3 książki za 35 oszczędź od 50%

Лес страха

Tekst
1
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

Ночью прошел сильный ливень. Гремел гром, ревел ветер, по небу яркими нитями метались молнии. Дождь хлестал минут пятьдесят, и вдруг все разом прекратилось: сверкнула молния, вдалеке раздался слабый громовой раскат, утих ветер.

Утром в лесу было свежо, прохладно. Бродившая между деревьями старуха, обходя поваленные ветром ели и березы, внимательно всматривалась в усыпанную листвой и хвоей влажную землю. Изредка она останавливалась, доставала из корзины металлический совок и, нагнувшись, делала в почве неглубокие ямки. Из ямок брала витиеватые корешки, стряхивала с них землю, подносила ближе к глазам, а после тщательного осмотра отправляла коренья в корзину.

Когда средних размеров корзина оказалась наполовину заполнена кореньями, старуха поставила её на высокий пень.

Поправив растрепавшиеся седые волосы, она медленно подняла голову и через узкий просвет между кронами долго смотрела на облака.

Внезапно старуха начала бормотать нечленораздельные фразы, изнизанное глубокими морщинами лицо сделалось хмурым. Белёсые брови сошлись на переносице, зрачки сузились, правое нижнее веко дрогнуло.

Услышав треск веток, старуха резко обернулась…

***

Вечерами дядя Ваня любил выпить, утром любил прогуляться по лесу. Сегодня он брел по расстилающемуся под ногами хвойному ковру, зевал и думал, когда и с кем будет опохмеляться. Мысли настолько увлекли дядю Ваню, что он сбился с пути – заблудился.

Запаниковав, начал вертеть головой, не заметив, как наступил на ветку. Раздался треск. Дядя Ваня вздрогнул, и почти сразу же замер. В нескольких метрах от него, возле высокого пня, стояла старуха.

– Чур меня! Чур! – дядя Ваня начал креститься. – Не тронь! Не тронь!

Губы старухи скривились в ухмылке.

– Ведьма! Ведьма! – орал дядя Ваня, пятясь назад. – Изыди, нечистая!

Споткнувшись, дядя Ваня мешком рухнул на землю. Торчавшая из земли ветка оцарапала щёку. Пошла кровь. Пытаясь подняться на ноги, дядя Ваня отчаянно засопел, ища взглядом то, обо что можно было бы опереться.

От истошного карканья у дяди Вани по спине пробежала волна озноба.

Вскочив на ноги, он обернулся и вскрикнул. Старуха исчезла, на пне сидела огромная ворона.

Дядя Ваня побежал.

– Только бы до дома добраться, – бормотал он, растирая оцарапанную щёку. – Только бы не тронула!

Глава первая

Поездка на дачу

– Как дела, Люсь?

– Умираю от скуки!

– Что так?

– Одна дома осталась. Диана на гастролях, Глеб с Алиской к морю ломанулись. Димка на месяц уехал с родителями.

– Да уж, не позавидуешь тебе, – засмеялась Тая.

– А ты чего позвонила, случилось что-то?

– Нет, просто решила звякнуть, узнать, как дела. Слушай, мы в пятницу с Вовкой на дачу собираемся, поехали с нами. Говорят, грибов в лесу много. Поедешь?

– Можно.

– Ну смотри, не передумай. Я ещё позвоню. Пока.

Повесив трубку, Люська задумалась. На дачу к Тайке ехать не хотелось, но и дома торчать в такую жару не вариант. А за городом и в лес можно смотаться, воздухом свежим подышать, и с Тайкой поболтать.

Тая – дальняя родственница, ей двадцать лет, а полтора года назад она вышла замуж за однокурсника Володьку Сергеева.

…В пятницу вечером, втиснувшись в Володькину «Оку», Люська недовольно сказала:

– Чувствую себя здесь слоном. Когда уже ваш идиотский спор кончится? В этом спичечном коробке на колёсиках у меня начинается клаустрофобия.

Вовка промолчал, а Тая улыбнулась.

– Ничего, пусть терпит.

– И долго ему терпеть?

– Полгода, – буркнул Вовка.

Поспорили они год назад. Вовка в шутку назвал Таю пампушкой, сказал, что она ест слишком много сладкого. Тайка оскорбилась, и в запале заявила, что может обходиться без конфет и пирожных. Володька не поверил. Слово за слово и возник спор. Если в течение шести месяцев Тая не притронется к сладкому, Вовка выполнит любое её желание.

