Палач 3

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Часть пятая. Империя хаоса

Пролог

Громкий отрывистый стук посреди ночи пробудил жильцов крупногабаритной двушки в центре "города иллюзий".

Молодая семья, состоящая из двух человек, подскочила с кровати в испуге и непонимании, кто к ним ломится в столь позднее время.

Мужчина осторожно прокрался в коридор и, предположив, что кто-то из соседей ошибся квартирой спьяну, спросил того, кто находился за дверью.

– Кто там??? Вы имеете представление, сколько сейчас времени???

– ОМОН! Откройте дверь!

Мужчина ненадолго затих, осмысливая услышанное, в то время, как в дверь продолжали неистово стучать.

– Объясните, по какому поводу вы тут? Кто вас вызвал и что случилось?

– Откройте по-хорошему! – угрожающе раздалось в ответ. – Иначе мы всё равно войдём!

– Здесь глазка нет! – попытался оправдать мужчина свой страх. – Я не вижу вас и не могу быть уверенным, что вы действительно из ОМОНа, а не грабители! Не могли бы вы сперва показать свои удостоверения?

В дверь продолжали тарабанить как ошалелые, требуя впустить их в квартиру. Судя по всему, их было несколько человек.

Ответа, как и удостоверяющих документов, после просьбы мужчины, так и не последовало. Мужчина понимал, что в столь позднее время мог прийти кто угодно. Но только не те, кем представились эти личности с явным кавказским акцентом.

– Что говорят? – спросила мужчину испуганная супруга, которая в тот момент подошла к нему на цыпочках.

– Ничего. – отвечал ей мужчина с полным непониманием того, как следует поступить в этой ситуации. – Ломятся, и всё. Требуют открыть дверь.

Осмелев, мужчина припал к двери и громко потребовал.

– Назовите цель своего визита!

За дверью слышался шорох и ни единого слова на русском языке.

– Будем ломать. – неразборчиво поступило на русском вместо ответа где-то через минуту.

Испуганный квартирант не рискнул продолжать препираться с непрошенными гостями и повиновался их требованию, хоть и не имел представления, что от них следовало ожидать.

Как только мужчина открыл дверь и даже не успел отойди назад, в квартиру вломились трое в масках, вооруженные автоматами. По военной форме песочного цвета и смуглой коже каждого из присутствующих, квартирант сразу догадался, что его обманули, и он имеет дело с бандитами, а не с силовиками.

Один из бандитов грубо толкнул квартиранта и повалил его на пол, заставляя лежать лицом вниз. Двое других, вошедшие следом, принялись обшаривать квартиру, параллельно устраивая в ней погром.

Они явно искали что-то, но что именно – было абсолютно неясно.

Квартирант и его жена молча и смиренно ждали, пока двое бандитов выйдут из остальных комнат. Третий же приставил к спине мужчины дуло автомата. Он удерживал мужчину лицом в пол и похотливо озирался на его жену, пока что одним взглядом внушая ей страх того, что эта ночь может стать для неё последней.

Супруга квартиранта сидела рядом со своим мужем и находилась в состоянии полуобморока. Они оба, – квартирант и его жена, – не смели раскрыть рты и поинтересоваться, что же ищут бандиты в этой квартире.

Один из бандитов вскоре вернулся в коридор и сообщил, что всё тщательно обыскал, но итог печален. Другой продолжал устраивать бедлам в квартире и что-то рыскать до последнего.

– Где Катерина и Гаяне? – угрожающе спросил бандит, удерживающий квартиранта в положении лёжа.

Квартирант не знал, что ответить, поэтому промолчал. Он понятия не имел, о ком идет речь и совершенно не понимал свою причастность ко всему.

Тогда бандит, не получив ответа, приказал другому на ломаном русском.

– Подними его. Хочу глаза его видеть.

Квартиранта, словно щенка, с силой дёрнули за воротник пижамы и заставили встать на колени.

Бандит направил дуло автомата ему в лоб и повторил вопрос.

– Я спрашиваю, где Катерина и Гаяне?

Пока квартирант боролся с паникой и искал нужные слова, чтобы объяснить бандиту, что слышит о таких людях впервые, другой бандит взял за волосы его жену и отволок поближе к кухне.

– Пожалуйста, оставьте в покое мою жену… Н-н-не знаем мы таких… – промямлил квартирант, едва ли не заплакав. – Мы недавно заехали в эту квартиру… Мы квартиранты…

– Где твои подружки? Отвечай, сука! А не то быть тебе вые*анной при муже!

Супруга квартиранта, упорно вырываясь из лап бандита, прокричала максимально громко, чтобы услышали соседи.

