3 książki za 35 oszczędź od 50%

Чудовище для Беллы

Tekst
7
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Чудовище для Беллы
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

ГЛАВА 1. Белла

Изабелла тяжко вздохнула, но последовала за сестрой. Марина умела уговаривать. Нет, она даже мертвого уболтает, если ей это выгодно. А с Беллой и вовсе все было просто. Завалиться к ней домой, поднять всех на уши и уволочь не сопротивляющуюся девушку за собой. На поиски приключений. Обычно это назвалось так.

Вот и сейчас, когда Белла заводила мотор своей пусть и поддержанной Тойоты, но обласканной вниманием и заботой, они намеревались съездить в автомастерскую.

– Так что это за место? – поинтересовалась Белла, как только машина неспешно тронулась с парковки перед родительским домом.

– Блин, Бельчонок, я уже сто раз повторила. Ты сегодня какая-то рассеянная, – проворчала Марина в ответ, искоса поглядывая на сестру.

– Со мной все в порядке. И не называй бельчонком. Мне не нравится.

– Вредная ты стала. ПМС что ль? – протянула девушка, отворачиваясь к окну.

– У меня концерт через неделю, а ты мешаешь готовиться.

Марина рассмеялась. Сколько раз она слышала подобные ответы от Беллы? Наверное, раз сто, не меньше. Девушка была помешана на музыке, и ничем кроме постоянного самосовершенствования не занималась. Так думала Марина и клятвенно обещала сама себе, что вытащит Беллу из унылой однообразной жизни, и покажется ей настоящие прелести развлечений.

– Концерт? Ну, ты прям удивила. У тебя эти концерты все время. Ты с закрытыми глазами все отыграешь. На фиг готовишься каждый раз?

– Марин, тебе не понять.

– Ну да! – возмутилась она. – Мне же медведь на ухо наступил. Хотя хорошо, что только на ухо. Хоть мордаха у меня симпатичная.

Девушка вздохнула.

– А ты у нас не только талантище, но и пример для подражания. Еще и красотка. Ох, Белочка, я тебе завидую. Мне бы такую красоту, я бы подиум захватывала в Европе, а не тут сидела, – горько усмехнулась Марина.

– Так что тебя останавливает. Ты же очень красивая. А еще язык подвешен. Все получится, если постараться.

Белле казалось, что сестра часто переоценивала ее таланты. Играла она не плохо, но были и те, кто обладал настоящими природными данными, а не выработанным годами опытом. А еще внешность. Больная Тёма для Марины. Она всегда завидовала тому, что у Беллы волосы были светлыми, золотистыми. И глаза. Белле они не нравились. Слишком яркие, привлекали лишнее внимание.

– Так меня мой папка-депутат куда-нибудь да и отпустил. Он же надо мной как коршун вьется. Не доверяет.

– Тогда ты сама набедокурила. Вот и получай гиперопеку.

– Кто бы говорил. Ты и без гипер той самой опеки под колпаком у родичей. Они тебя как фарфоровую статуэтку берегут. Дунуть боятся, вдруг простынешь и помрешь от пневмонии.

Белла вновь тяжело вздохнула. Тут Марина была права. Ее и вправду излишне оберегали, а ей уже было двадцать пять. Пора бы становиться взрослой и самостоятельной, а не жить с родителями в одном доме. Но Тойота забрала у девушки последние накопления, так что на самостоятельную жизнь пока не хватало.

– Марин, хватит болтать. Лучше скажи, мы правильно едем? Я в этих краях не бывала.

– Ну конечно, не бывала. Дом, работа и концертный зал. Вот весь маршрут перемещения. Тебя так легко выловить по пути, красотка.

– То есть я предсказуема?

– До скрежета зубов. Хочешь, я озвучу твое ежедневное расписание?

– Нет, не нужно. Верю на слово. Так правильно едем?

Белла всматривалась в дорогу. По сторонам лесной массив, ни души. Только изредка проезжающие мимо машины. Кажется, дорога не пользовалась особым спросом.

– Конечно, правильно. Если бы нет, ты бы уже знала это по моим воплям.

