Майкл Норват. Том 2

Tekst
4
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Действительно, сходство со склепом весьма неотдаленное! Я рада за тебя, в общем, что согласилась переехать к Питеру. А как же работа? Ты ведь живешь на другом конце города теперь.

– Я уволилась. Пит не хочет, чтобы я работала.

– Вот как… – Дилана подумала о том, как она ошибалась, называя Пита закоренелым и совсем неисправимым холостяком.

– Слуги не говорят со мной. – ворчала Мари все громче, чтобы слышали и остальные присутствующие в доме. – Они вообще, по-моему, никогда не говорят!

– Наверное, потому, что Пит любит посидеть в тишине после работы. Скорее всего, у него просто нет сил на общение. – Дилана наклонила голову и пытливо уставилась на сестру. – А во сколько Пит возвращается домой?

– Всегда по-разному, но обычно часов в девять-десять…

– В десять, значит. – Дилана уже вырисовывала картину того, что делает развязный Норват три дня в неделю, пока она не следит за его похождениями!

– А почему спрашиваешь? Нет… – Мари прищурилась, уловив в глазах сестры недоверие. – Не просто ведь спросила! Давай, начинай рассказывать свои догадки, Шерлок!

– Ладно. – Дилана приблизилась и заговорила вполголоса. – Меня беспокоит то, что Майкл проводит половину недели за городом…

– И что тут такого криминального? – воскликнула Мари, перехватив кусок жареного мяса с тарелки под неодобрительный возглас повара.

– А то, что Пит дома каждый день. Понимаешь, Мари?

– У Пита один дом, а Майкл может остаться там, чтобы отдохнуть от тяжелого рабочего дня и хорошенько выспаться. Тебе это в голову не приходило?

– Но, а как же другие люди? Они ведь тоже работают и тоже устают, но всегда возвращаются домой!

– Зато остальные дни Норват дома, а Пит работает каждый день, не считая выходных. Может, в этом все дело? Майкл задерживается на работе, чтобы потом побыть с тобой подольше?

– Не знаю. – недоверие Ди продолжало расти. – Странно все это…

– Что странного?! – удивлялась Мари все больше. – Не понимаю тебя! Может, это не я слишком придирчива, Ди?

– Майкл что-то скрывает. – не слыша слов Мари, заключила Дилана. – Я это чувствую. А еще он никогда не звонит, когда работает. И вчера вечером почему-то не позвонил.

– Работы много, скорее всего! Если хочешь, спрошу Пита, может он что-нибудь знает об этом?

– Если тебя не затруднит…

– Конечно, не затруднит. Что я для родной сестры рта раскрыть не смогу? А как твои странные девушки? – Мари нещадно коснулась куда более неприятной темы. – Все такие же странные?

– Эта Драгана приходит каждый день и сидит у нас дома подолгу!

– Драгана? Ну и имечко! Я где-то слышала его… – Мари застыла, переворачивая память в поисках нужного момента. – Пит говорил о какой-то Драгане. Она вроде устроила концерт на шахте несколько дней назад.

– Вот как! – Дилана задумчиво покачала головой. – И спроси Пита, откуда он знает Драгану, и откуда Майкл знаком с ней.

– Хорошо. А ты поговори с Норватом, как только он приедет. Если Пит ничего не скажет, подойди к своему и сама спроси! И скажи, что очень скучаешь, попроси приезжать домой каждый день или поезжай туда вместе с ним!

– Ты права. Я сегодня же поеду к Майклу! – решительно воспрянула Дилана.

– Я не совсем то имела в виду, но эта идейка тоже блескучая. И еще, – Мари окликнула Дилану, когда та подошла к калитке. – скажи Норвату, чтобы уволил няньку. Слишком подозрительно ведет себя! Гляди, как бы она не перешла в активное наступление. Она уверена, что уже у себя дома! – заявила Мари и закрыла дверь.

– Значит, мне это не показалось. – Дилана бросила обеспокоенный взгляд на дорогу. – Я на верном пути.

