Стикс. Сломать систему. Часть 2

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Стикс. Сломать систему. Часть 2
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

Радар молча провернулся на вертящемся стуле. Взгляд блуждал по экранам и рядам «окон» на них. Костяшки пальцев, зажавших   подлокотник, побелели.

Большинство наемников тоже смотрело на экраны. Впрочем, несколько наоборот отошли назад и, кто сидя, кто, полулёжа разместились по камерам с распахнутыми дверями.

Окон были десятки и общий обзор позволял видеть, как ближний периметр базы, так и несколько дальних панорам по сторонам. Дефицита камер у муров явно не было, но давать обзор за каждой многоэтажкой на километры вокруг было бы слишком даже им.

Это создавало неизбежные «прорехи» в обзоре. Именно к границам таких мест и были прикованы напряженные взгляды. Минуты ползли беременными черепахами…

Первыми появилась небольшая стая заражённых с юга. Четверо топтунов и несколько тварей поменьше, петляя между развалинами и кустами, быстро миновали обзорные метры. Вожак стаи принюхиваясь замер у более чем трёхметрового бетонного забора с колючкой по верху.

Крупный план позволял хорошо видеть, как тварь скалится и урчит, явно вникая в обстановку. Трое зараженных шустро двинулись вдоль стены, в разведку.  У ворот разведчики остановились, замерев и принюхиваясь.

Скоро стая собралась вместе и быстро разбросав обломки развалившегося после удара «шмеля» «колпака» вытащила свою добычу. Медведеобразные рыла увлеченно начали жевать. К воротам ни один урод даже не приблизился.

Лишь временами то один то другой оглядывался на них, раздувая ноздри.

На экране, показывающем направление «Пекла» проявилась новая стая. На этот раз   это уже были десятки тварей. Еще две стаи сломя голову плотной «кучей» ломились с северо-запада.

Достигая забора, новоприбывшие начинали, огрызаясь друг на друга, вертеться вокруг. Матёрые бегуны, лотерейщики, топтуны, кусачи … Жуткие подобия людей в остатках одежды и страшное зверьё – уже непохожее ни на что, кроме себя. Бурая, серая, желтоватая, грубая кожа всех оттенков в хитиново костяных бляхах разных форм и размеров. Бессмысленные, рыбье белёсые глаза низших и неприятно разумные чёрно – птичьи, без зрачков, высших тварей.

Вид был интересный, если коротко, только немножко нервирующий.

Как ни странно, среди них не было ни одного в полной костяной броне. Ни одного рубера, ни одного элитника.

И – почему-то заражённые всё так же видимо и ясно держали дистанцию от ворот.

– Что за фигня? Почему они не пытаются ворота хотя бы пошатать? – Радар говорил в пол голоса, но в мёртвой тишине это прозвучало оглушительно.

– Чё они дурные, что ли? Каждый стаб, у кого чуть грошей есть, вокруг себя мины ставит. От незваных гостей помогает хорошо. Мертвяки по тупей регулярно подрываются.

Кто выживает – запах взрывчатки знает прекрасно. Чутьё у них, у многих, круче собачьего и что такое мина они понимают. Вот и всё.  – Бахус ответил в полный голос с лёгкой брезгливостью в тоне. Он, немного поджав губы, через плечо сидящего, разглядывал хищную суету под стеной.

– Тем лучше для нас. Если этот зоопарк, так и останется под стеной до прихода основных гостей, так это будет вообще замечательно.

– Ни хрена не останутся. Раз они не грызутся промеж собой – значит где-то рядом уже сидит шишка. Матёрая тварь, которая их всех уже оприходовала. Может это рубер, а может и элитник. Может быть и не один элитник. Сейчас эта зараза присматривается и думает. Вот как она чего решит –  начнётся реальное веселье.

– В любом случае мы выигрываем время. Чем больше, тем лучше. Как гости прибудут – веселье достанется им.

Тем временем в окне с самой дальней, первой от к «Пекла» камере показалась еще одна стая. Это была уже даже не стая – волна. Тёмно – коричневая шкура и сероватая кость бляшек сливалась в один несущийся вал. На глаз было сложно даже прикинуть сколько же их там.

