Майкл Норват. Том 2

Tekst
4
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 2

– Киса! Открывай, а не то дверь снесу! – Норват исступленно тарабанил по дверям ванной комнаты.

– Я вас не слышу! Вода шумит!

«Все ты слышишь! Ну Дилана… Так и дергаешь меня за ниточки сегодня. Что бы сделать с тобой в отместку?» Норват, вскрыв межкомнатный замок, внаглую ввалился в ванную. Дилана стояла у зеркала и смотрелась в свое отражение. Заметив Майкла, она тут же повернулась к нему.

– Ну и? Почему до сих пор одета? – Норват с призывом потряс шампанским. – Уже теряю терпение!

– Что от меня требуется?

– Только открытый ротик и мотивация победить. – он мигом откупорил бутылку, и ее содержимое бархатистой пеной полилось на пол. – Подходи скорей, а то выдохнется! Чем меньше пузырьков останется, тем дольше тебе придется шлифовать, кисунь.

Дилана прищурилась и с полным недовольством опустилась на колени. Покорно распахнула рот. Норват дал той бутылку и приказал отпить, но не глотать. Дилана попробовала исполнил приказ, но тут же закашлялась. Пузырьки ударили в ноздри.

– Потренируйся малость!

Пока Майкл раздевался, Ди употребила большую половину вовнутрь, а остальное вылила в раковину. Разумеется, чтобы побыстрее соскочить с регулярного «минетного» наказания. Она уже начала злиться на Норвата за то, что тот никак не желал прощать ее!

Обнаженный Майкл подошел к Дилане и удивился.

– Что, уже все выпила? Думала, прокатит? Нет, кисунь. Все по привычной схеме. А потом провернем по-взрослому!

– Но у меня же… – Ди жалобно поглядела на Майкла, стесняясь произносить слово «менструация». «Он так груб со мной. Вот уже который день испытывает мою гордость. Только и делает, что унижает! Даже нянька и то видит, какой Майкл ненасытный в сексе! А он и не думает вести себя приличней…»

– Много говоришь, Дилана. Забыла о договоре с кровавой подписью? Сказал же – хочу разрядки, значит даешь в любое время и при любом раскладе. И без всяких отпираний!

Норват грубо просунул руку под платье Ди, быстро добрался до трусиков. Сдвинул их в сторону, проник пальцем вовнутрь и принялся неистово теребить мокрую дырочку. Дилана покраснела. Ей неловко! Он впервые делает это с ней в критические дни. Она опустила голову, прижавшись к Майклу, ухватилась за его плечи, чтобы не глядеть в глаза. Стыдливое желание разливалось по всему ее телу, подхватываемое его довольным урчанием. Майкл грубо стащил с Диланы одежду и потащил в ванну. Открыл воду на всю мощность. Поставил Ди на колени, сам сел на присядь. И снова Майкла забавляет раскрепощать Дилану. Будто и впрямь получает удовольствие от того, что издевается над ней, заставляя чувствовать себя распутной девицей без комплексов.

– Отвернитесь! – Дилана стыдливо прикрывала промежность. – Не смотрите туда!

Норват отбросил ее руку, затем взял лейку для душа и направил на тело Ди с расстояния. Тонкие, но колючие струйки мигом добрались куда нужно, охватывая нервные окончания на сосках. Дилана смущенно отвела взгляд, стыдясь собственных ощущений, рука ее продолжила омывать нижнюю часть тела.

Норват немного опустил лейку.

– Расставляй ноги шире и стой смирно. – раздраженно приказал он.

Дилана послушно сменила положение и тут же прерывисто задышала, чувствуя, как струйки воды хлещут по клитору. Такого умопомрачительного ощущения она еще никогда не испытывала! Ди крепко ухватилась за бортики ванны, нетерпеливое согласие вырвалось блаженным стоном из груди.

– Чувствуешь это, девочка? Давай же… не сдерживай себя… Покажи мне, насколько тебе приятно…

Не прекращая того занятия, Норват приблизился к Ди и принялся страстно целовать, старательно выписывая языком каждый изгиб ее губ. Потом опустился к соскам, то лаская их лижущими движениями, то втягивая ртом в себя.