Тая слово сдержала и потребовала, чтобы Вовка пересел со своей иномарки на старенькую «Оку», принадлежавшую деду. Ездить на ней он должен целый год – такое вот наказание за одну пампушку. Делать нечего, Вовке пришлось повиноваться. Все честно, проиграл – выполняй условия спора.

– Если соберем грибы, придётся затарить ими «Оку», – смеялась Тая. – Люсь, а мы с тобой побежим сзади. Ты готова к экстремальному возвращению с дачи?

– Хоть какое-то разнообразие будет.

– Хватит ржать! Не нравится, можете на электричку пересесть, никто вас насильно здесь не держит.

– Вов, не обижайся, мы шутим.

Через час заглох мотор, Вовка сказал, что Тае с Люськой придется поработать ломовыми лошадками.

– Подтолкнуть машинку надо.

– Издевательство! – застонала Люська. – Я с трудом влезла на заднее сидение, а ты хочешь вытолкать меня обратно.

– Другого выхода нет, иначе она не тронется с места.

Люська с Таей стали толкать «Оку», Вовка через открытое окно кричал:

– Плавно толкайте, плавно. Во-от, молодцы! Ещё чуть-чуть. Она практически завелась. Так… Ну-у… Давайте, давайте.

Сев в салон и обтерев носовым платком лицо, Люська взяла лежавшую на заднем сидении свежую газету, соорудила из неё веер и начала обмахиваться. Чуть погодя внимание привлекла статья на первой полосе.

– Тай, Вов, послушайте, что пишут! «Жители подмосковной деревни «Топково» видели в лесу существо, напоминавшее Снежного человека…».

Вовка засмеялся.

– Во даёт! Верит всему, что написано. Снежный человек в подмосковном лесу. Хе-хе! А что ещё пишут, в Москва-реке живет Кощей Бессмертный?

Тая повернулась к Люське.

– Желтая газетенка, одна статейка хлеще другой. Ты прочитай на второй странице про говорящую собаку. Обхохочешься!

– Газета рассчитана на дураков, нормальный человек к ней не притронется, – сказал Вовка.

– Тогда как газета оказалась на заднем сидении твоей машины?

– Купил, – нехотя ответил Вовка. – Надо было кое-что завернуть, срочно требовалась бумага.

– И как, завернул?

– Слушай, хватит придираться. И вообще, отвлекаешь меня от дороги, мешаешь сосредоточиться.

– На чем она мешает тебе сосредоточиться? – спросила Тая. – Мы в пробке стоим.

– Ты-то хоть помолчи.

Люська перечитала статью. Володя прав, не статья, а ахинея, но Люське почему-то сделалось не по себе.

– Люсь, чего молчишь? – спросила Тая.

– Испугалась Снежного человека, – засмеялся Вовка. – Не бойся, Люська, наша дача далеко от деревни «Топково». Хотя я очень сомневаюсь, что такая деревня существует.

На дачу приехали в начале девятого.

Участок граничил с лесом. В шутку Тая говорила, что их дача располагается практически в лесу. На девяти сотках стоял двухэтажный каркасный дом, банька, туалет и просторная беседка с примыкающим к ней кирпичным мангалом.

– Ну и глушь, – шепотом сказала Люська Тае, кода они прошли на участок.

– В прошлом году я вздрагивала от каждого шороха, особенно когда оставалась одна. А теперь ничего, терпимо. Диких зверей в лесу нет, маньяки ночами не разгуливают, поэтому, Люсь, никто нас не тронет. Иди сюда, я покажу тебе свою клумбу.

Пока Тая показывала Люське цветы, Вовка заносил в дом сумки с продуктами.

– Опочки! – крикнул он минуту спустя. – Опять облом. Света нет.

– Как нет?

– Отключили.

– Это нормально? – спросила Люська.

– Бывает.

– С шашлыком что делать? Он размороженный, до завтрашнего вечера не протянет.

– Давайте сделаем шашлык сегодня. Вов, неси мясо в беседку и шампура не забудь достать. Люсь, смотри, мои ирисы. Сама высаживала.

– Ты у нас превратилась в знатного цветовода.

– А хочешь на помидоры посмотреть?

– У вас и помидоры есть?

– А то! Иди за мной.

– Раньше ты в клубах зависала, а теперь помидоры выращиваешь. Вот что значит, семейная жизнь.

Тая засмеялась и остановилась у крохотной грядки.

– Ну, как тебе мои помидоры… Ох ты!