– Клянусь, я не знаю, о ком вы говорите! Помогите! Убивают! Кто-нибудь помогите пожалуйста!

– А ну заткни пасть свою! – пригрозил бандит и турнул женщину в стену. – Говори тихо и по делу. Кто сдал вам эту квартиру?

– Айшат…

– Когда?

– Неделю назад…

– Где найти эту Айшат?

– Телефон её где-то записан… – вдруг опомнился квартирант и указал на визитку, наклеенную в углу зеркала в коридоре. – Вот она! Возьмите, пожалуйста!

Бандит, заметив визитку, переписал номер телефона, указанный в ней. Затем поднес свой телефон к уху, но при этом продолжая держать квартиранта на прицеле заряженного автомата.

– Вы отпустите нас? – спросил квартирант с мольбой, боясь даже дышать в присутствии бандита, чтобы не спровоцировать его на гнев.

– Посмотрим, что скажет босс. – быстро ответил тот и заговорил по телефону. – Командир… Мы на месте. Их тут нет. Не слиняли, командир. Тут сейчас другие живут. Якобы какая-то Айшат Ибрагимова им сдала квартиру. Давно вы тут живете? – обратился он к мужчине.

– Неделю почти…

– Неделю, командир. – повторил бандит слова квартиранта. – Значит, знала и слиняла раньше. Никаких следов, командир. С квартирантами что делать? Двое их. Нет, не связаны. Вас понял, командир.

Окончив разговор с боссом, бандит снова обратился к квартиранту, на сей раз опустив автомат.

– Живи. Тебя не потревожим. Но если проболтаешься о нас – секир башка тебе и твоей бабе. Приду и зарежу тебя лично, а её – заберу в плен.

– Клянусь, ничего никому не скажу…

– Смотри мне, утырок. Я тебя по-хорошему предупредил.

Пнув квартиранта напоследок, бандит подмигнул его супруге и покинул квартиру, а вслед за ним и остальные.

Глава 1. Катерина

За три дня до случившегося…

Я проснулась от резкой тошноты, да такой сильной, что еле добежала до туалета. И это в такой-то день, день сватовства Авроры…

Чем же я могла так сильно отравиться? Вчера толком ничего не ела, потому что некогда было, да и не хотелось особо… Как прибыли на Кавказ, так только и успела, что детей расцеловать, которых не видела достаточно долго и по которым невыносимо соскучилась, а ещё с Фатимой немного поговорить и спать лечь.

Думать и гадать, что со мной, а тем более обращаться в клинику, я не стала, посчитав себя излишне щепетильной.

Вариант, который мог бы оказался правильным в теории, пришел на ум быстро, но так же быстро отмелся, как невозможный в моем случае.

Вот Фархад бы обрадовался, узнай, что он станет папой снова… И что на сей раз он мог бы наблюдать за мной все девять месяцев: как живот мой растет, как фигура меняется, как я расцветаю. Увидел бы, как тяжело вынашивать ребенка, и дома бывал бы почаще, закинув свою "Иллюзию" в дальний ящик. Там бы Фархад и в декрет ушел, или совсем бы оставил своё преступное дело и передал его кому-нибудь другому… К примеру, жениху Авроры, а сам бы курировал его и направлял в нужное русло, но дистанционно.

Жаль, но я не могу быть беременна, ведь я пью противозачаточные, хоть и в последнее время стала это делать нерегулярно. Забываю за них, пропускаю дни, что неудивительно – и как с моей жизнью не забывать о таких сущих мелочах, как таблетки?

Причитать о том, что со мной, было некогда, ведь я должна была поехать в городской салон красоты и успеть привести себя в порядок к полудню, затем приехать за Авророй в село, и потом снова в город.

Встреча с будущим женихом Авроры по имени Халед Абдуллаевич, а также якобы помолвка, должна состояться сегодня, в шикарном ресторане в центре города, а сама свадьба будет сыграна, когда Авроре исполнится восемнадцать лет.

Я не видела в той их встрече ничего особенного и ужасного, но вот Аврора очень негативно подошла к этому вопросу. Авроре не хотелось не только выходить замуж за того, кого выбрал для неё отец, но и видеть этого человека в принципе. И я прекрасно её понимала.

Дело же не в том, что Халед Абдуллаевич был плох или некрасив, хоть и старше неё вдвое. Халед Абдуллаевич был вполне себе симпатичен и богат, и любая девушка, – даже я, – за такого мужчину пошла бы, если бы была мусульманской веры.

Но я знала тайну Авроры: она лежит душой к другому мальчику, пусть и не идеальному и далёко не мусульманину.