Зараженным еще предстояло пробежать несколько километров…

Радар размял шею, помотав головой. – Пожалуй этого должно хватить. – Он щелкнул кнопкой выключая «музыку».

По широкой дороге от внешки выехала колонна. Детали, с более чем приличного расстояния, было видно плохо. Но несколько танков в «голове» можно было разобрать…

Расстояние быстро сокращалось. Внешники ехали открыто, уверенно, почти как на параде.

Танки были странного, незнакомого Радару «покроя». Снаружи они были в «решетках» внешней защиты. За танками ехало несколько бронемашин разного вида. Некоторые из них имели серьезные стволы на башнях, другие что-то вроде грузовиков, хотя и пригодных отстреливаться от зверья.

Колонна чуть свернула по дороге и стало видно десятки машин, идущих за грозной «головой».

…А вот эти явно гражданские, самопальной выделки…

– Ты глянь, наши беглецы возвращаются с «грозным папой». Хо – ро – шо. По времени, то что нам и надо.  –  Парень оскалился.

Гулянка под стеной была уже довольно «людной» (хоть людей там и не было) и суетной. Кто-то качался с пятки на носок чего-то ожидая, кто-то с разной скоростью метался вокруг всей базы, оглядываясь и принюхиваясь.

С полсотни едущей техники – не мышь под веником. Накал аппетита тварей не помешал им заметить приближающихся.

И они явно засекли «гостей» раньше, чем те поняли ситуацию.

Из едущего первым танка можно уже было без бинокля разглядывать детали осады, когда он наконец затормозил. Именно это и запустило «лавину». Твари единой толпой хлынули навстречу «новоприбывшим».

Отдать им должное – внешники не растерялись. Почти мгновенно заработали пулемёты и АГС-ы. Стук пулемётов и хлопки разрывов зазвучали вдаль в обычной тишине Улья.

…Забавно. Вот значит где они прятались. Там же где и мы…

Из-за той же пятиэтажки, за которой до броска скрывались рейдеры, огромными скачками вылетело пятеро по-настоящему здоровых тварей.

Размерчик позволял, не напрягаясь, заглядывать в окно второго этажа. Или так казалось?

За ними, растянувшись цепью, догоняли обтянутые костяной броней руберы. На глаз их там было не меньше пары десятков.

… Вот значит они как. Стоило бы догадаться…

Размеры не делали зверьё медлительней. Скорее – точно наоборот.

Ууух… За считанные минуты бронекошмар мелькнул с одного края обзора на другой. Только земля разлеталась из-под когтей.

Волна, шедшая от Пекла, отстав на несколько сот метров, последовала за ними.

Если первый рывок внешники почти рассеяли, то с высшими тварями этого не получилось. Несколько неприцельных пуль даже из тяжелого пулемёта не останавливали элитников. Несущиеся со скоростью ракет гиганты достигли колонны.

Столкновение!!! Грохот, лязг, стук пулемётов и автоматов слились в оглушительный «концерт». Первые два танка остались без стволов, срубленных когтистыми лапами, как деревяшки топором. Один элитник поймал грудью выстрел из башенной пушки почти в упор. Во все стороны полетели алые фонтаны, и многотонная туша отлетела на несколько метров назад, заваливаясь на спину.

Чуть замявшиеся было, зараженные яростно полезли вперед. За ними в дело вступило наконец подоспевшее «подкрепление». Замес развернулся по-настоящему жёстко.

Несколько сотен тварей дрались против примерно полусотни техники. Даже самый слабый грузовик был всё же снабжён защитой и мог стрелять из бойниц. Но сколько- нибудь заматеревшая тварь не погибала от одной двух пуль. А среди них не было свежих…

Еще танк ловко уворачивавшийся от ударов когтей, с удивительной для такой техники скоростью маневрируя, был зацеплен под гусеницы разом тремя монстрами и опрокинут. Техника хлопнулась «на попа», его пулемёты захлебнулись.

Еще элитник сумел вбить когти в борт броневика и медленно вырвал огромный кусок брони.  Несколько зверюг поменьше нырнули мордами в дыру.

Тройка покончившая с танком ломанула вперед и похоже попала под…А – чёрт его разберёт, в этом месиве, что это было. Но один замялся, закрутился, отпрыгнул в сторону и похоже получил еще… Этот из боя пока вышел, крутясь и воя на одном месте.

