Остров пропавшего смеха

Tekst
0
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Остров пропавшего смеха
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава первая

Тревожное послание

Дима выдвинул верхний ящик стола и с удивлением посмотрел на сестру.

– Наташка, шарика здесь нет.

– Ты не мог его потерять! – обеспокоенно произнесла Наташа. – Ищи лучше. Без него мы не сможем попасть в волшебную страну.

– Знаю, – ответил Дима и снова принялся искать шарик.

Некоторое время назад с Димой и Наташей приключилась самая невероятная история. Летом они гостили в деревне у бабушки. Однажды в лесу ребята наткнулись на заброшенную избушку, в которой имелась маленькая дверца, ведущая в волшебную страну. В сказочном мирке Диму с Наташей ждали интересные, а порой и опасные приключения. А ещё они подружились с забавным гномиком Фифом – выдумщиком и хвастунишкой.

Когда настала пора возвращаться домой, дедушка-гном подарил Диме волшебный шарик, сказав, что с его помощью ребята в любой момент могут очутиться в гостях у гномов.

И вот сегодня выяснилось, что шарик потерялся. Наташа расстроилась, а Дима, продолжая поиски, утешал сестру:

– Ничего, Натка, найду я шарик. Не мог же он сам уйти из комнаты.

Немного погодя, Дима воскликнул:

– Нашёл!

Наташа подбежала к брату и крепко взяла его за руку.

– Осталось произнести волшебные слова.

Дима положил шарик на правую ладошку, зажмурился и тихо проговорил:

– Раз, два, три. Ура, ура! В гости к гномам нам пора.

Раздался мелодичный звон колокольчиков. Занавеска на окне качнулась, как если бы с ней начал заигрывать летний ветерок. Наташа с Димой закружились на месте и исчезли.

Открыв глаза, они увидели знакомую цветочную поляну, высокий дуб, и суетящихся гномиков. Маленькие человечки, позвякивая бубенчиками на своих колпачках, сновали туда-сюда, находясь в крайне взволнованном состоянии.

– Смотри, Дима, – Наташа вытянула руку, указывая брату на большой корабль, что стоял в самом центре цветочный поляны.

– Ого! – изумился Дима. – Вот это да.

К ребятам подбежал один из гномиков, звали его Бимб.

– Глазам не верю! – воскликнул он. – Дима! Наташа!

– Привет, Бимб! А что у вас происходит? Откуда на цветочной поляне появился корабль?

– Мы сами его построили, – с гордостью ответил Бимб. – Это воздушный корабль, в скором времени мы поднимемся в небо и полетим на Банановый остров. Хотите с нами?

Дима не успел ответить Бимбу. Гномики увидели гостей и, окружив ребят, загомонили, перекрикивая друг друга. Дедушка-гном радовался появлению брата с сестрой не меньше внуков.

– За время вашего отсутствия у нас произошло много чего интересного, – признался он. – Но главная новость – это, конечно же, письмо от моего брата Тима. Он с семейством проживает на Банановом острове, и сейчас им необходима наша помощь. Месяц назад я получил весточку от Тима. Вот, полюбуйтесь сами.

Дедушка-гном протянул Диме клочок бумаги, где неровным почерком было выведено следующее: «Мы попали в беду. Срочно прилетайте. Тим».

– Это письмо нам принесла в клюве экзотическая птица. Она пролетала над Банановым островом, и Тиму удалось передать послание. Ума не приложу, что могло произойти, но на сердце у меня неспокойно.

– В срочном порядке мы начали строить воздушный корабль, – с придыханием сказал Бимб. – Я выступал в качестве главного конструктора. Корабль почти готов, на днях можем отправляться на остров к дедушке Тиму.

Дима заворожено смотрел на корабль. Заметив, что тот парит над поляной (взлететь ему не позволяли четыре толстых каната, привязанные к вбитым в землю кольям), мальчик спросил:

– А как он летает?