– Моя сладенькая девочка… – томно шептал он, ненавязчиво касаясь губами ее кожи. – Нравится, когда называю тебя девочкой? Тебя это возбуждает, да? Моя девочка… только моя…

Дилана громко ахнула и сомкнула задрожавшие от возбуждения ноги. Промежность свело сладостной, но мучительной судорогой. Она дико завелась от столь обычного, и, казалось бы, совершенно не совместимого с сексом предмета и слов Майкла.

Норват, получив желаемое, отбросил лейку и взял Дилану за волосы.

– Ты готова, я нет. Приступай, моя девочка… – шепнул он, сжимая в руке член.

Дилана опустилась в коленно-локтевую позицию, послушно заглотнула предложенное и принялась двигаться в ускоренном темпе. Она снова проиграла в издевательской «лингвальной игре», касаясь губами головки члена, но сейчас то было абсолютно не важным. Дилана так хочет Майкла, что готова на все, лишь бы тот поскорее взял ее! Пальцы ее нетерпеливо ласкали клитор. Ди не может терпеть больше. Попробовала войти в себя, но ощущения не те. У Майкла совсем другие пальцы. Они дарят незабываемое волшебство. Ради них Дилана на все пойдет. Чтобы приблизить момент, она все резвее насаживалась ртом на его член, выпрашивая снисхождения.

Норват наклонился и, пробежав по спине Ди щекотливой ладонью, принялся стимулировать межъягодичную область. Запустил средний палец наполовину в анальную дырочку, орудуя там быстрым кружением.

– Не входите туда! – Дилана отстранилась от члена и завиляла бедрами. – Вообще никогда больше!

Норват издевательски хмыкнул и молча вставил член в ее горло. Глубже, чем могла сама Дилана. «Еще будет указывать, куда входить, куда не входить. Тушка моя? Моя! Что хочу, то и вытворяю!» К чему Норвату прислушиваться к капризам Диланы? Он хочет ее попку прямо сейчас. Хочет и возьмет в эту самую секунду. И ничего того Норвата не остановит.

– Расслабься и соси, кисунь. Во второй раз жечь не будет.

Майкл прогнул Дилану в спине. Ухватил за ягодицы теперь уже двумя руками, раздвинул их, продолжая усердным поглаживанием разминать анальную дырочку, старательно прокатывая складочки. Снова покачал внутри пальцем. Потом взял что-то неподалеку от себя и смазал вход в попку.

Дилана в растерянности заерзала по сторонам. Что ей оставалось? Придется терпеть! Только и чувствует сейчас, как Норват растягивает ее, а гель обеспечивает тому превосходное скольжение. Усердно так, с нажимом движется к намеченной мишени.

Майкл на некоторое время остановил пальцы и натянул на член резинку.

– Придумал тебе наказание, кисунь. Взбирайся на меня!

Дилана в страхе поднялась на ноги, расставила их в стороны по бокам от Майкла, ухватилась за его плечи, чтобы не упасть, и медленно опускала таз на член. Тот уже наготове, стоит и ждет свою киску.

– Либо свалимся оба, либо тебе право сегодня рулить. – Норват с нетерпением насадил ее на всю длину.

«Если Майкл не стесняется входить в меня в такие дни, и мне нужно принять это, как нечто обыденное. Хотя, если подумать, чего вообще стесняется Майкл? Вряд ли это что-то существует. Сколько его знаю, Майкл готов на любые, даже самые шокирующие эксперименты. Страшно даже представить, что он творил с другими женщинами!»

Дилана, крепко ухватившись за шею Майкла, принялась сползать и подниматься, терлась сосками о его волосатую грудь. Движения у Ди ненарочно выходили корявыми и с полным отсутствием ритма; она то плавно покачивала бедрами, то не до конца слегка приседала. Надолго ее в таком положении не хватило. Ди куда менее выносливей Норвата. Тот, если б захотел, и на одной ноге мог бы трахать, не переставая, как минимум, час! А она, после нескольких минут напряжения бедренных мышц, выдохлась и остановилась.

– И это все?! – Норват явно недоволен скорым окончанием любовного акта. – Да ты у меня хилая, как оказалось.

Он, нахмурившись, приказал Дилане привстать, сдвинулся вместе с ней к краю ванны, скинул резинку и решительно перескочил членом в другую дырочку. Ди тут же дернулась и попыталась выпрямиться, но Норват не дал ей того права.