***

Дилана поймала мимо проезжавшее такси и поехала к загородному дому Майкла. Дома его не оказалось. Постеснявшись заявиться на шахту среди бела дня, и, чтобы не вызвать никаких подозрений и недомолвок среди его подчиненных, Дилана направилась в ближайший магазинчик. Ей нужно купить что-нибудь перекусить, потому что с самого утра не успела ничего поесть, и дома у Пита позавтракать тоже не удалось.

Дожидаясь, пока очередной покупатель расплатится за товар, Ди переминалась с ноги на ногу, изучая витрины с провизией и думая о своем.

– Счастливо, Анна! – произнесла продавщица магазина. – Удачи тебе!

– Спасибо! – ответила ей женщина средних лет, немного полноватая.

Дилана, услышав имя, внимательно посмотрела сначала на Анну, а потом на продукты, которая приобрела она. «У этой женщины явно намечался романтический ужин! – подумала она, – судя по бутылке дорогого вина и набора провизии для салата из морепродуктов!» – и окинула оценивающим взглядом Анну, когда та, светясь от счастья, покидала магазин.

– Вам чего? – грубо спросила ее продавщица.

Дилана секунду молчала, а потом, неловко улыбнувшись, тут же выбежала на улицу.

– Постойте! – окликнула женщину, когда та переходила дорогу.

Анна обернулась не сразу, но, поняв, что Дилана зовет именно ее, тут же остановилась.

– Я что-то забыла в магазине? – ее счастливые глаза внимательно изучали Дилану.

– Нет. Я просто… – Ди не знала, как начать разговор. – Услышала, что вас звать Анна и подумала… – она мешкала, вертя головой по сторонам. – У вас нет дочери по имени Милана?

– Нет. Но у моей дочки есть подруга, которую звать Милана.

– Ваша дочь Драгана. – Ди не сводила глаз с женщины, изучая ее реакцию, всплывающую на не умеющем скрывать эмоции лице.

– Что-то случилось? – искорки сразу пропали из глаз Анны. – Что с дочерью?

– Мое имя Дилана Норват! – Ди намеренно назвала фамилию Майкла, чтобы посмотреть, как та отреагирует.

Анна напряглась, улыбка с лица разом пропала.

– Я думала, что у Майкла старшую дочь звать Линдой…

– Я не дочь! – гордо воспрянула Дилана.

Анна открыла рот, чтобы что-то сказать, но, по всей видимости, передумала.

– Я хочу знать, какое отношение имеет ваша семья к Майклу?

– Мне нечего сказать тебе. – женщина отвернулась и пошла вперед.

– Нет! Расскажите мне, кто вы и как связаны с Норватами! – не унималась Дилана, не отставая от Анны до самого ее дома.

– Я не знаю, кто ты и о чем говоришь! – бросила Анна, отмыкая калитку, – И не приходи сюда больше! – и захлопнула дверь перед лицом Диланы.

В не себя от ревности и гнева, Ди снова направилась к дому Майкла, который располагался всего в квартале от Анны. Решительно постучав, возмущенно топнула ногой, потому что ей снова никто не открыл. Ди, не желая пока что портить отношений с Майклом и разнести в щепки его работу, решилась бродить по улицам до самого вечера.

В восемь часов Дилана снова подошла к дому Майкла. Подождав около часа, она, встав с крыльца, вышла на дорогу. Ни одной машины. Преодолев путь пешком до самой шахты, Ди подошла к воротам. Все работники давно покинули предприятие, парковка пуста.

Ди вернулась к дому. Норвата до сих пор нет! В доме свет не горел.

Ее одолевало несколько чувств сразу: хотела ворваться в дом к Анне и устроить настоящую кровавую разборку, но больше всего на свете боялась увидеть там Майкла. Ди понимала, Норват не найдет, что ответить ей, почему он с Анной и что делает в ее доме. А Дилана не скажет, как узнала о существовании Анны. Оставался еще один вопрос, на который Дилана боялась узнать ответ. Драгана была очень похожа на Майкла, и Ди совсем не хотелось думать, что это очередная тайна туманного прошлого своего любимого, но крайне непростого человека. Не найдя более удобного решения сложившейся проблемы, Дилане ничего не оставалось, как уступить. Она решила просто позвонить Майклу.