Пляска смерти шла быстро и темпераментно, нельзя было сказать чья же возьмёт. Всё это громыхало, стучало, лязгало, выло, брызгало кровью, металось и маневрировало – а характерный запах сгоревшего пороха уже чувствовался даже на базе.

Пожалуй, верх бы остался за внешниками. Двое элитников слоновьими тушами валялись без движения, трое от морд до когтей на ногах покрыты собственной кровью. А не сколько танков еще вели бой вполне эффективно и прочие твари, вместе с руберами, были бессильны против них.

Взгляды «зрителей» были полностью прикованы к шоу, и потому, рейдеры даже не сразу заметили, как от Пекла мимо базы выкатился здоровенный «мяч».

Ну… Во всяком случае «мячом» эту штуку можно было назвать, можно. Приблизительно. С тем же успехом, как «перекати полем» или «свернувшимся броненосцем.» Хотя ничего похожего на голову – лапы там не было.

Тёмно- синие, слабо светившиеся пластины по всей поверхности и переплетенные… То ли иглы – то ли ветки.

Когда сочно- кобальтовый «мячик» оказался возле базы, стало возможно оценить его размеры… И скорость.

Он же был почти вровень с трёхметровой стеной! А двигался так, что миновал сотню метров за миг.

 Один из элитников, только что рывком «доставший» танк, срубив пушку с башни, вдруг замер сусликом. Потом диким многометровым прыжком ушел в сторону. И не оборачиваясь, помогая себе передними лапами, разрывая землю когтями, дёрнул прочь.

В атаку заражённые бежали очень быстро, но теперь…Точнее всего это можно было бы назвать – «сломя голову». Если можно себе представить напуганной до ужаса – такую тварь. Зверюшка, весело прыгавшая на танковую колонну, бежала как таракан при включённом свете…

Еще элитник, урча, развернул башку, чуть поменьше кабины легковушки. Спустя секунду, он уже летел в другую сторону.

Доля минуты и к тараканьим бегам присоединились остальные заражённые. Монстры бежали слепо, каждый сам за себя – прочь от базы и приближающегося «мячика».

 

Катившийся к колонне «шарик», за несколько метров до ближайшей машины, спружинил, подпрыгнул и приземлился сверху на один из оставшихся боеспособным танков.

Глаза отказывались это воспринимать… Огромная стальная махина оказалась смята, размазана в тонкий блин.

Против законов физики… Танк был раздавлен, как насекомое под подошвой.

Пять автомобилей из колонны всё-таки сумели развернуться и дымя шинами по асфальту рвануть прочь.

Прыг, прыг, – прокат. Прыг, прыг, –  прокат. Меньше чем за пять минут все пять грузовиков были намазаны на дорогу, как масло на бутерброд.

Детализация с камер позволяла хорошо видеть, как бесполезно палили стволы внешников. Отчаянно и остервенело, всё, что еще могло стрелять – стреляло.

Безрезультатно и бесследно.

Чуть откатившись по дороге, штуковина стала менять форму. Словно кусок пластилина, обретший собственную волю. Перелепившись в кольцо- бублик с отсутствующим куском, хреновина развернулась этим вырезом к остаткам колонны.

Раз качнулась «креслом качалкой», два качнулась. Не было видно никакого явного действия. Но стрельба захлебнулась. Происходило… Нечто…

Исчезла краска с корпусов. Растаяли паром резиновые шины. Техника оседала на обода, ярко блестя «надраенным» металлом.

Из броневика кубарем выкатилось пятеро бойцов. На них были бронированные защитные комбинезоны с закрытыми противогазными масками. Никто из них не держал оружия. Отмахивая руками на бегу, внешники, как могли быстро, разбегались по сторонам.

«Бублик» еще пару раз качнулся. Потом замер. На дороге мёртво застыла превращенная непонятно во что бронетехника. Вокруг блестящего железа, в крови, валялись битые заражённые. Что-то их не затронуло.

Стало тихо. Очень тихо. Гробовая тишина.

Потом раздался свист. Свист такой громкости, что его было слышно и на базе. Даже сидевшим в подвале рейдерам, через узкие щели форточки – отлично слышно.