– Управлять воздушным кораблём довольно просто. Достаточно перерубить канаты и корабль начнёт набирать высоту, а капитану останется только держать курс на Банановый остров.

Дима не стал уточнять детали, он понимал, в волшебной стране всё происходит чуточку не так. Здесь много волшебства и, даже обычный корабль при желании может взмыть в воздух и парить под самыми облаками.

Попросив разрешения подняться на палубу, Дима с Наташей осторожно забрались по верёвочной лестнице наверх.

– Как просторно, – сказала Наташа.

– Нас же много, – сообщил Бимб.

– А где находится Банановый остров?

Бимб подвёл ребят к стене, кивком указал на карту.

– Вот наша поляна, а здесь живёт дедушка Тим. Красными стрелками я обозначил путь корабля.

– Далековато, – покачал головой Дима.

Бимб хотел что-то сказать Диме, но ему помешал громкий крик, раздавшийся снизу:

– Ты играл нечестно! – кричал один из гномиков.

– Это ты жульничал! – последовал ответ.

– Я самый честный гном на свете. Правда-правда!

– Фиф! – вскрикнула Наташа и подбежала к лестнице.

Внизу на самом деле стоял Фиф. Нахмурив брови, он сердито смотрел на странного зверька. Одного роста с гномами, пушистый зверёк имел большие треугольные уши, длинные усы, круглый хвост и острые зубы. Его серебристая шерсть блестела на солнце, отражались лучики и в больших хитрых глазках зверька.

Увидев Наташу, а потом и Диму, Фиф аж подпрыгнул от неожиданности, и сразу же поднялся на корабль.

– Друзья?! – он заключил Наташу в объятьях. – Вы не поверите, но только вчера я вспоминал о вас. Правда-правда!

– Подтверждаю, – ответил зверёк, с интересом разглядывая ребят.

– А ты не верил, что у меня есть такие друзья, – высокомерно ответил Фиф. – Сказал, я преувеличиваю. Представляешь, Наташа, даже когда дедушка-гном подтвердил мои слова, Клыкастик продолжал сомневаться. Клыкастик, теперь ты убедился, что я действительно знаком с Димой и Наташей?

Клыкастик поднял с земли сухую ветку и начал быстро её грызть.

– А кто он такой? – шёпотом спросила Наташа у Фифа.

– Он острозубик. Зовут его Клыкастик. Мы с ним большие друзья. Правда-правда! Раньше острозубики жили в горной долине, а недавно перебрались к озеру. Мы с Клыкастиком не скучаем, целыми днями во что-нибудь играем.

– А другие, между прочим, делом заняты, – сурово ответил Бимб. – Ты ни разу не помог нам в строительстве корабля.

– Я помогал, – возразил Фиф. – Вспомни, кто принёс тебе молоток и гвозди.

– Ты, – засмеялся Бимб. – А я просил принести ножовку.

– Я не разбираюсь в инструментах, – отмахнулся от брата Фиф. – Зато пока вы строили корабль, я пел песни и плясал, поднимая вам настроение. Без хорошего настроения вы бы не построили такой замечательный корабль.

– Хвастун, – устыдил брата Бимб.

С любопытством поглядывая на ребят, Клыкастик сгрыз ветку и принялся за дощечку.

– Хрясь-хрясь-хрясь, – причмокивал он от удовольствия, подёргивая усиками.

– Не обращайте внимания на Клыкастика, – пояснил Фиф. – Острозубики постоянно точат зубки. Видите, какие они у них острые, как у тигров.

– Острее, чем у тигров, – сказал Клыкастик, взяв новую дощечку. – И постоянно чешутся.

– Друзья! – засмеялся Фиф, хлопнув в ладоши. – Предлагаю во что-нибудь поиграть. Я придумал такую интересную игру…

– Совесть у тебя есть?! – возмущению Бимба не было предела. – У нас вылет на носу, подготовка идёт полным ходом, а тебе всё развлечения.

