3 książki za 35 oszczędź od 50%

Дело о старом фургоне

Tekst
0
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Дело о старом фургоне
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава первая

Возмутительное предложение, или Посидеть на берегу

Данька надеялся, что пока он будет обедать, в писательском посёлке произойдёт какое-нибудь преступление. И тогда он помчится к ребятам и объявит им, что команда юных сыщиков незамедлительно приступает к расследованию.

Ёрзая на стуле и постоянно прислушиваясь к доносившимся с улицы звукам, Даня то и дело вздыхал, украдкой поглядывая на маму.

– У тебя неприятности? – поинтересовалась, не выдержав очередного вздоха сына Александра Вячеславовна.

– Почему ты так решила?

– Догадалась по твоему поведению. Тебя что-то тревожит, я права?

– В чём-то ты, конечно, права, – неопределённо ответил Даня, нехотя отправив в рот кусочек тушёного мяса. – Мы с ребятами не знаем, чем себя занять. Наша команда которую неделю бездействует. Это неправильно!

– Ах, вот в чём дело, – усмехнулась Александра Вячеславовна. – Мне сразу следовало догадаться, что вы грезите очередным детективным приключением.

– Пойми, мы – команда сыщиков, и нам, чтобы не потерять свои навыки, необходимо постоянно находиться в тонусе. А подходящих расследований нет. Мы растеряны, – признался Данька.

– Тогда я могу подкинуть вам не слишком трудное дело, – усмехнулась мама.

– Ты не шутишь? – прищурился Даня.

– У меня пропала расчёска. Весь дом обыскала – как в воду канула. Сможете её отыскать?

Данька аж на месте подпрыгнул от столь возмутительного предложения. Глядя на маму округлившимися глазами, он спросил:

– Как ты могла предложить такое?! Свою расчёску ты потеряла сама, и это вовсе не преступление, а так… мелочёвка. А мы привыкли заниматься серьёзными делами, – Даня встал из-за стола и поспешил к себе в комнату.

– Ты не доел, – крикнула вслед сыну Александра Вячеславовна.

– У меня пропал аппетит, – отозвался мальчик, продолжая кипеть от возмущения.

И как только мама могла ляпнуть такое? Найти её расчёску! Возмутительно! Команде юных сыщиков не раз приходилось лицом к лицу сталкиваться с опасностями, а тут вдруг какая-то пропавшая расчёска.

В беседке Даня появился раньше всех. Минут десять ему пришлось дожидаться друзей, а когда Уля, Наташа и Филипп расселись за круглым столом, сообщил:

– Родители не воспринимают нас всерьёз! Несмотря на наши заслуги, и длинный список раскрытых преступлений, мы для них по-прежнему остаёмся детьми, которым нравится играть в детективов. Этому пора положить конец!

– Ой, – вздрогнула Наташа. – Не понравилась мне твоя последняя фраза, Дань.

– А мне она очень даже понравилась, – поспешил поддержать друга Филипп. – Сколько можно доказывать всем, что мы не какие-нибудь там любители, а настоящие профессионалы.

– Данька, а что конкретно ты предлагаешь? – с любопытством спросила Ульяна.

– Раскрыть запутанное преступление и доказать родителям, что мы ничем не хуже настоящих сыщиков.

– А-а, – махнула рукой Ульяна. – Я думала, у тебя появился план, а ты общими словами говоришь. Раскрыть преступление… Ха! Я уже давно об этом мечтаю, только где ты его возьмёшь, преступление это?

Даня развёл руками.

– Пока не знаю.

– Вот и я не знаю, – вздохнул Филипп.

А когда Даня рассказал друзьям о предложении своей мамы, ребята загудели пуще прежнего.

– Нас совсем уже за простачков держат, – громче всех кричал Филипп, размахивая руками. – Всё! Это была последняя капля. Я немедленно отправляюсь на речку.

– Зачем? – хохотнула Ульяна. – Топиться, что ли, собираешься?

– Какая ты иногда бываешь глупая, Улька, – беззлобно ответил Филипп. – Даже обижаться на тебя не получается.

– А зачем ты идёшь на речку, Филипп? – полюбопытствовала Наташа.

– Вы разве не знаете, если смотреть на воду, успокаивается нервная система. А если смотреть долго, то… – Филипп начал вертеть головой, подбирая нужные слова. – То… на вас может снизойти озарение. Я планирую провести на речке несколько часов, и увидите, назад я вернусь успокоенный и просвещённый.

