3 książki za 35 oszczędź od 50%

Дело о незапертой двери

Tekst
0
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Дело о незапертой двери
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава первая

В ожидании приключений, или Замечательное место для штаба

Ребята шли по дороге, сетуя на непрекращающуюся жару.

– Который день нет дождя, – сокрушался Филипп, поправив на голове бейсболку. – Посмотрите на деревья, все листья пожухли.

– Я слушала прогноз погоды, – лениво проговорила Наташа. – В ближайшие дни дождя не будет.

– Ужасно! – простонал Филипп.

– А где-то сейчас ливни льют, – мечтательно сказала Ульяна, обмахиваясь сделанным из бумаги веером.

– Я бы не прочь переместиться в такое местечко, – закивал Филипп. – Дань, а ты?

Данька продолжал идти по дороге, погружённый в собственные мысли.

– Опять размечтался, – Ульяна толкнула Даньку в плечо и крикнула: – Эй, мы тебе не мешаем?

– Я задумался.

– О чём?

– Вам не кажется странным, что уже на протяжении месяца в нашем посёлке не произошло ничего интересного?

– Почему не произошло, – засмеялась Наташка. – Позавчера, например, молодая жена нашего соседа, села за руль и въехала в берёзу. Вот смеху-то было.

– Что же здесь смешного? – удивился Филипп. – Она не пострадала?

– Ни капельки, – заверила Наташка. – А смеюсь я, потому что Маринка голосила на всю округу. Кричала, что ей подсунули неправильную машину, с неправильным управлением.

– Мне эта Марина не нравится, – призналась Ульяна. – Слишком нос задирает. И зачем только Петр Евгеньевич на ней женился, он же старше Марины лет на тридцать.

– На двадцать восемь, – поправила Ульяна.

– Вы меня неправильно поняли, – сказал Данька. – Я имел в виду, нам совершенно нечем заняться. Нет подходящего расследования или приключения. Всё тихо и мирно.

– Разве это плохо, Дань?

– С одной стороны, конечно, хорошо, но с другой… Без дела мы просто-напросто зачахнем, как эти вот листья на каштане, – Данька кивнул на каштановое дерево и его взгляд на миг сделался сосредоточенным.

– А я уже зачах, – простонал Филипп. – Это жара становится невыносимой. Представляете, мне даже есть не хочется. А вот от кружки холодного кваса я бы не отказался.

– У меня есть вода, – Наташа протянула Филиппу бутылку минеральной воды. – Будешь?

– Нет, – скривился Филипп. – Она тёплая.

А четверть часа спустя, когда ребята вышли за территорию посёлка и бесцельно бродили по окрестностям, Филипп взял у Наташи воду и выпил всё до последней капли.

– Молодец, – рассердилась Ульяна. – Как будто ты один здесь. Мог бы и у нас спросить, хотим мы пить или нет.

– Извините, ребят, я не подумал.

– Эгоист, – выкрикнула Ульяна.

Филипп понуро опустил голову и пнул круглый камешек.

Миновав заросшее сорной травой поле, друзья дошли до небольшого лесочка и уже хотели возвращаться назад, как вдруг Филипп предложил:

– Давайте пойдём вдоль леса по тропинке. Мы прежде никогда не были в тех краях. Узнаем, куда тропинка нас выведет.

– А что там интересного, Филипп? Наверняка на дачные участки наткнёмся.

– Делать всё равно нечего, а так хоть прогуляемся. К тому же тропинка в тени, и здесь ветерок есть. Соглашайтесь, ребят.

Ульяна с Наташей посмотрели на Даньку. Сунув руки в карманы и нахмурив лоб, он, долго думал, но, наконец, кивнул:

– Можно сходить.

Тропинка довела ребят до крутого поворота, и они с разочарованием увидели, что впереди раскинулось очередное поле.

– Зря только шли, – призналась Уля. – Поля со всех сторон окружили лесок. Возвращаемся.

– Подождите, – Данька прищурил глаза и пошёл вперёд.

– Дань, ты куда?

– Присмотритесь, среди зарослей молодого орешника стоит какая-то постройка.

– Я ничего не вижу, – сказала Наташка.

– Точно, постройка, – крикнула Улья. – Как она там очутилась?

Ребята дошли до высокого квадратного строения с деревянной дверью и двумя окнами. Крыша домика имела форму купола, так же там располагалось маленькое круглое окошко.

