3 książki za 35 oszczędź od 50%

Обманщик с соседней парты

Tekst
2
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава третья

Дела семейные

На обратной дороге я задремал в метро. Сказалась бессонная ночь. Долго не удавалось уснуть, было слишком много мыслей, они всегда появляются ночью и сильно терзают. Борюсь сам с собой: приказываю, умоляю, прошу… Я где-то слышал, у человека есть не один, а два внутренних голоса. Первый благоразумный, настроенный исключительно на положительные эмоции, он часто стыдит, взывает к совести, даёт обдуманные советы. Второй голос – голос непослушания и противоречий. Именно он начинает шептать, а потом и кричать в ситуациях, когда человеку необходимо себя оправдать.

Стоял я утром у окна, решая, идти в школу или нет, а два голоса вели отчаянную борьбу. Иди надо, говорил первый. Если останешься дома, ничего страшного не случится, безапелляционно заявил второй.

Возможно, все эти голоса полнейшая ерунда, но мне так понравилась данная теория, что я сумел её принять. И надо сказать, уже не единожды убеждался в правдивости сказанного.

Лежу на кровати, думаю. И вдруг внутренний голос начинает отчитывать за бездействие. Вопрошает с возмущением, почему я до сих пор не открыл правду Наде? Чего жду, на что надеюсь? Влюбился, так скажи ей об этом. А не ходи, как влюблённый идиот в образе жертвы.

Появляется уверенность и желание при первой же встрече во всём признаться Наде. Хотя она и так наверняка многое понимает, не может не понимать. Но проходит минута, вторая и уже другой голос, тот, что всегда за справедливость, вкрадчиво интересуется, а подумал ли я о чувствах самой Нади и чувствах Макса – лучшего друга. Что изменится, открой я им правду? Разве станет лучше? Кому: мне, Наде, Максу?

Нет, торопиться не стоит. Надо ждать. Чего – неизвестно.

В детстве мне сильно хотелось повзрослеть, я завидовал старшим ребятам, считал их достаточно раскрепощёнными, вольными поступать, как им заблагорассудится. Какая привилегия у детства? Ничего интересного. Другое дело – взрослая жизнь. Так вот, сейчас я жалел, что стал взрослым. Навалилось столько проблем, переживаний, появились вопросы, на которые, увы, никто кроме меня самого не может дать ответы. И я ответов не знаю, потому как слишком молод, и нет ещё мудрости, способной подкинуть подсказку в той или иной ситуации.

Проснулся я от резкой остановки состава. Вздрогнул, открыл глаза. Через одну мне выходить, я встал, подошёл к двери.

У метро меня уже ждала Таня. Она была не одна, по рынку вместе с нами решила прошвырнуться Надя. При виде её мне сделалось настолько хорошо, что захотелось петь. Умей я это делать, наверняка запел бы какую-нибудь весёлую песню.

– Привет, – Таня поцеловала меня в щёку.

– Давно ждёте?

– Только подошли, – ответила Надя. – Как съездил?

– Нормально. Макс с нами?

– Ага, разбежался. Смотался куда-то, опять неотложные дела.

Надя посмотрела на меня со смешинкой в глазах. Я улыбнулся в ответ. Таня начала размышлять вслух, что именно необходимо купить.

– Огурцы, помидоры, перец – обязательно.

Я засмеялся.

– Ты чего, Ким?

– Вспомнил подругу бабушки. В детстве она всегда меня поправляла, когда я свёклу называл свеклой. Не свекла, а свёкла, говорила она. Не картошка, а картофель. Один раз они о чём-то разговаривали, я рядом крутился. Вдруг слышу, она говорит, что купила помидоры. Подхожу к ней с серьёзным видом и выдаю: не помидоры, а томаты.

Девчонки рассмеялись.

– Как она отреагировала?

– Была в ауте. Потом потрепала меня по волосам и ничего не сказала. Но! С тех пор, когда я в её присутствии говорил свекла или картошка, молчала, как партизан.

– Да уж, – смеялась Таня. – Так что купить кроме перца, огурцов и помидор? Извиняюсь, томатов.

– Можно баклажаны взять, – предложила Надя.

– Я их не очень люблю. Ким, а ты?

– Так-сяк.

– Не, ребят, запечённые баклажаны очень вкусные.

– Значит, покупаем.