А Фархаду об этом нельзя было знать совершенно. Он никогда не согласится пойти на уступки Авроре и позволить ей встречаться с Мергеном Дарбеевым, так как это противоречит всему.

Я в этом вопросе была солидарна с Фархадом, но и против Авроры пойти не могла по причине боязни за аналогичную участь для нашей младшей дочери Марьяны в будущем. А они, Аврора и Фархад, друг с другом не могли найти общий язык с тех пор, как мы вернулись в село.

Возможно, ситуация переменится через несколько лет, и острые углы между отцом и дочерью сгладятся. Но пока что Аврора категорически не желает вставать на сторону отца, а это для Фархада – немыслимый предел непослушания.

Аврора так просила меня еще вчера отложить эту встречу и сорвать помолвку каким угодно способом… А я не нашла нужных слов вечером, чтобы убедить Фархада отказаться от этого брака…

Я всё думала об этом и думала, и даже моё преображенное отражение в зеркале салона красоты не могло заставить меня отвлечься.

Аврора же сама не своя… В комнате закрылась еще со вчера и сообщила, что объявит голодовку и ни за что не пойдет на встречу с женихом. А я пообещала ей всё уладить, но пока что даже палец о палец не ударила…

 

Стыдно мне. Чувствую себя предательницей. Аврора же надеется на меня, а я и не представляю, с какой стороны подойди к Фархаду с просьбой – немедленно пересмотреть планы на её будущее…

***

Фархад, уладив с утра какие-то дела, заехал за мной прямо в салон красоты. Чтобы я не вызывала такси, он решил сам меня забрать.

Пока мастера салона делали из меня роскошную красавицу, я вся извелась в раздумьях, стоит ли говорить Фархаду о том, что этот брак – поспешное решение. И в итоге сопоставила, что незачем торопить события, ведь всё может перемениться за эти годы само по себе. И жених может передумать и жениться на другой, либо Аврора смилостивится вдруг, в чем я сильно сомневалась.

В животе с самого утра происходило невесть что: тошнота прошла, но теперь я ощущала легкое покалывание в матке. А когда села в машину, и Фархад нежно поцеловал меня в губы, и вовсе запорхало в самом низу, в районе паха.

– У нас есть немного времени, Солнце. – сообщил Фархад, как только мы выехали за пределы города. – Нас ждут на месте через три часа. Так что у нас появилась возможность побыть вдвоем…

Фархад потянулся ко мне и жарко поцеловал в шею.

Его глаза сверкали сегодня как-то по-особенному загадочно. Фархад будто был пьян, но от него совсем не разило спиртным. Словно он чувствовал те незримые изменения в моём организме, и его это до крайней степени возбуждало.

– Я хочу тебя, Солнце. – заявил Фархад, подтверждая мои догадки насчёт того, что с ним явно что-то не так сегодня.

– Прямо сейчас? – удивилась я столь неожиданному повороту событий, а у самой по телу пошло нетерпеливое гудение, зародившееся между ног с того самого мгновения, как Фархад поцеловал меня. – И прямо здесь?

– Тебя это смущает? – пошло ухмыльнулся Фархад, поглядывая то на меня, то на дорогу в поисках укромного местечка, где можно бы остановиться, чтобы заняться делом без посторонних глаз. – Да, сейчас и здесь хочу.

Фархад спешно припарковался у обочины, заглушил мотор, закрыл все окна и повернулся ко мне.

– Никогда бы не подумала, что мы будем делать это в машине… – неустанно удивлялась я тому, что на Фархада нашло внезапно. – Да и моя причёска растреплется… Знаешь, сколько часов мне её делали?

– Тебе красиво с распущенными.

Сделав мне небрежный комплимент, нетерпеливый Фархад тут же полез целоваться.

– А я думаю о тебе с того момента, как проснулся. Так что не вижу повода волноваться за причёску.

– Ну а платье? Оно же помнется…

– А мы будем аккуратными.

Фархад избавил меня от платья, заботливо развесил его на руле и принялся стягивать с меня колготки.

– Вот так.

Затем он разложил сидения и повалил меня на них, а сам взялся снимать с себя рубашку.

– Хочу твою писечку вылизать. – напористо сообщил Фархад с такой серьезной интонацией, что во мне моментально случился диссонанс.

– Что на тебя нашло, дорогой? – прыснула я со смеху, выпучив глаза на то, как Фархад крадётся ко мне, словно хищник к добыче.

– Не знаю. Сегодня я очень любвеобилен.

Фархад, мурлыча как мартовский котяра, игриво закинул мои ноги к себе на плечи и принялся неистово целовать промежность прямо через трусики. Помогая себе руками, он быстро возбудил меня своими ласковыми действиями.

