытался вновь завести разговор о том, что я сделала неправильный выбор.

– Клянусь, как только выберемся отсюда…

– Петь, замолчи.

Мне вообще не хотелось говорить с ним. Так надеялась, что Петя образумится и уйдет по-хорошему. Он же остался здесь, идиот, хоть я и выпросила для него шанс.

Что Петю держит? Неужели любовь ко мне? Или Пете жить надоело, и он специально достаёт Фархада, чтобы тот однажды не воздержался и прикончил его?

– Кать, ты меня что-то отталкивать стала. – зашёл он с претензий. – Это не из-за того ли, что твой Фархад здесь? Тебе неловко, что он смотрит на нас?

– Не в этом дело, Петя.

– Чего ты лебезишь перед ним? Меня из списка отцов когда вычеркнуть успела? К нему прибилась, терпишь эти унижения… Думаешь, после всего Фархад с тобой останется? Да бросит он тебя. Он не понимает, что ты искала лучшего для себя и детей. Он нарцисс. Понаблюдай за ним со стороны. Ему совсем нет дела до тебя. Пока он не узнал, что ты беременна, обращался с тобой так же, как и со мной. Теперь он, видите ли, подобрел, если можно так выразиться, но лишь потому, что ты инкубатор, способный воссоздавать новый персонал «Иллюзии».

– Петь, ты сейчас не прав.

– От чего же я не прав, позволь? Ты глаза разуй и оцени ситуацию объективно. Фархад всех подвел под эту войну. Он чуть дочь свою не продал. А появится кто-то получше Казбека – продаст без сожаления, хоть эту дочь, хоть всех остальных детей и тебя вместе с ними.

– Не верю.

Раздражаясь всё сильнее, я упорно отбивалась от Петиных нападок, старясь не вникать в то, что он мне втемяшивал. Мне некуда было уйти отсюда, в отличие от Билли, а потому приходилось сидеть с ним в одной комнате и терпеть его общество.

– Чему не веришь? – усмехнулся Петя, продолжая донимать меня. – Разве не водится за Фархадом такого грешка? Он тебя купил за шестьдесят пять миллионов дирхам. О тебе ж тот разговор шёл, ты догадалась? Ты для Фархада – разменная монета. А вообще ты дура, Катя.

– Думай, что хочешь, Петь. Пойду чай себе сделаю.

В надежде уйти от разговора, я поспешила на кухню, но Петя и туда за мной хвостом увился. Оперся на дверь холодильника, напыщенный идиот, и давай следить за тем, что я делаю.

– Вот объясни мне, дураку, одну простую истину. – всё никак не унимался он, непонятно чего требуя от меня. – Как можно было от такого человека, как Фархад, ожидать чего-то хорошего? Он же зверюга, убийца с малых лет. В нормальную школу не ходил, образования ноль, рос среди боевиков. Только вообрази, что у него в голове, с такими-то учителями… Он как бомба замедленного действия. Одному Богу известно, когда и в результате чего эта бомба взорвётся. Представь себе, с каким чудовищем жила ты всё это время и от кого рожала детей.

Делая вид, что не слышу, о чём он там распинается, я поставила греться чайник и, чтобы убить время, открыла старую газету, самую верхнюю из стопки возле печки.

На первой полосе газеты не было ничего интересующего меня, но я упорно продолжала читать о том, что происходило в стране несколько лет назад.

– А что если Фархада потянет туда, где прошли его детские годы? Вдруг он детей ваших туда притащит? Что ты будешь делать тогда?

Задал Петя тот злополучный вопрос, о котором я уже думала не раз.

– Чего молчишь, Катя?

– Я сказала, что не согласна с тобой. И не хочу обсуждать это по сотому кругу. Фархад такой, какой есть. Он мой муж, у нас четверо детей, и скоро появится пятый. Не думаешь ли ты, Петь, что мне поздно оборачиваться назад?

– Так не оборачивайся назад, Катя. Тебя никто не просит этого делать. Просто сними свои розовые очки и узри, кто ты для него. Тебе давно уже не семнадцать, и ты должна трезво оценивать риск жизни с таким мужчиной. Он виновен по всем статьям Уголовного Кодекса. Вразуми эти жуткие цифры, скольких людей он убил, скольких женщин отправил в сексуальное рабство! Об их семьях и детях он вообще не думал и не думает! Ему плевать на всех, кроме себя и своих нужд!

– Фархад стал палачом не по своей прихоти. Он продал себя в рабство, и из-за меня продлевал контракт, хоть и мечтал получить свободу.

– Это он тебе сказал такую глупость?

Петя захохотал, да так раздражающе, что у меня зачесались руки, чтобы вломить ему по морде.