– Добрый вечер! – как ни в чем ни бывало ласково начала Дилана, пряча глубоко в себе эмоции обиды и ревности. – Как вы?

– Работы много, кисунь, как всегда! – Майкл держался вполне достойно, и по его голосу никто и никогда бы не догадался, что он лжет. Никто, кроме Диланы.

– А вы до сих пор работаете? – как бы ненароком поинтересовалась она.

– Нет, уже не в забое! Но и не дома пока. Сейчас не самый подходящий момент… Я перезвоню, хорошо?

– Хорошо… – протяжно воспроизвела она, когда тот уже бросил трубку.

«Что делать? – неистовым флюгером вертелось в больной голове. – Куда идти? Майкл, наверняка, с этой Анной. Не зря же она накупила столько вина! Я должна идти туда, пока дело не зашло слишком далеко.» Дилана в полной решимости направилась к дому Анны. «И подумать не могла, что у Норвата помимо меня кто-то есть. Кто-то очень важный. Важней меня! Выходит, для него я всего лишь игрушка? Так было, есть и будет???»

Глава 4

Увидев издалека свет в окнах, Дилана, полная решимости, устремилась к дому Анны. «Додж Майкла стоит у ворот. Вот тебе раз!» Убедившись, что это его автомобиль, заглянув в салон и увидев на панели поделку, смастеренную Милли, Ди присела рядом с машиной, в задумчивом отчаянии уставилась на свои кеды. Ей хотелось плакать, разорваться от боли и ни о чем никогда больше не думать. «Майкл не любит меня. Только остервенело пользуется. А я люблю, но всего лишь игрушка в его руках. Как с этим смириться? Никак. Хочешь – терпи. Не хочешь – все равно стерпишь!»

– И что делать? – вслух спросила Ди себя. – Ждать, когда перестану его интересовать? Майкл уже трется на стороне с другой. У него есть я, чтобы издеваться, и есть Анна, чтобы…

Мысль о том, что Майкл Норват способен вести двойную игру, сводила Дилану с ума. Да, Ди знала о том, какой Норват ветреный. Но ведь он пообещал, что девочка будет единственной для него! «Буквально на днях упоминал те пункты контракта с кровавой подписью. Я безоговорочно отдаю себя, только ему приспичит, а он ни с кем больше не имеет отношений. Выходит, Майкл не считается с теми правилами? Как долго все это будет продолжаться? Он грозился, что навсегда. Майклу надоест, лишь когда он полностью истребит во мне личность, а потом и выбросит, как мусор. Никому не нужную, использованную. На утилизацию, только так! Не оставив ни малейшего шанса на вторую жизнь, в которой его уже не будет. Если планирую существовать, у меня один выход – покориться. Надумает – пощадит. Нет – значит, не повезло. Одной телкой меньше… Сейчас я напоминаю сама себе жертву, которую удерживают в подвале, связанную, истерзанную, слабую, но пока что живую. Та жертва каждый день ждет скорой смерти, но жестокий мучитель, который и посадил жертву в подвал, намеревается продлевать ее страдания до бесконечности. Вожделенно раздумывает, каким инструментом пытать сегодня. Вот такая любовь Норвата! И исчезла бы я – да не идут ноги. Норват – гидравлический пресс: пока не задавит, не остановится. Вот почему он, несмотря на уйму недостатков, сводит с ума женщин. Майкл Норват – опора, несокрушимая стена. Накрывает целиком, и чувствуешь защиту. Не об этом ли мечтают девушки? Идеальный мужчина во всех смыслах, за которым, как за каменной стеной. Да, Майкл такой. Только вот плата за ту стену высока. Спасет от других, раздавив тебя.» Дилану снова посетила мысль о самоубийстве. И та в данный момент показалась ей наилучшим выходом из этой проблемы. Но перед тем, как навсегда уйти, она ворвется в тот чертов дом и застукает парочку!

 

Ди сидела и раздумывала о лучших вариантах начать «разбор полетов», как шум открывшейся двери заставил ее вернуться в реальность и спрятаться за неподалеку стоящим деревом.

Майкл Норват вышел из калитки и, помахав Анне на прощание, сел в джип. Анна проводила его взглядом и, подождав, пока автомобиль скроется за поворотом, зашла в дом.