Я вскинула голову и зажмурилась, пальцами сжимая свои затвердевшие соски и не веря тому, что Фархад это делает средь бела дня, да еще и с таким рвением.

Урвав у меня вожделенный выкрик, Фархад ловким движением языка сдвинул в сторону трусики и жадно всосал в себя клитор.

У меня буквально снесло крышу от этого резкого и опрометчивого воздействия на эрогенную точку. Руки автоматически потянулись к Фархаду, чтобы взять его за волосы. Но Фархад пресек эту попытку помешать ему сделать то, что хотел. Он с силой сжал мои запястья, и удерживая их на расстоянии от себя, продолжил сводить меня с ума своим твёрдым языком, который в тот же миг проник вовнутрь и взялся двигаться туда-сюда с яростным нажимом.

Я дернулась, будто от удара током, и снова, и снова, в трепетном восторге осознавая, что происходит между нами.

Фархад же в ответ ускорил темп, насилуя меня языком так умело и сумасшедше дико, что я кончила спустя несколько секунд этого издевательского, но чертовски приятного занятия.

Глава 2. Катерина

На вечере, где новоиспеченный жених Авроры по имени Халед Абдуллаевич, который по возрасту подошёл бы скорее мне в мужья, а не ей, смотрел невесту и всячески показывал, что доволен ею.

Аврора же сидела за столом ресторана как будто на похоронах. Она не проронила ни слова за всё время, но взглядом, обращённым на меня, демонстрировала, что ожидает невозможного, и как можно скорее.

Фархад и жених Авроры Халед Абдуллаевич, а также другие присутствующие за столом, кроме будущей свекрови Авроры, не замечали наших с ней переглядок, бесконечно обсуждая детали свадьбы.

Мужчинами по итогу вечера было единогласно решено, что до восемнадцати лет они ждать не будут – свадьба состоится уже в скором времени, и после торжества Аврора переедет в дом мужа. А сама ночь брачная и последующая семейная жизнь – ожидает Аврору уже после восемнадцати лет.

Для Авроры это было дичайшим шоком. Но она даже при всем своем нежелании подчиняться воле отца, не пикнула ни разу. Хотя то, как решили её судьбу, совсем не нравилось ей.

Я же сидела как на иголках, понимая, что этому брачному союзу не суждено быть.

Что-то же случится определенно. Чувствую нутром, что будут проблемы.

Через некоторое время наши будущие родственники в лице родителей жениха разъехались по домам, а это произошло достаточно поздно – жених остался, всё не мог налюбоваться на Аврору.

Фархад отлучился, чтобы проводить родителей жениха, а мне стало неловко сидеть за одним столом с Авророй и Халедом Абдуллаевичем.

Пусть, думала я, одни побудут, пообщаются между собой. Недолго размышляя о мнимых рисках и придя к выводу, что повода для беспокойства нет от слова совсем, я покинула зал и направилась в дамскую комнату.

Стоя у раковины, я открыла воду и долго глядела на то, как она льется.

Я даже на миг забылась, не слыша ничего вокруг себя. Как вдруг чьи-то руки обвили меня за талию и рывком притянули к себе.

Я ахнула и, опомнившись, испуганно уставилась в зеркало.

– Ну вот и всё. – зашептал Фархад мне в ухо, похотливо тиская меня. – Ты попалась, молчунья. А ну поцелуй меня сейчас же.

– А? Повтори, что ты сказал.

– Я сказал, поцелуй меня. Что с твоими ушками?

Я лениво потянулась к Фархаду и нацелилась губами в его щеку. Но он резко повернулся и буквально впился в мои губы жарким необузданным поцелуем. Таким мощным поцелуем, что у меня задрожали коленки.

Пользуясь моим заведённым, но немного отвлеченным состоянием, Фархад приказал мне оголить груди.

Я была уверена, что ненасытный Фархад захочет продолжение утреннего секса здесь, в туалете ресторана. Но ни с того ни с сего, стоило мне раздеться до пояса, как Фархад стал холоден. Настолько холоден, что я прикрылась, испытав неловкость.

– По твоим глазам я видел, что ты против их союза. Родня Халеда тоже это заметила. – строго начал Фархад разговор на больную тему.

– Я считаю, что Авроре рано идти замуж. И что она сама должна решить, за кого…

– Это решаю я. И я уже решил, кому моя дочь женой станет. Давай заключим с тобой соглашение, Солнце. – предложил мне Фархад, немного смягчившись. – Убеди Аврору, что Халед – наилучшая партия для неё. Встань на мою сторону сейчас, и тогда я сделаю всё, что ты захочешь. Я откажусь от «Иллюзии», буду тем, кем ты мечтаешь меня видеть и останусь таким до конца дней своих. Клянусь тебе, всё сделаю. Только убеди Аврору принять правильное решение. Пусть она даст согласие на брак. По рукам, Солнце?

