3 książki za 35 oszczędź od 50%

Палач Иллюзии 2

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Палач Иллюзии 2
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Часть вторая. Город контрастов

Глава 1. Фархад

Мы путешествовали через весь ад

И сполна прочувствовали, как это…

Moby, «Lift me up».

Марджана, опоздав почти на неделю, выдернула меня посреди рабочего времени.

Ничего не объясняя Джейсону и Соне, я по первому её звонку окончил тренировку и в спешке покинул зал.

Марджана стояла у входа в отель. Увидев меня, она бросилась обниматься, как-то не по-дружески тиская.

Я был к тому не готов. Потому не воспротивился. О чём впоследствии пожалел.

Да и на встречу, которая была очень важна для меня, я явился не в лучшем виде. Даже не стал умываться. Времени терять не хотел. Потный насквозь, в чёрной толстовке на голое тело и в шортах выбежал на улицу.

А чего мне было стыдиться? Марджана своя в доску, её не спугнет мой взмокший вид и потная физиономия. К Кате в таком виде я бы не явился. А мнение остальных меня не волнует никоим образом.

Марджана, ловко просунув руки под мою толстовку, чего никак не ожидал от неё, оценила по достоинству мою мокрую от пота спину.

Не стесняясь показаться навязчивой, она вдобавок ко всему, отвесила мне смачный комплимент за мой внешний вид. Чем выказала одобрение насчёт моей подработки, которой занимался, помимо основной деятельности.

Изначально, после распада "Иллюзии", я планировал уйти в бокс, о чём заранее договорился с Джейсоном ещё в селе на Кавказе. Но обстоятельства изменились, и "Иллюзия" без меня пропадает, и бокс не бросить, поскольку заключил договор на полгода вперёд.

Все ж отвлекает меня это занятие, и в форме буду. Времени много отнимает, правда, но пока что на Кавказе дела остановились. А потому есть вариант уйти с головой в подработку.

***

Предложил далеко не ходить.

Позвал Марджану к себе в номер на верхнем этаже здания, где проходили тренировки. Заранее предупредил, что в номере творится бардак. Ведь я прихожу туда ночевать, некогда складывать вещи по местам.

Заказал в номер пива и закуску к нему.

Всё, как и хотела Марджана.

Пока Марджана осваивалась, я заскочил в ванную комнату, чтобы привести себя в соответствующий вид. Быстро ополоснулся, бриться не стал, чтобы не заставлять гостью ждать. И только когда потянулся за полотенцем, сообразил, что забыл взять с собой чистую одежду.

Выбирать мне не пришлось.

Повязал на бедра полотенце и вышел из ванной. Не щеголять же при Марджане в чем мать родила? А так полотенце прикрывает. Вроде бы, относительно прилично выгляжу. По крайней мере, не полностью голый.

– Вау, Фархад… – выдала Марджана с восторгом, оглядев меня с ног до головы. – Вот это ты монстр…

– Метко стрельнула. Я монстр. Арабский Монстр. Так меня звать на ринге.

Я подошел к спортивной сумке, которую оставил возле кровати ещё в первый день приезда, и присев на корточки, выискивал оттуда что-нибудь классическое. В смысле, смокинг у меня там точно не завалялся, но и спортивная одежда была, как мне показалось, не к месту.

– Арабский Монстр? Кто тебя так обозвал?

Марджана продолжала таращиться на меня.

Я чувствовал её взгляд, обращённый в спину.

Полагал, мои тату приковали её внимание. Если так, то их долго рассматривать придётся.

– Менеджер мой. – отыскав джинсы, боксеры и футболку, я взял всё это дело и снова ушел в ванную.

– Нет, Фархад… Ты же не собираешься одеваться… – произнесла Марджана мне вслед.

– Ты ж одета. Чего мне раздетым ходить? – сказал в шутку и пошёл одеваться.