Дилана тут же прошмыгнула во двор и заскочила на порог, решительно постучавшись в окно. Анна, не колеблясь, распахнула дверь в надежде, что Майкл вернулся. Но увидев перед собой снова ту ненормальную, опешила.

– Теперь тоже станете отрицать, что не знаете Майкла Норвата?! – злобно скалилась на нее Дилана, тяжело дыша.

Укоризненный тон девушки вывел Анну из привычного состояния равновесия. Набросившись на Ди, та ударила ее по лицу. Дилана, не растерявшись, вцепилась в частично поседевшие волосы и попыталась проникнуть в комнату. Анна, столкнув Ди с порога, тут же захлопнула дверь, обрушив на нее целый арсенал страшных проклятий.

Сидя на асфальте, Дилана долго наблюдала за тем, как постепенно в домах соседи Анны гасили свет. Куда идти? Зачем ей все это? И стоит ли вообще говорить Майклу, что Ди видела его с Анной?

О том, что Драгана имеет любовную связь с Майклом, Ди тоже предполагала. Но больше всего она боялась той правды, которая более очевидна, чем отношения Майкла и Драганы. Драгана – точная копия Норвата. «Неужели, у него есть еще одна дочь? Если так, Майкл давно живет двойной жизнью. Он всех обманывал. Не только меня.

***

Переночевав в ближайшем отеле, Дилана еле дождалась вечера и, подкараулив друга Норвата у ворот шахты, тут же подошла к нему.

– Ди??? – удивился Пит. Тот держал путь к своему автомобилю, но заметив девушку, тут же остановился. – Что тут делаешь, цветочек? Кто это тебя подрал? – он поднял прядь волос, которую Дилана тщательно укладывала на щеке, чтобы не было видно царапины и синяка. – Майк тебя ударил?!

Дилана покачала головой.

– Меня никто не бил. Тем более, он… – «Неубедительно врешь, Дилана! Пит и впрямь решит, что меня избил Майкл! Нужно скорее придумать, как перевести его внимание на другой разговор!»

– Не ври, цветочек! Мигом ему мозг вправлю, чтоб руки не распускал! Мы с тобой, считай, уже родственники!

– Пит, мне нужно серьезно поговорить с тобой! – с мольбой просила Дилана.

Она в отчаянии и не скрывала этого. Ее заплаканные глаза еще больше смутили «Тарзана» Пита. Он, замешкавшись, засунул руки в карманы джинсов, поглядывая на ворота.

– Майк скоро выйдет. Понимаю, ждать его не будешь. Боишься, да?

– Я хочу поговорить только с тобой! – поняв, что Пит не совсем настроен на тайный разговор и не станет тратить на это время, Дилана требовательно дернула «Тарзана» за рукав и отвела в сторону. – Я хочу знать, кто такая Анна и Драгана! Какое они имеют отношение к Майклу?

– Вот ты… – Пит оборвал себя на полуслове, окинув девушку неодобрительным прищуром. «Вот за что схлопотала от Норвата! Вынюхала его тайну!» – Впервые слышу о таких!

– Разве Мари тебя не спрашивала об этом вчера? – придирчиво поинтересовалась Дилана.

– У нас были дела поважнее, ну знаешь… – Пит кокетливо подмигнул Дилане, пытаясь увести от темы, на которую ему не дозволено распространяться. – Вообще-то, тебе повезло, что застала меня здесь. Обычно ухожу с работы пораньше… Иногда приходится задерживаться. Сегодня тоже так вышло!

– Много работы? – Ди еле сдерживалась. Она вот-вот разноется и прижмется к Питу, чтобы получить утешение. Пит показался ей добрым и отзывчивым. Не то, что ее злющий Норват!

– Ой, много! – Пит явно надеялся увести Ди от темы. – Ужас просто! А ты знаешь, какой этот труд каторжный…

– Пит. Помоги мне, прошу! Хочешь, я на колени перед тобой встану? – Дилана подняла голову и посмотрела на него по-щенячьи жалобно. – Мне не у кого просить помощи. Ты – вся моя надежда!