Когда-то Радару, тогда еще Николаю, доводилось настраивать старый приёмник. Если этот свист и имел что-то общее с чем-то знакомым – так это с тем неживым переливчатым радио свистом.

Свистяще – шипящие звуки поиска волны, безжизненный и чужой звук.

По экранам прошла рябью помеха. Часть камер погасла. Тем не менее та, что давала вид на «шарик» как раз продолжала работать.

Впрочем, уже не шарик. Штуковина еще раз сменила форму, перелепившись в какой-то «волчок».

Вновь засвистев великанским спятившим приёмником, штуковина прошлась несколько раз широким кругом вокруг остатков колонны.

Потом замерла. «Живой пластилин» словно стёк, осел вытянутой «лужей». Цвет сменился на грязно жёлтый. Примерно того же оттенка, что и песчано- глинистый пустырь по сторонам дороги.

Уже не «синий шар», а желто бурый «слизняк» неспешно двинулся на север.

…Хм…Помесь слизняка с червяком. Какая гадость. Глаз не видно, ног не видно. Как он так двигается? Слизняки не так ползут, змеи и черви тоже…А хорошо маскируется – его в бурьяне можно и не заметить…

Радар с усилием снял руку с жёсткого пластикового подлокотника. На гладкой поверхности остался влажный след. Парень оглянулся. Лица вокруг были пропечатаны одним общим выражением. И одним оттенком – оттенком парафина. Разве что с вариантами по цвету кожи…

– Ну? Кто мне расскажет, что это было?

Стронг задумчиво потер змею – татуировку на щеке и скуле.

– Кто это был – ты сам знаешь. Сейчас лишняя болтовня только беду накличет. Без суеверий, конкретно.

– Вот он и был? По прозвищам я как-то другое представлял. Так их же вроде убивают и не так уж совсем редко. А наш гость на танковые пушки плевать хотел. Может всё же нечто другое?

– Они на вид любые бывают. Не представишь ты его.  Что конкретно он может – не представишь. Я не слышал, что бы кто-то о двух одинаковых рассказывал. Да и об одном… Тут бы живым остаться, не то что балаболить. И как вот эту ххх-ю нарисуешь? ХХХ ты это опишешь.  А с их убийствами историй много. На ночь хорошо рассказывать, часовым особенно. Хрен кто заснёт.

Дай бы нам еще выжить после этого знакомства.

Хватит об этом.

Он резко встал и отошел в одну из вскрытых камер. Бесцеремонно подвинув двух сидевших на койке наемников Бахус вытянулся у стенки. Сложив руки под головой, стронг изобразил сон.

Рейдеры молчали. Атмосфера была нехорошо пришибленной.

– Так орлы. Мы вообще то живы, а эта штука ушла. И какое-то время до того, как кто-то посмеет сюда сунуться у нас есть. Если с перепугу не сумеем это использовать – сами себе злобные буратины. Ждём сорок минут. Потом идём смотреть что там осталось от внешников.

Если кто не заметил наш сине-хрено-переменчивый посетитель там очень много вкусного набил. Не считая чемодана жемчуга. – Радар откинулся на стуле.

…Пожрать что ли? Нет. Не смогу. Даже через силу не выйдет. Это будет очень плохо смотреться…

– Пока – расслабляемся. – Он глянул на наручные часы. Потом положил голову на сведённые в замок руки и изобразил дремоту.

Так или иначе, но пример оказался заразительным. Рейдеры стали расползаться по подвалу пытаясь более-менее комфортно устроиться. Вспыхнуло пару вялых ссор за лучшие места, потом всё стихло.

Напряжение медленно развивалось.

Через оговорённое время Радар встал. Ещё несколько минут он театрально разминался. Потом уставился на команду.

– Время идти в разведку пришло.

Люди отводили взгляды. Тут не надо было быть великим чтецом–душеведом, чтобы понять общее состояние.

…Как они ответят на приказ ?..

– Добровольцам – премия с добычи. Трот, без тебя никак. Остальные по желанию.

Чур поджал губы и ничего н сказал, но поднял стоявший рядом карабин и перевесил за спину. Потом сел на корточках возле стола.

Ном оглянулся.

