3 książki za 35 oszczędź od 50%

Маленькая Рита

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Маленькая Рита
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Мистер Х.

В ту ночь перед сном я ненадолго вышла на балкон.

Пахло дождём и первой грозой, которая никак не могла разразиться. Кругом тишина, унылый апрельский пейзаж, жёлтые фонари, уютный свет в нескольких окнах, напротив нашего дома строят школу. В августе должны наконец-то перерезать красную ленточку, но мне этого не увидеть. Я уже буду далеко. Мама отремонтирует мою комнату по своему вкусу и снова пойдёт на переговоры с дедом, чтобы он перебрался к нам. Я приеду к ним через год-другой, как только крепко устроюсь на новом месте.

Изо всех сил я пыталась переключиться на мысли о скором будущем, но снова и снова возвращалась к увиденному днём, после занятий.

Я втянула прохладный воздух и попыталась вспомнить лицо незнакомца на «Ауди», который получил от меня самое тривиальное имя – Мистер Х. Память на лица у меня скверная, поэтому отчётливый образ ускользал. Перед глазами блеснули его наручные часы, ряд пуговиц на пальто, белый воротничок, красная папка, которую передала ему Анна Викторовна…

Последняя пара по психолингвистике выдалась невыносимо скучной и тягомотной. Мы с подругой выползли из университета и поплелись в наш любимый уголок в Студенческом дворике неподалёку от главного входа. Устало развалились на чёрной нагретой весенним солнцем скамейке.

Рядом весело болтали знакомые девчонки с филфака. Они занимались на первой общей паре вместе с нами, но сейчас девушки выглядели свежо и бодро, как в восемь утра: аккуратный макияж, причёски волосок к волоску, приподнятое настроение. Чудеса!

– Вот, значит, как завидуют молча? – Лола приметила мой угрюмый взгляд в сторону красоток.

– Да ну их, – вздохнула я.

Настроения для разговоров не было. Лениво.

– Сколько раз говорила, – копошась в сумке, бубнила Лола. – Тебе нужно научиться радоваться мелочам.

Мне всегда нравилось наблюдать за ней в этот момент. Вот она ищет пачку в огромной модной котомке. Находит, откидывает светлые волосы за плечи, нетерпеливо щёлкает блестящей зажигалкой, зажав сигарету в пухлых губах. Облегчённо, чуть запрокинув голову, вбирает первую порцию дыма. Весь романтизм образа растворяется в сизой гадости, которой Лола нечаянно обдаёт меня после первой затяжки.

– Ой, извини, – подруга заботливо разогнала облако рукой и снова, чуть слышно чмокнув, затянулась. – Радоваться, говорю, надо. Пришла бы ко мне на работу, посмотрела бы на наших «спортсменов». Все хотят быть в форме, все на позитиве, все улыбаются. Последние силы на тренировках отдают, но всё равно улыбаются и ждут отпуск. И я с ними бодрее себя чувствую, отвлекаюсь.

В прошлом ноябре Лолита устроилась администратором в фитнес-клуб. Из плюсов: с того времени она начала копить деньги на будущую съёмную квартиру. Из минусов: постоянно сидела на диетах и твердила: «Бока торчат, ноги толстые, филешки…» Как только речь заходила о «филешках», подруга просто тяжело вздыхала. Никакие комплименты на неё не действовали, сколько я ни пыталась разубедить её.

– А вот ты меня тревожишь, – Лола прищурилась, снова затянулась и выдохнула в сторону. – Ну что с тобой такое? Каждый день только и слышу от тебя: «Ничего не хочу, бу-бу-бу!»

– Не знаю, – я выпрямилась и попыталась звучать бодрее, но быстро сдулась. – Просто время непонятное: диплом, экзамены… А сил не осталось. Лекции надоели. Каждое утро с одним и тем же чувством еле поднимаюсь. Отпустили бы уже диплом писать. Зачем нужны эти пары? Всё какое-то опостылевшее.

– О-о-о, – протянула Лола со смехом и чуть не подавилась дымом.