– Лук для шашлыка надо.

– Позвони Дрону, узнай, они мясо в маринаде купят? Если в маринаде, лук не нужен.

На рынке мы пробыли минут тридцать. Купили овощей и яблок.

– Ким, сумка пусть у тебя останется. И сразу мне позвони, как с мамой поговоришь.

– На тему? – спросила Надя.

– Да так, пустяки, – быстро сказал я. – Во сколько завтра встречаемся у школы?

– В восемь.

– Дрон, конечно, молодец, – Надя наиграно возмутилась. – Могли бы позже выехать.

– Ехать почти два часа, Надь.

– Мне в шесть придётся встать.

– На даче отоспишься.

– Не мечтай, – сказал я. – Мы едем не спать, а развлекаться.

Таня свернула к своему дому, мы с Надей пошли дальше. Сначала молчали, потом я спросил:

– Какие планы на лето?

– Июнь дома, в августе, скорее всего, отдыхать поедем с родителями.

– А июль?

– У тебя есть предложение, от которого я не смогу отказаться?

– Кто знает, – в тон ей ответил я.

– Если честно, я бы съездила куда-нибудь с классом. На месяц.

– Хочешь сказать, не устала от наших физиономий?

– От некоторых устала, от других нет, – она на ходу достала из сумки яблоко и начала протирать его носовым платком. – Будешь?

– Нет.

До дома оставалось совсем ничего, я остановился.

– Надь.

– Да.

– Слушай, надо поговорить.

Она испугалась. Отвернулась, словно поняла, о чём пойдёт речь и нервно проговорила:

– Ким, Макс хочет взять светодиодный диско-шар. По-моему, он там ни к чему.

– Пусть берёт, – я поставил сумку и сунул руки в карманы.

Надя стояла вполоборота, смотрела вперёд, я пожирал глазами её красивый профиль. Так хотелось подойти, обнять, коснуться губами щеки, провести рукой по вьющимся рыжим волосам. Но это непозволительно. Надя для меня табу. Она девушка лучшего друга.

– Ким, мне надо идти.

– Хорошо, пошли.

Я проводил её до подъезда, по обыкновению дождался, пока она поднимется по ступенькам и скроется за металлической дверью, и только потом отправился к себе. Прежде чем зайти в подъезд, обернулся. Внутренний голос закричал: «Дурак! Когда-то она предлагала сидеть за одной партой. Ты отказался. Теперь получай».

Я действительно дурак, но дурак влюблённый, это немного успокаивало.

…Вечером я сказал маме о предстоящей поездке. Она удивилась.

– На все выходные, Ким?

– У тебя были планы?

– Нет, но почему ты раньше не предупредил?

– Какая разница, что изменилось бы? Говорю сейчас.

– Родители Андрея в курсе, что вы нагрянете к ним?

– Естественно. Они дали ему ключи.

– Ладно, тогда, конечно, езжайте. Но ведите себя достойно, Ким.

Я хотел выйти из кухни, но в дверях сбавил шаг.

– Мам, только обещай мне, что дома всё будет в порядке.

Она посмотрела на меня уставшим взглядом.

– Не понимаю тебя.

– Мы с тобой договаривались, ты обещала.

– Обещала! – она сорвалась на крик. – Ты постоянно меня контролируешь, мне не пять лет.

– Зато Линке всего четыре.

– При чём здесь Лина?

– На один день мы с Вовкой уехали к бабушке с ночёвкой, и ты забыла забрать её из детского сада.

– Не начинай, я же говорила, в тот день плохо себя чувствовала. За Линой пришла на пару часов позже… – она осеклась.

– Не ты пришла, воспитательница привела её домой. Она мне звонила.

Мама подошла к мойке, включила воду и взяла перчатки.

– Обязательно сейчас вспоминать, Ким? Ты сказал, я тебя услышала. Развлекайся, ни о чём не беспокойся, я в порядке.

– Я за тебя переживаю.

Мама расплакалась.

– Ким, ты уже взрослый парень, многое понимаешь. Не моя это вина. Зачем… зачем он так поступил со мной? С нами!

– Постарайся забыть.

– Забыть предательство невозможно. Стараюсь, не получается.

– Ты сильная.

– Я? Вряд ли.

– Сильная, – повторил я. – И ты не одна, нас четверо.