Марджана приоткрыла дверь в ванную и заглянула туда. К тому моменту я едва успел натянуть боксеры.

– Я не прочь раздеться, Механик. Если предложишь, не откажусь…

Марджана слишком настойчиво себя вела. И это меня насторожило.

Помнится, она никогда не приставала ко мне первая. Это я добивался доступа к её телу долго и нудно.

Что в ней изменилось спустя двадцать лет?

– Если хочешь освежиться, милости прошу. Сейчас освобожу комнату. – не до конца одевшись, я закрыл за собой дверь. И только после догадался спросить. – Дать во что-нибудь переодеться?

– Не нужно.

В чём есть походит. Отлично.

Находясь в комнате, я закончил одеваться, открыл пиво и, присев на кровать, осушил банку залпом.

Опустела слишком быстро. Вообще, пиво терпеть не могу. А тут… Наверное, пить сильно хотелось.

Я перестал обращать внимание на нужды организма. Как-то притупились они за последние полгода. Потому что себя на последнее место ставить начал.

Хорошее пиво. Марджане определенно понравится.

Позвонил на ресепшн и заказал ящик такого же. Чую, каждому по банке будет мало. Не забыл сказать и про халат для дамы. А то как-то неучтиво с моей стороны.

Вечер предстоит нелегкий.

Ведь Марджана приехала сюда не просто так, а чтобы сказать мне что-то важное.

***

Заказ принесли быстро.

Уловив, что вода в ванной перестала шуметь, я постучался и спросил.

– Халат тебе надыбал. Возьмешь?

– Зайди сам. Там сквозняк. Я боюсь заболеть.

Я и вошёл.

Марджана стояла перед зеркалом и вытиралась моим полотенцем. Не стесняясь при этом демонстрировать своё смуглое подтянутое тело и не особо заботясь прикрывать интимные места. Как будто видеть её голой для меня в порядке вещей.

Я конечно видел Марджану голой, но это было слишком давно, чтобы сейчас её поведение не соответствовало элементарным правилам приличия.

В ход пошла тяжёлая артиллерия. Ради достижения цели все средства хороши.

Но как бы Марджана не старалась, я не поведусь на всяческие соблазны.

Мне есть на кого глазеть и кого хотеть. Жаль, что так и не дозвонился до Кати. Наверное, телефон свой зарядить забыла. Или назло мне отключила, потому что обиделась.

Я опустил глаза и, отвернувшись, подал Марджане халат.

– Жду тебя в комнате, Мардж.

Развернулся и выскочил оттуда.

Марджана вышла следом, одеваясь на ходу.

– А ты изменился, Механик. – заключила она с неким возмущением. – Стал таким застенчивым…

– Хм… – я не смог сдержать ухмылки после её умозаключения второпях. – Да я бы не сказал, что я застенчивый. Особенно, после работы в «Иллюзии». Застенчивость свою там оставил хренову тучу лет назад. На ринге тоже скромничать не приходится. Либо наглый, либо труп.

Марджана приблизилась и взяла у меня из рук начатую банку пива.

Марджана явно была чем-то недовольна. Это было заметно по её лицу.

Но я ничего другого, кроме разговора о делах, не обещал.

Пусть простит меня, если рассчитывала провести день иначе.

– За тебя, Арабский Монстр. За твои безоговорочные победы. – она выпила немного, вернула банку и присела на небольшом расстоянии от меня. – Я же говорила тебе, что ринг – твоё будущее. А не «Иллюзия». Нужно было остаться в "Мактуб" и двигаться вверх по карьерной лестнице. Дядя Али, если б был жив тогда, не одобрил бы твой выбор уйти в наёмники к Амирхану.

– Чем больше я стремился обрести свободу и получить значимый статус, тем прочнее поводок на моей шее затягивался. Это был замкнутый круг, Мардж, который звался у них перспективами. Не будь Ильясова, я бы не подошёл к восьмиугольнику и близко. Предпочёл бы оставаться механиком до конца дней своих. Но мне нужно было попасть домой. Вот почему я выбрал этот путь. Чтобы попасть домой.