– Помидорчиков не вижу, зато вижу шесть привязанных к колышкам высохших стебельков.

– Погибли, – вздохнула Тая. – И черт с ними! Я Вовке сказала, цветами заниматься буду, а грядками – ни за что. Это он помидоры воткнул. Вов, – закричала Тая. – Помидоры умерли.

– От чего умерли? – не понял Вовка.

– От инфаркта, – засмеялась Люська.

– Значит, будем жить без помидор.

Шашлык получился вкусным – умел Вовка его делать, наверняка знал секрет. На запах даже соседка к сетке-рабице подошла.

– С приездом, – крикнула она, махнув пухлой рукой.

Тая махнула в ответ.

– Здрасти, тёть Рай.

– Шашлык едите? А мы в этом году никак не соберемся. Шашлыка хочется – до зубного скрежета.

– Присоединяйтесь к нам.

– Да ну, неудобно.

– Чего неудобно, – сказал Вовка. – Не чужие же люди – соседи.

Тётя Рая оживилась.

– Тогда я сейчас коробку конфет к чаю принесу.

– Не надо, – запротестовала Тая, но Раиса Анатольевна уже спешила к своему одноэтажному домику.

– Все, – заулыбался Вовка, – идиллия закончилась. Сейчас будем слушать бредни тети Раи и нервно поглядывать на часы.

– Да ладно тебе, хорошая она тетка.

– Тетка она хорошая, но…

– Тихо, Вов, она идёт.

В беседке Раиса Анатольевна протянула Тае конфеты.

– К чаю. А у вас гости, да?

– Сестра моя троюродная – Люся. Люсь, это тёть Рая.

Люська кивнула.

Нахваливая Вовкин шашлык, Раиса Анатольевна начала делиться местными новостями. А узнав, что утром Тая собралась в лес, округлила глаза.

– Не советую я вам в лес идти. Ох, не советую, Тай.

– А почему? – насторожилась Люська.

– Грибы появились, – улыбнулась Тая.

– Грибы появились, никто не спорит, но обстановочка в лесу неспокойная.

Вовка усмехнулся:

– Неужели все так серьезно?

Не уловив в его словах сарказма, Раиса Анатольевна мотнула головой.

 

– Не знаю, как и сказать, язык не поворачивается.

– Тёть Рай, не пугайте нас.

– Существо в лесу появилось!

Люська ойкнула и уронила на пол стакан с соком.

– Разбился? – спросила тетя Рая.

– Нет. Что за существо?

– Поверить невозможно, но я сама… сама его видела. Клянусь, Тай! Во вторник дело было… нет, в среду. Да, в среду. Во вторник мне торф привезли, а в среду я в лес пошла с Топкой.

– Топка – это собака, – пояснила Тая Люське.

– Ага, песик мой. Пуделек. Муж на юбилей подарил. Он у меня любит по лесу бегать: язык высунет и чешет без оглядки.

– Муж? – спросила Люська.

– Топка, – оскорбилась тетя Рая. – Так вот, идём мы вдоль овражека, и вдруг Топка зарычал, назад пятится. У меня душа в пятки, а Топка развернулся, и драпанула по тропинке.

Люська напряглась.

– А потом я увидела его, – прошептала Раиса Анатольевна, сняв с шампура кусок мяса.

– Кого?

– Этого самого… странного. Высокий, лохматый, плечистый – как шкаф. Володь, ты чего смеешься?

– Не обращайте на меня внимания. Продолжайте.

– Я домой побежала.

– А он за вами, да?

– Типун тебе на язык! – отмахнулась Раиса Анатольевна. – Слышала, как он чем-то хлюпал, но обернуться не решилась.

– Как он передвигался? – спросила Люська.

– Обыкновенно.

– На двух ногах?

– На двух. Не знаю, кто это был, но я теперь в лес не ходок. И вы не ходите. От греха подальше. Дались вам эти грибы, в самом деле.

Раиса Анатольевна болтала минут сорок, потом, пожелав всем спокойной ночи, ушла.

Как только она вышла за калитку, Тая в голос расхохоталась.

– Браво! Володь, сегодня она перещеголяла себя.

– Чумовая фантазия. И ведь реально рассчитывала, что мы ей поверим.

– А почему вы не верите? – тихо спросила Люська.

– Люсь, расслабься. Раиса Анатольевна та ещё сказочница. Слышала бы ты, какие истории она рассказывает соседям.

– Хотите сказать, она всё выдумала?