– Какое слово вытащила! Я тебе другое, гораздо лучше, подкину – обрыдло. Всё обрыдло. Верно?

– Класс, – я натужно улыбнулась. – От кого, как ни от тебя, ждать поддержки. Лола, ну совсем ведь ничего хорошего не происходит.. Кажется, всё стоит на месте, никакого развития. Вроде бы скоро выпускной, и жизнь другая.

– Ну, слушай, а чего ты ждёшь? Думаешь, дальше будет лучше?

– Кто знает…

– Говорю, надо наслаждаться денёчками прямо сейчас. Посмотри – солнце тебе светит, тепло, сухо, зелень кругом. Забот – минимум. А что потом? Работа с 9 до 5, – Лола начала загибать пальцы. – Та же картина по утрам и вечерам из маршрутки. Добавим больничные листы, «Голос» по пятницам, уборка по выходным, в кино раз в месяц, сериалы по вечерам. Что ещё? – она затянулась и, выпустив дым, проолжила: – Нашла – будешь пересылать мне всякие демотиваторы с подписями типа: «Я еду с работы домой для того, чтобы поесть и поспать, а утром снова ехать на работу».

– «Голос»-то чем тебе не угодил? – я решила заступиться за шоу, чтобы сменить тему.

– Да не в передаче дело, пойми. Дело в самом ритуале. В рутине, которая сожрёт время, а ты и не заметишь. Выдавливай из себя угрюмую тётку! Если до сих пор мечтаешь о большом будущем, начни готовиться к нему прямо сейчас.

Лола ещё не знала главного: вчера Анна Викторовна, наш преподаватель по немецкому, пригласила меня в одну из компаний, где она иногда берёт подработку.

«Съездим, посмотрим, – подумала я тогда, неохотно согласившись на предложение. – Наверное, обычное небольшое бюро переводов с закостенелым коллективом. Я понадобилась, чтобы заткнуть прореху в штате, пока секретарь или переводчица в декрете или на больничном. Пару месяцев можно отработать, подзаработать на новую жизнь. Посмотрим».

Меня ничуть не терзала совесть за такую непривычную для меня скрытность перед подругой, но и рассказывать пока было нечего. Побываю на месте, осмотрюсь, познакомлюсь – уже будет чем поделиться.

– Опять в себя ушла, – подруга дёрнула меня за рукав. – Пойдём домой пешком? Не хочу в автобусе трястись, когда такая благодать кругом. Дождались!

Лола весь день мечтала выбраться из душной аудитории на солнце и прогуляться. На каждой перемене она торчала со скрученной в трубочку тетрадкой у приоткрытого окна, вдыхая весенний воздух, мечтательно закрыв глаза.

– Выгуляю пальтишко наконец-то. Кстати, ты так и не сказала, как тебе? – она провела свободной рукой по плотной ткани, убирая невидимые соринки.

– Да как всегда, супер. Классное пальто, классное. Отлично сидит, и синий тебе очень идёт, – ответила я и выдохнула. – Да, давай пешком.

– Отлично! Осталось только в парикмахерскую, и я готова к весне. Ты со мной?

– Зачем?

– Отрежь этот хвост! Ни то ни сё, ни длины, ни формы. Давай сделаем тебе каре? Как хорошо лицо обрамит.

– Да ну.

– Да! Это мне не пойдёт, а я бы так хотела. Давай? Такую стильную блондинку из тебя сделаем, точно тебе говорю, – Лола оглядела меня и поморщилась, то ли от дыма, то ли от моего немодного вида. – Когда я тебе что-то плохое советовала? Да и прибарахлиться не мешало было бы. Или опять будешь до мая в этой куртке париться? Ты хоть расстегнись – жарища такая.

– Всё, хватит. Ты лучше о дипломе думай, – я снова махнула рукой. – Я сейчас забежала в компьютерный, а там Камальян сидит и редактирует диплом. Готовый диплом.

– Рита, пожалуйста, только не об этом, – взмолилась подруга.