– Я, конечно, в это не верю, – сказала Уля, – но сходить на речку тоже не прочь. Дань, Наташ, а вы как?

– Можно сходить, – пожал плечами Данька. – Всё равно заняться нечем.

– И помните, – обрадовался Филипп, – мы идём не на прогулку. Отыщем подходящее местечко, сядем на берегу и погрузимся в состояние покоя. Недавно я смотрел передачу про йогов, и мне очень захотелось научиться медитировать. Берег реки – идеальное место для первого урока.

– Не смеши меня, – перебила Филиппа Ульяна. – У тебя не хватит терпения. Ты на одном месте спокойно усидеть не можешь дольше пяти минут, а ещё медитировать собрался. Умора с тобой.

Оскорбившись, Филипп вскинул голову и сообщил, что докажет Ульке обратное.

– Только не сегодня. Давайте пойдём на речку завтра. Встречаемся в сквере в одиннадцать утра. А сейчас предлагаю покататься на роликах или велосипедах.

На следующий день друзья встретились в сквере. Филипп прихватил из дома чипсы и две пачки шоколадного печенья.

– Филипп, а ты в курсе, что многие йоги могут длительное время обходиться без еды? – иронично спросила Уля.

– И даже без питья, – поддакнула Наташа.

– И что? – надул щёки мальчик. – Это всё крайности. Голодающих йогов я не поддерживаю.

– Ага, – рассмеялась Уля, – у тебя с ними продуктовые разногласия.

Шутя и посмеиваясь, ребята миновали деревню, и дошли до реки.

– Теперь ищём место поспокойнее, – напомнил Филипп, начав осматриваться.

– Может быть, здесь? – предложила Наташа, кивнув на примятую траву под тенью плакучей ивы.

– Нет! – запротестовал Филипп. – Слишком темно.

– А я вижу хорошее местечко, – крикнула Уля, подбежав на залитый солнцем пятачок, между двумя высокими берёзами.

– Не подходит, – снова проворчал Филипп. – Слишком солнечно.

– Знаешь что, Филипп, тебе не угодишь!

– Надо пройти вдоль берега метров пятьсот, – подал голос Даня. – Помните, в прошлом году мы ловили рыбу напротив особняка? Если сейчас там никого нет, расположимся с комфортом.

Друзья против предложения Даньки не возражали.

– А особняк-то сгорел осенью, – сказала чуть погодя Наташа. – Так жалко, мне он напоминал сказочный замок. А теперь стоит двухэтажная коробка с пустыми оконными проёмами и почерневшими внутренностями.

– Я слышала, хозяева не захотели его восстанавливать, – протянула Ульяна. – А весной мне кто-то сказал, они вообще вроде бы уехали за границу.

– Уехали, – подтвердил Даня. – Я от папы узнал, а ему наш участковый рассказал. Они друзья.

– Вот бы побывать на их участке, – произнёс Филипп. – Я бы от такого сам не отказался. Представьте, дом стоит практически в лесу, среди высоченных сосен и столетних елей. Вокруг – ни души.

– Не забывай про причал, – напомнила Ульяна. – Их секционный забор тянется до самой реки. И мне кажется, лестницу к причалу и сам причал они построили незаконно. Дань, как ты считаешь?

Данька никак не считал, о чём и поспешил сообщить Ульяне. А когда ребята дошли до нужного им местечка, Филипп возликовал.

– Никого нет!

Даня посмотрел на противоположный берег. Сначала взгляд скользнул по лестнице, ведущей к причалу, затем на сам причал, огороженный с двух сторон секционной решёткой. Решётки спускались прямо в воду, и Данька невольно согласился с Ульяной, что хозяева явно превысили свои полномочия, решив присвоить себе кусочек реки.

Самого сгоревшего особняка видно не было, от посторонних глаз его скрывали деревья.

– Может, доплыть до причала, а? – спросил вдруг Филипп.

– Зачем тебе это? – испугалась Наташа.

– Хочу побродить по участку, в особняк заглянуть. Интересно же.

– Филипп, ничего у тебя не выйдет, – осадил друга Даня. – За участком приглядывает семейная пара пенсионеров. Они живут в небольшом домике для гостей. И, между прочим, у обоих достаточно склочный характер. Дед тебя близко к дому не подпустит. А ещё у него есть ружьё, так что подумай несколько раз, прежде чем рисковать.

– А ты откуда знаешь про стариков и про ружьё?