– Разумеется, выдумала.

– А смысл?

– Я объясню, – Тая посмотрела на Вовку и придвинулась ближе к Люське. – Тётя Рая любит собирать грибы. Каждый год приносит из леса полные корзины боровиков. Режет их, сушит, а осенью продаёт на рынке.

– И?

– И ей совсем не нужна конкуренция, – пояснил Володька. – Она запугивает соседей рассказами о странностях, которые регулярно случаются с ней в лесу. Но сама продолжает ходить в лес. То на змей натыкается, то кабанов видит, волков…

– Не забудь про вооруженных мужиков, – напомнила Тая.

– Во-во! Теперь вот существо лохматое. Ты прикинь, Люська, после её россказней соседи в лес зайти боятся.

– А тете Рае полное раздолье.

– Увидишь, она завтра вскочит часов в пять и в лес побежит.

– И мы пойдем, – сказала Тая. – Раз приехали за грибами, значит, идем в лес при любом раскладе.

Люська закусила губу.

– Только у меня одно условие, вглубь заходить не будем. Окей?

Вовка прыснул.

– И Люська повелась. Ваще!

Глава вторая

Там, на неведомых дорожках…

– Люсь, вставай!

– Что, уже утро?

Тая кивнула на часы.

– Почти день.

– Да ладно, который час?

– Двадцать минут девятого.

– Тай, я заснула в три часа.

– А в лес ты когда собралась идти?

– Днем.

– Днем там нечего делать – грибы соберут.

– Кому они нужны? – Люська натянула одеяло до подбородка, надеясь, что Тайка отстанет и уйдет.

Но Тайка не уходила.

– Вставай, я кофе приготовила.

– Вовка уже проснулся?

– Давно. Ждём только тебя.

– Связалась с вами и вашей даче. Дома бы спала, а здесь в лес тащат.

– Ты сама согласилась пойти за грибами.

– Теперь расхотела.

– Поздно.

– Это точно, – Люська свесила ноги с кровати, зевнула. – Уже не засну. Кстати, я ночью видела из окна тень и слышала шум на участке. По-моему, у сетки стоял человек.

– Показалось. А шумят ночью ежи, их здесь много, – Тая посмотрела на часы, нахмурилась. – Люсь, опаздываем, собирайся в темпе и спускайся.

…В лесу Люська постоянно зевала, пинала ногами огромные мухоморы, в упор не замечая съедобных грибов. Тайка постоянно вскрикивала, подбегала к деревьям, срезала подберезовики, моховики, сыроежки.

– Как ты их находишь?

– Я не сплю на ходу. Люсь, ты чуть на гриб не наступила.

– Где?

– Прямо под ногами. Это рыжик.

– Ты не путаешь?

– Нет.

– Так их там много, – Люська кивнула в сторону неглубокого оврага. – Я думала, поганки.

– Нет-нет, рыжики.

– Схожу, соберу.

– Давай.

– А где Вовка?

– Он вглубь пошел. Вов, ау!

– Здесь я, не ори, – отозвался Вовка.

Люська вернулась к оврагу, села на корточки.

– Люсь, овраг служит ориентиром. Далеко от него не отдаляйся, он выведет к нашим участкам.

– Зачем ты мне это говоришь?

– На всякий пожарный.

– Не будет никаких пожарных случаев, я уже иду. – Люська встала, прошла вперед, наткнувшись на многочисленные рыжие шляпки. – Тай, ещё рыжики.

Тая не ответила. Люська не стала повторять дважды.

Прошло минут десять, Люська шла вперед, внимательно глядя под ноги. Корзина была наполовину заполнена грибами, появился азарт, захотелось наполнить её доверху. Но грибов не видно, значит, надо искать. И Люська искала. Шаг вперед, пять шагов в сторону, снова вперед, в сторону. Кусты, деревья, пни, овраги…

– Тай, вы особо не рассредотачивайтесь.

Тишина.

– Тай, ты где?

Тишина.

– Тая! Володя!

Достав из кармана телефон, Люська чертыхнулась. Телефон в лесу не ловил.

Главное – не паниковать. Это всего лишь лес, а не джунгли. Рядом дачные участки, просто надо собраться с мыслями и обмозговать ситуацию. Тайка с Вовкой остались позади… Или зашли вперед? А может, взяли правее?

– Тая!

Ведь наверняка догадались, что Люська отстала, зовут её, ищут, но криков не слышно. Неужели они так далеко друг от друга? Тайка говорила про овраг, но кто скажет, где он? Был да сплыл.