– А чего… я только предложил… в шутку… – пробормотал Фиф. – Уже и пошутить нельзя. Говори, что нужно сделать, я мигом.

– Для начала не мешало бы перенести на корабль бочонки с питьевой водой и провизией.

– Это мне по силам. Не веришь? – оскорбился Фиф, заметив на лице брата улыбку. – Сейчас докажу.

Подбежав к запечатанным бочонкам с водой, Фиф, кряхтя и пыхтя, взвалил один себе на спину, сделал несколько шагов и упал.

Гномики рассмеялись.

– Эх ты, работничек, – покачал головой Бимб.

– Попробовал бы ты сам донести такую тяжесть до корабля. Бочонок весит целую тонну. Он меня чуть не придавил.

– Вечно ты преувеличиваешь, – улыбнулся дедушка-гном.

Диму настолько увлекла идея отправиться на Банановый остров, что он, следуя по пятам за Бимбом, осматривал корабль, задавал вопросы, снова и снова всматривался в карту, мечтая поскорее начать путешествие. Мальчик представлял, как будет стоять на палубе, а корабль, раздувая паруса, мчаться навстречу облакам.

Фиф оставался верен себе. Не переставая хвастать, он успел провозгласить себя и отважным мореплавателем, и бесстрашным пилотом, и даже знаменитым кладоискателем. Гномику почему-то казалось, на Банановом острове обязательно есть место, где спрятан клад. Он и Наташе сказал, что письмо дедушки Тима наверняка каким-то образом связано с сокровищами.

– Вдруг они нашли клад, а теперь его у них хотят отнять? На остров могли причалить пираты.

– Фиф, прекрати фантазировать, – одёргивал внука дедушка-гном. – Тим никогда бы нас не побеспокоил по пустякам.

– По-вашему, клад – это пустяки? – удивился гномик. – Да если хотите знать, из-за сокровищ такие страсти-мордасти разгораются. Любой клад окутан великой тайной. Правда-правда! Недавно я читал интересную книгу о кладоискателях. Там такое творится, если расскажу вам, вы мне не поверите.

– Фиф, а ну принимайся за работу, – прикрикнул гном по имени Пинг. – Не смог донести до корабля бочонок, тогда займись припасами. Они упакованы в плетёные корзины.

– Вечно меня работать заставляют, – проворчал Фиф. – Как будто без меня обойтись нельзя. Клыкастик, где ты там? Пошли, поможешь мне с корзинами.

Клыкастик точил зубки о найденную ореховую скорлупку.

– Сейчас помогу, – крикнул он. – Дай мне две минуты, а лучше пять. Ох, как же сильно чешутся мои зубки.

Когда Фиф поднял на палубу первую корзину с припасами, ему сделалось жарко.

– Жуткая несправедливость, – бормотал гномик. – Заставлять меня таскать тяжести! С моими талантами я мог бы стать художником, писателем или этим… как там его… Эй, Дима, кто сочиняет красивую музыку?

– Композиторы, – ответил мальчик, взяв у Фифа корзину.

 

– Вот-вот! Я могу стать даже композитором, а меня нещадно эксплуатируют. Принеси то, отнеси это.

– Не возмущайся, Фиф, ты же видишь, все чем-то заняты.

– Клыкастик бездельничает. Чешет свои ненасытные зубы.

– Сам ты бездельничаешь, – Клыкастик поднялся на палубу и поставил рядом с бортом бочонок.

Фиф смутился и начал шаркать ботинком.

Когда пришло время готовиться ко сну, Дима попросил у гномов разрешения переночевать на корабле.

– Всегда мечтал вздремнуть под открытым небом, – признался мальчик.

– И я с тобой, – сказала Наташа.

– Ура! – закричал Фиф. – Сегодня я с лучшими друзьями буду спать на воздушном корабле. Вы не представляете, как весело мы проведём время. На небе сотни красивейших звёзд, мы ляжем на спины и станем ими любоваться. И Клыкастика с собой позовём. Кстати, где он? Клыкастик, друг, куда ты подевался?