С тоской я огляделась по сторонам. Справа громко разговаривала по телефону однокурсница, банда голубей шныряла у декоративной ели. Рядом с остановкой припарковалась чёрная «Ауди». Только она смогла привлечь моё внимание, а вернее, её обладатель – из авто вышел высокий крепкий брюнет лет тридцати пяти, может, чуть больше. В распахнутом тёмном пальто с частым рядом пуговиц, в деловом костюме, с телефоном в руке он спешил к нашему корпусу.

– О, а вот и Викторовна, – Лола смотрела в сторону университета. – Легка на помине.

У университета с огромной красной папкой в руках показалась Анна Викторовна. На ходу она застегнула пальто и обмоталась бежевым палантином. Преподаватель кивнула нам, с улыбкой подмигнула и шутливо погрозила пальцем Лолите. Сойдя с парадных ступеней, Анна Викторовна остановилась и махнула кому-то рукой. Совсем скоро к ней подошёл серьёзный красавец из «Ауди».

– Муж? – спросила Лола.

– Вряд ли, слишком молодой, – безучастно ответила я.

– Сын?

– Староват для сына.

Раздался монотонный писк.

– Да кто там ещё? – Лола, скривив губы, достала мобильник из кармана и принялась читать сообщение.

Анна Викторовна тем временем отдала папку мужчине и что-то сказала, покачав головой. Поначалу незнакомец приветливо улыбался, но чем больше преподаватель говорила, тем больше он омрачался. Разговор складывался не простой.

Я поймала себя на том, что неотрывно смотрю только на него. Жесты, мимика – всё выглядело неестественным, но привлекательным. Я никак не могла уловить, в чём дело, почему он кажется мне странным.

Обычный вроде мужчина, но совсем не из нашей привычной жизни и окружения: это стильное пальто, дорогой костюм и недешёвая обувь. Узкой белоснежной полоской выглядывал воротник рубашки. Когда незнакомец поправил волосы, подняв руку, на запястье сверкнул серебристый корпус часов.

Мой взгляд ревниво переметнулся на филологинь. Прибытие незнакомца не осталось для них незамеченным. Они оживлённо обсуждали мужчину и его авто:

– Нормальная такая «Ауди»!

– Прокатилась бы!

– Классный воротничок у пальто, необычный, да?

– Кто такой может быть?

– Да тоже переводит, наверное.

– Юрист какой-нибудь.

– Снял бы пальтишко!

– И пиджак…

Девчонки захихикали, и мне стало неловко. Неловко, что он мне тоже понравился, а я будто не имела на это права. Ведь если представить, что сегодня он мог бы уехать отсюда с любой из нас, без сомнения, посчастливилось бы Тане – фигуристой брюнетке с блестящими тяжёлыми локонами. Вон она, из всей троицы громче всех смеётся, плотоядно смотря на мужчину. Я совсем поникла и сгорбилась.

Анна Викторовна продолжала что-то втолковывать своему собеседнику, тыкая худеньким пальчиком в красную папку. Незнакомец только коротко отвечал и кивал в ответ, поджимая губы.

 

Внезапно преподаватель как будто коротко указала на меня, и мужчина пристально посмотрел на нас с Лолой. От неожиданности я чуть не подскочила на лавке, схватилась за лямки рюкзака и отвернулась. Подруга по-прежнему сосредоточенно щёлкала кнопками телефона.

– Что такое? – Лола всё же заметила мои резкие телодвижения.

– Подожди-ка, я оставила распечатки там… В универе, – я поспешила стянуть рюкзак с плеч. – Кажется, на подоконнике, у раздевалки.

Мне нужно увидеть его совсем близко! Пройти мимо, поздороваться с Анной Викторовной. И пусть это будет третье «здравствуйте» за день. Может быть, она и правда упомянула меня сейчас в разговоре. Нет-нет, чушь полная. Но попробовать стоит! Просто пройти мимо, привлечь внимание.