– Домой? Как же… Ты дома вообще появился тогда?Домой… На зону ты отправился! – она вспылила и схватила новую банку пива, мастерски быстро её откупорив. – Ради Ильясова ты явился с повинной. Чтобы подобраться к нему и прикончить.

Марджана, отпив немного, продолжила журить меня.

Ох, и злая она на меня.

– Жизнь ты себе перечеркнул, Фархад. В клетку себя загнал, лишился всего, в том числе и права на выбор. Думаешь, ты был не в рабстве у Амирхана? Думаешь, ты свободным был? И это всё ты сделал с собой ради мести?

– Я знал, на что иду.

– И ради кого ты жопу рвал все эти годы? Ради Амирхана и его прихотей? Да, ты получил то, к чему стремился, и Амирхан тебе в этом подсобил. Ты отомстил Ильясову. Но что было после? Что стало с тобой после того, как ты отомстил ему, Фархад?

Мне не пришлось размышлять об этом. Марджана продолжила осуждать мой выбор практически сразу.

– Ты продал себя в рабство, Фархад. Осознанно продал. Также когда-то и Ильясов поступил. Не по своей воле он сделал то, что сделал…

– И пусть. Аллах ему судья.

– Аллах? Разве он судьёй ему стал? Не ты ли, Фархад?

Марджана заглянула мне в глаза. И прочла в них то, что тема, которую она затронула, мне порядком осточертела.

Марджана права. Я действительно бежал из приюта, чтобы отомстить Ильясову. Я был излишне самоуверенным мальцом, в крови бурлила ярость и желание мстить за то, что потерял отца по вине Ильясова. За то, что отец пригласил Ильясова в свой дом с распростёртыми объятиями, а тот, являясь его братом, вонзил кинжал в его сердце.

Не для того я приглашал Марджану сюда, чтобы она отчитывала меня. И поднимала неприятные моменты давно минувших дней.

– Ты для этого пришла? Учить меня жизни? Опоздала ты. Я образумился, как видишь.

– Хорошо, что образумился, хоть и с пиз*ец каким запозданием. Я к чему это говорю… – она подсела ближе. – Теперь видишь разницу? Твоё до и после? Ты вернулся к тому, от чего бежал. Вот оно, будущее твоё. Ты вольный, а не прислужник. Ты боец, а не падальщик. Если б послушал меня сразу, не было бы опыта там, а были бы успехи здесь. Сейчас же тебе придется заново стараться, чтобы твоё имя было у всех на слуху. Вот и всё, что я хотела тебе сказать. Может, и затянула немножко. Извини, если была резка. Мне больно за тебя. За то, что ты большую часть жизни растратил не пойми на что.

Марджана верно говорит. Но она не учла одну деталь. Что воспользовалась моим планом. И вполне удачно. Неизвестно, что ждало бы её, оставшись она в "Мактуб".

 

– Ты тоже не хотела оставаться в приюте. После смены руководства, всех девочек поголовно забивали камнями. Не надо говорить, что там мне было бы лучше. Не было бы. Давай уже к делу.

– Нет, Фархад… Погоди. Хочу сразу всё прояснить. Я всегда была о тебе лучшего мнения. И оно вряд ли когда-либо изменится. Знай это. Ты тот, за кого я жизнь отдам. Если потребуется. – она отклонилась назад, прилегла на кровать и добавила. – Детонатор. Люди Казбека подложили в скалу динамит, пока вы прыгали на поле боя.

Я подозревал, что в истории с обвалом дело не чисто. Скала та была более чем надежна и не раз проверена. Но чтоб так…

– Казбек допустил, что его армия осталась под завалами? Он своих же уничтожил. Для чего? Неужели он не боится, что от такого свинского отношения его армия восстанет и пойдет против него?