Белла улыбнулась. Кричала Марина так громко, что оглохнуть можно было.

– А зачем мы туда едем?

– Бельчонок, ты меня пугаешь! Я же говорила, что оставила свою тачку там на ремонт. Ты же знаешь, мой раритетный автомобиль больше нигде не берутся ремонтировать.

Белла усмехнулась.

– А я говорила, если есть возможность, покупай новую машину.

– Тогда почему сама купила эту рухлядь?

– Машинка ездит. И по карману была. Ты же знаешь, родители были против того, чтобы я получала права и купила машину.

– Про это и говорила. Гиперопека налицо, – пробормотала Марина. – Мне позвонили и сказали, что моя малышка отремонтирована. Сейчас приедем, проверим и заберем ее.

Белла заметила, как лицо сестры засияло от счастья. Она жить не могла без колес, а идти к отцу на поклон и просить новую машину или хотя бы его на время, не могла. Поспорила, что на раритете проездит год, когда отец помогал ей перевозить машину из-за границы. Одна таможня чего только стоила. Но если Марина вбивала себе что-то в голову, то спорить с ней было бесполезно.

– Думаешь, там сделали все как надо?

– Белла, даже не думай сомневаться! Сет все делает как надо!

– Сет? – переспросила девушка, подумав, что ослышалась. – Что за странное имя.

– Кто бы говорил, – отмахнулась Марина. – А Сет это прозвище. Его все так называют. А вообще если не ошибаюсь, то настоящее имя Константин. Хотя, не уверена. Да это и не важно. Главное, что Сет свою работу знает на отлично и берется за самое сложное.

– Я вот его не знаю.

– А откуда тебе знать Сета? Ты же у нас пай-девочка. По клубам, барам не шарахаешься, по ночному городу не катаешься. Ты у нас день, а вот Сет ночь. Может ты слышала про заезды стритрейсеров?

– Да, слышала, – чуть слышно ответила Белла. Она помнила, что Марина там тайно бывает, но не гоняет. А просто болеет за друзей, пока ее родители жили в неведении.

– Так вот он и там гоняет. Вообще предпочитает мотоциклы. Видела бы ты его байк! Единичный экземпляр. Лично над ним трудился. Говорят, коллекционеры за него такие бабки предлагали, но он отказался. А вот восстанавливать автомобили для тех самых коллекционеров он не прочь. Представляешь, из жестяного корыта конфетку слепит без проблем. У него руки золотые!

– Ты так нахваливаешь, что мне кажется, он тебе нравится.

– Нравится? Неа, не внешне. Вот увидишь его, поймешь. А что насчет талантов, то да. Он мастер. Профессионал в своем деле.

– Надеюсь, что мы не зря поехали. Лучше бы я дома позанималась.

– Если ты не перестанешь зудеть, Белла, я обижусь. Просто довези меня, я там поболтаю по-быстрому и вернемся обратно. Причем порознь. Так что больше не будешь слушать мой противный голос.

– Не противный.

– Но я много болтаю? – Марина прищурилась.

– Чересчур, – сдавленно ответила Белла.

Сестра расхохоталась. Умела же выводить даже стойкую Беллу.

– Так вот насчет Сета. Ты, если что, на него в упор не смотри. Как обычно это делаешь. Он такое не потерпит. Не любит, когда его разглядывают. Особенно лицо.

– Я не пялюсь. Просто когда думаю, излишне фокусирую внимание на ком-то. Ты же знаешь, что это просто привычка. А что не так с лицом?

– Ну, там не айс, если честно. Не зря же его за глаза Чудовищем прозвали, – чуть слышно пробормотала Марина.

– И что именно? Лучше скажи, чтобы я наверняка даже не смотрела в его сторону. Или остаться в машине?

– На лице шрам. Некрасивый. Блин, Белла. Он чудовищно-уродливый. И еще Сет немного глаз прикрывает, будто жмурится. Но кажется это последствия после аварии. Я не вдавалась в подробности. Так что просто не разглядывай его. И будь паинькой.

– Ох, Марина. Я всегда такая. Даже сейчас, против воли, но поехала с тобой.