– Прости, кисунь, но будет так, как хочу я. Прими это и кайфуй. – Майкл медленно вошел в Дилану сзади. Его руки крепко удерживали Ди за талию и опускали ее тело, нанизывая на себя до предела

Дилана сгорбилась и заскулила. Напряженное состояние вынужденного подчинения в симбиозе со стыдливым толкающим ощущением не давало ей мыслить здраво. Норват, желая развеять ту скованность, припал к губам Ди и принялся с жадностью кружить по ним языком. Дилана решительно настроилась на поцелуй в надежде, что тот сможет отвлечь ее от осмысливания грязного и постыдного соития. Захватила его язык в плен рта и принялась по недавно приобретенной привычке посасывать. Укусила, показывая свое превосходство хотя бы в этом. Это придало ей смелости. Отбросив усталость, Дилана принялась с новой силой подпрыгивать на Майкле. Тот освободил руку, просунул ее между телами и вошел в Ди спереди двумя пальцами. Почувствовав заветное проникновение, Дилана с громкими вздохами и неистовой охотой поскакала верхом на «жеребце» Норвате, позабыв о былой застенчивости. Норват контролировал ее безумное рвение пальцами, активно стимулируя самую чувствительную точку лона. Только замечал, как Дилана замедляется, тут же подстрекал ее на ускорение, все усердней и резвей вбиваясь в горящую от возбуждения киску.

После «совместного заплыва» в ванной комнате Норват перенес Дилану в спальню, не прекращая полового акта. Так и подбрасывал девушку за бедра, на ходу насаживая на себя. Прикрылись оба халатами, чтобы их, если и заметят, так ничего плохого не подумают. Просто идут в спальню…

***

Утром Дилана набрала номер Мари, но та проигнорировала звонок. Почуяв неладное, Ди направилась к сестре домой, не став будить Майкла, сладко спавшего рядом. Он изрядно устал после суматошного дня вчера и бурной страстной ночи.

Добравшись до квартиры Мари, Дилана постучала в новую крепкую дверь, которую поставил Норват взамен сломанной, исцарапанной угрозами, автором которых был Алекс, теперь покойный и неопасный. Дилане было тяжело принимать тот факт, что он мертв, несмотря на то, что парень творил с ней. Ди понимала, что только она, никто другой: не Алекс, и даже не Мари, которая нанесла врагу последний смертельный удар, не виновны в трагедии. Только Дилана была виновницей того, что случилось. Если бы не она со своим упорством, никто бы не узнал, в том числе и она сама, что Елена – их с Мари мать, а Алекс – брат. Мари не пыталась бы убить себя, потому что имела неосторожность переспать с братом и забеременеть от него же. Дилане было очень неприятно осознавать все это, но она понимала, что Мари пришлось куда тяжелее, с одной стороны, и легче, с другой.

 

Мари не волновала история о ее биологических родственниках. Ее вообще не интересовала Елена! Никогда не пыталась найти с ней контакт или хотя бы завести разговор, что очень удивляло Дилану. Если бы не один мужчина, ради которого Ди и Елена готовы были пойти на все, разодрав друг дружку зубами, она бы попыталась наладить общение с мамой. Но Дилана отчетливо понимала, что Елена не пошла бы на такое даже при том условии, если бы ее сын остался жив. Та четко поставила перед собой цель добиться своего, и устранить Дилану для достижения главной цели ничего не стоило. Это было горестно осознавать. Но, бросив дочерей однажды, мать могла пойти на подлость вновь, что и сделала.

В квартире раздавалось шуршание и тихие разговоры. Дилана прислушалась и поняла, что Мари дома не одна.

– Мари, открой! – крикнула она, снова постучав в дверь. – Это я!

Спустя минуту показалась Мари в бирюзовом коротком халатике, наспех наброшенном на плечи.

– Так рано? Норват спать не дает, что ли? – она, сладко потянувшись, завязала пояс халата потуже.

– Не дает. – Дилана вошла в квартиру, сразу заметив мужские брюки розового цвета, валяющиеся в коридоре.

Подняв их и вспомнив, кому те принадлежат, она вытаращила глаза и с недоумением посмотрела на сестру. Мари, ни грамма не смутившись, взяла брюки и отнесла их в спальню.