– Дурочка! Фархад никогда не был рабом. Стали бы те двое господ, Амирхан с Джамалом, делить трон с рабом? Фархад пришел в "Иллюзию" сразу господином, и эти царьки слушались его. Они наделили его особыми полномочиями отнюдь не за красивые глазки, прошу заметить. Он изначально был главнее, чем они, и последнее слово всегда оставалось за ним. Посмотри уже правде в глаза, наконец.

Я невольно задумалась об этом.

Петя, возможно, был прав. Но какой имеет смысл ворошить прошлое, если сейчас всё иначе?

– Думаешь, ради тебя он Джамала с Амирханом порешил? Нет, Катя. Ты конечно, способна свести с ума, но не настолько, милая. Не настолько. – завуалированно оскорбил он меня. – Ты появилась в его жизни как раз в тот момент, когда Фархад настроился получить власть. Он намеревался присвоить «Иллюзию», и твое появление ну… наслоилось на его планы, так скажем. Вот и вся сказка.

– Отойди от меня. А не то я позову охрану.

– Зови, кого хочешь. Грязь, кровь и террор – вот рай для твоего дражайшего Фархада. Такие звери, как он, не доживают до старости.

Высказав мне всё, что собирался, Петя с гордым видом покинул дом.

Чай я так и не попила. Прилегла, так как почувствовала себя неважно после всего этого. От волнений разболелся живот. Поглаживая его, я незаметно задремала.

А немного после меня разбудили очередные разборки, учиненные Фархадом и на сей раз сопровождающиеся битьём стекол.

Выглянув в пристройку, я увидела, что Фархад бросается на Петю, требуя от него ответа, а тот сидит на полу возле шкафа с посудой, весь в осколках, в крови, и вопит, и поспешила выскочить туда.

Глава 22. Фархад/Катерина

– С какой стороны, говоришь, заехал, тварь???

– Не помню точно. Может, с той или с этой. Я не разбираюсь в картах. Отсюда, наверное…

– Ты физически не мог заехать отсюда! Повторяю вопрос. С какой. Стороны. Ты. Заехал

Я держал карту местности перед собой и ждал, когда конопатый начнет говорить правду.

– Внимательно смотри сюда и вспоминай, какие населенные пункты ты проезжал без блокпостов.

– Да не знаю я, какие! Сказал же! Я смотрел в навигатор! Он меня привёл сюда, с него и спрашивай! Знаю, что свернул с трассы, и началось "поверните налево", "поверните направо"…

– И приехал аж на два часа раньше. – заключил Дилияр. – На целых два часа.

Дилияр тоже раскусил, что конопатый водит нас за нос, но вёл себя лояльно, в отличие от меня, которого потряхивало от бешенства.

– По буеракам и грязи, на заниженной тачке и не застряв ни разу.

Повернувшись к конопатому вполоборота, я объективно оценил его показания.

– Пи*дишь ты, товарищ. Пи*дишь, как дышишь. Ты был рядом, ты выжидал. Чего ты выжидал, гнида? Когда Катю мою продадут? На кого ты работаешь? Кому понадобилась моя Катя?

– Тебе не кажется, что ты помешался на мысли, что её всё время мечтают у тебя украсть?

В меня словно что-то вселилось в тот момент, когда конопатый намекнул, что моя несравненная Катя и даром никому не сдалась.

Не в силах владеть собой после этого, я отпихнул конопатого. Просто двинул ему локтем, чтобы он отошёл от меня и не дышал в плечо.

Кто ж знал, что конопатый окажется летучим, и что он разобьёт стекло буфета, эпически влетев в него башкой.

Убедившись в том, что затылок в крови, конопатый заколотился в истерике.

– Почему ты это делаешь со мной, изверг! Почему никак не успокоишься! Хватит пытать меня! Я ничего не сделал!

– Я тебя не пытал, конопатый. Вот уедет она, и тогда ты познаешь, что такое настоящая пытка.

– Куда я уеду? Куда ты отправить меня собираешься, Фархад?

На мою голову, Катя сюда вошла в тот самый момент. И услышала то, чего не следовало слышать.

– Домой поедешь.

– Нет. Я не поеду.

– Поедешь, как миленькая. УЗИ пройдешь, анализы сдашь. Это необходимо сделать.

Катя согласилась с тем, что ей и малышу не помешает обследование. Но она поставила мне ультиматум.

– Поклянись, что не тронешь его за это время, пока я буду там. Если хоть что-то с ним случится, я это так не оставлю.

– Угрозы пошли? Это становится всё интереснее.

– Да, угрозы Фархад. Иначе ты не понимаешь. Петя торопился, вот и приехал быстрее. Если бы я тебе позвонила, а не ему, и сказала бы: "Так и так, Фархад, меня похитили", – ты бы смотрел на часы? Да ты б и на знаки дорожные не смотрел! Ты поспешил бы, чтоб спасти меня. Вот и он также…

 

– Он не также, Катя! Не смей сравнивать меня с ним!