– Вот и замечательно. Тем более мы практически приехали. Вон видишь тот поворот?

Белла кивнула.

– Сворачивай туда. А там еще метров двести-триста. И будет автомастерская Сета.

Девушка сделал точно так, как говорила сестра. Поворот, пятьсот метров и они на месте. Марина как обычно ошиблась в подсчетах.

 Белла припарковалась на засыпанной гравием площадке и не заметила, как быстро Марина покинула салон. Ну да, на месте она и пяти минут спокойно не могла посидеть. Белла заглушила мотор, достал солнечные очки, на всякий случай, и вылезла из машины. Огляделась по сторонам. Мастерская что надо. Двухэтажное здание, полностью оборудованное. Рядом небольшой ангар. Наверное, для хранения автомобилей. Или еще чего-нибудь. Белла не стала осматривать тщательно ангар, а повернулась к мастерской. Туда-то и спешила Марина.

Белла устало вздохнула и поплелась следом. Нацепила очки. Если ей и придется посмотреть на того самого чудовище, то хотя бы не будет так в открытую пялиться на него.

– Эй, красотка, – ее окликнул веселый мужской голос. Почти мальчишечий.

Белла обернулась, слегка пошатнувшись на гравийной дорожке.

– Аккуратней, красотка. Тут на каблучках не побегаешь, – он посмотрел на ее ноги.

Да, Белла возможно и зря нацепила эти босоножки. Пусть и каблук был невысоким, но она то и дело пошатывалась, пока шла следом за Маринкой. Вон та и вовсе была в кедах. А ее спортивная попка в плотно облегающих голубых джинсах скрылась за темным поворот внутри мастерской.

– Кого-то ищешь? – парень подошел к Белле.

Она бегло посмотрела на незнакомца. Точно не то чудовище. Высокий, но худощавый. Одет он был в серую футболку и рабочую форму, испачканную, судя по цвету, моторным маслом. Руки длинные, жилистые. Как и пальцы, которые он вытирал о штаны.

– Руку пожмешь? – он усмехнулся, поняв, что Белла не собиралась прикасаться к его протянутой ладони. – Ну да, извини, работа кипит. Так кого ищешь?

– Я с сестрой.

– С Маринкой что ль? То-то же. Я-то подумал, знакомая мордашка пролетела мимо. Даже не поздоровалась. Она, наверное, Сета побежала искать. Пошли, провожу.

Белла кивнула и поплелась следом.

– Кстати, я Артём. Если что.

– Белла, – выдохнула она.

– Красивое имя. Редкое для наших краев. Полное Изабелла?

– Ага. Слишком редкое, – угрюмо подтвердила она.

– Значит, Маринка за машиной приехала?

– Да, попросила ее подвезти.

– Ну да, у нас сюда не все таксисты катаются. Не любят Сета, – он заливисто рассмеялся, а Белла не стала спрашивать почему именно. – Так, нам сюда. Сет у себя в кабинете.

 

Он хохотнул и толкнул дверь, пропуская вперед Беллу.

– Я тут потеряшку нашел. Марин, твоя?

Сестра резко обернулась и расхохоталась.

– Привет, Тёма. Конечно, моя! Я думала, что ты в машине подождешь.

Белла старалась не смотреть на человека, стоящего перед Мариной. На его широкую спину, обтянутую майкой. На потертые джинсы, подхваченные черным ремнем. Не на его руки. Тугие мышцы, загорелая бронзовая кожа. И татуировки. Их было так много, что Белла растерялась. И почему она успела снять очки, когда входила в помещение? Лишь бы он не заметил, как она рассматривает его руки. Вроде такое называют «рукавами». Так вот, от каждого плеча и вплоть до пальцев его руки были покрыты татуировками. Черные, цветные, они представляли собой десятки рисунков. Самых разных, но не сулящих ничего хорошего.

– Кстати, Сет, знакомься. Моя сестра. То есть двоюродная сестра. Изабелла.