– Я здесь, – крикнул острозубик. – Уже иду.

В полночь друзья лежали на мягком матрасе прямо на палубе. Фиф, закинув ногу на ногу, смотрел на звёзды и на ходу сочинял истории. Дима с Наташей посмеивались над воображением гномика, а Клыкастик, устав бороться с зевотой, подложил под голову лапки, клацнул зубками и уснул.

Вскоре разморило и Наташу, потом заснул Дима. Последним задремал Фиф.

Ночь выдалась ветреной. Корабль раскачивало, парус надувался, один из четырёх канатов внезапно порвался. Спустя секунду порвался второй канат, затем третий и четвёртый.

Друзья продолжали спать, не подозревая, что воздушный корабль поднялся над цветочной поляной, и ветер понёс его навстречу неизвестности.

Глава вторая

Территория свирепых птиц

Фиф проснулся, когда вовсю припекало солнце. Решив не будить друзей, гномик, непрестанно зевая, прошёлся по палубе и остановился возле борта корабля. Взглянув вниз, Фиф мотнул головой и отпрянул от борта. Растерянно моргая, он ущипнул себя за руку и тихо вскрикнул от боли. Маленькая надежда, которая шептала, что гномик продолжает спать, вдребезги разбилась.

Сделав глубокий вдох, Фиф рискнул и вновь приблизился к борту. Воздушный корабль пролетал над озером, снизу оно показалось гномику небольшой прозрачной лужицей, в которой плескались мелкие рыбёшки.

– Вставайте! – заголосил Фиф. – Друзья, просыпайтесь! Случилось страшное.

На корабле началась самая настоящая паника. Наташа заплакала, Клыкастик, утратив всё своё мужество, признался, что боится высоты. Дима был растерян. Понимая, что ситуацию срочно необходимо брать в свои руки, он, назначив себя капитаном корабля, отдал первое распоряжение:

– Прекратить плакать!

– Чего разкомандовался, – всхлипнула Наташа. – Мне страшно.

– Дима, посмотри, какую высоту набрал корабль, – прошептал Клыкастик. – У меня голова кружится. Даже зубки от страха чесаться перестали.

Фифу вдруг показалось, что у него появилась отличная возможность проявить себя настоящим смельчаком. Он упёр руки в бока и с усмешкой произнёс:

– Не вижу повода для паники. Подумаешь, полетели на Банановый остров без гномов. Ха! Я бы и один отправился на помощь дедушке Тиму. Просто мне не хотелось в этом признаваться. Правда-правда!

– Как же так получилось, что корабль взлетел? – недоумевал Дима. – Его держали канаты, они не могли развязаться сами по себе.

Клыкастик спрятался за спину Наташи.

– Если я вам кое в чём признаюсь, вы не станете на меня кричать? – спросил он.

– Клянёмся, – пообещал Фиф.

– Вчера перед сном у меня очень чесались зубки. Ничего подходящего под лапкой не оказалось и я… я случайно начал грызть канат. Сначала один, потом второй…

– Клыкастик, как ты мог! – покраснел от негодования Фиф.

– Я не специально. И полностью канаты не перегрызал. Они лишь слегка сделались тоньше.

– С твоими зубами надо что-то делать, – гномик порылся в карманах и достал оттуда много всякой всячины.

Карманы Фифа всегда были заполнены. В них он хранил скрепки и леденцы, шурупы и пуговицы, ракушки, осколок любимой вазы, сломанный зубец от вилки и маленький крючок для полотенца, который так и не повесил в своей ванной комнате.

Схватив круглый камешек, его он нашел на прошлой неделе недалеко от дуба, Фиф заявил:

– Точи зубки о камень. Он твёрдый, его тебе надолго хватит.

Клыкастик зажал камешек в лапках, хотел поблагодарить Фифа, но так и остался стоять с открытым ртом и округлившимися глазами.