– Похож на небольшой маяк, – прошептал Филипп.

– Скажешь тоже, – усмехнулась Ульяна. – Обыкновенный домик, только слишком маленький и высокий.

Данька остановился у приоткрытой двери и заглянул внутрь.

– Что там? – спросила возникшая за его спиной Наташа.

– Внутри пусто, – мальчик едва дотронулся до дверной ручки, как дверь, издав скрип, открылась пошире.

Изнизанный трещинами цементный пол был покрыт сухими листьями, в середине помещения лежал грязный фанерный щит, кое-где сверкали осколки стекла. К одной из стен примыкала узкая, почти вертикальная лестница, ведущая наверх.

Данька поднял голову, увидел деревянный потолок и присвистнул.

– Высоковато.

– От пола до потолка метра три будет, – сказал Филипп.

– Больше. Три с половиной, – Данька положил руку на лестницу, дёрнул пару раз и, убедившись, что она не шатается, начал подниматься наверх.

– Ой, Дань, осторожно там, – предостерегла его Наташа.

– Что со мной может случиться? – улыбнулся мальчик.

– А вдруг там тебя поджидает крокодил, – засмеялась Ульяна.

– Или голодный лев, – зевнул Филипп.

– Тогда уж лучше сразу динозавр, – проговорил Данька, рассматривая второй этаж. – А мне здесь нравится. Ребят, поднимайтесь.

– Это не опасно? – спросила Наташа. – Пол не провалится?

Данька сделал несколько шагов по почерневшим доскам, топнул ногой, а затем дважды подпрыгнул.

– Пол крепкий. Он нас выдержит.

Оказавшись наверху, ребята стали осматриваться. Больше всего им пришёлся по нраву потолок в виде купола и то самое круглое оконце, что они заметили ранее. Примкнув к нему, Филипп заявил:

– Настоящее смотровое окошко. Можно сидеть и наблюдать. Отсюда очень хорошо видно, кто подходит к строению. И поле видно, и даже нашу тропку.

– И мне здесь нравится, – сказала Ульяна. – Правда, грязновато кругом, пол чёрный, стены в трещинах.

– А кто нам мешает заняться уборкой? – спросил Даня.

Ребята вопросительно посмотрели на него.

– Мне в голову пришла отличная идея, а почему бы нам не сделать это заброшенное строение своим штабом.

– Поддерживаю Даньку, – быстро проговорил Филипп.

– Мы могли бы приходить сюда в любое время, и нам никто здесь не помешает. А благоустроить домик мы сумеет в два счёта. Я могу принести из дома два старых складных стула.

– А у нас в сарае есть складной столик, и ненужные табуретки, – вспомнил Филипп. – Мама говорит, их давно надо выбросить, но у неё никак не поднимается рука.

– Я возьму из гаража банку с краской, – пообещала Наташа. – Выкрасим стены и рамы на окнах.

– А я попытаюсь уговорить бабушку отдать мне старый коврик, – Ульяна постучала костяшками пальцев по полу. – Постелем его сюда.

– На стену можно зеркало повесить, – восторженно говорила Наташа.

– И календарь, – вторила ей Улька.

– А вы ещё по тропинке идти не хотели, – укорил друзей Филипп. – Скажите мне спасибо, что я проявил настойчивость.

– Но есть одно «но», – выдохнул Данька. – Прежде чем наводить порядок и приносить из дома вещи, нам необходимо убедиться, что постройка никому не принадлежит, и нас отсюда не выгонят.

– Кому она может принадлежать, Дань? Посмотри, в каком она запустении.

– И всё-таки не мешало бы узнать, что это за строение.

– У кого узнать-то?

– Давайте спросим у моего дедушки, – предложила Ульяна. – Уверена, он в курсе дела.

– Неплохая мысль, – согласились ребята.

Дедушка Ульяны был профессором медицины – настоящая величина, так называют его друзья и соседи. Он всегда очень занят, его дни расписаны по минутам. Если Дмитрий Всеволодович не пропадает в институте, то сидит дома в кабинете, занимаясь важной работой, а Улька с бабушкой по-очереди приносят ему чай и бутерброды.

Дмитрий Всеволодович оказался дома. Прежде чем пройти в кабинет, Ульяна приложила к губам палец.