Он повернулся. Не спеша. Словно в замедленной съемке. Мазнул ее беглым взглядом и вновь отвернулся. Ни слова, ни звука. Белла поджала губу и уставилась себе под ноги. Она испугалась. И почему она посмотрела на его лицо? Да, Марина была права. Он чудовище. Чудовищно обезображен жутким кривым шрамом на пол лица.

ГЛАВА 2. Сет

Он ждал Марину через час, не раньше. Но вот она ворвалась в его кабинет, ладно хоть постучала, прежде чем распахнуть дверь настежь.

– Приветик! – как обычно девушка была воодушевлена до предела, а он чертовски зол.

Поставка деталей затянулась, а нужно закончить пару машин до следующих выходных. Еще и она, громкая, беспокойная, пришла третировать его. Сет уже в который раз пожалел, что согласился помочь Марине. Тогда ему нужно было настоять на своем и дать отказ, а не повестись на сопливые истории Марины, и уговорам Тёмы.

– Заходи, – он посмотрел на девушку.

Сложив руки на груди, Марина улыбнулась. Хоть кто-то ему улыбался, но в искренность он мало верил, просто она всегда была такой. Насколько он знал по рассказам от Тёмы. Что-то парень слишком часто про эту девушку болтал в последнее время. Не хватало, чтобы они еще роман тут закрутили.

– Ну как готова моя красотка?

– Конечно. Сейчас закончу со срочным делом и покажу. Заберешь сегодня, – спокойно ответил Сет, пытаясь сохранить здравый смысл и не заорать. Поставщик напрягал его все больше. Пора менять компаньона.

– Супер! На то и рассчитывала.

– А стал бы я звонить, если бы не закончил?

– Наверное, нет, – она пожала плечами и притихла, пока Сет занимался яростной перепиской с поставщиком.

В дверь постучали и тут же толкнули. Артём. Его манера.

– Я тут потеряшку нашел. Марин, твоя? – Сет даже не взглянув на вошедшего помощника, но его слова заставили его напрячься.

Кого еще Марина с собой притащила? Он не любил гостей на своей территории. Даже Артема терпел с трудом, но держал возле себя по одной простой причине – умелые руки и шустрый ум. Парень был талантлив, но не хватало огранки, этим и занимался Сет в свободное время, притворяясь учителем для деревенского пацана.

Марина расхохоталась. Сет даже неуместно вздрогнул. Черт, она действительно слишком шумная. Голова начинала трещать. Или это после выпивки? Тёма притащил какую-ту бодягу, от которой воротило потом полдня.

– Привет, Тёма. Конечно, моя. Я думала, ты в машине подождешь.

Моя? Еще что ли одна девица в его логове? Он понадеялся, что они на пару не затрещат. Иначе точно вышвырнет девчонок на улицу. Голова не просто гудела, а раскалялась от боли.

– Кстати, Сет, знакомься. Моя сестра. То есть двоюродная сестра. Изабелла.

Мужчина замер с занесенными пальцами над клавиатурой. Черт, он ощутил, как его пытливо изучают. Словно на спине глаза. И откуда в нем такие таланты – так тонко чувствовать чужой интерес? Сейчас, наверное, рассмотрит его в подробностях, скривит милую мордашку. Ему лучше не поворачиваться. А то еще шлепнется в обморок. Такое было дважды. Он помнил девчонок, лежащих у ног в обмороке. Теперь его кривое лицо не вызывало у девушек ажиотажа как в былые времена.

Но он все же повернулся. Просто ради приличия. А может и интереса. Сестра. Она сказал, что эта девчонка ее сестра. Интересно, такая же, как Марина?

Ни черта не такая же. Ангел в его темной каморке. Вот какая она. И он ненавидел подобное сравнение, которое всплывало в раскаленной голове. Она еще и рассматривала так пристально. Он поспешил отвернуться. Не стоит видеть его шрама. Сжал губы, борясь с желанием прорычать и выгнать обеих. Как же ему хреново сейчас.

– Артём, – он заставил себя говорить спокойно, выровняв сбитое дыхание, – проводи до машины. Я подойду. Позже.

– Конечно, босс. Марин, пошли.