– Да, – улыбнулась мама. – Если бы не вы… вся надежда у меня нас. В первую очередь на тебя, Ким. Почитаешь Лине перед сном?

– Конечно.

– Помою посуду, искупаю её и тебя позову. Она мне тут заявила, что Ким читает сказки интересней. Признавайся, в чём секрет?

– Никакого секрета, – прыснул я. – Приходится немного привирать и на ходу переделывать сказки.

На кухню вбежал Вовка.

– Ма, у меня по русскому не получается. Помоги.

– Пошли, – я отвесил брату лёгкую оплеуху. – Помогу.

– Ким, – позвала мама. – Не думай о плохом на выходных, обещаю, всё будет хорошо.

– А что на выходных, Ким? – пристал Вовка.

– За город уезжаю.

– А я?

– А ты дома. Остаёшься за старшего.

– Тоже хочу за город.

– Перехочешь.

– Ким, возьми меня с собой.

– Не дорос ты ещё.

– Ну блин, – Вовка надул губы.

– Показывай, в чём проблема.

Вовка кивнул на учебник.

– Упражнение двести десятое. Здесь наверняка ошибка.

– Читать задание внимательно надо.

– Я читал.

– Ещё раз прочти.

– Ты будешь помогать или грузить меня? Не врубился я. Помогай давай.

– А пожалуйста сказать?

– Ким…

– Садись.

Мы только закончили, и в комнату вошла мама.

– Лину искупала, лежит, ждёт сказку.

– Иду, мам.

– Сказку, – скривился Вовка. – Кому они нужны.

– Помалкивай. Сам до первого класса сказки на ночь слушал.

– Неправда! Не до первого. Мам, скажи ему. Чего он врёт?!

Лина лежала в кровати, обнимая любимую куклу.

– Готова? – спросил я, сев на край кровати.

– Да. Сегодня про принцессу читай.

– Тебе не надоело про них слушать?

– Нет. Они интересные.

– А хочешь, расскажу новую сказку?

– Хочу. Там принцесса будет?

– Нет.

– Тогда не надо.

– Но там будет маленькая девочка. И зовут её Лина.

– О-ого, – обрадовалась Лина. – Тогда хочу. И пусть там Баба Яга прилетит.

– С этим проблемы, в моей сказке Бабы Яги нет.

 

– Ким, пожалуйста, пусть появится.

Я задумался. Лина смотрела на меня с любопытством.

– Придумал?

– Пока нет.

– А сейчас? – спросила она через минуту.

– Хорошо, слушай.

Минут через десять Линка начала ёрзать.

– Ты чего, в туалет хочешь?

– Нет. Ким, почему Баба Яга всегда злая?

– Потому что она Баба Яга.

– А почему злая?

– В сказках добро всегда должно побеждать зло. Если бы не было Бабы Яги, добру не с чем было бы бороться. Поняла?

– Поняла. А почему Баба Яга злая, не поняла.

– Мне рассказывать дальше или хватит?

– Ещё немножко расскажи. И принеси мне попить.

Линка уснула в начале одиннадцатого. Вовка сидел на диване, читал про Робинзона Крузо, мама смотрела на кухне телевизор.

Собрав в рюкзак вещи, я включил ноутбук. Решил скачать какой-нибудь фильм.

Глава четвёртая

Признание

До дачи мы добрались без приключений, но неполным составом. Как я и предполагал, некоторые отказались от поездки в самую последнюю минуту. Из четырнадцати человек за город отправились десять. Мишка не поехал, сославшись на дела (непонятно только, когда они успели возникнуть – не иначе ночью), Тамара сказала, что передумала, Ленку с Кириллом одолела банальная лень. Поездке они предпочли здоровый сон.

Итак, нас было десять человек: я, Таня, Надя с Максом, Дрон, Толян, Марина, Ира, Катька и Антон.

Когда метро и пригородный автобус остались позади, и до дачи предстояло пройти пару километров через поле, Марина (она несла одну сумочку), завела старую пластинку:

– Двадцать первый век, а мы, как неандертальцы.

– Ты о чём? – спросил Толян.

– Всё о том же! Тащимся с сумками. Не захотели в местном магазине покупать, можно было сделать заказ в интернет-магазине с доставкой.

– Только не говори, что устала, – начал издеваться Макс. – В твоей сумке нет ничего кроме косметички.

– Она весит у неё килограмма полтора.