Марджана слегка коснулась моей спины.

Я напрягся, чувствуя, как она поглаживала меня через футболку.

Всё же слишком откровенно Марджана себя ведет. Мы с ней давно не вместе. Не хотелось бы мне указывать ей на то, что её поведение несоответствующее. Но придется поставить её на место.

Марджана, будто прочитав мои мысли, убрала руку.

– Знаешь, почему я здесь, Фархад? Почему я с тобой сейчас, вместо того, чтобы участвовать в разработке очередной стратегии для Казбека? Знаешь, почему тебе помогаю? Не потому вовсе, что ты мне чертовски нравишься. А ведь это так. Но не потому…

– И почему же? – взглянул на неё вполоборота.

Марджана пробралась под футболку и снова взялась гладить меня. На сей раз я отсел подальше.

Марджана, поняв мой намек, встала и подошла к окну.

Оттуда она продолжала, но уже не так дружелюбно.

– Мы, выходцы из «Иллюзии», для Казбека падаль. Мы бездомные собаки, которым некуда податься. Нас, таких вот, блохастых и плешивых,  никто к себе не возьмет…

Она развернулась и взялась ходить по комнате. Речь ее становилась импульсивной.

– Видел, в каком состоянии были наши бойцы? Да, он их обработал, штурм мозговой повлиял, да так, что они тебя единственным своим врагом признали, но… – она остановилась неподалеку от меня. – Ты нас пощадил. Твой героический поступок открыл глаза многим. Они задумались о том, что ценно и свято.

– Поздно задумались. – я не верил её словам. Хотя бы потому, что она и "Джамаловцы" перебежали к врагу.

– Мы пешком всё расстояние преодолели, от границы до границы. По горам, без еды, ползком, без права на отдых и сон. Мы шли, чтобы умереть не понятно ради чего. Просто нам приказали разбить врага, либо нас казнят публично. Казбек, заведомо зная, что мы не осилим эту задачу, отправил нас на убой. Для кого-то из наших, а мы все одна команда – признай это, Фархад, – сей поход закончился ампутацией рук и ног, а кто-то… Кто-то просто не вернулся. – она сделала шаг ко мне. – Мне повезло больше, школа жизни пожестче была, чем у них, привыкшим к комфортным тачкам под задницами и изобилию жратвы под носом…

– Сами виноваты. Надо было не прибиваться туда, где вас ожидал ад и унижения. Вы знали, на что шли. «Иллюзия» имела достаточно мощи в своём арсенале, чтобы противостоять хоть Казбеку, хоть Чингисхану с армией пришельцев и восставших динозавров одновременно. Но именно вы растеряли всё это, нажитое вашим любимым Джамалом. Вы чувство собственного достоинства похоронили, попросившись к врагу на передержку. Теперь вы рабы и предатели, каждый из вас. А я, пусть и был рабом при Амирхане, но зато теперь свободен. Пожинайте то, к чему стремились.

– Никто из нас не мог предугадать, кем окажется Казбек. Казбек жесток, умен и глуп одновременно. Он не рассчитывает, куда, он просто замахивается и бьёт. Он ещё не дорос до того, чтобы отдавать приказы профессиональной армии. Ему бы в компьютерные войнушки играться ещё лет пять точно.

– Шило на мыло вы променяли, короче. Амирхан был такой же безответственный и инфантильный.

– Нет, Фархад. Казбек хуже Амирхана раз в тысячу. Не представляешь, что за войну он затеял. Погибнут миллионы, а может и даже миллиарды людей. Не представляешь масштабов разрушения, которые он себе вообразил и уже набросал в заметках. Он не только города сотрет с карты мира, но и неугодные ему страны, в особенности те, кто исповедует нашу веру. Теперь понимаешь, почему мы хотим к тебе? Три батальона готовы хоть сейчас ходить под твоим командованием.

Марджана глядела на меня чересчур заискивающе.