– Давай я свои откопирую на работе сегодня? Часиков в семь загляну к тебе, – Лола поторопила меня. – Пойдём скорее отсюда, иначе меня саму тошнит от этого универа.

– Подожди, говорю, я просто проверю, – нервно улыбнулась я, пытаясь расстегнуть молнию, которая очень удачно заела.

– Да они закончили, он уедет сейчас, – потянула меня за рукав подруга. – Идём.

– Да о ком ты? – я поморщилась с наигранным недоумением. – Мне бумажки мои нужны.

– Мужик в «Ауди»! Я тебя сто лет с первого курса знаю. Явно «твой», вот и задёргалась. Ну, чего ты вся покраснела? Пойдём-пойдём! Мы ему такие, в китайских шмотках, не нужны.

Но я уже не слушала Лолу. Во все глаза я наблюдала за прекрасной сценой: девчонки с филфака опередили меня. Они окружили Анну Викторовну и её собеседника. Вот же наглость!

Преподаватель улыбалась, а незнакомец быстро пожал ручку каждой красотке и что-то говорил с довольной физиономией.

С тяжёлым вздохом я одёрнула свою китайскую курточку, спрятала руки в карманы и стыдливо посмотрела на старую обувь. Держи карман шире да воображай, что могла бы запросто подскочить для знакомства с таким киношным персонажем.

– Да и насмотрелась я на них, – Лола пожала плечами. – Ходят к нам, самовлюблённые павлины, деловые, все из себя. Большая наука, скажу я тебе, – найти среди них порядочного.

– Да-а-а, – протянула я и съязвила. – То ли дело твой Димка?

– А вот да! – кивнула подруга и брезгливо выкинула окурок в урну.

– Простой и весь мой и понятный. Но вот увидишь, я из него сделаю человека. Пошли уже.

– Да, идём… Кстати, «все» и «всё» – плохие слова.

– Хватит нудить! – Лола закатила глаза, встала со скамейки и потащила меня за руку.

Мы двинулись к перекрёстку.

Оглянувшись, я хотела ещё раз посмотреть на незнакомца, но никакой «Ауди» не увидела – к остановке подползал жёлтый автобус. Девчонки с филфака в полном составе остались болтать с Анной Викторовной.

На пешеходном переходе мы с Лолой притормозили. Прямо на середине дороги суетились два молодых человека. Один спешно собирал с асфальта серо-зелёные груши, яркую пачку майонеза и ещё какие-то мелочи в пакет с разорванной ручкой. Другой жестами командовал сбавить ход машинам, несущимся к нерегулируемой зебре. Рядом, на обочине, сухопарый старичок с консервной банкой в руках растерянно смотрел на парней.

– Девчонки, – спросил один из них, когда сошёл с дороги. – Есть у кого пакет?

– Моментик, – Лола поспешила достать из сумки белый комок.

После нескольких резких взмахов он раскрылся и надулся, как парашют.

– Отлично, спасибо!– парень положил куль с провизией в новый пакет и улыбнулся. – Держи, дед, теперь уж донесёшь!

Не без удовольствия я заметила, как после увиденного моё настроение улучшилось, словно это я сделала доброе дело – помогла старику.

Нужно уметь радоваться мелочам, подруга права.

После того, как я увидела незнакомца на «Ауди» рядом с преподавателем, я пыталась связать два события: вчерашнее предложение Анны Викторовны и её сегодняшнюю встречу с Мистером Х..

Глупость! Преподаватель – человек занятой: то она переводит, то преподаёт на корпоративных курсах, а я уцепилась за одного случайно увиденного человека из её окружения и наивно, с детской изобретательностью сводила их встречу с моей поездкой.

На прохладном балконе становилось зябко, и я вернулась в свою комнату. Часы пугали половиной второго.

В моей жизни вечера обычно мудрее утра, но пора было укладываться, вытрясти из мыслей все дневные воспоминания и постараться выспаться.

Маленькая тайна или большая ошибка?