Люська ускорила шаг, шла наугад, проклиная минуту, когда согласилась провести выходные за городом. Дались ей эти грибы, все из-за них. Швырнув корзину, она остановилась, показалось, что кто-то кричит.

– Тая! Вова!

Лес отозвался шелестом листвы.

К глазам подступили слёзы. Люська пробиралась сквозь густые заросли орешника, поминутно снимая с лица и шеи липкую паутину. Вскоре деревья стали редеть, впереди показался спасительный просвет. Полагая, что выйдет на поляну, Люська рванула вперед, и вскрикнула, увидев обрыв.

Подойдя к краю обрыва, она заметила внизу несколько старых домишек. Люська насчитала пять почерневших крыш. Наверняка раньше на том месте располагалась небольшая деревенька, теперь же, придя в полное запустение, дома пустуют. Хотя место довольно странное, и для деревни совсем неподходящее. Жутковато здесь.

С четырёх сторон местность окружена густым лесом, дома находятся в глубокой воронке, это наводит на определенные мысли. Такое впечатление, что много-много лет назад, сюда упал огромный метеорит, и в образовавшейся воронке со временем раскинулась деревушка. Интересно, кто здесь жил? Лесники? Егеря?

Люська нагнулась, вытянула шею. Взгляд наткнулся на ветхую деревянную лестницу с прогнившими ступенями и перилами. Ясно, значит местные жители выбирались на «волю» именно по этой лестнице.

Прежде Люське не приходилось видеть ничего подобного. На мгновение она представила себя там, внизу, и ей показалось, что когда начинают сгущаться сумерки, возвышающийся над деревней лес выглядит зловеще. Деревья отбрасывают на дома и дорогу пугающие тени, человек, впервые оказавшийся внизу, будет чувствовать себя пленником, попавшим в ловушку.

Неожиданно на заросшей травой дороге Люська увидела черную собаку.

Холодок пробежался по спине. Как в этом забытом богом месте могла оказаться собака? Что она здесь делает одна? Вроде бы собаки всегда живут в непосредственной близости от людей. Но в этой деревеньке не могут жить люди. Не могут по определению. Может, бомжи? Да нет, не сходятся концы с концами. Бомжи должны чем-то питаться, без воды и еды не обойтись, а сюда вряд ли приезжает автолавка. Получается, и бомжам здесь делать нечего.

Задрав голову, собака заметила Люську. Гавкнула несколько раз, потом завыла.

Люська отшатнулась, и в этот момент, словно из ниоткуда появились вороны. Их было пять. Птицы начали кружить над завывающим псом, издавая пронзительное, скрипучее карканье. Внезапно одна ворона взмыла вверх, начав приближаться к Люське.

Она пролетела в метре от головы, и Люське показалось (скорее померещилось), ворона сверкнула ядовито-зелёными глазами.

Когда спустя минуту Люська снова подошла к краю обрыва, внизу уже не было ни собаки, ни кружащих над ней птиц. Под ложечкой засосало, кровь прилила к вискам, появилось стойкое ощущение, что за ней кто-то наблюдает.

Отдаляясь от обрыва, Люська вертела в руках телефон.

Лежавшего возле огромного пня мужчину она заметила, перешагнув замшелый ствол березы.

– Эй, – позвала Люська. – Вы меня слышите?

Человек не реагировал.

Сглотнув, и на всякий случай посмотрев на дисплей телефона, Люська приблизилась к пню. На вид мужчине было лет сорок. Лицо бледное, нос с горбинкой, губы чуть полноваты и почему-то синего цвета. Он был одет в темные брюки, черные кожаные туфли и голубую рубашку.

Верхние пуговицы расстегнуты, Люська увидела висевшей на цепочке золотой медальон. Круг, а внутри изображена игральная карта – туз червей. В самом центре карты виднелось выпуклое сердце – масть червей. В верхнем левом углу и в нижнем правом выпуклые буквы «Т» с маленькими сердечками.

В голове мелькнула какая-то мысль. Вроде Люське уже приходилось видеть золотую карту, но где и когда, она, хоть убей, не помнила.

Дотронувшись до плеча мужчины, Люська спросила:

– Вам плохо?

Пульс не прощупывался. Люська вскрикнула. А увидев на левом виске маленькую дырочку и кровоподтёки, закричала в голос.