– Я же сказал, что не знаю Анну и Драгану. – продолжал он врать, упрятав глаза. – Тебе лучше подумать о другом. Майк сегодня какой-то взвинченный. Но не бойся! Мой долг – защитить тебя от его нападок!

– Неудивительно, я тоже не в лучшем расположении духа! – процедила она. – Пит! Я понимаю, что Майкл просил тебя, и вы друзья, и все такое… Но пойми, от этого зависит наша с ним жизнь. Я видела Анну, мы подрались с ней вчера, и тут отпираться бессмысленно. Я видела Майкла. Он выходил из ее дома поздно вечером. Майкл не бил меня, это сделала та Анна!

– Кто видел Питера? – бас Норвата, вышедшего из ворот шахты, заставил Дилану испуганно вжаться в стену.

– Он вроде туда пошел! – крикнул кто-то из работников. – Машина его здесь!

Пит повернул голову. Ошеломленный тем, что сказала ему Дилана, он приказал ей спрятаться за кустом у кирпичной стены и не дышать.

– Майк! – Питер окликнул Норвата и махнул рукой в знак того, чтобы он подошел сам. – Что за срочность? Только не говори, что придется остаться тут на ночь! Мой пончик тебе этого не простит!

– Слушай! – начал Майкл, остановившись неподалеку от куста, где пряталась Дилана. Ему вовсе не до шуток сейчас. Некогда! Весь в делах, как обычно! – Я должен остаться здесь еще на несколько дней…

Вечернее время суток положительно сказывалось на попытке Ди спрятаться, и широкий куст в сумерках был в этом лучшим помощником. Кроме того, куст спасал самого Майкла от пристального взгляда Диланы, которая готова была тут же выйти и устроить разборку! Но медлила… Не была уверена в том, что Норват не опозорит ее перед своим же другом и приятелем Мари по совместительству. Даже если Пит за нее заступится, Ди все равно придется не сладко потом.

– Зачем? – удивился Пит, надеясь, что Норват не ляпнет сокровенного именно в этот злополучный момент, когда его благоверная подслушивает за кустом.

– Я должен придумать, что сказать Дилане. Помоги мне. Она не отвечает на звонки весь день. Не знаю, что там случилось вообще! Как уезжаю, так обязательно что-то произойдет… – Норват повертелся по сторонам, опустив руки в карманы черных отглаженных брюк, и вздохнул.

– Ты звонил домой?

– Разумеется, я звонил! – Норват вспыльчиво дергал коленом. Всем своим видом показывал, что очень торопится. Некогда ему тут стоять и разглагольствовать! – По словам няни, Дилана уехала еще вчера и до сих по не вернулась. Мари случайно не знает, куда запропастилась ее сестрица?

– Не думаю, что пончик знает. Хотя, Ди вчера была у нас в гостях. Утром.

– Так! Это становится увлекательным… – Майкл погладил себя по волосам, уставившись в сторону куста. – Следует только догадываться, что опять пришло ей на ум!

– Не думаю, что Дилана решила исчезнуть, Майк! – произнес Пит, как бы намекая Дилане на плату за его правдивую историю в ближайшем будущем. – Она ведь не бросит тебя и всегда примет таким, какой ты есть! Дилана поймет, если скажешь, что вынужден пробыть здесь еще какое-то время.

– Я не в состоянии лгать ей. – Майкл качал головой, уговаривая Питера сделать так, как тому нужно. – Выручи, брат!

– Хочешь, чтобы я сделал это за тебя? – Пит вот-вот выдаст себя неловкостью. – Чтобы я солгал вместо тебя? Что ей сказать?

– Не знаю. Работы много или что-то еще… Ты ведь мастер красноречия! – Норват усердно шуршал мыслями. – Или нет, лучше ляпни Мари о какой-нибудь проблеме на предприятии, а та тут же растащит сестре!

– А сам не хочешь поговорить с Диланой и все объяснить? В чем проблема? – Пит подталкивал Майкла на прямой разговор. В первую очередь потому, чтобы не чувствовать виноватым себя. «Ди все равно взбунтуется. Тут и мне все ясно! Майк тоже странный, не понимаю я его интересов.»