– Меня дорога вымотала. Андрей, долго ещё?

– Почти пришли.

Это его «почти пришли» растянулось минут на двадцать. Наконец мы остановились у высокой калитки.

– А домик у вас зачётный, – протянула Ира, когда мы прошли на участок.

– И банька отпадная, – поддержал её Антон.

Открыв дом, Дрон начал давать ценные указания.

– Девчонки, ваша задача – распаковать сумки.

– Почему наша? – Марина прошла в большую комнату и, заметив зеркало, сразу же к нему приросла. – Мы вообще-то гости, хозяин ты.

– У нас тоже дел много будет. Надо дрова для мангала приготовить, дом протопить.

– С ума сошел! Жарко же. Май месяц.

– Это сейчас, ночью здесь морозилка будет.

– На самом деле, – кивнула Таня. – Мы когда в мае на дачу приезжаем, всегда печь топим. Днём жарко, ночами ещё холодно.

– Как у вас всё сложно, – Марина поправила причёску и села на диван. – Я хочу отдохнуть с дороги. Антон, налей сочку. И зеркало надо протереть, оно в разводах.

Мы с Дроном вышли на улицу.

– Ким, займёшься дровами?

– Угу.

Пока Андрей показывал мне, где и что у них находится, девчонки тоже распределяли обязанности. От коллектива, как обычно, откололась Маринка, а за компанию с ней и Антон. Заявив, что хотят осмотреть окрестности, они вышли на дорогу.

– Пусть идут, – сказала Надя. – Без них справимся.

К бане примыкала просторная открытая веранда, к ней в свою очередь кирпичный мангал. Наколов дров (намучался я с ними), решил передохнуть. Макс развёл огонь.

– Всю ночь о шашлыке думал, а сейчас аппетита нет, – признался он.

– Аппетит приходит во время еды.

Мы разговаривали на веранде, когда из дома вышел Андрей. Отойдя от крыльца, он задрал голову и уставился на трубу.

– Чего высматриваешь? – крикнул Макс.

– С печью что-то не так.

– В смысле?

– Плохо дрова горят, и дым не идёт через трубу.

– Накрылась твоя печь, Дрон.

– Не каркай.

Я засмеялся.

– Ошибка номер один, – подойдя к Дрону, я похлопал его по плечу.

– То есть?

– Пошли.

– Куда?

– На печь посмотрим.

– Ким, по-твоему, я не в курсе, как топят печь?

– Сейчас узнаем.

В комнате я хмыкнул.

– Красавец ты, Дрон. Топишь печь с закрытой заслонкой.

– Чёрт!

– Типа забыл? Или не знал?

– Знал, конечно, из головы вылетело.

– А я думаю, почему дымом в комнате пахнет, – Ира отложила планшет и подмигнула Таньке. – Тоже мне, дачники.

В комнату зашла Надя.

– Ребят, Катьку не видели?

– Нет.

– Она вроде на второй этаж поднималась.

У нашей Катьки две страсти: еда и сон. Если она не ест, она спит, и наоборот. Меня не удивило, что Катюха поднялась наверх, легла на диван и уснула. Надя хотела её разбудить, но Ира махнула рукой.

– Пусть выспится, а то все наши запасы проглотит.

– Когда шашлык делать будем?

– Если у ребят всё готово, можно начинать.

– Девчонки, помогайте.

– И не просите. Шашлык – мужское занятие, – Таня достала из холодильника продукты. – На нас салаты и овощи. На вас – мясо.

Шашлыком занимались мы с Максом. Хотя, занимались, слишком громко сказано. Насадили мясо, поставили и вооружились смартфонами. То я переворачивал шампура, Макс в это время с кем-то увлечённо переписывался, то он подходил к мангалу, когда я, забыв о шашлыках, осваивал новое приложение.

– Ким, вроде готовы.

– Пусть ещё немного постоят.

Макс сел на скамейку.

– Слушай, у тебя с деньгами сейчас как?

– Так себе, а что?

– Я пустой. Не одолжишь немного?

– Немного, это сколько?

– Тысячи три.

– Три вряд ли, а полторы смогу. Я Линке кукольный дом хочу купить. Он на пятёрку тянет.

– Не хило. Подороже ты не мог выбрать?

– Там прибамбасов много. В «Детском мире» были, она его увидела и замерла. Смотрела минут десять.