Мне стало не по себе от её напористости. Но я не смел сбивать её с мысли. Пусть договаривает.

– И я бы хотела под тобой ходить. Чтобы лично ты мною управлял, Фархад. А не тот борзый коротышка, который тебя замещает. Мечта у меня есть. Поклоняться тебе до тех пор, пока Аллах не заберет мою душу. И я добьюсь того, чего хочу. Если, конечно, не умру раньше, чем передам тебе свою волю в распоряжение.

Марджана говорила странные вещи.

Когда она успела растерять собственную гордость? Или это крик её души?

– Я готова умереть, Фархад. Ради твоей победы.

Марджана намерена играть в двойную игру. Рискует жизнью, не боясь быть пойманной.

И всё это ради того, чтобы мне помочь? Она жизнь свою отдаст за того, кого двадцать лет не видела и видеть не хотела?

– Что я должен отдать тебе взамен? – спросил, испытывая к ней недоверие.

– Платы с тебя я не возьму. Просто пообещай, Фархад, – Марджана резко наклонилась и, схватив меня за запястье правой руки, заглянула в глаза. – что спасешь нас. Заключи союз с радикалами первым. Иначе это сделает Казбек, и тогда "Мактуб" ополчится против тебя и всех, кто с тобой связан.

Глава 2. Фархад

– Этому не бывать. Никогда. – твёрдо заявил я. – Никогда я не заключу союз с радикалами. Даже если вся планета ополчится против меня, я не изменю своего решения.

– В таком случае, мы все погибнем.

– Кто сказал?

Меня взбесила категоричность Марджаны на худший исход войны.

– Казбек? Пусть Казбек для начала сунуться туда попробует! Не сможет он заключить с ними союз! Этот союз так и останется в его несбыточных мечтах!

– Зато ты сможешь всё, Фархад. – Марджана крепче сжала мою руку, продолжая упрашивать поступиться своими принципами. – Я договорюсь о встрече на их землях. Они помнят тебя и примут как дорогого гостя. Сейчас же сделаю это…

Марджана выпрямилась и намеревалась отправиться за телефоном. Но я остановил её.

– Погоди-ка! Притормози, подруга.

Чего-чего, а старую «Иллюзию» возрождать я был не намерен.  Я уже предал себя и веру свою однажды. И больше этого не повторится.

– Мой ответ нет. И он останется неизменным.

– Не спеши отказываться, Фархад. Это уже будет не та «Иллюзия», которую ты презираешь. Это будет лично твоя, новая и чистая империя. Пусть не «Иллюзия», а "Аль-Камар" или как-то ещё. Мы верим, что именно ты соберешь нас всех воедино, возглавишь империю и поведешь нас под своим флагом справедливости. Но тебе нужен этот союз. И ты заключишь его всё равно. Ты успеешь. Да будет так.

– Не будет так, Мардж.

Она же, абсолютно не желая принимать мой ответ, продолжала давить на меня, апеллируя тем, что и так не для кого не секрет.

– Нельзя сказать, что мы правильные. Увы, мы не офисные белые воротнички, но… Это наш мир, и мы хотим стабильности. Наши семьи хотят стабильности, а не того хаоса, какой был при Амирхане.

– У меня тоже есть семья, Мардж. И она против того, что ты мне предлагаешь сделать.

Священная война неизбежна, и я это понимал.

Придется жертвовать собственной стабильностью ради тысяч других несчастливцев, которые сейчас находятся в подвешенном состоянии и хотят прочно стоять на ногах.

Чтобы воссоздать новую империю из пепелища, надо работать не покладая рук. Если уж основательно браться за объединение кланов в одну коалицию, опережая Казбека, тогда о семье своей мне придется позабыть. На время.

Но Кате и детям не объяснишь, почему я не с ними.

– Мы все считаем тебя героем, Фархад. Ты легенда. Хочешь, я прямо сейчас на колени перед тобой встану, а? Попрошу за всех наших?