– Там хорошо бы сначала одного в разведку выпустить. Зверьё, из крупных хищников иногда недалеко от добычи уходит. Может где-то рядом быть и следить. В остальном, я с вами.

– Я и буду этим одним. Я же сенс, так что, если что смогу засечь засаду, или что там может быть. Только груз всё едино придётся толпой тащить.

Бахус наконец проявил интерес к происходящему. Он встал с койки, рассматривая парня чуть прищуренными глазами.

– Есть до ххх штук, которые кончат и сенса, как два пальца. И не спалишь ты их «даром Улья».

Тот крысомор, которым внешники нас травят, например. Если у них там было несколько баллонов и они накрылись – то тебе как раз хватит. Еще бывают ядерные батарейки. Тоже жесть, если треснет.

Ни у кого Гейгер в трусах не завалялся? Не?

Ну и самая мякотка это сюрпризы нашего, сука, гостя. Тут я даже не знаю, что может быть.

Историй могу рассказать много, потом, если доведётся.

Радар задумался. Общее молчание затягивалось.

Трот дёрнул углами губ и наклонившись на ухо что-то очень тихо заговорил. Парень молча слушал. Потом кивнул и похлопал блондина по плечу.

– Да. Это, пожалуй, выход. – Он развернулся, всматриваясь в рейдеров.

– Там валяется два элитника. Элита – значит жемчуг. Жемчуг…Никакой риск не даст его тебе. Высшее сокровище улья. Мечта.

Из сотни свежих большая часть не увидит его никогда. Даже шанса на него не получит. Даже крохотного шанса.

Что там на дороге – Улей ведает. Но мы и так все под смертью ходим, постоянно.

Я даю слово, что тот, кто пойдёт в разведку, получит одну жемчужину с добычи.

Рейдеры молчали. Молчали новички из числа вояк. Молчали опытные наемники.

Наконец один из наемников решился.

– Я пойду.

…А как его звать то? Не помню…

– Хорошо. Общий план такой.

Сначала я   издалека щупаю все окрестности даром и через аппаратуру. Потом мы залегаем – ты идёшь вперёд, смотришь что там осталось в технике. Возвращаешься.

Если всё будет без слишком уж нехороших сюрпризов, то в темпе потрошим тушки и сваливаем.

Движки бы с техники снять… Но это потом и если повезёт. Если…. Тогда уже вернёмся все и почистим всё конкретно. Там же еще не один десяток машин, с вкусной начинкой в хорошем состоянии.

Бахус…Раз уж остаешься здесь, будешь за старшего, если что. За любые проблемы шкурой отвечаешь.

Ну, а если что…То обычаи стронгов, ты помнишь.

Тот чуть наклонил голову набок. Потом молча кивнул.

Радар щелкнул тумблером на пульте. Резко откинулся невеликий люк, ведущий на первый этаж. Парень резво полез по лестнице. Следом поднялся Трот. Один за одним, рейдеры собирались в верхней комнате.

Пять человек в зелёном камуфляже неторопливо зашагали к воротам.

– Разминировать, пока не станем. Тут где-то должна быть калитка или что-то вроде.

Короткий поиск завершился успехом. В стене рядом с воротами действительно обнаружилась небольшая дверь –калитка. По толщине стального листа, из которого она была сварена, дверца была даже покруче самих ворот. С замком, правда, повезло. Он был из тех что легко открываются изнутри, без ключа.

Добираться до цели на открытой дороге среди ровного пустыря можно было и шагом в полный рост. Всё едино- ползти по-пластунски, для таких мест, мало что бы дало.

– По дороге с облаками, по дороге с облаками. –  Радар тихо мурлыкал, топая по асфальту и оглядываясь в бинокль. За пару сот шагов до «побоища» на обочине был небольшой, от силы по колено холмик, заросший бурьянами.

Он махнул рукой.

– Какое никакое, а всё укрытие. Тут заляжем. – Рейдеры стали располагаться, распаковывая аппаратуру из рюкзака.

Радар довольно долго возился, рассматривая через «перископ» окрестности. Наконец сел прямо на земле, и из-под руки, всмотрелся «даром». Если до того лицо у него было сосредоточенно равнодушным, то на этом –болезненно скривилось.