– Ты пока располагайся на кухне, я сейчас! – крикнула она и скрылась за дверью.

Дилана присела за стол и осмотрелась вокруг. В коридоре место, где когда-то стоял шкаф, теперь пустовало. После того ужасного происшествия от него остались одни обломки. Все в квартире кричало только лишь о том страшном дне, когда Ди, попрощавшись с жизнью, лежала в коридоре и умоляла Алекса остановиться, видя, как он заносит над ней топор с радостью и полным безумием на лице.

Дилана отвернулась от коридора, отгоняя от себя пагубные мысли. Поставив чайник, она заглянула в холодильник и, не найдя там ничего, кроме недопитой бутылки вина и крохотного кусочка заплесневелого сыра, принялась рыскать по другим полкам в поисках хоть какой-то еды.

«Кто-то пришел?» – Дилана в испуге замерла. Стук в дверь снова напомнил о тех моментах, что пришлось переживать, прячась в стенах квартиры и каждый день думая, что конец жизни настанет сегодня. Беспомощная, запуганная до смерти, она мечтала рассказать Майклу о проделках его сына, слетевшего с катушек, но боялась, что не успеет, и Алекс доберется до нее или Мари раньше, чем его отец успеет что-то предпринять.

– Я открою! Это пицца! – Мари проскользнула по коридору. – Вот! – она гордо вошла на кухню, держа перед собой огромную коробку, издающую приятный, ни с чем не сравнимый и пробуждающий аппетит аромат. – Поставь чайник!

– Он уже вскипел! – сказала Дилана, отворачиваясь к окну. – Так торопилась, думала, с тобой опять что-то приключилось…

– Ну, вообще-то, приключилось! – кокетливо заметила она.

Сзади к Мари подкрался Пит и страстно ее обнял, молча кивнув Дилане в знак приветствия. Ди возмущенно открыла рот, с удивлением посмотрев на него, стоявшего в одних лишь розовых брюках. Отведя стыдливый взгляд от перекачанного тела «Тарзана», она принялась освобождать пиццу от коробки, трясущимися пальцами разрывая картон.

– Была уверена, что ты попрощаешься со мной вчера… – продолжала Дилана, не решаясь поднять глаз, чтобы снова не увидеть рядом с сестрой Пита в таком виде, похожего на стриптизера в брюках цвета мебельного интерьера куклы Барби

– Но что-то пошло не так! – отозвался Пит, жадно целуя губы Мари.

– Гм, я не вовремя.... – Дилана встала, чтобы уйти.

Мари помахала ей свободной рукой в знак, чтобы та осталась. Она не могла ничего сказать, поскольку Пит крепко удерживал ее своим поцелуем.

– Ладно. Тогда, кому сколько сахара? – Дилана, поднеся сахарницу в себе и, зачерпнув полную ложку, так и не дождалась ответа от влюбленной парочки.

Глава 3

Дилана вернулась в особняк Норвата ближе к обеду. Отомкнув парадную дверь, та увидела Милли, играющую на полу в холле. Няньки рядом не было.

– Ты что тут одна? – Дилана с вытянутым от удивления лицом подошла к девочке. «Вот и первая оплошность няньки! Продолжай в том же духе, Милана, и тебя очень скоро здесь не будет!» – А где няня?

– Мила пошла к папе Мишке! – ответила Милли, вертя в руках куклу.

«Папа Мишка» – именно так окрестила Норвата его младшая дочь. А тому ничего более не оставалось, как покорно это принять. Разумеется, Майкл не терпел, когда его называли иначе записанного в паспорте имени. Максимум, на что был согласен, и то не всегда – если в полном имени убирали последнюю букву. Но чего только не стерпишь ради любимой дочери!

– Это Мила! – Милли вытянула ручку и похвасталась перед Диланой новой куклой.

– Очень приятно, я Ди! – улыбнулась Дилана, подыгрывая девочке и знакомясь с куклой. – Милли, у тебя новая подружка? – она прежде не видела этой куклы. Ди казалось, она, как главная кукла, перезнакомилась со всеми «Барби», так или иначе связанными с Норватом, потому и удивилась.

– Это тетя Анна мне подарила! – Милли поглаживала куклу по длинным серебристым волосам.

