3 książki za 34.99 oszczędź od 50%
Za darmo

Звездный экспресс

Tekst
Oznacz jako przeczytane
Звездный экспресс
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Привет, я Тэд… Тэд Бишоп. Как добрались, кэп? – приветливо и широко улыбаясь, произнес старший помощник командира межгалактического челнока «Остров мечты».

С очевидной надеждой на взаимность и в ожидании какой-нибудь ответной любезности, он обратил свой взор к входившему в рубку управления высокому, худощавому, крайне хмурому на вид и погруженному в свои мысли человеку в серебристом, развевающемся за спиной плаще.

– Эль… Капитан Эль, – мрачно заявил вошедший, остановился посреди помещения и оглядел присутствующих.

– Доброе утро… – решил было продолжить свою, видимо, неоконченную мысль старший помощник.

– Какое ещё к черту «доброе утро», Тэд?.. – поднял на него удивленные глаза Капитан Эль. – Ты что, пидорас?

В воздухе повисло тягостное молчание, прерывавшееся лишь негодующим сопением Тэда.

– Я вижу, у вас разговор что-то не клеится, – решил вмешаться доселе остававшийся беспристрастным командир корабля. – Господин Эль, вы не пьяны часом? С утра, как привило, это не принято делать.

Командир понимал, что не в его интересах было затевать склоку с прибывшим на борт представителем власти, но в то же время, и нельзя было представать в глазах подчиненных совершенной тряпкой. В конце концов, это был его корабль, и каждый, кто рассчитывает добраться хотя бы до ближайшего из населенных миров, должен считаться с его мнением.

Здесь, в холодных глубинах космоса, частенько бывают всякие нештатные ситуации и один, два человека за перелет вполне могут бесследно пропасть. Пропасть так, что никто и никогда не только не узнает правды о деталях исчезновения, но даже и не будет пытаться этого делать.

– Послушайте… – человек в серебряном плаще был непроницаемо спокоен.

– Говард Флетчер, – произнес по слогам командир корабля.

– Да, Говард. Расскажите мне, пожалуйста, что у вас тут произошло и, по возможности, поподробней.

Сделав паузу, Капитан Эль взял того аккуратно под локоть и, наклонившись близко-близко к уху, но при этом, совершенно не пытаясь перейти на шепот, произнес:

– Кстати, Хови, что это вы так рьяно вступились за своего первого помощника Тэодора? Вы что с ним так сказать «близкие друзья»?

Последняя модель, а это была именно она, шикарнейшего пассажирского лайнера «Остров мечты» абсолютно соответствовала своему названию и даже порою превосходила все мыслимые ожидания готовых выложить за перелет на ней кругленькую сумму толстосумов. Челнок сошел с конвейера совсем недавно и представлял собой головокружительный полет мысли лучших дизайнеров галактики и кроме прочего, безусловно, являл собой вершину научной мысли и её технического воплощения.

У командира сего восхитительного корабля не было желания продолжать словесную перепалку, он мягко указал поднятой рукой на дверь и, отдав при этом находившимся в рубке подчиненным какие-то малозначимые распоряжения, вывел Капитана Эля в коридор. Они двинулись через сверкающий чистотой длинный коридор, который вряд ли стоило бы называть коридором. Огромные панорамные окна занимали здесь все окружающее пространство, непрозрачным оставался один лишь пол, застеленный мягким ковром, да ещё несколько журнальных столиков, услужливо раскинутых то тут, то там с уютными глубокими креслами по бокам. Сюрреалистическую картину дополняли настоящие живые цветы, высаженные в специальных нишах в стене и большие ветвистые деревья в огромных и тяжелых горшках.

– Занятно, знаете ли, – присвистнул видавший виды Капитан Эль. – А, эти вот растения, вы их лично поливаете, или прислуга есть?

– Прислуга есть, – не стал спорить Флетчер.

– Просто не верится, что в этом вот раю кого-то «замочили», – Капитан недоверчиво посмотрел на Говарда.

– Да, представьте себе… даже парочку, – уточнил Флетчер. – Двух уважаемых и очень состоятельных господ. Кстати, постоянных клиентов нашей компании, и, – он помедлил, – как раз поэтому, вы и здесь, Капитан.

– Не может быть, – деланно изумился Эль, – а я думал, не имеет значения, состоятельны они или нет.