– Только не говорите все сразу, дедушка этого не любит, – она постучала в дверь и опустила ручку. – Дедуль, можно к тебе?

– Да, Ульяна, заходи.

– Я не одна.

– А, вся компания в сборе, – усмехнулся Дмитрий Всеволодович. – Ну садитесь, раз пришли. И рассказывайте, что у вас стряслось. Не зря же вы ко мне пожаловали

– Не зря, – подтвердил Данька и, откашлявшись, проговорил: – Дмитрий Всеволодович, нам нужна ваша консультация.

– Только не медицинская, – ляпнул Филипп.

– Слушаю вас.

– Недалеко от посёлка есть странное сооружение, – Данька вручил дедушке Ульяны свой телефон. – Я его сфотографировал. Вы случайно не знаете, что это за строение и кому оно принадлежит?

– Кому принадлежит сейчас, врать не буду, не знаю. А раньше оно входило в усадебный ансамбль, наряду с другими постройками, мостиками, ротондами, беседками и даже небольшой часовней. Усадьба принадлежала дворянскому семейству Афанасьевых. Давненько это было. Потом все строения, включая главное здание усадьбы, снесли. На том месте, где был разбит огромный парк с прудиками и липовыми аллеями, сейчас находятся поля.

– А этот домик? – Данька кивнул на фотографию.

– Уцелел, и чудеснейшим образом дожил до наших дней. Стоит себе, никому не мешает.

Попрощавшись с Дмитрием Всеволодовичем, ребята вышли на улицу и Данька с чувством выкрикнул:

– Значит, нашему штабу быть! Когда начнём его благоустраивать?

– Зачем тянуть? Можно прямо сегодня.

– Нет, – запротестовала Ульяна. – Лучше завтра утром. А сегодня мы сходим туда ещё раз, повнимательней осмотримся и решим, что необходимо принести с собой завтра в первую очередь.

В своём будущем штабе ребята провели около часа. Данька записывал в блокнот все предложения и пожелания друзей.

– Обязательно надо принести веник и щетку, – говорила Наташа.

– Тряпки, влажные салфетки и частящее средство, – загибала пальцы Ульяны.

– И мешок для мусора.

 

– И складной ножик.

– Данька, ещё запиши ведро. И бутылку с водой.

– Лучше две бутылки, – кивнула Ульяна. – Стёкла надо помыть, лестницу протереть, дверь. Боюсь, даже двух бутылок не хватит.

– А главное, побольше чего-нибудь съестного, – выдал Филипп.

– О-о! Я смотрю, у тебя аппетит проснулся. Съестное-то зачем брать, Филипп?

– А как вы думали?! Мы проторчим здесь несколько часов, не меньше. Проголодаемся, а есть нечего.

– Филипп прав, – согласился с другом Даня. – Каждый должен захватить из дома провизию.

– Желательно побольше, – Филипп погладил себя по животу и вздохнул. – Я бы сейчас жареной курочки съел с картошкой.

На обратной дороге, когда ребята шумно обсуждали завтрашнее мероприятие, Данька вдруг остановился и легонько стукнул себя ладонью по лбу.

– Совсем забыл вам рассказать об одной странности. Я заметил её днём, когда мы прогуливались по посёлку.

Глава вторая

Дружная уборка, или Непростительная забывчивость

– Что за странность? – насторожились ребята.

– Помните, я сказал, что от безделья готов зачахнуть как листья каштана? И при этом кивнул на дерево, которое растёт на одном из участков.

– Помним.

– Потом я посмотрел на дом, скользнул взглядом по балкону и увидел приоткрытую дверь.

– И что здесь странного? – недоумевала Наташа.

– Позже я вспомнил, дом ведь выставлен на продажу. Его несколько месяцев пытаются продать, иногда риэлтор привозит клиентов, я сам видел.

– Подтверждаю, – сказал Филипп. – В нём никто не живёт.

– А кому он принадлежал раньше?

– В доме жили мать с дочерью. К сожалению, я не помню их имён. А когда моя мама узнала, что дом продаётся, то сразу позвонила своей сестре, моей тёте Римме. Они давно хотят приобрести загородное жильё, и вот мама решила, что если тётю Римму устроит цена и понравится сам дом, мы можем стать соседями.

– Но твоей тёте дом не понравился, – подытожила Ульяна.