– Он же тебе уже объяснил, его папа дружит с участковым. А тот знает всё и про всех. Да, Дань?

– Уля права, – кивнул Даня и напомнил ребятам, что они собирались молча смотреть на гладь воды.

Минуту спустя, сложив ноги по-турецки, друзья наблюдали за водной рябью, слушали беспокойный шелест листвы, постепенно погружаясь в собственные мысли. В какой-то момент Данька решил, что Филипп прав, и на друзей вот-вот снизойдёт то самое озарение. Уже чувствуя его приближение, Даня вдруг скривился, услышав шелест.

– Филипп, что ты делаешь?

– Чипсы открываю. Здесь же река, Дань. А речной воздух очень аппетит повышает. Угощайтесь!

– Не вздумай есть чипсы, – воинственным голосом предупредила Уля. – Ты взбаламутил нас, привёл на реку за озарением, а сам собираешься шуршать пакетами.

– Не буду я больше шуршать, успокойся.

Ребята вновь устремили взгляд на поверхность реки. Пели птицы, где-то совсем близко квакала лягушка, высоко в небе послышался приглушённый гул от пролетавшего самолета.

– Хруст! – раздалось под самым ухом.

– Филипп! – вскричала Уля.

– Что такое, я не шуршу пакетом.

– Ты хрустишь чипсами. Меня это раздражает.

– И мне мешает сосредоточиться, – призналась Наташа.

Филипп отложил пачку в сторону и закрыл глаза.

– Всё, я начинаю медитировать, – сказал он.

Прошло несколько минут, Даня краем глаза увидел, как правая рука Филиппа потянулась за пачкой чипсов. А ещё через полминуты опять послышался хруст. И почти сразу за этим, пачка чипсов отправилась в реку.

– Улька, что ты наделала?!

– Я и тебя сейчас в воду сброшу! Обжора! Зачем мы сюда пришли, чтобы ты наелся чипсов?

– Филипп, ты сам себе противоречишь, – сказал Данька. – Решай, или мы остаёмся здесь и смотрим на воду, как ты и планировал, или встаём и возвращаемся в посёлок.

 

– Ладно-ладно, остаёмся, конечно. А чипсы выбрасывать было совсем необязательно, Улька. Они, между прочим, денег стоят.

– По-другому ты не понимаешь.

Филипп шмыгнул носом, со вздохом посмотрел на свой пакет, где лежала ещё пачка чипсов с печеньем, и поспешил закрыть глаза.

Через пять минут тишину разрушил не Филипп, а чей-то громкий голос:

– Ну и чего расселись тут, как клуши?!

Глава вторая

Полёт над водой, или Приставучая пиявка

Даня обернулся первым. Позади ребят стояли их одноклассники Егор и Олег.

– А вас сюда каким ветром занесло? – спросил Данька, поднявшись и стряхнув с брюк прилипшие травинки.

– Гуляем, а заодно решили покататься на тарзанке, – ответил Егор.

– Что за тарзанка? – насторожился Филипп. – Где она?

– За теми кустами, – Олег вытянул руку вперёд. – Мы уже не первый раз приходим сюда.

– А почему нам ничего не сказали – с обидой спросил Филипп. – Я тоже на тарзанках кататься люблю.

– С твоим весом только на тарзанках и кататься, – засмеялся Олег.

– Рухнешь в воду, вот смеха-то будет, – присоединился к Олегу Егор.

– Но-но! – прикрикнул Филипп, больше всего на свете не любивший, когда ему намекали на излишнюю полноту. – Не такой уж я и полный. Или ваша тарзанка из бельевой верёвки сделана?

– Из каната, – протянул Егор.

– Ребят, пошли, посмотрим, – предложил Даня.

– Далась вам эта тарзанка, – проворчала Ульяна. – Собирались же на воду посмотреть.

– На воду? – расхохотался Олег. – Вы точно с ума сошли. Вам не девяносто лет, а вы сидите на берегу и на воду смотрите.

– Тебя забыли спросить, – огрызнулась Ульяна.

Схватив пакет со своими припасами, Филипп побежал по тропинке, доставая на ходу чипсы. Возле старой ивы с кривым стволом, мальчик остановился, с восторгом разглядывая мощную нижнюю ветку, к которой был привязан толстый канат. К другому концу, тому, что покачивался в полутора метрах над поверхностью воды, была привязана круглая палка.

– Я первый! – объявил Филипп, бросив пакет на траву.