– Я не могу. – Норват подошел к Питу ближе и заговорил вполголоса. – Появились срочные дела, о которых Дилане знать не нужно. Анна больна.

Сердце Диланы тут же сжалось в крохотный комок! Не хватало воздуха от нахлынувших слез, но она сдерживала те эмоции, как могла. «Анна больна. И потому Майкл должен остаться здесь, при этом солгав мне…» Однажды она уже чувствовала похожую боль. Когда увидела Норвата с блондинкой в клубе. Если б не Линда в тот день, Дилану давно бы доели моллюски на дне реки.

– Я должен побыть здесь еще какое-то время. – продолжал Майкл. – Дело серьезное.

– Помощь нужна?

– Нет. Думаю, справлюсь один. – Норват недовольно цокнул, понимая, что Питер не отстанет, пока тот все подробно не разжует. – Анну кто-то преследует. Вчера подловила ее в магазине, а потом стерегла под домом.

– Да ты что?! – «Теперь ясно, что на лице цветочка чужие отпечатки, а не Норватовские. Это успокаивает.» Пит покачал головой, незаметно для друга покосившись на куст, а затем издевательским тоном поинтересовался. – И кто была эта она?

– Если б я знал… – бурчал Норват себе под нос, рассуждал вслух. – Какая-то сумасшедшая, которая, по словам Анны, называет себя моей женой.

– Не может быть! – с наигранным волнением восклицал Пит. – И ты думаешь, что твоя новоиспеченная женушка снова заявится к Анне?

– Не знаю. Как бы она не наделала никаких глупостей. – серьезность в голосе Норвата не оставляла никаких сомнений. Дилана и забыла, когда видела его таким холодным и беспристрастным!

– Ты о Дилане?

– Нет, не о Дилане. Не знаю, что и думать, Питер! Анна жаловалась, что вчера ночью хулиганка проникла в дом и набросилась на нее с кулаками! Еле спаслась от той психопатки. А вся ответственность лежит на мне! Как мне одному разорваться на всех и сразу?

Пит покачал головой. Осознавал же, как тяжело девочке за его спиной проглатывать все это чистосердечное признание Норвата! Но поделать с этим ничего не мог. Только и остается, что слушать друга и молиться, чтобы Дилана выдержала и не разревелась, выдав тем и себя и его!

– Тебе следует определиться уже, Майк! Шашни с женщинами слишком далеко зашли. Не осуждаю, конечно, нисколько, потому что и сам не ангел, но…

– Понимаю, что ты хочешь сказать. – торопливо перебил его Майкл. – Но у тебя нет детей, а у меня есть! Не могу бросить одних ради других!

– А как Дилана отреагировала на то, что у тебя есть другая семья?

– Не сказал. – Норват нахмурился и вновь опустил голову. – Не могу сообразить, как даже начать говорить об этом, не то, что дальше двигаться! Я не знаю, как Ди перенесет ту новость. – он выдержал недолгую паузу. – Больше всего боюсь, что потеряю ее этим признанием, Питер.

– Если не хочешь потерять Дилану, тогда ты должен все объяснить, как есть! Иначе Ди все равно узнает об этом, но от кого-то другого. Если еще не узнала…

– Что ты имеешь в виду?! – Майкл в гневном недоумении выкатил глаза.

– Та твоя дочь… – начал Пит. – частенько посещает твой дом. Они с Ди могли уже поговорить…

– Драгана не станет распространяться об этом! И к тому же, я настоятельно просил ее молчать.

– Драгане не нравится Ди. И ты никогда не заставишь их ладить между собой.

– Я позвоню Дилане. Завтра. И, когда приеду, все выложу. Так, на тебя можно рассчитывать до того, пока не вернусь в город?

– Я что-нибудь придумаю… Уверен, Ди поймет все правильно… – певуче растянул Пит, повернув голову в сторону куста.

– Спасибо. Ты настоящий друг! За мной магарыч! – Майкл похлопал Пита по плечу и поспешил по своим делам.

Пит подошел к кусту и достал оттуда Ди.

– Будет тебе правда, цветочек. – растерянно произнес он, видя, что Дилана находится на грани истерики.

***

– Получается, что Анна и Драгана – его вторая семья? – Дилана сидела на переднем сидении автомобиля Пита и пыталась утешиться бутылкой пива.