Заманчивую перспективу насчёт нашего будущего предложил Фархад, и я бы согласилась помочь ему. Да вот только я понятия не имела, как уговорить Аврору продолжать любить одного человека, а выйти замуж за другого. Да и к тому же, разве нужно Авроре переехать от нас в чужой дом уже сейчас? И как только Фархаду пришла в голову эта глупость?

***

– Катя, я не пойду за него замуж.

Тихо, но уверенно и даже как-то мстительно заявила Аврора, когда я зашла к ней, чтобы сообщить ту новость, что её всё же взяли в невесты. Несмотря на её угрюмость и нежелание.

– Я тоже одно время не хотела идти за твоего отца. Но сейчас я его люблю. Мы вместе… – не нашла я иного сравнения, кроме как сообщить о том, что случилось со мной, но уже и не надеясь, что Аврора прислушается к моему опыту.

– Знаю. – заявила Аврора так, как будто действительно знала всё и в подробностях. – Всё, что было плохое между вами, осталось в прошлом. Сейчас мы говорим о моей свадьбе…

Аврора высказалась и замолчала, ожидая от меня реакции.

– Что тут говорить? – я развела руками, делая вид, что не понимаю, что именно хочет услышать Аврора. – Ты выходишь замуж. Фархад всё решил за нас с тобой. Тут уж ничего не попишешь.

Тем более, Фархад даже от «Иллюзии» откажется ради этого брака… Надо женить их да поскорее…

– Нет. – уверенно сообщила Аврора и отвернулась. – Я не выхожу замуж. Если ты позволишь ему выдать меня, я сбегу туда, где вы никогда меня не найдете. Клянусь, что никогда не буду с Халедом.

Аврора настроена настолько категорично? Она готова пойти против веры, против любимого отца, только бы не выходить замуж? Какие изменения в ней произошли за то время, пока я была далеко?

– Аврора, я чего-то не знаю? – попробовала я зайти с другой стороны вопроса, напомнив о том, почему она обязана исполнять любую волю отца при любом раскладе. – Расскажи подробнее. Ты решила отказаться от исламской веры?

– Ты не понимаешь, Катя? Я люблю другого мужчину. Дело тут не в исламской вере.

– Знаю, Аврора. Знаю и понимаю тебя как никто. Но ведь и ты знаешь, что есть определенные традиции…

– Отец убьет меня, Катя. – перебила Аврора и взялась плакать. – Не отдавай меня замуж. Сделай всё, чтобы этого не случилось… Заклинаю тебя, помоги…

– Почему ты считаешь, что он убьёт тебя? – я напряглась, представляя страшное. – Что за глупости ты говоришь?

– Катя, прошу. Позволь мне избежать брака. Помоги мне.

– Я бессильна, Аврора. Я никак не могу пойти против воли твоего отца! Я совершенно бессильна! Ты тоже должна это понимать! Что я могу против него? Да ничего!

– А я… – Аврора вытерла слезы и выпалила. – Беременна!

Новость из уст Авроры, как ушат льда на голову.

Я присела, едва ли осознавая, правда это или шутка неудачная.

– Аврора, что ж ты… – я не могла подобрать слов.

Какой кошмар.... Откуда могла взяться эта беременность? Аврора с Мергеном всего один раз в живую виделась. А тут беременность… Как это возможно???

– Как ты умудрилась, Аврора? Разве не знаешь, чем грозят половые отношения до брака?

– Катя, помоги. – взмолилась Аврора, продолжая плакать и ничего не объяснять, как она докатилась до этого. – Пожалуйста. Отец реально убьёт меня, если ты не вмешаешься…

– Вполне возможно, ты права. Так…

Я глубоко выдохнула и попыталась этим успокоить разбушевавшиеся нервы. В теории должно было помочь.

– Надо передать эту новость Фархаду.

– Не надо, Катя…

– Надо. Посмотрим, что он скажет. Не волнуйся. Я на твоей стороне, что бы не случилось. Помни об этом. И не бойся.

Доводить до истерики Аврору, которая в положении, и требовать с неё всех подробностей, было бы самым глупым решением. А потому я решила пойти другим путём. Сделала вид, что поддерживаю её, ругать не стала. Да и какой толк, ведь сделанного не вернуть.

И всё-таки… Когда этот Мерген успел заделать ей ребёнка?