– А как же на ней кататься? – удивилась Наташа. – Канат над речкой висит.

– В этом и суть, – пояснил Егор. – Забираешься по стволу до этого места…

– До какого места? – Филипп подбежал к Егору. – Мне покажи.

– Видишь, здесь утолщение имеется? Притягиваешь к себе тарзанку, садишься и начинаешь парить над речкой.

– Нет уж, спасибо, – замотала головой Наташа. – Я не стану рисковать.

– Ну и зря, – улыбнулся Олег и ловко вскарабкался по стволу.

– Эй, Олег, ты куда? – запрыгал на месте Филипп. – Я первый!

– Нет, я. А ты больше по сторонам глазей.

– Так нечестно.

– Честно-честно. Кто не успел, тот опоздал.

– Тогда я второй! – Филипп подошёл к стволу и положил на него руку, показывая тем самым, что никому больше не позволит сесть на тарзанку вне очереди.

Олег умеючи подтянул к себе канат, оседлал круглую палку и закричал:

– Вперёд!

– Ух, – усмехнулась Ульяна. – Я тоже попробую.

– За мной будешь, – предупредил Егор.

Вскоре каждый из ребят уговаривал Наташу побороть свой страх и прокатиться на тарзанке. Она упорно мотала головой.

– Не уговаривайте, – Наташа отошла в сторону, наблюдая, как Олег во второй раз забрался на иву.

Когда подошла очередь Филипса, он решил внести в катание на тарзанке кое-какие изменения.

– Сидеть на палке – банально, – выдал он. – У меня другое предложение. Давайте прокатимся на тарзанке, держась за палку руками, поджав ноги.

– Ничего не выйдет, – ответил Егор. – С ветки будет неудобно прыгать.

– А зачем с ветки, Егор? С берега намного удобней, правда, придётся встать на носки, но дотянуться до палки точно удастся.

– И как ты себе это представляешь?

– Смотрите и учитесь, – Филиппу уже не терпелось продемонстрировать своё умение.

Схватив длинную палку, он встал на самый край крутого берега и, подцепив канат, притянул его к себе.

– Филипп, не стоит этого делать? – сказал Даня.

– Почему?

– Ты только не обижайся, но на физкультуре ты даже подтянуться не можешь.

– А при чём здесь физкультура?

– При том. Руки не выдержат, и ты упадёшь в реку.

– Не упадёт, а плюхнется, – Егор переглянулся с Олегом.

– Скорее, сорвётся, как рыбёшка с крючка.

– Не рыбёшка, Олег, а огромная рыбина. Филипп тянет на гигантского сома.

– Точно-точно! – ухахатывался Олег. – На сома-мутанта.

– Филипп, – Даня приблизился к другу и качнул головой. – Не горячись.

– Ну вот ещё! – обиделся мальчик. – Данька, что за привычка такая, говорить под руку. Да я, если хочешь знать, уже научился подтягиваться и руки у меня натренированные.

– И сколько же раз сможешь потянуться? – ухмыльнулся Олег.

– Двадцать пять.

– Не ври.

– Я не вру.

– В лучшем случае, два раза подтянешься.

– А потом полчаса в себя приходить будешь, – веселился Егор.

– Филипп, Данька прав, – проговорила Наташа. – Затея не очень удачная.

– Да пусть уже летит, если хочет, – не выдержала Ульяна.

– И полечу, – Филипп сильнее сжал вспотевшие ладони и, поджав ноги в коленях, оторвался от берега.

В воду он бухнулся почти сразу, окатив друзей сотнями брызг.

– Что и требовалось доказать! – крикнул Олег.

– Тоже мне, спортсмен-акробат, – смеялся Егор. – Как прошёл полёт?

– Так тебе и надо, – ответила Ульяна. – Никогда никого не слушаешь, всё по-своему делаешь. Вот и результат.

– Ты не ушибся, Филипп? – Наташа подошла к краю берега, села на корточки и с сочувствием посмотрела на Филиппа.

– Со мной полный порядок, – сказал он. – Ладони слишком вспотели, потому я и выскользнул.

– Давай руку, – вздохнул Данька. – Помогу тебя выбраться.

– Сам справлюсь, – Филипп поднялся на берег, а Наташа вдруг завизжала:

– К твоей ладони присосалась пиявка!

Филипп тряхнул рукой, пиявка не отпала.

– Как её снять, Данька? – мальчик с брезгливостью вытянул руку.