Ночь прошла неспокойно. Под утро в повторяющемся сне я преследовала Мистера Х. Он всё больше удалялся, и мои каблучки цокали быстрее и быстрее в погоне за ним по прозрачному полу неприятно роскошного офиса.

Я стыдливо обхватывала бёдра руками, поглядывая на мужскую часть коллектива этажом ниже. В который раз охватило недоумение – кто заставил меня вырядиться в эту тесную блузку и фривольную юбку? А Мистер Х. уходил дальше и дальше по бесконечному стеклообразному коридору…

Тяжело дыша, не сразу поняв, что всё позади, я проснулась.

Приснится же такая ерунда! Но при мысли о Мистере Х. я невольно улыбнулась и убедилась, что радостное чувство за ночь не испарилось, а укрепилось и подарило замечательное настроение.

Привычного шума в квартире не было слышно. Обычно родители брякают посудой, завтрак шипит на сковороде, щёлкает тостер, кульминацией симфонии утреннего оркестра становится сиплый свист чайника – пора вставать. Но сегодня, видимо, мама ещё и не думала подниматься. Оно и правильно – нечего в свой выходной скакать в семь утра. Отец уже, наверное, уехал, тихо собравшись.

Пройдя все утренние ритуалы, я осела на кухне. Приоткрыла окно, неторопливо сделала чай и пару бутербродов.

– Ну, только не это!

От Лолиты пришло сообщение. Её вызвали с утра на работу, а значит, я поеду на пары сегодня одна.

Заплаканные весенним дождём стёкла немного подняли мне настроение – обычно всё хорошее случалось со мной в плохую погоду. Так я всегда думала. Вот и то пасмурное апрельское утро обещало удачную поездку.

За обыденными хлопотами время сегодня улетало, казалось, быстрее – слишком долго провозилась с причёской, а дальше поджидало самое страшное.

Почему я с вечера не озаботилась выбором наряда?

Почему, почему, почему? Сколько наивных вопросов, на которые слишком поздно искать ответы. Всё равно надеть нечего. Правда нечего. Пришлось даже для наглядности вывалить всю одежду из шкафа прямо на пол. С тоской я смотрела на скудный чёрно-серый ворох под ногами. Я обвела взглядом комнату, и к счастью, нашла на сушилке нечто приличное и новое: чёрные джинсы и тёмно-бордовую водолазку.

Со словами «вечером разберу» я затолкала одежду ворохом обратно в шкаф и натянула тесную кофточку и узкие джинсы, укоряя себя, что раньше не купила хоть что-то более современное. Сколько раз Лола соблазняла меня сходить за обновками!

Готова! Осталось зайти на кухню проверить, всё ли выключено перед выходом.

На тарелке лежали нетронутые горячие бутерброды с сыром, которые выглядели гигантскими. Нет-нет, стоит мне откусить хоть крошечку, сразу объемся или, что вероятнее, мне станет дурно. Даже кружка с ароматным чаем осталась нетронутой. Славный меня ждёт денёк на голодный желудок! Впереди три пары. Пообедать тоже вряд ли получится: нарастающее волнение не даст мне и шанса влить в себя хоть ложечку жидкого столовского супа.

В прихожей я хлопнула себя по карманам и, услышав глухой звон ключей и монеток на проезд, в десятый раз за утро провела рукой по волосам. Сегодня я была даже рада, что в доме нет огромного зеркала во весь рост, иначе один взгляд, одна цельная картинка, и от отчаяния никуда бы я не поехала.

Ну, вроде бы всё. Как там говорят… Бедненько, но чисто.

Ещё минута, и я была готова к выходу. Ну точно, будто на приём к английской королеве и испанскому принцу собралась – сколько переживаний! И где же моя смелость, с которой я так бойко согласилась?

Только я обулась, как услышала телефонный звонок.

Слава.

– Привет.

– Привет, – ласково поздоровался бывший. – Мы можем встретиться?

– Прямо сейчас?

– Да.

– Ты с ума сошёл? – начала возмущаться я. – Ты на часы смотрел? Я на пары собираюсь.