– Видишь что-то? – Лежавший рядом, в бурьянах, Трот, поднес бинокль к глазам, следуя перехваченному взгляду. Отпущенный бинокль, на ремешках, вернулся на грудь.

– «Что -то» определённо вижу. Знать бы ещё что это. Это именно что то, а не кто-то. Нас оно не увидит… Но и влезать в …говно для проверки не стоит. Хотя… Стоит посмотреть поближе, но как скажу – стоять. Резко стоять, как перед минным полем. Собираемся, хорош брюхи протирать.

Команда рейдеров опять неспешно зашагала по асфальту. Шагов за пятьдесят, до «поля боя» Радар опять застыл. Он молча с угрюмым лицом на что-то пялился. Бойцы нервно переглядывались.

Наконец парень мрачно заявил.

– Сзади нас на дороге и вокруг несколько битых тварей, их потрошим. В ту сторону больше – ни ногой.

Так что там? – раздался чей-то голос.

– Не знаю. Ничего хорошего. Вопросы и ответы будут по возвращению, чтобы лишнего времени не тратить. Пока, вперёд – берём этих.

Что-то говорить сверх сказанного никто не стал. Работа прошла быстро и молча. Закинув трофеи в рюкзак рейдеры двинули в обратный путь. Разве что обратно шли намного быстрее и без той насторожённости.

Уставшие раскрасневшиеся мужики «свалились» в люк и по лестнице. Трот аккуратно «водрузил» тяжеленный рюкзак с «перископом» возле пульта видеонаблюдения поднял лицо и беззвучно выматерился.

Его ряха и так не особенно миловидная, была крепко искажена раздражением и усталостью.

Радар, усевшийся в вертящееся кресло развернулся всем телом «к Ивану передом».

Десяток лиц смотрели на него с напряженным немым вопросом. Но даже Бахус, на этот раз, молчал.

Парень как-то очень просто, нетеатрально уставился поверх своих зрителей.

– Кто-нибудь слышал, что бы в местах в которых побывал скреббер происходило странное? Или что бы сенс рассказывал, что видит, такую бурую паутину где-то?

На каждом лице было лишь явное недоумение. Наконец стронг, сидевший на койке, встал и подошёл, встав за полшага. Он смотрел в лицо чуть прищуренными глазами, словно что-то искал.

– Давай конкретно, что ты видел?

– Конкретно ?.. На паутину похоже. Толстая, толще пальца. Только цвет не серый, а такой тёмно – коричневый. Глаза это не видят. Аппаратура не берёт.

Дар видит. Заплетено всё – и битая техника, и мертвяки. Всё. И поверх намотано, и промеж протянуто.

Ещё в нескольких местах вроде комки с футбольный мяч примерно размером. Но там хрен разберёшь – оно в глубине.

– Может оно не опасное? Бахус чуть скользнул взглядом в сторону. – Поэтому и не шумят о таком?

– Может. Но куда вероятнее, что оно не оставляет свидетелей. Чем бы оно ни было.

Ты что-то знаешь о подобном?

– Что скреббер может прикончить и танковую колонну, слышал не раз. Что дары даже просто заражённых бывают самые экзотические – слышал.

Но вот такая паутина – первый раз.

Чур из-за спины подал голос.

– Если всё так загадочно, может эту пакость чем-нибудь подергать? Длинной палкой или верёвкой? Закинуть тросик с крюком и вытащить хотя бы туши. Жаль же жемчуг терять.

 

Радар посмотрел перед собой и качнул головой.

– Не такая плохая идея, как кажется. Вот только если это нечто может позвать обратно нашего переменчивого гостя, после этого уже свидетелей и правда не останется.

Тишина стала тягостной. Она затягивалась.

Наконец парень устало выдохнул.

– Как бы там ни было, самое меньшее пару дней нас тут никто не тронет. Слишком страшно здесь внешников нарубили, что бы им захотелось вот так сразу – ещё раз. Та же песня и с заражёнными.

Так что отдыхаем пока.

Чур, давай – стол накрывай. Моё Сиятельство трапезничать изволит. Возьми пару коробок из прицепа и сообрази, чтобы значит, стол и стулья, как в лучших домах Лондона и Парижу.