– А чем ты лучше? – высрался конопатый, почуяв, что Катя защитит его.

Но не в этот раз.

Схватив конопатого за воротник, я дал отведать ему кулак ярости.

Конопатый по привычной траектории влетел в буфет, и на сей раз на него посыпалась вся утварь, что имелась на полках. А потом и буфет завалился, придавив конопатого.

– Господи!!! Петя! Петя!

Катя самоотверженно ринулась спасать конопатого. В одних носках да по стеклам бежать вздумала!

– Не подходи сюда!

Не рассчитав силы, я оттолкнул Катю, и она упала на пол. Я всего лишь хотел, чтобы она не порезала ноги… А в итоге… Хорошо, что не на живот упала хотя бы, а на попу.

Испытывая колоссальное чувство вины за это, я хотел извиниться и помочь ей встать. Но стоило мне сдвинуться с места, как Катя завопила не своим голосом.

– Не смей приближаться!

Держась за живот, Катя отползла к двери.

У меня сердце заныло от боли и волнения, что с ребенком что-то случилось, и с Кати сейчас польется.

Дилияр, со стороны наблюдая за всем происходящим до этого момента, подошёл к Кате и присел возле неё, закрыв от меня.

– Кать, ты как? Там болит, да? – спросил Дилияр, тоже обеспокоенный тем, что Катя держится за живот.

– Нет. Я просто испугалась.

Катя так испугалась, что продолжала и кричать, и плакать одновременно.

Дилияр поднял её с пола и прижал к себе.

Слезы её ощущались для меня точь-в-точь как зазубренное лезвие – по кости.

Я не мог ничего сделать сейчас для того, чтобы её успокоить, потому что Катя не подпускала меня близко.

Мне оставалось лишь схватиться за голову от отчаяния и злости, что из-за конопатого перестал контролировать себя, и оторвать её к чертовой матери.

Дилияр вытащил конопатого из-под буфета, затем отвёл Катю в дом.

Туда же и конопатый метнулся, хвост поджав.

Ну ничего, прибудем мы в лагерь. Быстро он научится спать под открытым небом.

Дилияр, вопреки моим ожиданиям, оставил Катю на конопатого, а сам вышел ко мне со словами.

– Тебе лучше уйти, брат.

– Уйти? Пусть уйдет он, тогда и я уйду.

– Не в твоем положении раздавать условия сейчас.

– Тогда я сам его выволоку.

Дилияр не дал мне зайти в дом.

– Нет, Ферхат. Я не позволю.

– С*ебись с дороги, Дилияр!

Во мне моментально пробудился зверь, стоило брату преградить мне путь.

– А не то что будет, бл*дь??? – оскалился Дилияр, глядя на меня с таким высокомерием, словно казнить намеревался.

Я зацепил его, он зацепил меня, и понеслось…

***Катерина

Фархад накинулся на Билли первым. Между ними завязалась нешуточная драка. Ввалились в дом чуть ли не кубарем и давай всё громить, таская друг друга по шкафам и сервантам.

Опасаясь за свою жизнь, мне пришлось убегать из дома, посреди ночи, и Петя сопровождал меня.

– Уезжай, пожалуйста, Петь. – глядя на него в крови, меня буквально трясло. – Садись в машину и уезжай… Фархад рано или поздно тебя убьет.

– У меня есть план получше. Вот, взгляни. Это я срисовал втихаря.

Петя достал откуда-то смятый листок и разровнял его.

– Что это за каракули? Как их читать? Где тут верх, а где низ?

– Это карта местности.

Петя развернул каракули правильной стороной, чтобы мне стало понятнее.

– Вот. Нам нужно попасть сюда. – он ткнул пальцем на место, обозначенное жирным крестом. – Мы переправимся через реку, пройдем пешком несколько километров и попадем на шоссе. Там нам помогут.

Покосившись на Петю с некоторой опаской, я была вынуждена отказаться.

– Я не могу уйти, Петя.

– Клянусь тебе, они помогут. Всего-то нужно пробраться туда, чтобы нас не рассекретили. Пошли со мной. Клянусь, всё получится. Доверься мне.

Не спрашивая, хочу ли я идти с ним, Петя потащил меня в конец двора.

Мы перелезли через забор и побежали по тропинке в сторону леса.

Петя, как ни странно, знал обходные пути, которые не охранялись солдатами Фархада, и меня это всерьёз насторожило.

Я на секунду засомневалась в том, что Петя непричастен к моему похищению. Но потом посчитала это немыслимым.

И всё-таки… С кем Петя заодно?

Кто ждёт его по ту сторону реки?

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?