– Что с тобой? – забеспокоилась Наташа.

– Смотрите! К нам кто-то летит.

Друзья проследили за взглядом Клыкастика. В небе появилось несколько тёмных точек. По мере сокращения расстояния, точки начали принимать очертанья птиц. Дима отчетливо увидел большие крылья, длинные клювы и когтистые лапы.

– Это те ужасные птицы, живущие на скалах, – закричал Фиф. – Однажды они пролетали над нашей цветочной поляной. Жуткие создания! У них острые клювы, одна такая птица пыталась сцапать дедушку-гнома.

Размахивая крыльями, птицы приближались всё ближе. И вот они уже кружили над воздушным кораблём, щелкая клювами и издавая устрашающие звуки.

– Ии-яя-к! Ии-яя-к! – пронзительно закричала самая крупная птица, пролетев над Диминой головой.

Она хотела задеть мальчика когтями, но ему удалось увернуться.

– Ии-яя-к! Ии-яя-к! – негодовали другие птицы, вознамерившись расправиться с непрошеными гостями.

– Корабль оказался на их территории, – голосил Фиф. – Живыми они нас не отпустят.

Дима схватил палку.

– Ну уж нет! Без боя мы не сдадимся.

Наташа подбежала к корзине с орехами. На пару с Клыкастиком они бросали в птиц ядра. Фиф стянул с головы колпак и начал им размахивать.

– Кыш! Убирайтесь прочь!

– Ии-яя-к! Ии-яя-к! – скомандовала птица-предводитель.

Рассерженные птицы принялись ломать воздушный корабль. Они вонзали клювы в деревянную обивку, рвали парус, и всё норовили схватить кого-нибудь из друзей.

Когда Диме удалось ударить палкой птицу-предводителя по хвосту, она раскрыла клюв и истошно завопила:

– Иии-яяя-ккк!

– Так её, Дима, так! – Фиф как мог, отгонял от себя агрессивных птиц.

И вдруг одна из них, зажав в когтях колпак гномика, взмыла над кораблём. Фиф, крепко держась за колпак, с ужасом смотрел, как его друзья превращаются в маленькие точки. Птица продолжала набирать высоту. Казалось, она стремится к солнцу.

– Фиф, дружище! – услышал гномик голос Клыкастика.

– Отпусти колпак! – кричала Наташа.

– Ни за что! – твёрдо ответил Фиф. – Без колпака я похож на своего старшего братца. А он такой зануда, каких свет не видывал.

Птица разжала когти, Фиф камнем полетел вниз.

До палубы оставалось несколько метров, когда гномика подхватила птица-предводитель.

– Ии-яя-к! Ии-яя-к! – возликовала она, заполучив добычу.

– Немедленно меня отпусти! – потребовал Фиф.

Птица дважды облетела вокруг корабля, и направилась в сторону дымящихся скал. Остальные птицы, потеряв к друзьям интерес, последовали за своим предводителем.

– Они съедят Фифа, – услышал гномик слова Клыкастика.

– Меня нельзя есть, – брыкался Фиф, пытаясь достучаться до разума злобной птицы. – Я не съедобный! От меня у тебя будет несварение желудка. Правда-правда! Помню, наелся я как-то диких ягод, так мой бедный животик захворал на целых три дня. Меня отпаивали невкусной микстурой. И ещё таблетки заставили пить. А я на вкус намного хуже диких ягод. Неужели ты хочешь, чтобы тебя поили мерзкой микстурой?!

– Ии-яя-к! Ии-яя-к! – птица крепче сжала гномика когтями, требуя таким образом, чтобы бы он умолк.

Стоя на палубе корабля, Наташа со слезами на глазах смотрела, как птицы растворяются в туманной дымке.

– Дима, придумай же что-нибудь, – взмолилась она.

– А чего здесь думать, надо спасать Фифа. Птицы живут на скалах. Летим туда!

– Это опасно, – предостерёг ребят Клыкастик, грызя круглый камешек.