Артём первым вышел из кабинета, следом тут же выскочила Марина, которая защебетала о чем-то с парнем. А она осталась. Какого хрена она осталась? Он не мог понять, но вынужден был повернуться к девушке. Может если рассмотрит его исполосованную морду, то вылетит пулей?

– Чего застряла? – рыкнул и ожидал, что она побледнеет и свалится.

А она продолжала стоять, склонив чуть на бок голову. Заворожено разглядывала его руки. Черт, ни его лицо, а грёбаные татуировки, перекрывающие восемь шрамов.

– Эй, ты там уснула? – он дрожал от гнева, делая шаг в ее сторону.

Никакой, мать его, реакции. Странная какая-то. Сет приблизился к девушке, а она все также смотрела на руку. На правую. Там самые крупные шрамы. И самые темные татуировки. Смерть. На его руках символы смерти.

– Эй, – он помахал перед ее лицом раскрытой ладонью.

Она вздрогнула. Ну, хоть какая-то реакция. Подняла глаза, распахнула их. Уставилась на Сета. Голубые. Какие же они светлые, прозрачные. Сет задохнулся. Словно захлебнулся водой, посмотрев в ее глаза. Пора гнать прочь эту девицу.

– Простите, – выпалила она дрогнувшим тихим голосом. – Я засмотрелась, кажется.

– Не то слово, – огрызнулся мужчина. – Давай проваливай.

Но она не слушала его. Протянула руку вперед и коснулась плеча. Он резко схватил ее ладонь, девчонка вскрикнула.

– Руки убери и проваливай, – прохрипел мужчина и вытолкнул непрошеную гостью.

Девушка попятилась назад. И она посмотрела на него. Не на его руки, или на кривой шрам на лице. В глаза. И не прекращала зрительного контакта, пока чуть не рухнула за порог. Он успел ее схватить. Дернуть за руку, удержать на весу.

Что за странная девица? Ненормальная. Она бежать должна от страха, а не открывать рот от изумления. Чертовски красивый ротик. И он бы впился в ее пухленькие розовые губки, жадно, яростно, будь она одной из тех, кого он обычно снимал в баре. Но нет, этого ангела трогать нельзя. Особенно своими грязными руками.

Поставив девушку на ноги, он тяжело вздохнул. Кажется, ему придется позже закончить переписку с поставщиком. Лучше поторопиться и отдать машину Марине, выпроводить их обеих за порог и больше никогда сюда не пускать.

– Пошли, – прорычал мужчина, отбрасывая от себя ее руку.

Маленькая ладошка, длинные тонкие пальчики. Мягкие, нежные. Особенно рядом с его руками. Грубая кожа, пропитанная маслом, бензином и прочей грязью, которую можно было встретить при ремонте автомобилей. Даже сейчас под ногтями забился мусор, руки воняли растворителем. Шершавые, жесткие ладони. Такими руками нельзя трогать девушке. Даже если просто помогаешь им не упасть на задницу.

Он обогнул замершую на месте девушку, резко выходя из кабинета. Услышал, как быстро она засеменила за ним, стуча каблучками по бетонному полу. Да, возможно шел он быстро для нее, но чем дальше, тем лучше.

– Ну как, показал? – Сет посмотрел на хохочущих в стороне ребят. Кажется, Марина даже не заметила, что ее сестра отстала от них. Или ей не было дела до того, что эта девчонка зависла там.

– Ага. Все нормально.

– Да, Сет, спасибо. Отлично! Как всегда впрочем.

Он кивнул. Не любил этих благодарностей и комплиментов. Тошно становилось от чужих добрых слов. Просто не заслуживал подобного внимания.

– Ну, тогда забирай.

Марина кивнула. Артём вызвался помочь ей выехать их ремонтного блока. Наблюдая за ними, Сет все-таки взглянул на девушку, стоящую за его спиной. Черт, неужели она продолжала рассматривать его? Стало противно. Он быстро махнул Артёму и Марине. Лучше поторопиться и вернуться к себе. Бросить эту дуреху с огромными голубыми глазами здесь и свалить.

– Спасибо, – пролепетала она, когда Сет проходил мимо девчонки.