– Майк никому не говорил, кроме меня. Лишь бы не пронюхал о том, что я проболтался об этом тебе… – Пит бросил на нее краткий взгляд. – Теперь еще и ты знаешь. Что будешь делать?

 

– Не могу сказать однозначно. – Ди посмотрела ему в глаза, но быстро отвернулась. – Думаю, мне стоит пропасть и никогда не возвращаться.

– Плохая мысль! – настаивал Пит. – Очень плохая! Майк расстроится.

– Будто я прыгаю от радости! – возмутилась Дилана, нечаянно пролив на одежду немного пенного напитка, а затем громко вздохнула.

– У него есть еще одна дочь, но это не значит, что Майк перестал считать тебя своей супругой. Одно ходит и хвастается всем, что женат на красивой молоденькой особе!

Пит почесал затылок, раздумывая, стоит ли открывать перед Диланой все карты. Посмотрел на отчаявшуюся девушку, утвердительно кивнул и решился поделиться с ней тайной о своем друге.

«Все равно они не чужие… – рассуждал Пит. – Цветочек имеет право знать немного больше о своем выборе на долгие годы. Норват точно молчит, как рыба! Никогда не скажет девушке о чувствах. Считает это низменным! Ведет себя, как черствый подонок! На самом деле Майк все тот же десятилетний мальчик, которому не хватало обыкновенных человеческих чувств. Все просто, казалось бы, а вот Майк теми чувствами обделен с детства. Потому и не знает, как следует выражать то, о чем кричит душа. А Ди и не догадывается, насколько сильно нужна ему. Уверен, Майк не отпустит ее, слишком уж помешался на любви к одной! Еще и отголоски его прошлого жить мешают… Мне даже немного жаль его. Мечется, мечется… Все ради других, о себе не думает вообще! Так бы и занялся Майк чем-то для себя, да другие его тянут каждый в свою сторону. Одно злят и без того крутой нрав Норвата! А цветочек… – он опустил взгляд. – Такая наивная и простая девчушка… Пришла к нему, все терпит те деспотичные заскоки. И пожалеть ее некому. Ведь именно поддержка нужна Ди сейчас. Кто, если не я обязан успокоить ее и настроить на примирение с Норватом?»

– Когда вы ругались и не виделись какое-то время, на Норвата было жалко смотреть. А сейчас я впервые наблюдаю его таким счастливым. Ты первая, кого он полюбил. Без тебя он пропадет, Ди! Клянусь тебе, так оно и есть, не приукрашиваю ни на йоту! Ты и подумать не можешь, насколько Норват изменился. Кем был раньше, тебе лучше вообще не знать. Уверен, ты перевоспитаешь его довольно быстро. Сдвиг уже пошел, и немалый. Все на шахте заметили, что босс стал другим.

Дилане было приятно слышать подобное от кого-то постороннего. Ведь их отношения с Норватом ни с кем, кроме Мари с ее собственным мнением, отличным от других, не обсуждались. Кроме того, именно Пит знал Норвата с детства. Мог многое о нем рассказать. То, о чем не знал никто. Ведь они очень близки. Братья, как зовут друг друга. И если друг Майкла рассуждает именно так, значит, ему есть, с чем сравнивать.

– Да, Майк в прошлом много чего натворил. Анна – всего лишь частица его бурной блудливой жизни. – продолжал Пит. – Они уже давно не поддерживают никакой связи, если ты понимаешь, к чему это все говорю.

– Я видела его тем вечером. Майкл выходил из ее дома. А днем Анна закупалась вином и креветками. Так что я должна думать??? – вспылила Ди, не скрывая слез. – Что Майкл и Анна в карты играли, что ли?

«Ну дружбан! Ушлый ты, оказывается!» Пит озадаченно почесал затылок, но продолжал выгораживать друга.

– Как долго Майк был внутри? Во сколько ты пришла туда?

– Не знаю. В девять или позже. Мне было не до того, чтобы на часы глядеть!

– А вышел он скоро?

– Минут десять, как я пришла…

– Тогда у них не могло состояться ужина. Мы закончили работать в восемь. Вряд ли они успели бы!