– Канючить начала?

– В том-то и дело, нет. Молчала. Взгляд печальный, знала, что не купим. Сделаю сюрприз.

– Ну, полторы так полторы. А вообще, мне бы не мешало подработку найти. Твоему отцу второй курьер не нужен?

– Вряд ли. Но могу спросить.

– Спроси, Ким.

– Деньги на что понадобились?

Мне казалось, Макс скажет, что решил сделать подарок Наде. Я ждал этих слов.

– В неприятную историю влип. Деньги отдать необходимо.

– И молчал? Колись.

– Забей, Ким. Всё нормально будет.

– Начал, говори.

– Чего говорить. Занял у одного кадра десятку, а этот гад проценты накрутил. Теперь пятнадцать отдавать придётся. У меня восемь есть. С твоими – девять с половиной. Сегодня с Дроном поговорю, с Толяном.

– Когда долг возвращать?

– На следующей неделе.

– А на что занимал?

Макс показал смартфон.

– На него?! Ты даёшь.

– Понимаю, что сглупил.

– Кто восемь тысяч тебе занял?

– Надька, – нехотя ответил Макс.

Удар ниже пояса. Не знаю, что больше меня разозлило, то, что он попросил у неё деньги, или что она согласилась занять.

Увидев выражение моего лица, Макс попытался оправдаться.

– Ким, у неё отец декан в университете. Восемь тысяч для Надьки – копейки. Если бы знал, что не потянет, не заикнулся бы.

Я молча перевернул шампур.

– Ну да, – горячился Макс. – Я идиот. Попросил деньги у своей девушки…

Шампур чуть не выпал у меня из рук. Неприятно об этом даже слышать.

– …чтобы купить новый смартфон, – продолжал Макс. – Ту-па-нул! Я на него копил полгода. Десятки не хватало. Ким, чего шампур крутишь, положи его уже.

На веранде появилась Надя.

– Катька всё спит, Маринка с Антоном пропали. А у вас как продвигается?

Обняв Надю за талию, Макс засмеялся.

– Всё хорошо, прекрасная маркиза. Шашлык почти готов.

– Тогда мы несём салаты?

– Несите всё, – Макс смахнул со лба чёлку и поцеловал Надю.

Она отстранилась, украдкой посмотрела на меня. Наши взгляды пересеклись на доли секунды, но этого было достаточно, чтобы ощутить ожог в груди.

Надя ушла. Макс сел, закинув ногу на ногу.

– Надька классная.

Я повернулся.

– Не, Ким, Танька тоже классная, – быстро вставил он.

– А кто из них лучше? – полушутя спросил я.

Решив, что я прикалываюсь, Макс задумался.

– Без обид, Ким, но, наверное, моя Надька.

– Ты прав, – ответил я, едва слышно.

– Что?

– Шашлык, говорю, готов.

– Пойду, потороплю наших. И спасибо за деньги, Ким. Выручил.

– Завтра домой приедем, получишь полторашку.

– Окей.

Оставшись один, я сунул руки в карманы.

– Девушка лучшего друга, – сказал я сам себе. – Макс друг, она – его девушка.

Появилось ощущение, что сегодня, на даче Дрона, произойдёт не совсем приятное событие. Отгоняя в сторону мысли, я подошёл к мангалу. Определённо, мясо готово.

***

Сказать, что мы наелись, это ничего ни сказать. Даже Катька не могла смотреть на еду, что, само по себе, уже странно. Но свежий воздух сделал своё дело, прошло время и снова захотелось есть.

– Дрон, когда баню топить будем? – спросил Антон.

– Подожди, пусть еда утрясётся, сейчас не до бани.

– Да ты что! – её пока растопишь до нужного состояния, часа два пройдёт, не меньше.

– Антох, мне лень, – признался Дрон.

– А мне нет, – Антон встал. – Сам всё сделаю.

– Заслонку не забудь открыть, – со знанием дела крикнул Андрей.

В восемь часов мы с ребятами пошли париться. Девчонки тусовались в доме. После бани я почувствовал себя человеком, сделалось легко, и проснулся аппетит. Выпив залпом стакан сока, я достал телефон, отошёл от веранды. Заметно похолодало, Таня крикнула из окна, что вынесет мне ветровку.

– Ким, а лучше домой заходи.

– Своим позвоню, приду.