– Какая тетя Анна? – Дилана нахмурила брови. «Прежде я не слышала этого имени. Что еще за тетя Анна?!»

– Мама подруги Милы. – Милли взяла куклу и побежала к лестнице, оставив Дилану наедине со своими мыслями.

Не понимая, что за странности происходят, и кто такая Анна, Ди решительно поднялась на второй этаж и постучала в кабинет Майкла. Открыв дверь, она окинула взглядом пустую комнату, затем прошлась по коридору. Норвата нигде не было.

– Милли, а где папа? – Дилана заглянула в ее спальню.

– Он был здесь. – ответила девочка, не отвлекаясь от игры. – Это папа Мишка! – она повертела перед Ди куклой мужского пола. – А это Мила! Мила любит папу Мишку! – сказала Милли и поднесла кукол друг к другу.

Глаза Ди почти вылезли из орбит. «Новость – будто чан ледяной воды сверху! Папа Мишка целуется с нянькой, которая его любит???» Дилану охватила паника. «Откуда ребенок мог придумать такое?! Кто такая эта Мила и почему здесь околачивается? Майкл так быстро нашел ее в качестве няни, уж не просто так это! Папа Мишка… Где тебя носит, чертов ты Гризли?!»

Разъяренная Дилана достала телефон из сумки и быстро набрала номер Майкла. Она до сих пор таила на него обиду за то, что Норват сделал вчера. Хоть Ди и получила удовольствие, все же не могла позволить себе признать это, как данность. Приятно, но слишком постыдно для уважающей себя девушки! А тот факт, что Норват снова не посчитался с ее мнением, насильно принудив к извращенному сексу, не покидал головы ни на секунду. Слепое послушание Диланы не давало ничего путного для укрепления их отношений, только развязало Норвату руки и распустило без того грубый язык.

Норват ответил на звонок почти сразу, сдавливая смех.

– Вы где?! – грозно спросила Дилана, отчетливо слыша женский голос на заднем плане.

– Дома! – ответил Майкл. – А ты где, кисунь?

– Тоже дома! – ворчала она, подняв голос. – Вас тут нет!

– Минуту… Слышу тебя! – Майкл бросил трубку.

Дилана не верила своим ушам! Майкл только что смеялся с какой-то девушкой! «Он ведь говорил, что любит меня, а сегодня уже с другой! – перемалывала она, спускаясь по лестнице и торопясь к парадному входу.

Мысли Диланы прервал Майкл, который вышел из кухни.

– Вот и я! – Норват подошел к Дилане, поцеловал в висок, а затем ласково спросил. – А где пропадала моя девочка?

– К Мари ходила… – Дилана облегченно вздохнула, крепко заключив Майкла в объятия и закрыв глаза. Рассмеялась в душе над своим ревнивым нравом.

Позади раздался стук маленьких каблучков. Открыв глаза, Дилана заметила Милану. Нянька вышла из кухни, на ходу поправляя халат прислуги, который носила по наставлению Майкла! Дилана сверкнула взглядом и, громко выдохнув сквозь стиснутые зубы, резко отпрянула от Норвата.

–Что опять, кисунь?

«Тон Норвата как ни в чем ни бывало. Как и его непринужденный вид. Ну точно же, было у них!» Ничего не ответив, Дилана быстрым шагом направилась в спальню. Заперлась там, оставив ключ в замке. Весь день просидев в раздумьях, она решилась отпереться только вечером, чтобы выяснить, что на самом деле случилось между Майклом и нянькой. «Возможно, я все не так поняла. – успокаивала Дилана себя. – И Майкл ни в чем не виноват передо мной. Да и Милли что-то напутала…» – мозговала она, спускаясь по лестнице.

Подойдя к кухне, Ди услышала разговор между няней и Майклом.

– Она все поймет, не волнуйся. – нежно говорила ему Милана.

– Да. Надеюсь только на то. – отвечал Майкл.

– Что тебя гнетет? Скажи, может, я смогу чем-то помочь? Что-то сделать для тебя?

Дилана прислонилась к двери, чтобы расслышать ответ Майкла. Он предательски молчал. «Что они там делают?! – нетерпение Ди нарастало с каждой секундой, – Если они молчат, то это может значить лишь…» – она резко распахнула дверь, подозревая самое худшее.