– За час? – Дилана жалобно посмотрела на Пита.

– Бери в расчет то, что Майк приводил себя в порядок. А это минут тридцать обычно, как минимум! И дорога. Выходит, что Анна только и успела, что рассказать ему о том, что ты приходила. – Пит ухмыльнулся и покачал головой. Хотя бы в том его друг не оплошал! – Ты, что, правда вломилась к ней в дом и избила?

– Я всего лишь вошла следом за Майклом, когда тот уехал. И это Анна на меня бросилась! Мне оставалось лишь обороняться.

– Наверное, ей пришлось куда хуже, чем тебе…

– Надеюсь! – Дилана утерла слезы и, опустошив банку пива, вновь посмотрела на Пита. – Почему Драгана так ведет себя? Почему устраивает скандалы на шахте и является к нам в дом без всяких на то причин?

– Ей хочется большего. Майк дал этой парочке все, что нужно, но здесь. Драгана мечтает жить в городе, а не в промышленном районе.

– Милана ей кто? Они дружат с Драганой.

– Не знаю. – Пит задумчиво посмотрел на Дилану, словно впервые слышал это имя. – Насколько я понял, Милана – ваша нянька? Майкл не болтал об этом. И ты сама сказала, что они подруги!

– Ты можешь спросить его?

– Нет, дорогуша! – отрезал Пит. – Я и так слишком много выдал! Майк оторвет мне голову, если узнает, кто раскрыл его главную тайну, и, тем более, тебе!

– Майкл не узнает. – Дилана удрученно уставилась на свои скрещенные пальцы. – Отвезешь меня к нему домой?

– Переночуешь у нас. Тебе будет спокойней. И мне. Вид у тебя какой-то дюже расстроенный!

– Да. Песни, увы, петь не хочется. – Ди уставилась в окно и больше не проронила ни слова.

***

Ночь напролет Дилана и Мари не спали, уединившись на чердаке, оборудованном под зимний сад. Прихватили с собой бутылку водки, чтоб не скучно было, и не впустили Пита в женскую компанию. Тот, конечно, требовал, чтобы сестры прекратили перетирать его дружка Норвата в «центрифуге» женских сплетен, но, так и не добившись своего ввиду мягкости характера, ушел спать один.

Дилана рассказала Мари все, о чем знала сама. О том, что поведал ей Пит по дороге сюда, также процитировала и слова Майкла. Окончив пересказ, Ди расстроено добавила, что Пит взял с нее слово «не сжигать мосты», связывающие ее с Норватом, а сделать вид, что она ни о чем не догадывается. Мари слушала сестру, истерически хлопая глазами и иногда открывая рот, чтобы поглотить очередную рюмку.

– Как поступишь? Слепо простишь Норвату это все?! – сразу завела Мари, когда Дилана окончила печальную историю. – Ты не должна спускать все на самотек! Проучи Норвата! Дай ему хорошеньких за вранье, но не даже вздумай теряться! Тем пигалицам того и надо, чтобы ты свалила и расчистила им дорожку!

– Но что я могу? Майкл там, с Анной, а мне даже не перезвонил!

– Позвони сама, напомни о себе!

– Что, сейчас? – Дилана достала свой телефон и с удивлением заметила с десяток пропущенных звонков от Майкла. «Он ведь говорил Питу сегодня, что не мог дозвониться до меня. А я забыла об этом. Лишь бы Майкл ни в чем меня не заподозрил. Будет только хуже…» Ди убрала телефон подальше, чтобы не соблазниться и не позвонить Норвату посреди ночи и не излить накопившиеся чувства.

– Завтра, конечно. Ты же не хочешь, чтобы он услышал твой пьяный голос? И поехать туда не сможешь, иначе Норват заметит столь ослепительный синяк, красующийся на твоей мордочке.

– Ты права. – Ди с огорчением вздохнула, потрогав опухшую щеку. – Не могу показаться Майклу в таком виде. Но как? Как?! – она обнадеживающе схватилась за голову.

– Завтра все станет яснее, вот увидишь. – Мари крепко обняла сестру. Знала ведь, Дилане та нежность сейчас нужнее всего.