Мама не снимала трубку. Пять гудков, десять… «Абонент не отвечает. Попробуйте позвонить позднее». Пришлось набрать Вовке. Повезло с третьей попытки.

– Вов, что за дела, почему трубку не берёте?

– Я не слышал.

– Чем занимался?

– За компом сижу.

– Опять?

– Мне мама разрешила.

– Где она, я ей звонил.

Повисла пауза.

– Вов.

– Слышу. Ким, мама спит.

– Она в порядке? – я изначально знал ответ, но всё-таки надеялся, что ошибаюсь.

– Ну… – протянул Вовка. – Мама плохо себя чувствует.

– Понятно. И давно она спит?

– Часа три уже.

– Вы ели?

– Да.

– Что ели?

Снова заминка и торопливое Вовкино дыхание.

– Днём поели суп.

– Сейчас половина десятого. Вов, поставь воду, отвари пельмени.

– Я не хочу есть.

– Лину накорми. Что она делает?

– В комнате с куклами возится.

– Значит так, топаешь на кухню, ставишь воду и отвариваешь пельмени, минут через пятнадцать я позвоню. Ты всё понял?

– Понял, – пробормотал Вовка.

Отсоединившись, я вернулся на веранду. Еду перенесли в дом, на столе сиротливо лежала пачка кетчупа, несколько салфеток и пустой стакан, из которого я пил сок. Идти в дом не хотелось, но пришлось.

С улицы я услышал крики и шум. Вбежал в прихожую, увидел взволнованную Таню.

– Ким, они сцепились.

– Кто? – я рванул в большую комнату.

Толяна с Антоном уже разняли и растащили по углам, но они продолжали смотреть друг на друга, порываясь вновь помериться силой.

– Ты попал, – горячился Антон.

– Рот закрой! – процедил Толян.

– Иди сюда, – Антон дёрнулся, Макс вовремя преградил ему путь.

– Остынь, Антох.

– Из-за чего драка? – спросил я.

– Неправильно вопрос ставишь, – Ира кивнула на сидевшую на диване Марину. – Скорее, из-за кого.

– Понятно.

– Ничего тебе не понятно, – вспыхнула Маринка, поймав мой насмешливый взгляд. – Он меня оскорбил.

– Я сказал правду, – спокойным голосом пояснил Толян.

– Ты идиот!

– У тебя все вокруг идиоты, одна ты белая и пушистая.

– Ребят, – я попытался разрядить обстановку. – Ну в самом деле, хотите всё испортить? Антон, Толян.

– Пусть извинится перед Маринкой, – потребовал Антон.

Толян отвернулся.

– Мне не за что просить прощения, не считаю себя виноватым. Но если всем от этого будет легче… – Толян подошёл к Маринке и, не скрывая сарказма, сказал: – Прости, Маринка, погорячился. Ты не болонка, и даже не пуделиха.

Маринка сверкнула глазами.

– Отвали, – процедила она.

– Слышали? – с наигранной весёлостью спросил Толян. – Я прощён.

Марина вышла из комнаты. Заскрипели ступеньки лестницы, ведущей на второй этаж. Толян отправился на улицу, Антон сел в кресло.

Им обоим нравится Маринка. Время от времени на этой почве происходят стычки. Как выяснилось, сегодня Толян не сдержался, назвал Марину болонкой, мол, ты как собачонка, мечешься от одного к другому. Каждый надеется на взаимность, хотя на самом деле всем известно, что Маринка неровно дышит к Дрону. Он ей нравится, думаю, нравится по-настоящему, потому она и с ребятами заигрывает, пытается вызвать его ревность. Андрей не реагирует. Я как-то спросил, как он относится к Маринке, Дрон, недолго думая, признался – как к однокласснице, не более.

 

Вовка позвонил сам.

– Ким, ты обещал набрать через пятнадцать минут, а прошло полчаса.

– Забыл. Вы поели?

– Да. Посуду я помыл.

– Молодец. Теперь Линку уложи спать, почитайте сказку.

– Ким!

– Одну сказку, – я повысил голос.

Вовка пообещал, и перед тем, как отсоединиться, выпалил:

– Тогда я за компом буду сидеть до двенадцати.

– С кем разговаривал? – ко мне подошла Надя.

– С Вовкой.

– Ким, не хочешь прогуляться?