Майкл сидел за столом и что-то просматривал. Милана стояла рядом.

Увидев Дилану, Норват быстро развернул фотографии лицом к столу и окинул ее скучающим взглядом.

– Сделать тебе кофе, соня?

– Нет. – Дилана нервничала, переводя недоверчивый взгляд то на него, то на Милану.

– Я сварю, не беспокойся! – произнесла нянька, подойдя к столешнице.

– Что это все значит?! – Дилана подошла к Майклу, но не решалась присесть рядом и завести разговор о его теплом общении на «ты» с Миланой, свидетельницей которого она стала заочно.

– О чем ты, кисунь? – Майкл выглядел так, будто не понимал, на что Ди намекает. Не дождавшись ответа, он взял фотографии и подал Дилане. – Прислала Линда на мой электронный ящик. Хвастается, что долетела без происшествий. Медовый месяц в Марокко идет как нельзя лучше! Похоже, смена места пошла им обоим на пользу! Чего нам с тобой тоже не мешало бы…

Дилана, просмотрев фотографии, сделала глубокий выдох. И снова зря только сомневалась в Майкле и его верности. «Похоже, я только и делаю, что придумываю ссору на пустом месте!»

– Что-то случилось? – Майкл внимательным прищуром наблюдал за Ди. – Странно ведешь себя сегодня. Ничего не говоришь, сторонишься меня… Что-то с Мари?

– Нет. С ней все в порядке. Даже лучше, – съязвила Дилана, отложив фотографии. – с ней Пит!

Майкл улыбнулся.

– Я знал, что это не просто одноразовое увлечение, хоть, на первый взгляд, можно было подумать именно так. – он встал и подошел к Дилане вплотную. Уткнулся носом в ее висок, трепетно коснулся губами щеки и на выдохе прошептал. – Прямо, как мы с тобой…

Неожиданный грохот заставил Дилану подпрыгнуть и обернуться назад. Милана, сверкая глазами, в гневной растерянности стояла над разбитым кофейным чайником.

– Простите, я такая неловкая! – высказала она, с укором покосившись на Дилану. – Я все возмещу!

– Не переживай, Мила. Это все чепуха! – ободрил няньку Майкл и нежным прикосновением ладони к спине вывел Дилану из кухни. – Дуешься на меня за вчера? Я ж вижу, не отрицай! Могу сообщить только одно – привыкай, кисунь! Я такой есть. И не изменюсь. Пошли наверх! Хочу видеть твою победу в игре сегодня же. Иначе придумаю куда более изощренное наказание.

***

Через несколько дней Майкл Норват снова уехал на шахту. Однако, в этот раз не предложил Дилане составить ему компанию. А если бы и предложил, та бы все равно наотрез отказалась, лживо сославшись на внезапное «ухудшение самочувствия».

Только Норват уехал, Дилана отвела Милли в детский сад на пробный день, на котором настаивала, и вернулась домой. Подойдя к кухне, она услышала женские голоса. Заглянув туда, увидела Милану и какую-то девушку, сидящую к ней спиной.

Нянька, только заметив ненавистное лицо Диланы в дверях, тут же встала с места. Незнакомая девушка развернулась и тоже посмотрела на непрошенную гостью. Эту девушку Дилана определенно видела раньше!

– Это Драгана, моя подруга. – Милана виновато прятала глаза. Она не знала, сколько успела услышать Ди, пока две подружки умело перемывали ей кости. – А это Дилана…

– Знаю-знаю эту крошку! – девушка поглядела на Ди упрямым синим взглядом. – Ты ведь подружка Майкла!

– Вообще-то, я его жена! – возмутилась Дилана, всматриваясь в черты лица Драганы, которые теперь освободились от черно-белого раскраса и стали легко различимы.

 

– Он не говорил, что вы женаты. – язвительно заметила Драгана, с презрением сканируя вражину в лице «жены» Норвата с ног до головы.

Дилана плотно сжала губы, не зная, что следует ответить на столь дерзкое замечание. Она бы сцепилась с Драганой в словесной перепалке, если б Милана вовремя не увела подругу из кухни и попросила покинуть дом.