Как она бежала и кричала, Люська помнила с трудом. Несколько раз падала, вскакивала на ноги и неслась вперёд.

На Таю с Вовкой наткнулась возле злополучного оврага.

– Люсь, где ты была? Мы чуть с ума не сошли…

– Дай мне телефон, Тайка! Быстро дай телефон!

– Что случилось?!

– Там… – Люська обернулась назад и вытянула руку. – Там мужчина. Он… У него дырка от пули. Его убили! Надо вызвать полицию.

Вовка достал телефон, а у Люськи началась истерика. Уткнувшись в плечо Таи, она повторяла, что у пня лежит мертвый мужчина.

– Сообщил, – сказал Вовка, переглянувшись с Таей. – Люсь, может, тебе прилечь?

– Какой прилечь, Вов? Ты вообще меня слышал? Он там… лежит… и дырка…

Люська пыталась прийти в себя, но лицо убитого незнакомца упорно продолжало мелькать перед глазами.

Глава третья

Быль или небыль?

Впереди шел долговязый капитан Орлов, за ним, крепко держа за руку Таю, семенила Люська. Чуть правее шли два старших лейтенанта, замыкал процессию Вовка.

– Долго ещё идти? – спросил Орлов, промокнув носовым платком взмокшие виски.

– Не могу сказать точно, я не засекала время.

Лейтенант остановился.

– Корзина, – сказал он, нагнувшись. – Рядом лежит нож.

– Это моя корзина, я бросила ее, когда поняла, что заблудилась.

Орлов недоверчиво посмотрел на Люську.

– Почему ты не вернулась в садовое товарищество, а пошла вглубь леса?

– Я же вам сказала, я заблудилась, и не знала в какую сторону идти.

– В таком случае, как мы найдем место, где лежит мужчина?

Хороший вопрос. Люська пожала плечами.

– Мне кажется, идти надо в ту сторону.

– Тебе кажется, а мне кажется…

– Товарищ капитан, я вижу пень.

Люська проследила за взглядом лейтенанта и закричала:

– Это он! Он!

Когда Орлов подошел к пню, на его лице появилась легкая улыбка.

– Хм, – сказал он, повернувшись к Люське. – Ты уверена, что это именно тот пень?

Люська сделала несколько шагов вперед.

– Конечно, – ответила она, ища взглядом тело убитого мужчины. – Вон валяется мой носовой платок, я его выронила. Это тот самый пень.

– А где покойник?

– Не знаю. Но он здесь был, – Люська села на корточки. – Я собственными глазами видела мертвого мужчину. Я проверяла у него пульс – пульс не прощупывался. И потом, его лицо, губы… Лицо очень бледное, почти белое, а губы синего цвета. И дырка на виске от пули.

– Дырка от пули, – задумчиво сказал Орлов. – Похоже, ложный вызов, ребята

– Как ложный?! – вспыхнула Люська. – Труп был! Я не знаю, где он сейчас, но сорок минут назад мужчина лежал возле пня.

 

– Полежал, а потом встал и убежал, – засмеялся лейтенант.

– Прекратите! – Люська топнула ногой. – Вы обязаны его найти.

Орлов переглянулся с лейтенантами. Те кивнули и разошлись в разные стороны.

– Послушай, Людмила, не пойми меня неправильно, но у тебя, должно быть, разыгралось воображение. Такое иногда случается, особенно после стресса. Ты в последнее время не попадала в стрессовые ситуации?

– Намекаете, что я постепенно схожу с ума?

– Ни в коем случае.

– Тогда при чем здесь стресс?

– Ты сама видишь, твои слова расходятся с делом. Говоришь, видела в лесу труп, мы приехали, трупа нет. Как бы ты поступила, окажись на моём месте?

– Почему вы не взяли с собой собаку? В кино полицейские всегда так делают.

– В кино… Не путай, пожалуйста, кино и реальную жизнь.

– Люсь, – Тая положила руку Люське на плечо. – А вдруг тебе померещилось?

– Тайка, как ты можешь так говорить?! Я не спятила.

– Есть ещё один вариант развития событий, – сказал Орлов. – Ты видела у пня человека, потерявшего сознание. Или же он был пьян. Ты убежала, он пришел в себя, встал, пошел по своим делам.

– Исключено. Не забывайте про дырку.

Вернувшиеся лейтенанты многозначительно переглянулись с Орловым.

– Я так и думал, – кивнул Орлов. – Отчаливаем.

…На участке Люське никак не могла прийти в себя.