Отключиться прямо сейчас или надеяться на какой-то продуктивный диалог?

Трудно поверить, но совсем недавно звонки молодого человека могли полностью расстроить мои планы в любое время.

– У меня такие новости! – Слава продолжал игнорировать мой недружелюбный настрой.

– Какие «такие»? – раздражённо спросила я.

– Мы начинаем новый проект, – с воодушевлением начал бывший. – На этот раз – минимум вложений, а шанс отбиться – стопроцентный.

Его голос звучал непривычно глухо, словно Слава, уставший отдавать приказы налево и направо, сейчас расслабленно и доверительно просит меня уделить ему всего ничего, самую малость – лишь послушать новости о задумке, но верить его голосу было нельзя – он успокаивает, заманивает своей мягкостью и глубиной. Потом он разойдётся, раскрасится в интонациях стоит завести долгую беседу. Чего Слава и добивался. Как можно дольше держать меня на крючке.

– Уверен? – я держала скептический тон. – Что за проект?

Сколько на моей памяти таких звонков и идей! Но Слава оказался незадачливым бизнесменом. Что в одиночку, что с приятелем постоянно прогорал. На словах он всегда выступал с непомерным пафосом, словно давным-давно заработал первый миллион и теперь хочет открыть крохотное дело для души, а по сути… Слово «предприниматель» как никакое другое отлично подходило моему бывшему: он всё время что-то предпринимал и только. Ему всегда кто-то или что-то мешало развиваться.

– Давай встретимся сегодня? Я всё расскажу. У меня ещё есть важные новости.

– Может, сейчас быстро про планы расскажешь? Я тебя внимательно слушаю.

Слава начал торопливо рассказывать о небольшом баре где-то в подвальном помещении на незнакомой мне улице. Иногда его голос в трубке становился таким низким, что походил на сплошной бубнёж в котором отчётливо выделялись только шипящие. Если бы не они, под Славины россказни вполне можно было уснуть.

– Угу, – скупо ответила я. – Это всё интересно, но мне правда пора идти.

Пауза. Мне представилось, как Слава поджав губы, поморщился и почесал белокурый затылок. В три шага он прошёлся от балкона до книжного шкафа в противоположном углу и опёрся рукой о дверцу. Его план срывался. Он нервничал.

– Рита, я хочу к тебе, понимаешь? Только к тебе, пожалуйста, Слава понизил голос. – Мне столько всего ещё нужно рассказать. Мы так давно не виделись. Ты помнишь…

– Да помню, помню, но своих забот по горло, ты извини.

– Конечно, я понимаю… Экзамены, диплом. Но я так хочу поговорить с тобой, как раньше.

Не самый приятный опыт подсказывал – бессмысленный и выматывающий диалог мог продолжаться очень долго. Пора было заканчивать.

– Хорошо, – я всё-таки сдалась, в который раз отругав себя мысленно за слабину. – Перезвони мне через пару дней, ладно? Или нет, я сама позвоню, как буду свободнее. Обещаю.

Вот и весь разговор на сегодня. Идём на рекорд.

Два года прошло с нашего знакомства со Славой.

Самые долгие отношения в моей жизни, которые до сих пор не ясно, закончились или нет. А Слава, наверное, просто убедил себя – мы всего лишь взяли паузу, а не расстались.

Мы познакомились на вечеринке в общежитии университета. Наша общая с Лолой подруга отмечала сразу два радостных события: день рождения и переезд с мужем в новую комнату, которую им удалось выбить после свадьбы.

В тот день Лола пришла на праздник с незнакомым мне парнем. Тогда она ещё не встречалась с Димкой – по её версии, любовью всей жизни, – поэтому она легко знакомилась и точно также просто расставалась с ухажёрами. С новым избранником подруга выглядела по-настоящему счастливой. Поначалу я обрадовалась за Лолу, но скоро опечалилась, когда поняла – ей будет совсем не до меня на вечеринке.