– У нас нет выхода, – ответил мальчик. – Наш друг в беде!

Воздушный корабль, изрядно попорченный после столкновения с недружелюбными птицами, изменил курс и начал приближаться к дымящимся скалам.

Глава третья

Криг

Выбрав подходящее местечко, Дима приземлил корабль у подножия скал. Сбросив верёвочную лестницу, друзья спустились вниз. Клыкастик поднял голову, заворожённо наблюдая, как от скал отходит дым.

– Почему скалы дымятся? – удивился он.

– Вот уж не знаю, – ответила Наташа, опасливо оглядываясь по сторонам.

– А-а-а… – раздался голос Фифа.

– Он здесь! У нас мало времени, – Дима начал карабкаться по скале, но все его попытки заканчивались неудачей.

Ударившись коленом, мальчик присел на корточки и поморщился.

– Надо цепляться когтями, – сказал кто-то совсем близко. – А у тебя, я погляжу, и когтей-то совсем нет.

Друзья осмотрелись.

– Кто это сказал? – спросила Наташа.

– Не знаю, – пожал плечами Дима.

– Может с нами заговорил говорящий камень? – предположил Клыкастик.

– Камень! – усмехнулся невидимый собеседник. – Ты и сказанул.

– Тогда кто же ты? – вконец растерялась Наташа. – Почему мы тебя не видим?

– Куда? Ну куда вы таращитесь?! Смотрите прямо перед собой.

Первой лохматого зверька с длинным хвостом и короткими лапками заметила Наташа.

– Дима, крыса! – закричала она.

– Сама ты крыса! – оскорбился зверёк, громко чихнув. – Неужели я похож на крысу? Фу-ты, всё настроение ты мне испортила. Пожалуй, так меня ещё никто не оскорблял.

– Прости, пожалуйста, – смутилась Наташа. – Ты совсем не похож на крысу, это я от страха перепутала.

– Разве ты никогда не видела лазунов? – поинтересовался зверёк.

– Нет, – призналась девочка.

– С Луны ты, что ли, упала? Кто, по-твоему, лучше всех лазает по скалам? Конечно же, мы – лазуны. Меня зовут Криг. Я всё и про всех знаю. Спросите меня, на любой ваш вопрос отвечу.

– Слушай, Криг, нам необходимо забраться на скалу, спасти друга. Он попал в плен к птицам.

– Не продолжай, – перебил Диму Криг. – Если ваш друг оказался в когтях этих душегубов, вы никогда его больше не увидите. Наверняка он уже стал сытным обедом для их прожорливых птенцов. Знали бы вы, какой у них аппетит. Целыми днями могут есть и есть. Уф! Как они мне не нравятся.

– Фиф не погиб! – воскликнул Клыкастик. – Мы его спасём.

– Сначала научить лазать по скалам, – отозвался Криг.

– Тогда ты помоги нам, – попросила Наташа.

Криг задумался.

– Разузнать кое-что я, конечно, могу. А как вы меня отблагодарите?

– Проси, что хочешь.

– Есть в вашей летающей штуковине вкусненькие припасы? Угостите меня чем-нибудь.

Осмотрев корзины с провизией, Криг остановил выбор на ягодах.

– Отнесите корзину к моему жилищу, а сами спрячьтесь где-нибудь.

Криг жил в скалистой расщелине. Понадобилось время, чтобы он перенёс все ягоды в свою кладовую. И как только с этим было покончено, Криг сказал:

– Ждите меня здесь, я скоро вернусь.

Потянулись минуты томительного ожидания. Клыкастик прислушивался к различным звукам, пытаясь уловить среди них голос Фифа. Наташа сидела на камне, Дима ходил взад-вперёд, поглядывая на то место в скале, куда нырнул Криг.

Начинало темнеть и заметно похолодало, когда запыхавшийся Криг появился из расщелины.

– Разузнал, – заявил он. – Ваш друг сидит в гнезде с двумя птенцами и их мамашей. Я был прав, его принесли туда в качестве лакомства.