Виновато улыбнувшись, Милана ушла к Милли, оставив Дилану наедине со своими мыслями. А Ди все злилась, желая немедленно получить ответы, что делает эта девушка в их доме. Две этих девушки! А еще оставалась Анна. Тайная фигура, о которой никто никогда не упоминал.

В этот же день Дилана позвонила сестре и попросила приехать. Мари заявилась, как только смогла, поскольку была очень занята сбором вещей, необходимых для переезда. Они вместе присели на диван, любимый всеми и давно ставший легендой этого дома, и стали обсуждать горячие вопросы на повестке дня.

– Не ставила на то, что у вас с Питом все сложится так скоро! – Дилану здорово ошарашила новость о переезде Мари.

– Я и сама подумать не могла! – восклицала ее счастливая сестрица. – Была уверена, что останусь холостячкой, но Питер покорил меня сразу! Не знаю, как и что, но точно уверена, это надолго! Поначалу боялась, что Пит так настойчив ко мне, а потом, – Мари виновато посмотрела на сестру. – да что тут такого? Мы любим друг друга! С первого взгляда такое тоже бывает! С тобой разве все было не так?

– Не совсем. – Дилана опустила глаза. – Я долго присматривалась и пыталась найти в Майкле недостатки.

– Признай, ты втюрилась в него сразу, как только увидела!

– Признаю. От тебя ничего не скроишь! – Дилана скромно улыбнулась, не поднимая глаз.

– А как у тебя на личном? Майк все телится? Вы уже назначили дату свадьбы? Ты ведь носила кольцо. Где оно, кстати? – Мари непонимающе скосила брови. – Или я что-то пропустила?

– То кольцо я сама надела, не дождавшись, когда Норват спросит меня. Отдала ему назад. Майкл до сих пор молчит. Шутливо упомянул разок и все…

– Ничего! – успокаивала Мари. – Ты поставила его в невыгодное положение. Мужчины этого не любят. Норват выкрутится как-нибудь! Не волнуйся, потерпи пару дней, и будет тебе предложение!

Услышав топот наверху и детский смех, Мари подняла голову и посмотрела на лестницу. Милана бегала по второму этажу, догоняя убегающую от нее шкоду Милли.

– Это еще что за фифа? – спросила Мари, развернувшись к сестре.

– Няня Милана. – с грустью ответила ей Дилана.

Милана укоризненно взглянула на Мари, а потом направилась в кухню. Убедившись, что Милли бросилась к Дилане на руки, она закрыла за собой двери.

– Няня?! – удивилась Мари. – Чья? Норвата или Милли? Судя по тому, как она тебя пилит глазенками, точно Норвата!

– Майкл посчитал, что мне в тягость следить за Милли. – Дилана потрепала дочь Норвата по белокурым волосам, оставив реплику Мари без внимания. – Я не хотела, но он настоял. Милана так плотоядно смотрит на Майкла, что я теряюсь в догадках. А ее подруга та еще… – она придвинулась к сестре и продолжила шепотом. – Та еще стерва! Ты должна ее помнить, она была на свадьбе Линды.

– О, да! Среди сотен гостей я, определенно, обращала внимание только на девушек! – язвительно крякнула Мари.

– Она отличалась. Была вся в черном, и эти цепи кругом… Вроде той Снежаны, помнишь? В детском доме.

– Ты про металлистку, с которой одно время дружила? Снежану помню. Ты чуть было не ударилась в черно-белую гамму тогда. Хорошо, что ее перевели в интернат! Иначе Норвата хватил бы удар, приди ты в его дом вся в пирсинге и дырявых колготках в сетку!

– Ну да. – Ди досадно ухмыльнулась. – Так ты поняла, о ком я говорю? Та девушка, Драганой ее звать. Майкл с ней был особенно приветлив. Мы даже немного повздорили из-за этого....

– Что та Драгана сделала? Вешалась на него?

– Ничего такого я не заметила, но… – Дилана внимательно посмотрела на свои руки. – Все это странно, понимаешь? Эти две девушки, они появились вдруг, внезапно. Чувствую, что добром все это не кончится!

– Ладно, Ди! – Мари встала с дивана, в сотый раз поглядев на часы. – Пойду. Скоро вернется с работы Пит и не застанет меня дома.