Странный вопрос. Даже если бы она спросила, не прочь ли я слетать на Марс, я бы ответил согласием.

Мы вышли на улицу, дошли по гравийной дороге до главных ворот и, не останавливаясь, побрели вдоль поля.

Шли молча, но молчание не угнетало, оно не казалось тяжеловесным.

– Как твоя мама? – наконец спросила Надя.

– Нормально.

– Ей уже лучше?

– Пока нет. Не получается взять себя в руки.

– Сколько времени прошло, как от вас ушёл отец?

– Больше года.

– Ого! Уже?

– Сначала она держалась, мне даже казалось, не сильно переживает.

– Вида не показывала.

– Один раз услышал, как плачет ночью. Потом… Я тоже виноват.

– Не говори глупости.

– Виноват, Надь. Когда первый раз увидел, что её пошатывает, не придал этому значения. Решил, ей так лучше, пусть расслабится. Понятия не имел, что пристраститься.

– А вылечить нельзя?

– Единственное лекарство – сила воли. Знаю, она справится, характер у неё сильный, надо подождать.

– С отцом они вообще не общаются?

– Даже по телефону. Слышит его голос, сразу передаёт трубку мне или Вовке. Ему наплевать на нас, у него новая семья появилась. Кстати, я познакомился с его… как бы назвать, пасынком.

– Где?

– Вчера в офисе столкнулись.

– И какой он?

– Ты знаешь, вроде нормальный парень, в гости приглашал, телефонами обменялись.

– Это хорошо или плохо? – спросила Надя.

– Поживём-увидим. Но я бы к ним смотался, посмотрел, как живут.

Развернувшись, мы стали возвращаться.

– Ким, у вас с Таней всё в порядке? – озадачила вопросом Надя.

– Вроде да, а почему ты спросила?

– Мне показалось, она какая-то грустная последнее время.

– Не замечал.

– Плохо, – Надя улыбнулась. – Должен замечать, она ведь твоя девушка.

– Ты специально заговорила про Таню?

– Нет.

– Надь, скажи, ты ведь всё давно поняла. Я прав?

Она сделала вид, что не услышала меня.

– Надя!

– Ким, я собственно, поэтому и предложила тебе прогуляться.

У меня быстрее забилось сердце.

– Ты дружишь с Максом, я с Таней. Не надо делать им больно.

– Давай поговорим про нас, а не про них.

– Не о чем говорить. Мы друзья.

– Ты действительно считаешь меня другом?

– Да.

– Только другом и никем больше?

– Не начинай сейчас.

– Ты мне нравишься.

– Знаю.

– Очень нравишься.

– У меня есть глаза, Ким.

– Если скажу, что люблю тебя, поверишь?

Надя остановилась. В её глазах появились огоньки. А ещё испуг.

– Любишь?

– Люблю!

Надя сделала вдох, с трудом выдохнула. И, чтобы я не видел её лица, быстро пошла прочь.

– Подожди. Куда ты?

– Холодно.

– Возьми мою ветровку.

– Ким, будет лучше, если мы забудем этот разговор.

– Я не забуду. И ты тоже. Да остановись же ты. – Я взял Надю за локоть. – Давай просто постоим.

– Нас увидят.

– Увидят, что стоят два человека: парень и девушка. Что с того? Ещё увидят, что парень обнял девушку, – говоря это, я положил руки ей на плечи, почувствовав, как она дрожит. – А потом он её поцеловал.

– Ким…

Наши лица были так близко, я не мог себя остановить. Перед глазами возникли искры, все завертелось, земля стала мягкой.

Надя пошатнулась, крепче схватила меня за руки, боясь упасть. Мы продолжали стоять и смотреть друг на друга. Я вновь поцеловал её. Это был самый прекрасный и желанный момент. Один из тех, что навечно остаются в памяти, сохраняя всю остроту и красочность.

– Нас потеряют, – сказала Надя. – Пошли.

До дома дошли, не разговаривая. Возле крыльца, я спросил, если у меня шанс?

– Ты хороший парень, Ким. Таньке повезло.

Надя забежала в дом, я остался стоять на ступенях. Как расценивать её ответ? Я – хороший парень. Это, значит, да? Таньке со мной повезло. Получается, это нет?

Перед глазами упорно стояло лицо Нади. Мысленно я снова и снова обнимал её, целовал, признавался в любви.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?