Верно говорят, самое интересное происходит, когда этого не ждёшь. Моё одиночество продлилось не долго – один из гостей, приветливый молодой человек по имени Слава, захотел поближе познакомиться. Почти весь вечер мы провели вместе, вопреки приличиям уйдя ото всех из шумной комнаты на прокуренную кухню. Около нас сновали местные девчонки с кастрюлями в руках и огромными полотенцами на головах, мальчишки заглядывали стрельнуть сигаретку, меня успела потерять Лолита, а мы со Славой просто разболтались.

Я никак не могла поверить – меня полюбили. Искренне и только меня. Без грязных историй.

Новое открытие и понимание не принесло радости – как я ни старалась, так и не смогла ответить добродушному парню взаимностью. Ухаживания молодого человека были мне приятны, у нас нашлось множество общих интересов. Будущий юрист, в то время ещё выпускник, увлекал меня деловыми планами, живым умом, но никакой страсти испытать не удалось. Слава смотрел преданным влюблённым взглядом. Его большие серые заботливые глаза пытались найти тот же отклик в моих, но я ничего не могла поделать.

 

Он с гордостью познакомил меня с родителями и со всеми друзьями. Слава только не светился, когда представлял: «Моя девушка Рита. Будущий переводчик.»

А мне было безразлично. Что он есть, что его нет. Слава мог бы стать отличным другом, и я мучилась. Меня тяготила собственная нечестность, но время шло, и мне было всё страшнее разбивать его сердце. Я просто решила, будь что будет.

До сих пор помню наш первый раз душной июньской ночью. Он очень старался, а я только и переживала о том, что мама осталась одна на даче. Мучили мысли, как ей, должно быть, не по себе одной в большом доме вдали от города. Пришлось немного соврать Славе: «Как мне хорошо с тобой!»

Обманула и в следующий, и во все остальные разы.

Тогда я с неожиданной лёгкостью смирилась с выведенной аксиомой. Взаимная любовь – она как талант – кому-то дано, а кому-то нет, так что глупо переживать, если с тобой не случилось. Просто бессмысленно, словно негодовать, что твоя подруга рисует и фотографирует, а ты ничего этого не умеешь. Мне – не дано, и силу нужно было искать в другом.

Пока что у меня есть учёба, замечательная Лолита и… равнодушие. Оно очень спасает, когда есть крупные амбиции. Любовь и прочие безобразия только отнимают энергию, время и зачастую ничего не дают взамен.

Раньше горькие воспоминания о скудном опыте со Славой и с тем… Нет, нельзя думать об этом, иначе обычно все эти терзания непременно заканчиваются градом слёз, опухшими глазами, что вызывает кучу вопросов от обеспокоенной Лолиты

Но только не сегодня. Я слишком заряжена предощущением от визита в незнакомый офис. Куда мы едем сегодня? Что я увижу на новом месте? Кто же этот Мистер Х.? Как его зовут? О чём они говорили с Анной Викторовной?

Разгадка виделась мне предельно простой, и нечего было ломать голову – Анна Викторовна рассказывала о своих подработках в городе. Скорее всего, незнакомец на «Ауди» – сотрудник одной из компаний. Он иностранец – финн или немец, поэтому мимика и жесты показались мне немного странными.

Финн или немец. Может быть, австриец.

Украдкой я копалась в собственных воспоминаниях о вчерашнем дне и короткой сцене и так боялась растрачивать это ощущение. Словно чем больше я думаю о нём, тем пошлее становится эта история, которая даже не началась. Думать об этом можно лишь по самой крошечке, не злоупотребляя, растягивать давно забытое ощущение тихой радости внутри. Радости от самого светлого чувства – у меня словно появилась внезапная тайна. Что это? Лёгкая влюблённость на пару дней? Или я впервые встретила реально существующего мужчину, который собрал в себе все мои любимые черты? Бывает же такое! Один взгляд на человека, и пропала. Неужели его образ будет преследовать меня, пока воспоминание не выветрится? Такие мужчины возникают из ниоткуда, как будто не существовали раньше. Они внезапно материализуются именно здесь и сейчас, потому что так было нужно судьбе или Вселенной. Впервые я чувствовала такую искреннюю симпатию к незнакомому Мистеру Х., чистую и словно самую первую в жизни.