– Пит всегда возвращается домой? – Дилана замыслила неладное. «Вот она! Та самая зацепка! Я вас всех подозреваю теперь!»

– Конечно! – непонимающе продолжала Мари. – Дилана, не придумывай проблем там, где их нет. Хорошо? Кивай, и я пошла! Не скучай тут! – поцеловав сестру в лоб, та быстро удалилась.

Дилана осталась сидеть на диване вместе с Милли, которая дергала ее за длинные светло-золотистые волосы, немного завитые на концах. Ди размышляла о том, почему Майкл проводит три дня за городом, в отличие от его коллеги Пита. Тот возвращается домой каждый вечер. Раньше Дилана могла найти тому объяснение, полагая, что Норват хочет отдохнуть от семейных драм и побыть какое-то время наедине с собой, но теперь…

Ей ничего не оставалось делать, кроме как пустить в мысли те противоречивые сомнения – Майкл что-то мог скрывать, причем не только от нее, но и от всей своей семьи. «О чем Майкл говорил с Миланой? – крутилось в ее голове, – Он хотел, чтобы я знала о чем-то, но не понимает, как сказать об этом. Что он мог скрывать? Да все, что угодно! – заключила Дилана. – Но, почему Милана в курсе этого, а я нет? Почему она здесь? И эта Драгана, ее подруга. Почему она присутствовала на свадьбе Линды, если они не знакомы, что вероятнее всего. Неужели, тут дело куда более темное, чем кажется? Связано ли все это с провождением Норвата половины рабочей недели за городом и с тем, что он тянет с предложением о женитьбе? И если Драгана не имеет ничего общего с Майклом, то Милана пытается увести его у меня? Или он уже давно сам ушел, а мне не знает, как сказать об этом? Я должна все выяснить. От этого зависит мое счастье.»

На следующий день Мари позвала Дилану в гости прямо с самого утра, чтобы та оценила ее новое место обитания. Дилана, недолго думая, быстро надела свой любимый наряд, состоящий из старых джинсов и потрепанного серого свитера, в котором и пришла в дом Норватов, и, не позавтракав, вышла из дома. Подъехав по адресу, указанному сестрой в сообщении, Дилана восторженно уставилась на особняк, простирающийся в высоту на несколько метров.

«Этажей пять, не меньше!» – подумала она и распахнула решетчатую калитку, отделяющую ее от реального мира и серости улиц на окраине города до сказки.

Мари ждала Дилану, восседая на роскошном стуле в не менее роскошной и вычурной кухне, и наблюдала за тем, как искусный повар, которого нанял Пит, готовит несколько блюд одновременно с профессиональной ловкостью.

– Ничего себе скромный уголок! – сказала Дилана, не сразу отыскав Мари в доме.

– Да. Этого не отнять! – Мари встала и повела Дилану на второй этаж. – Смотри, тут три спальни! И одна еще выше, на третьем этаже.

– Прекрасно! – улыбнулась Дилана. – Пит знает, для создания семьи маленький дом совсем не помощник. Каждому нужен свой уголок, где можно уединиться…

– И еще, вчера вечером привезли джакузи… – Мари перешла на шепот. – Никогда не думала, что в джакузи…

– Не продолжай! – Дилана оборвала сестру, заведомо зная, что сейчас Мари заведет разговор о сексе. – Как тебе дом? Тут даже слуги есть? Они живут с вами? Наша прислуга приходит и уходит.

– Есть. Но они какие-то странные… Не знаю, пока, Ди, не знаю! – Мари покачала головой. – Домишко большой. Слишком большой!

– Тебе не угодишь, Мари! Конечно, после маленькой клетки трудно представить жизнь в огромном помещении с десятками комнат…

– Я никогда такого не видела. Вообще никогда! – восклицала Мари, вернувшись на кухню. – Ты видела всю эту мебель? Это же такая роскошь!

– Пит, по-видимому, любит нечто особенное… – Дилана с упоением разглядывала картины известных мастеров, висящих на стенах.

– Ну не знаю. Как-то тут мрачновато…

– А ты возьми и разбавь это место яркими красками! Имею в виду, придумай что-нибудь. Может, веселую шторку или постельное белье…

– Ты права. Нужно что-нибудь присмотреть, пока я сама не превратилась в Дракулу!