– Что? Что ты мелешь, Мардж?  – я усмехнулся.

– Не веришь? Мы поклоняться тебе готовы пять раз на день. Только сжалься и прими нас назад.

Марджана, как и грозилась, упала передо мной на колени.

– Встань быстро! Иначе я тебя выпровожу!

Не выдержал и повысил голос.

Её поведение нестерпимо! Это ж надо так меня обрабатывать!

Давно не испытывал на себе моральной атаки с такой силы.

Не особо верил в то, что Марджана честна со мной. Всё же сомнения имелись. Возможно, это подстава, и временный союз с радикалами – всего лишь лёгкий способ устранить меня побыстрее.

Марджана, поднявшись, вернулась на своё место и занялась потреблением пива.

Я продолжал изучать её уже с большим вниманием. Но кажется, я ошибался насчёт её настоящих намерений. Её унизительный душевный порыв действительно был искренним.

Марджана идёт на всё, лишь бы я развязал эту войну и вернул им рабочие места.

Но я не пойду к радикалам.

Это моё окончательное решение. Время Амирхана, когда "Иллюзия" была одним из ведущих спонсоров их деятельности, прошло. Не повторится такого больше.

– Не страшно тебе скакать на два фронта? – спросил, когда Марджана, по виду отчаявшись, опустила голову.

– Страшно. – отвечала она не раздумывая. – Настолько страшно, что готова бросить всё хоть сегодня и убежать в пустыню. В "Мактуб", где меня всегда примут.

Я подметил боль в её мутном взгляде.

Марджане и самой не хотелось туда возвращаться.

Она не одна в своём нежелании. Страшные годы в "Мактуб" выжгли и меня изнутри.

– Отчаянная ты женщина, Мардж. Безумная, я бы сказал.

– Безумству храбрых поём мы песню. Так ведь? А сам ты какой, Фархад? – Марджана подняла на меня огорчённый взгляд. – Нормальным себя считаешь? Да ты псих, каких поискать. Взращенный в ярости, с тонной комплексов и моральных травм из детства. Но ты есть то, что тебя окружает и с чем регулярно борется твоя мораль. Не они твоя жизнь, – она кивком указала в сторону окна. – а мы. Мы – твой мир. Такие же псхи и безумцы, как и ты. Для нас всех «Иллюзия» и её нечеловеческие догмы – и есть норма.

Я вынужден был согласиться с её суждением, хоть и скрипя зубами. Иного варианта коротать свои годы я не видел, ведь почти сорок лет провел далеко не в таких жизненных условиях, как среднестатистический мужик.

Я смогу возродить «Иллюзию» и вернуть всё на круги своя. Я сросся с «Иллюзией» и считал эту богадельню своим миром. За мной тысячи людей стоит, и будет стоять еще десятки тысяч.

Катя не поймёт моих мотивов. Но и её оставить я не намерен. Она ведь тоже часть моего мира. Она часть моей «Иллюзии».

Марджана, наблюдая за тем, как меняется выражение моего лица в сторону отрешённости от всего насущного, воспользовалась этим. Выбрав удобный момент, когда я отвлекся от происходящего в этой комнате, она скинула со своих плеч халат, представив моему взору обнаженную грудь.

Пребывая в глубоких раздумьях, не сводящихся в счастливый конец для нас с Катей, я на мгновение усомнился в том, что сделал правильный выбор, женившись вообще.

Этого мгновенного помешательства хватило, чтобы я не устоял против женских чар и манящих прелестей моей первой девушки.

Я схватил Марджану за плечи и бросил на кровать. Навалился на неё сверху и практически коснулся её губ своими.

Но остановился вовремя.

– Почему нет, Фархад? Я больше не нравлюсь тебе?

– Дело не в этом. Я женат. Тебе лучше уйти. Сейчас.

Я сполз с неё и отошел к окну.

Марджана взялась быстро одеваться.