– Нет, не верю, – Клыкастик закрыл лапками глаза.

– Подожди ты, не суетись раньше времени. Вашему другу несказанно повезло. Один из птенцов планировал его слопать, а второй встал на защиту. Играет с ним в гнезде. Главное, чтобы игры затянулись до наступления сумерек, тогда я смогу спасти гнома. Если же второму птенцу наскучит играть, и он проголодается раньше, чем солнце зайдёт за горизонт, гному не поздоровится.

– Почему ты так говоришь, Криг?

– В темноте птицы ничего не видят. Это при ярком свете они грозные и опасные, а стоит скрыться солнцу, становятся слепы и беззащитны.

– Очень надеюсь, Фифу удастся выкарабкаться. Он умный и изобретательный, обязательно придумает интереснейшую игру и будет играть с птенцом до самой ночи, – сказал Клыкастик, перекладывая из лапки в лапку подарок гномика.

Едва стемнело, Криг по своим внутренним ходам, которыми была изнизана скала, начал ловко подниматься к вершине. Преодолев расстояние, он выглянул из щели, расположенной напротив гнезда. Большая птица спала. Рядом, пощёлкивая клювами, дремали птенцы. Фиф, забившись в самый дальний угол, дрожал от холода. А быть может, от страха.

– Эй, гном, – позвал Криг.

– Кто со мной разговаривает? – шёпотом спросил Фиф.

– Подойди к расщелине. Я здесь.

 

Стараясь не шуметь, Фиф пошёл на голос, щуря глазки.

– Внизу тебя ждут друзья, – сообщил Криг. – Я помогу тебе выбраться отсюда. Следуй за мной.

– Я не полезу в расщелину, я упаду и разобьюсь.

– Глупый гном, – разозлился Криг, сверкнув глазами. – А если останешься здесь, утром окажешься завтраком для проголодавшихся птенцов.

Фифу не оставалось ничего другого, как повиноваться и юркнуть в щель.

– Слушай меня внимательно, – тараторил Криг. – Держись за всевозможные уступы и спускайся вниз. Только не спеши. Если оступишься и сорвёшься, косточек не соберёшь.

Фиф старался изо всех сил. В какой-то момент, забыв о предостережениях Крига, гномик заторопился, ойкнул и полетел вниз.

– Какой бестолковый! – вскричал Криг. – Я же предупреждал, не спеши.

Гномик неминуемо бы разбился, не улыбнись ему удача. В самом низу, Фиф зацепился за острый скалистый выступ, повиснув на нём, словно тряпичная кукла. Вскоре на выступе оказался Криг.

– Ты живой? – обеспокоенно спросил он.

– Пока да, – ответил Фиф.

– Тебе повезло, ты рухнул в вертикальный тоннель. Скажи спасибо выступу, иначе от тебя не осталось бы и мокрого места.

– Сними меня отсюда. Скорее!

Когда Фиф встретился с друзьями, его радости не было предела. Но Криг предупредил, друзьям надо торопиться. Ночи здесь короткие, скоро на горизонте забрезжит рассвет.

Поблагодарив Крига, друзья поднялись на воздушный корабль. Дима поднял его в воздух, спеша покинуть столь жуткое и опасное место.

Клыкастик ни на шаг не отходил от Фифа.

– Как ты себя чувствовал в гнезде? Тебе было страшно? – допытывался он.

– Мне? – хорохорился гномик. – Ни капельки. Подумаешь, какие-то там птицы. Попробовали бы они меня съесть, я бы им показал.

– Фиф, – укорила гномика Наташа. – Опять ты хвастаешься.

– Ну что ты, Наташа. Просто объясняю Клыкастику, что птенцы не посмели бы меня слопать. Я ведь такой обаятельный, обворожительный, несравненный и, пожалуй…

– Удачливый, – засмеялся Дима.

– Вот именно – удачливый. Правда-правда!

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?