Он остановился. Замер как чертов истукан. Не думал, что ее голос может возыметь такую власть над его телом.

Вдох, выдох. Повернулся и посмотрел на нее. Изабелла? Вроде так.

– За что? – прохрипел мужчина.

– За то, что не дали упасть. И простите, что так рассматривала. У меня с этим, кажется, проблемы, – она горько усмехнулась.

Проблемы? Какие, мать его, проблемы? Да она пялилась на него своими пронзительными, кристально чистыми глазами и даже носиком не поморщила. А сейчас и вовсе улыбается. Дурная девчонка. Бежать ей надо от него, а не распыляться в любезностях.

– Давай, дуй к своей сестре, – огрызнулся он и отвернулся.

Нет, нужно точно бежать, но уже самому. От греха подальше.

Она кивнула. По плечам, обнаженным с белоснежной кожей и тонкими полосками-лямочками ее желтого сарафана, рассыпались локоны пшенично-золотистого цвета. Вот бы эти волосы намотать на кулак. Нет, он не должен так думать.

– Ну же, чего застыла. Проваливай, – кажется, он переходил границы, но Сету было плевать.

Лишь поторопить ее. Заставить уйти и не возвращаться. Во второй раз он не сдержится. А может еще не проспался после попойки? Наверное, дело в бухле, которое приволок Тёма. Что-то там было намешано, иначе Сет просто не узнавал себя. Ну не мог он так, как мальчишка, дрожать от присутствия рядом с собой девчонки. Да она почти ребенок. По крайней мере, на мордашку юная. А тело созрело. Он перевел взгляд туда, куда не стоит смотреть, чтобы не выдавать своего интереса. Тонкая талия, округлые бедра. Грудь. Черт, она часто вздымалась в демократичном вырезе ее летнего платья. Скромница, мать его. И от этого еще тяжелее становилось в штанах. В паху заныло от боли.

– Проваливай, говорю, – прорычал Сет.

Вновь кивок. Да что с ней не так? Как ненормальная головой своей тряСет и не понимает, как ее волосы, эти золотистые локоны, действуют. Безумие.

Но она все же сдвинулась с места. Нерешительно шагнула в сторону. И, аллилуйя, не к нему, а прочь. Наконец-то до нее дошло, что от Сета нужно держаться подальше.

Он прислушался к ее шагам. Почти невесомые. Лишь каблучки стучали по бетонному полу. Молодец, крошка. Сет был уверен, что поступил верно. Больше сюда не заявится. Да и в городе они не пресекутся. Никогда и ни за что на свете. Он предпочитал гонять по ночам, если не напивался до беспамятства. Либо снимал девиц в барах. Вот и вся его жизнь, которая удивительным образом еще не скатилась на самое дно. Но Сет чувствовал, что еще немного, и он упадет в бездну, из которой ему не выбраться.

Вернувшись в кабинет, мужчина все-таки выглянул в окно. Вон там, в метрах пятидесяти стояла Марина и ее сестрица. А рядом хохотал Артём. От парня был еще один прок. Если Сету тяжело давалось нормальное общение с клиентами, то Тёма мог уболтать и замаслить особо несговорчивых. Переговорщик, мать его. Дипломат недоделанный. Обычно так его и назвал, даже в глаза. Артём не обижался. Понимал и принимал злость Сета, потому что знал кое-что. Знал то, о чем Сет обычно не болтал на улице.

Он хотел вернуться к переписке. Заняться, наконец, насущными делами, но не смог отвести взгляда от девчонки. Ее желтое платье, тонкие длинные ножки. Светлая кожа. Да она как солнце сияла, ослепляя его. Нужно перестать смотреть. Не получалось.

Артём помахал им рукой. Марина запрыгнула в свою машину, девчонка в другую. Тойота, подержанная, но не плохая. Завела мотор. Сет наморщился. Он по звуку сразу понял, что там назревает капитальный ремонт, а девушка этому внимание не придала, да кто из обычных обывателей сможет уловить подобное. Сет мог. И надеялся, что она сюда больше никогда не вернется.