Дорога до университета показалась непривычно короткой. То ли нам посчастливилось не угодить в пробку, то ли я потерялась в легковесных мыслях.

Мистер Х., Мистер Х., кто вы такой?

День правда выдался суматошным, хоть и прошло всего три пары. После обеда не осталось никаких сил и настроения ехать в незнакомое место, но утром я бодро пообещала Анне Викторовне быть на месте.

Мы распрощались с Лолой у гардеробной с железными обещаниями встретиться у Лолы на выходных и поболтать. Я чуть не забыла попросить у неё «Триумфальную арку», чтобы занять время до трёх часов. (Пришлось пойти на небольшой обман, сказав, что остаюсь для консультации с Анной.)

Чтение не давалось. Как я ни старалась уловить события и эмоции героев, свои собственные не давали покоя. Другой мир совсем рядом, он поджидал меня, и Жоан – неспокойная героиня книги – никак не могла возмутить меня также сильно, как Лолиту утром.

Хуже того, в голове навязчиво крутилась лёгкая песенка, которую тихонько напевала подруга на каждой перемене под коридорный шум: «Ну зачем же такая любовь? Что не сбудется, не получится. Что не нравится, получается, а-а-а». Простые слова против моей воли крутились по кругу. Песня старая, из далёкого детства, когда вечерами во дворе заслушивали кассеты с модными сборниками. Откуда только Лола её откопала?

Помучив Ремарка до назначенного времени, я отправилась в кабинет к преподавателю.

По пути на кафедру я бросила быстрый взгляд в зеркало в фойе, и увидела в отражении ужасно бледное создание с тёмными кругами под глазами. На голове творился полный кошмар. Конечно же, это прозрачное существо забыло расчёску дома! Как я пожалела, что выбрала тёмные вещи – они только подчеркнули мою болезненную бледность. А был ли у меня более приличный выбор в той чёрно-серой куче?

Вот так ты представляешь себе сотрудника крупной компании? Вот так ты себя видишь на презентациях? Иди-ка ты лучше в секретариат, чтоб никто тебя не видел!

По пути к остановке Анна Викторовна коротко сказала, что «нас должны подвезти». Меня то и дело подзуживало и щекотало любопытство: спроси, спроси про Мистера Х. как бы между делом, найди ниточку, чтобы вывести разговор о нём. Не стоять же молча или выдавливать светскую беседу о делах учебных, а ещё хуже – снова о дипломе!

А вдруг там, куда мы едем, правда работает Мистер Х.? И совсем скоро мне может посчастливиться – он мелькнёт в коридоре или в офисном опен-спейсе.

Ну зачем же такая любовь… Что не сбудется… Тьфу, вот же привязалась!

– Странно, – Анна Викторовна озабоченно взглянула на часики. – Обычно они не опаздывают.

«Подождём, подождём», – подумала я, но вслух ничего не сказала.

Я всё не решалась начать неловкий разговор с преподавателем. От волнения перед неизвестностью у меня словно всё словно онемело: и язык, и губы. Да я вся одеревенела. Как только доковыляла до остановки? С утра так и не распогодилось. Ветер разошёлся сильнее, и за несколько минут на улице я продрогла. Вены на руках превратились в тонюсенькие зеленоватые ниточки, а кожа под ногтями стала фиолетовой.

«Хотя бы цвета гармонируют, – нервно усмехнулась я про себя. – Интересно, а нос сильно покраснел?»

Тыльной стороной ладони я легонько дотронулась до лица. Замёрзла. Внезапно в горле пересохло и запершило. Я то и дело поглядывала на киоск через дорогу.

Может, стоит захватить воды или сока? Или уже не успею?

Пока я мучилась с самым трудным выбором в жизни, через пару минут Анна Викторовна радостно махнула рукой кому-то позади меня.

– А вот и он! Идём!