Она обиделась. Я иного и не ожидал.

– Позвони, как будешь в настроении. – грубо бросила она перед тем, как открыть дверь. – Войска ждут твоего разрешения на пересечение границ.

– Пусть идут. Я предупрежу своих.

Марджана, не попрощавшись со мной, покинула номер.

Но не сразу.

Она застопорилась у выхода, и я бы не догадался в чём причина заключалась, пока сам не поглядел туда же.

Возле настежь распахнутой двери, на пути Марджаны, неожиданно выросла Соня.

Они смотрели друг на друга без слов, но достаточно враждебно.

– Дорогой… Я не поняла… А кто это с тобой?

Соня первая нарушила тишину.

Марджана, с недовольством хмыкнув, оскорбила её на полтона и поспешила уйти.

Соня, проводив Марджану тем же колким взглядом и убедившись, что та села в лифт, переступила порог номера.

– Не знала, что твоя жена приехала. Давно она тут?

– Катя не знает, чем я занимаюсь. Её тут никогда не будет. – озадаченное выражение лица Сони и достаточно глупый вопрос вызвали во мне умиление и ослабили внутреннее напряжение. – Ты подумала, это Катя?

 

Соня кивнула.

Выглядела она слишком рассеянной.

Застала врасплох Марджана. Либо Соня услышала то, что не нужно было ей слышать.

Надеюсь, не услышала.

Хотя последнее Марджана озвучила, находясь у двери.

– Так и подумала. Что жена твоя здесь… Но удивилась, почему она в обычной одежде…

Соня перепутала Катю с Марджаной.

Возможно, чем-то они похожи. Если в целом смотреть. И не обращать внимания на досконально противоположный тип их фигуры, типаж, цвет кожи и то обстоятельство, что Марджана косоварка.

Можно сказать, они похожи. Потому что обе женщины.

Марджана выше Кати, ростом почти с меня. Марджана крепкая, ширококостная, взбитая, рельефная, и даже с перебором, я бы сказал. А Катя щуплая, хрупкая, миниатюрная, вся из себя утонченная и женственная.

И цвет глаз у них разный, как и форма лица.

Перепутать их сложно.

Но если брать на скидку, что Соня видела Катю всего раз, и то в парандже, можно простить ей такую существенную оплошность.

Да что там Соня…

Я и сам на миг перепутал их. Рассудок помутнел. Марджане удалось лишить меня разума в какой-то момент. Как будто загипнотизировала.

– Это Мардж. Друг детства.

– А-а-а… Ну тогда я спокойна. – Соня выдохнула и наигранно улыбнулась. – Испугалась, что ты бросишь всё и уедешь… что все планы накроются, и…

– Не переживай. Не уеду. Мы с тобой обсудили все нюансы. Неделя или две ждать потребуется? Значит, подожду. Если надо, и три подожду. Но если что случится дома, какая неприятность или беда, я сорвусь и полечу к семье, несмотря на загруженность по графику. Может и бой сорвётся, но родные мне дороже всего. Всё это мы оговаривали с тобой неделю назад. Я пообещал, значит, сделаю.

– Катя в курсе, что ты уехал на две недели? Я бы не смогла столько времени хотеть мужа и не спать с ним.

– Катя продержится с лёгкостью. Я не те неприятности имею в виду. Мало ли что у них произойти может. – я пораскинул возможные варианты и не смог привести ни единого реального примера, который послужил бы поводом моего возвращения раньше обговоренного срока. – Думаю, две недели пройдут без особых происшествий. Аврора знает, где я, и что меня нельзя отвлекать по пустякам. Если что случится, она обязательно скажет об этом. Зачем заходила?

– Да так… Узнать, почему с тренировки слинял. Но уже поняла почему. Ладно. Пойду. У меня ещё куча дел.

– Ты на машине? Побегать хочу. Подвезешь до парка?

– Отличная идея. Чистый воздух – залог здоровья. Поехали.