Дальше собеседники прошли несколько шагов в тишине, утопая в бесшумном, пушистом и приятном для ходьбы покрывале ковра. Видно было, что чувство восторга от увиденного великолепия вновь переполнило душу еще только-только прибывшего на борт Капитана Эля, тот остановился и, вдохновенно посмотрев на спутника, неожиданно спросил:

– А что, если я, к примеру, помочусь прямо на этот ваш волшебный ковер?

– Зачем? – не понял Флетчер и слегка, что называется, на некоторое время «завис».

После чего отдышавшись и, наконец, совладав с собой, сбивчиво продолжил:

– Ну, по правилам в таком случае, «такому» пассажиру в дальнейшем запрещено будет летать рейсами нашей компании. Репутация, знаете ли, довольно серьёзная вещь и поэтому…

Говард запнулся, глядя как Эль начал расстегивать штаны, видимо, собираясь исполнить задуманное.

– О боже, кэп, не делайте этого! – взмолился Флетчер.

– А… ну, ладно, – еле заметно улыбнулся, наконец, Капитан Эль, – а то я летать-то вашей компанией и не собирался, в общем то.

– Послушайте, Эль, – оценив таки видимо шутку, и потому заметно успокоившись, произнес командир корабля, – а как вас на самом деле зовут?.. – он помедлил. – И, что это такое за дурацкое прозвище – «Капитан Эль»? В управлении безопасности перелетов все с ума посходили что ли? Зачем этот цирк?

– А что вас так задевает, Хови? Да, у нас сейчас новый директор по имиджу, очень приятный и предприимчивый человек кстати. Вот эти серебряные плащи, – Эль ткнул пальцем себе за спину, – это он придумал. Все делается для того, чтобы всякие болваны вроде вас чувствовали себя менее напряженно, но в вашем конкретном случае, очевидно, это не работает. Это вы так возбудились, наверное, из-за своего дружка пидораса.

– Да, с чего вы вообще взяли, что мой старший помощник Тэд пидорас? Просто потому, что он сказал «доброе утро»? Ну, знаете, ли… – командир корабля снова начал выходить из себя.

– А этого что, по-вашему, недостаточно? – Капитан Эль негодующе посмотрел на хозяина космического судна. – Ладно, вы меня уже начинаете утомлять, где это ваше чертово место преступления?

– Мое место преступления?

– Ваше, ваше… господин Хови. Пойдемте, показывайте…

Джентльмены в полной тишине двинулись дальше, без видимых усилий открыли массивную, отделанную кожей деревянную дверь и будто бы попали в иной мир. Внутреннее убранство корабля в этом месте напоминало дорогущий отель. Огромная зала, ресепшен, консьерж, портье, горничные – глаза разбежались, всюду натыкаясь на дорогое убранство и услужливые лица служащих.

– Ну, ты даешь, Валера… – Капитан Эль вновь не смог сдержать возгласа восхищения, – ёб же твою мать…

– Я не Валера, кэп, вы забываетесь, – попытался возразить Говард, но в том не было никакой пользы, Капитан не готов был его понять.

– Саша… Панфилов, – схватил его руку Капитан Эль, со всей силы сжал её и судорожно потряс, – меня зовут Александр Панфилов, для вас просто Шура. Это моё настоящее имя, вы же спрашивали. Восхищен, весьма восхищен.

– Русский, значит, – понимающе отозвался Говард Флетчер. – Я, когда первый раз увидел, тоже, знаете ли, по-русски заговорил. Примерно как вы. В конце концов, ведь мы с вами находимся, между прочим, на быстроходном межгалактическом челноке и потому, всё это барахло, вместе взятое, может с успехом преодолевать световой барьер, а это не шутки.

Капитан Эль слушал внимательно, глотая каждое слово как воду в пересохшее горло, но сознание постепенно и уверенно взяло-таки верх над эмоциями и вернуло его «на землю», после чего господа двинулись дальше. Они благополучно минули холл, едва не заказав, правда, при этом себе выпивку. Мистер Эль уже сделал уверенный шаг в сторону бара, когда буквально спиной почувствовал на себе пронзительный взгляд командира корабля и потому решил на время отложить дегустацию. Серебряный плащ лихо порхнул неведомой птицей за спиной круто сменившего курс хозяина и мужчины, проскользнув мимо застывших в изумлении дам, стремглав проследовали из холла в жилой отсек для путешествующих на корабле богатеев.