– Напьётся крови, сама отпадёт, – сказал Егор.

– А я что, должен ждать, когда эта гадость всю мою кровь высосет?

– И это далеко не медицинская пиявка, – пояснила Уля. – Не советую тебе ждать, Филипп, от неё необходимо как можно быстрее избавиться.

– Но как?! Я уже чувствую слабость, у меня началось головокружение.

– Только не сочиняй, – потребовала Ульяна.

– Нам нужен йод, – сказал Даня. – Если капнуть на то место, к которому присосалась пиявка, она сразу же отвалится.

– Ребят, – жалобно простонал Филипп. – Ни у кого случайно нет с собой йода?

– А сам как думаешь?

В этот момент на тропинке появился высокий молодой мужчина с длинными, собранными в хвост волосами. Услышав стон Филиппа, мальчику уже казалось, он умирает, незнакомец остановился и поинтересовался:

– Помощь не нужна?

– Если вы умеете безболезненно снимать с кожи пиявок, то нужна, – проговорил Олег.

Мужчина подошёл к Филиппу, зажал двумя пальцами пиявку и резко потянул её в сторону.

– Готово.

– Почему мы сами не догадались просто содрать пиявку с Филиппа? – шёпотом спросила у Дани Ульяна.

– Спасибо, – рассыпался в благодарностях Филипп. – Вы, наверное, врач?

Уля прыснула, а незнакомец развёл руками.

– Да нет, у меня другая профессия… – внезапно он замолчал, его взгляд зацепился за что-то интересное на противоположном берегу.

Данька повернул голову, заметив, как к причалу подплыла лодка. Обратил на это внимание и Филипп.

– Тот самый старик-сторож? – спросил он у Даньки.

– Скорее всего.

Незнакомец вопросительно посмотрел на ребят.

– Вы это о чём толкуете?

– О старике в лодке, – пояснил Филипп. – Он присматривает за сгоревшим особняком.

– Не за особняком, а за участком, – поправила мальчика Уля.

– Я смотрю, вы хорошо осведомлены, – с улыбкой на губах заметил мужчина, а его глаза при этом оставались серьёзными.

Когда старик, начал подниматься по лестнице, незнакомец спешно попрощался с ребятами и скрылся за высокими кустами. Спустя минуту, Уля толкнула Филиппа в бок.

– Ну ты и ляпнул, – захихикала она.

– Чего толкаешься-то? Больно ведь. И что я такого ляпнул?

– Когда этот волосатый пиявку отодрал, ты принял его за врача. Ха-ха-ха! Можно подумать, человек без медицинского образования не справился бы с такой «наисложнейшей» задачей.

– Ты-то не справилась, – парировал Филипп.

– Я его уже где-то видела, – задумчиво произнесла Наташа.

– Кого?

– Мужчину с длинными волосами. Причём видела совсем недавно.

– Может, он живёт в нашем посёлке? – предположил Егор.

– Вряд ли, – возразил Олег. – Я в посёлке всех знаю, и этого длинноволосого никогда прежде не видел.

– Так уж и всех? – не поверила Уля.

– Практически.

– Ну хорошо, тогда я тебя проверю. Скажи мне, кто живёт в семнадцатом доме?

– Егоровы.

– А в тридцать четвёртом?

Олег задумался.

– Э-э… Елисеевы.

По дороге в посёлок Ульяна с Наташей продолжали называть номера домов, а Олег почти сразу же произносил фамилии хозяев. Он не ошибся, даже когда Даня упомянул новых соседей, что обосновались в писательском посёлке в середине мая.

– Шульгины, – ответил Олег. – Сергей Михайлович, его жена Маргарита Дмитриевна и их дочь Светлана.

– Олег, ты ходячий справочник, – поразилась Наташа. – Я и с половиной соседей незнакома, а ты всех по фамилиям знаешь. Молодец!

– Подумаешь, – поморщилась Ульяна. – Если бы Олег так на уроках отвечал, тогда был бы молодцом, а он забил себе голову ненужной информацией и радуется.

– Я не радуюсь, – не без гордости заявил Олег. – Я просто сказал, что длинноволосый мужик не живёт в нашем посёлке.

– С чем тебя и поздравляю! – Ульяна сдвинула Олегу на глаза козырёк бейсболки и побежала к воротам.

Олег хотел погнаться за ней, но в самый последний момент махнул рукой.

– Связываться с Улькой неохота, – признался он и достал из кармана телефон.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?