– Никому ничего не надо. Вы слышали, как он со мной разговаривал? Я для него обыкновенная дура с расшатанными нервами. Они даже землю возле пня не обследовали, а ведь там наверняка остались какие-нибудь следы.

– Какие следы? – равнодушно спросила Тая.

– Например, кровь. Вы мне тоже не верите? – Люська поднялась на крыльцо, открыла дверь. – Ну и денек! Лучше бы я в городе осталась.

– Люсь…

– Оставь меня в покое!

В комнате Люська легла на кровать, уставившись в потолок. В голове было слишком много мыслей.

Мертвый мужчина исчез, испарился. Какое можно найти объяснение?

Разумеется, сам уйти он не мог, значит, в лесу был тот, или те, кто спрятал труп. Убийца? А если мужчину убили незадолго до её появления, и она своим присутствием спугнула преступника? Предположим, он услышал, как Люська зовет Вовку с Таей, испугался и притаился где-нибудь поблизости. А когда Люська побежала, убийца перетащил покойника в другое место.

Через час Люська спустилась вниз. Таю она застала в беседке.

– Привет.

– Ты спала?

– Какой там. Просто лежала, думала.

– О чем?

– О ком, – поправила Люська. – Тай, скажи честно, я похожа на сумасшедшую?

– Не мучь себя, забудь.

– Ты мне не веришь?

Тайка отвернулась.

– Люсь, давай рассуждать логически. Если бы в лесу был труп, он бы не исчез до приезда полиции. Ты со мной согласна?

– Нет.

– Почему?

– Труп могли перенести.

– Кто? Зачем?

– Убийца, которого я спугнула.

– Не было убийцы, – неожиданно жестко заявила Тая. – Капитан прав, ты видела пьяного мужика, который ушел оттуда после того, как ты убежала. А дырка в голове и кровь… Тебе померещилось. Дыркой на самом деле могла быть обычная ссадина. Пьяный упал, ударился головой о корягу, из раны пошла кровь, а ты с испуга приняла её за дырку от пули.

Люська сложила руки на груди.

– Продолжай дискутировать, очень интересно тебя слушать. У мужика было бледное лицо, чем возразишь на это?

– Он потерял сознание, кровь отлила от головы, лицо сделалось бледным.

– А синие губы?

– Посинели по той же причине.

– Отсутствие пульса.

– Ты, скорее всего, не там его прощупывала. Нет, правда, Люсь, я иногда сама пытаюсь нащупать у себя пульс, а его вроде как нет. Надо знать, где именно щупать.

– С тобой всё ясно. Тай, от тебя я такого не ожидала. Даже немного бесит твоё спокойствие.

Минуты три Тая напряженно молчала, вертя в руках чайную ложку, потом, сев ближе к Люське, тихо сказала:

– Не хотелось говорить, но раз пошла такая пьянка, то слушай. Недалеко от того места, где ты якобы видела труп…

– Не якобы, – возразила Люська. – Я его видела!

– Не перебивай. Недалеко располагается деревня.

– Знаю. Я подходила к обрыву и заметила несколько заброшенных домиков.

– Заброшенных? С чего ты решила, что они заброшены?

– Домики не сегодня-завтра развалятся.

– В деревне живут люди.

– Смеёшься?

– Там живут старухи, вроде их пятеро… и они… короче, ходят слухи, что бабки ведьмы.

– Тай, ты пытаешься меня запугать?

– Люсь, я не верю слухам, но знаешь, как говорят – нет дыма без огня. Деревня называется «Ведьмино» и часто вблизи тех мест случаются какие-нибудь странности.

– Например?

– В прошлом году сосед встретил у обрыва одну из старух. Она попросила его вытащить из земли корягу. И вот представь, не успел он сделать и двух шагов к оврагу, у него закружилась голова. По его словам, деревья начали двигаться по кругу, в лесу появились вороны. Через пару минут головокружение прекратилось, он обернулся, а бабки нет.

– Я не догоняю, Тай, при чём здесь ведьмы? Ну закружилась голова, а дальше что?

– Ты до конца дослушай. Он пять часов по лесу плутал, не мог дорогу домой отыскать.

– И?

– Не и! Люсь, это были проделки старухи. Посуди сама, как можно заблудиться, когда у тебя в руках компас?

– Я видела ворон и собаку черную.

– Вот-вот, – закивала Тая. – Бабки решили над тобой прикольнуться. Ты вроде видела мужика, а на самом деле его там не было.