Таких отсеков, как выяснилось, на челноке было три. По сути, они отличались только взаимным расположением, а порядковых номеров не имели, чтобы не дай бог не ввести в огорчение какого толстосума неугодной ему цифрой, а может еще, почему по-другому, в инструкции к челноку сказано не было.

Лицо полицейского Эля, как представителя власти, было озарено предвкушением «драки», он широко шагал, раздувал щеки и глубоко дышал, однако сторонний наблюдатель вполне мог всего этого и не заметить, потому что внимание оного отвлекал бы находящийся прямо по центру профиля Капитана Эля огромный орлиный нос. Нос его отличался сногсшибательным размером и имел, кроме всего прочего, очень характерную горбинку, так что обладателя такого сокровища не узнать или спутать с кем-либо ещё, представлялось невозможным. В связи с чем, порыв души нашего высокочтимого инспектора не смог заметить и начальник корабля Говард Флетчер, совершив тем самым некоторую оплошность.

– Послушайте, господин Шура, так… вы говорите, вас зовут? – Говард решил взять быка за рога. – Этот ваш шикарный серебристый плащ я нахожу совершенно нелепым, и сидит он на вас, как на горшке с цветами, вы в зеркало-то смотрелись?

– Как это так, с цветами?.. – попытался представить услышанное Эль, при этом побагровел, дрогнул всем телом и стал озираться вокруг.

На удачу, его пылающему взору попался невесть откуда взявшийся, на современном-то космическом корабле, красный пожарный щит. Такие щиты, с висящими на них, также отчаянно-красными предметами пожаротушения в виде ведёрка, топора и лопаты, Шура Панфилов раньше видел только в кино. Прямо под сим щитом, венчая собой эпическую картину, стояла здоровая кадушка с песком. Капитан Эль живо представил себе, как он хватает двумя руками голову командира корабля, товарища Флетчера, и засовывает её по самые уши в этот самый песок. Вместо этого, размыслив прагматически, и увидев более простое решение, он схватил огромный топорище и бросил торжествующий взгляд на остолбеневшего в ужасе начальника судна.

 

– Ну, сейчас сгублю я жизнь твою никчемную, – прошипел сквозь зубы Эль, – прощайся с белым светом, собака!

Ещё не договорив про «собаку» инспектор Панфилов уже широко замахнулся топором. Однако командир корабля, на то же он и командир, мгновенно сориентировался в обстановке и дал, что называется, дёру. Говард пулей летел по широкому коридору, стараясь не огладываться назад, и в этом был смысл, потому что чисто теоретически, инспектор имел все полномочия отправить его к праотцам без суда и следствия. Таков был закон. Господин Панфилов тем временем, с трудом выдернул из пола воткнувшийся в него топор, надо сказать, в том самом месте, где только что стоял мистер Флетчер, и дико заорал.

Точно в этот момент, наперерез к несущемуся на всех парах командиру корабля, из-за угла коридора вынырнула очень интеллигентного вида дама в старомодном наряде и, сразу вслед за ней, солидный, уже не молодой джентльмен в дорогом костюме. Звезды, как говорится, сошлись.

– Твою мать, – сдавленно вскрикнул джентльмен.

– Ай, ай, ай… – завизжала дама.

– Блядь, – только и успел уточнить Флетчер.

После недолгой и скоротечной беседы все трое, устроив самое настоящее ДТП с участием одних лишь пешеходов, как бильярдные шары разлетелись в разные стороны, но не очень далеко друг от друга, потому как в отличие от шаров, они оказались костлявые и грузные.

– А вы, я смотрю, разбираетесь в женщинах, – шепнул на ушко Говарду вскорости подошедший Капитан Эль.

Топор инспектор Шура предусмотрительно оставил около «песочницы», спрятав его за красную кадушку и только после этого, второпях заправив выскочившую из штанов рубашку, поспешил на помощь. Вида он уже был спокойного, ниже воды и тише травы, ну, или типа того, как кому нравится. «Работа есть работа», – такие слова можно было прочитать на его мужественном, суровом лице блюстителя порядка, – «тяжело, но справляемся…».