Рейдеры засуетились в ясном и привычном деле. Есть, правда, пришлось в три смены, потому как захотели все, а мест хватало лишь на треть за раз. Есть сидя в стороне, почему-то всё же не захотел ни один.

Чуть позже, Радар небрезгливо чуть подвинув лежавшего мужика, еще не отошедшего от «дури» и выложенного на койку, уселся рядом. Боевики, кто как мог, обустраивались по подвалу. Трот и Чур сели рядом. Ном занял место в кресле видеонаблюдения, по своей инициативе осматривая окрестности и базу через уцелевшие камеры. Он много спал днём и его очередь была караулить в ночь. Наверно единственному из банды Радара ему это даже почему то, по-своему нравилось.

За узкими окнами подвала уже была чёрная тихая ночь.

– Трот…По твоим прикидкам, сколько наши «брёвна» еще так проваляются пока хоть «папа-мама» связать смогут? И сколько им еще так, даже с твоей помощью, пока хоть как-то хромать начнут?

– Без понятия. Это какая то химия внешников , я такого еще не видел. Но что знаю точно – первое что они свяжут – это не «папа-мама». А вовсе даже «каша». Жрать они потребуют и много.

Ну и срать. Не без этого.

– Ну, это решаемо. Раз база обустроено под более чем сотню боевиков, плюс персонал и «расходники», запас еды- воды тут должен быть соответствующий.

Не в гипермаркет же им бегать каждый раз. Тут с этим должно быть лучше, чем на серьезном стабе. Строго говоря тут всего должен быть запас, просто потому, что толком работать без регулярного снабжения не сможет даже авторемонтная база.

Оно конечно «фирма веников не вяжет – фирма делает гробы», но кое в чём муры не отличаются от всех. Так ведь?

– По-разному может быть. Смотря как у них было принято работать с расходниками. И какие у них были связи с внешкой. Но какие-то запасы определённо должны быть.

– Какие-то запасы… Какие-то запасы… Жаль, что после трёх трудовых рывков, людей в четвёртый не поднял бы и Господь.  Обыскивать базу было куда лучше без паузы. Если там кто-то остался из недобитков, то это может нам дорого стоить.

– Лучше то, оно лучше, но никакой Наполеон не может невозможного.

Всё едино лезть на рискованное дело, когда солнце уже садится, а дар разряжен –  плохая идея. Лучше пролюбить барахло, чем нарваться на пулю.

А если найдётся дурачёк, которому надоела жизнь, и он рискнёт полезть, портить нам сон – так на то часовых достаточно.

– Ладно. В любом случае сейчас уже ничего не изменить. Будем спать сколько влезет – завтра будет весёлым.

Встало солнце ясное, осветило подвал тёмный. И пришло рейдерам пробуждение.

Настало утро доброе…Ну в целом… Ну примерно, как в анекдоте о разбитой любимой трубке. Папа? Что сказал? Ругательства не повторять? Тогда – ничего.

Кое как распрямившись по стенке люди начали соображать по части умыться – пожрать. Вода от собственной водонапорной башни, на базе муров была в достатке. С едой сложнее. Но на десяток ртов ещё кое как хватало притащенного. Бойцы собирались вокруг импровизированного «стола» из коробок.

Радар сидя в облюбованном кресле – вертушке отстранённо рассматривал своё «похмельное» воинство. Рейдеры кое как приходили в себя после вчерашнего. Скривившись, он наклонил голову.

– Трот, ты им помочь можешь?

– Легко. Только стоит ли лечить чирей на жопе, если потом сил может не хватить на оторванную башку?

– Да, когда как. Сейчас этот чирей им не позволяет эту самую жопу оторвать от места. А без движения, как бы нам всем головы не пооторвали.

Ты глянь на них – там же утку до сортира донести нельзя доверить, а нам надо еще много чего тащить – грузить. Причём чем скорее, тем лучше.

Один из «новобранцев», щеголявших медхалатом не по размеру, оторвался от банки консервов.

– Зато, в высоком искусстве самоублажения открываются новые возможности.

Радар ответил непонимающим взглядом. Потом скривил губы в подобии улыбки.