– Слабоваты твои доводы, Тайка. Сначала говоришь, что не веришь в россказни про ведьм, а пять минут спустя противоречишь сама себе.

– Я не хочу в это верить, но факты-то налицо.

– Единственный факт – убитый мужчина в лесу. И он исчез. А если в деревне живут люди…

– Не люди, а старухи, – перебила Тайка.

– По-твоему, старухи не люди? Убитый мужчина запросто мог быть родственником одной из бабок. Приехал в гости, пошел в лес…

– Люсь, с тобой невозможно разговаривать, в кого ты такая упертая?

– До твоего «Ведьмино» есть другая дорога?

– Оно не моё.

– Ладно, не придирайся к словам. Так есть ещё дорога или нет?

– Зачем тебе?

– Ответь.

– Есть, – нехотя сказала Тая. – До «Ведьмино» можно добраться от станции.

– А откуда тебе известно, что там живут только старухи?

– Так говорят.

– Кто?

Тая пожала плечами.

– Многие.

– Ты сама-то их видела?

– Слава богу, нет. Как-то не хочется мне сталкиваться лоб в лоб с…

– С ведьмами? – усмехнулась Люська. – Я и забыла, что они могут сотворить какую-нибудь подлянку.

Из дома вышел Вовка.

– Тай, на пару слов.

Несколько минут они о чём-то переговаривались. Изредка Тая смотрела на Люську, мотала головой, потом закивала, засмеялась, показала Вовке кулак и вернулась в беседку.

– Люсь, мы тут посоветовались и решили рвануть в Москву сегодня. Ты не против?

Люська не возражала. Сказать честно, ей самой хотелось скорее вернуться в город.

***

Всю обратную дорогу Люська соображала, как ей действовать дальше? Ей никто не верит. Ведут себя так, будто не было никакого убийства. А ведь ей-то известно, что в подмосковном лесу застрелили мужчину. Было бы неплохо установить его личность, но для этого необходимо располагать хоть какими-то сведениями. Сведений нет. Хотя… Тайка упомянула старух, а вдруг мужик и в самом деле приезжал к одной их них? Или же бабки могли слышать выстрел в лесу, видеть кого-нибудь поблизости, да мало ли что. Нужно уцепиться за эту ниточку и рискнуть.

Люська решила отправиться в «Ведьмино».

…Ночью не спалось. Люська сидела возле открытого настежь окна, в мельчайших подробностях вспоминая утренний поход в подмосковный лес. Вспоминала овраг, рыжики, обрыв, покосившиеся от времени домики в деревне «Ведьмино», черную собаку, стайку ворон. Потом перед глазами появился заросший мхом высокий пень. Мужчина… Кровь… Золотой медальон…

– Медальон. Где же я его видела?

В голове проскользнула мысль, но она оказалась настолько шустрой, что Люська не успела за неё ухватиться.

На часах половина третьего, спать все ещё не хотелось.

Глава четвертая

Яма

В понедельник утром Люська приступила к расследованию. Плана действий не было, как не было и уверенности в успешности предстоящей поездки. Найдет ли она в себе силы дойти до деревни? Сможет ли спуститься по сгнившей лестнице вниз? Осмелится заговорить со старухами?

В электричке у Люськи слипались глаза, она закрывала их секунд на пять и сразу проваливалась в сон. Голова опускалась все ниже, Люська вздрагивала и просыпалась. Сидевший напротив парень смотрел на неё с усмешкой, Люська смущалась, клялась себе, что больше не посмеет закрыть глаза, но через минуту снова вздрагивала от кратковременной дремы.

На станции она осмотрелась и подошла к женщине, торговавшей семечками.

– Один, два? – спросила женщина.

– Что? – не поняла Люська.

– Сколько стаканчиков тебе: один или два?

– А-а, давайте один.

– Семечки хорошие, крупные.

Люська достала деньги, взяла кулек с семечками и немного поколебавшись, спросила:

– Не подскажите, как добраться до деревни «Ведьмино»? Представляете, потеряла бумажку с адресом. Помню, что нужно выходить на этой станции, а куда потом – забыла.

– А тебе кто в «Ведьмино» нужен?

– Бабушка у меня там живет.

– Ох ты! А я думала, старухи одинокие.

– В «Ведьмино» живёт моя троюродная бабушка, – начала выкручиваться Люська. – Я видела её всего пару раз, в детстве.

– А сейчас она тебе зачем понадобилась?

– Да так… Возникло неотложное дельце.