– В смысле трясущейся рукой – богаче ощущения? Споёмся. Ты, вчера, мину на ворота ставил? Сапёр значит. Что ж с крещением тебя…

Поручик Трот, заканчивай уже вкушать кофий и реанимируй нашу инвалидную команду. Надо будет для начала найти здешнюю столовую. Лежачие пока жрать не просят, но, чую их тоже скоро кормить придётся.

– Как скажешь. – Лекарь прошел мимо людей, делая движения ладонью вдоль рук и ног.

Бахус бросил короткий цепкий взгляд. Потом стронг отмахнулся рукой

– Меня не надо, Слава Улью выносливости во мне побольше чем в этих. Так что почти в норме.

Чего, какой, типо, план то?

– Для начала обыскиваем местную жрательную, потом гараж. Чего-то планировать будем после.

В хорошем плане карты кладутся по идущему раскладу, а не ставятся на предполагаемый.

Так что берём всю орду – и ать два.

– Всех? Вот конкретно, придут «гости» и что?

– Какие «гости»? Мертвяки что ль? Эти попрут к дороге – там трупы. Зря мы что ли вчера долбились, убирая и зачищая тут всё что может пахнуть? Жмуры вообще то, не самые лёгкие были.

Внешники то же, начнут с «побоища». «Островные»? А им то откуда знать, что ж здесь вышло? Им вообще есть всё резоны держаться отсюда на три пушечных перестрела.

И вообще кто бы не был –  он напорется на мину, так что услышим.

Стронг с некоторым напором наклонился вперёд.

– Так, да них… не так. Любая рейд группа засёкшая серьёзный замес, этой темой заинтересуется. Погреться после чужой крутой разборки можно нехило. Это все знают. Умельцев, умеющих обнаруживать мины, гуляет много.

Для любой такой кодлы – мы тут будем лишние. Еще чё то объяснить?

Радар перевёл взгляд на закончившего свою работу экс – мура.

– Всё. Хватит трёпа. Время – жизнь. Вы, гвардия бесштанная, останетесь на охране. Можете двоих сгонять на склад, еще стволов и патронов сюда подтащить. Но что бы остальные пасли точку без перерывов.

Всё едино, без шмота и обуви вам в героев труда не сыграть. Так что вы, будете полезней здесь.

Сапёр, ты остаёшься за старшего. Остальные – за мной.

Парень решительно поднялся по лестнице.

…Жаль нельзя на людях светить карту внешника. Но тыкаться вслепую –нафиг. Пусть считают за интуицию…

Дом бывший здесь за столовую и продуктовый склад нашелся быстро. Обыск прошел легко и даже весело. Радар, правда, страховался по-чёрному, просвечивая комнаты через стены и двери, но ни одной живой души так и не нашлось.

Зато запасов хавки отыскалось много и на любой вкус и цвет. Это сильно улучшило настроение всем участникам «разведмиссии». Даже обычно равнодушный к таким вещам Чур с энтузиазмом изучал коробку с бараньей башкой на картоне.

Бегло осмотрев последнюю отпертую комнату (точнее грубо взломанную) Радар развернулся к рейдерам, уже явно прикидывавшим что и как тащить.

– Хавчиком затариться дело хорошее, но пока всё оставьте. Гараж, теперь нам нужен гараж.

Найти искомое было куда проще, чем НЕ найти.

Здоровенный технокомплекс с удобным выездом, щерился открытыми воротами боксов.

Почти два десятка машин…

И все, нах…, уехали!!! И теперь гниют в виде кучи причудливых обломков на дороге.

Парень лихорадочно жадно шарил взглядом по внутренностям опустевшего гаражного комплекса.

– Ищем. Ищем все. Не могли же они с каждой поломкой куда-то ездить. Запас деталей должен, должен где- то быть. Причём любых.

Не может быть, что бы не было, при таком количестве ездящего железа…

– А чего искать то?

– Движки, в первую очередь.

После битого часа поисков…

Искомое нашлось, в количестве трёх штук.

– Ну что ж… – Радар смотрел на железяки, как кот, на колбасу в чужих руках.

– Как думаете технари хватит этого что бы отремонтировать грузовики и броневик?

Трот кисло глянул на движки.

– Один из грузовиков, насколько я помню, можно и без движка вернуть в работу. Часа три – четыре придётся долбиться. Но реально. Порвать правда могут за этим делом несколько раз, что тоже реально.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?