– Вовсе нет, – запротестовал Филипп. – Она сказала, сейчас у них трудности с деньгами, о покупке жилья они временно не думают.

– Постойте, – прервала ребят Наташа. – Если в доме никто не живёт, то почему там открыта дверь, ведущая на балкон?

– Может быть, её открыл риэлтор, когда показывал дом очередным клиентам и забыл закрыть?

– Или Даньке померещилось, – засмеялась Ульяна.

– Ничего не померещилось, – с вызовом проговорил Данька. – Сейчас будем проходить мимо дома, и ты сама убедишься.

Но стоило ребятам остановиться напротив каштанового дерева, как Ульяна запрыгала на месте и победоносно посмотрела на Даньку.

– Ну, и где твоя открытая дверь?

Данька не верил глазам. Дверь на балкон была потно прикрыта.

– Честное слово, она была открыта. Я не мог нафантазировать.

– Ещё как мог, – хором произнесли девочки. – По этой части ты большой мастер.

– Неправда! В отличие от вас, я всегда рассуждаю здраво, и не даю воли своей фантазии.

– Что бы ты сейчас не говорил, а я не слепая, – разозлилась Ульяна. – И хватит морочить всем голову.

Данька посчитал лучшим не вступать в спор с Ульяной. В конце концов, ему ведь и в самом деле могло померещиться. К вечеру Данька и думать забыл о продаваемом доме, поужинав, он прошёл в сарай и начал осматриваться. Здесь было столько всякой всячины, что Данька удивлялся, как сарай ещё не разваливается от впихнутого в него барахла

С большим трудом ему удалось отыскать два старых складных стула. Взяв тряпку, он вытер с них слой пыли, проверил, хорошо ли они раскладываются, затем вновь сложил и оставил у самого входа.

Маму Данька нашел в саду. Она сидела на диване-качалке и читала книгу.

– Мам, ты не будешь возражать, если я возьму из сарая два старых стула?

– Зачем они тебе понадобились?

– Мы организуем штаб, – с важным видом изрёк Данька. – И как ты сама понимаешь, нам необходима мебель. Филипп обещал принести стол и табуретки, Уля старый коврик.

– Почему я раньше ничего не слышала о штабе? Где он находится?

– Недалеко, – уклончиво ответил Данька. – Так я могу взять стулья?

– Хорошо, бери. Только проверь, не вышел ли из строя механизм.

– Уже проверил, – крикнул обрадованный Данька. – Всё работает как часы.

Утром после завтрака ребята встретились на улице и отправились в штаб. Каждый нёс в руках по пакету, а у Филиппа ещё и рюкзак на спине висел.

– А в рюкзаке у тебя что? – полюбопытствовала Наташа.

– Еда, – ответил довольный Филипп.

– Ну ты даёшь! – поразилась Ульяна. – Твоя мама не поинтересовалась, зачем тебе столько еды?

– Я сказал, мы отправляемся на пикник.

– На целый месяц? – смеялся Данька.

– Смейтесь-смейтесь, посмотрю я на вас, когда вы проголодаетесь.

Едва ребята добрались до места назначения, Филипп предложил перекусить.

– Мы только позавтракали, – возразила Ульяна.

– А сколько мы шли по жаре? Я голоден как тигр.

– Кто-нибудь догадался взять питьевую воду? – спохватилась Наташа.

– Я взял бутылку, – успокоил её Данька.

– У меня в рюкзаке большой термос с чаем.

– С горячим?

– А как же.

– Тоже мне, сообразил в жарищу взять с собой кипяток.

Филипп почесал затылок и усмехнулся.

– Не подумал как-то.

– Ладно, открой термос, пусть чай остывает.

И ребята принялись за уборку. Они подмели полы, вымыли окна, дверь, лестницу, сняли со стен паутину, отскребли с оконных рам засохшую грязь. Ульяна постоянно чихала и выбегала на улицу. Наташа, предусмотрительно захватив их дома несколько марлевых масок для лица, предложила одну подруге.

– И так жарко, – отмахнулась Уля. – Ещё не хватало лицо маской закрывать.

Данька на втором ярусе счищал с пола облупившуюся краску, Филипп в очередной раз отправился за стаканчиком чая.

Пару часов спустя ребята поднялись по лестнице и, расположившись на полу, приступили к трапезе.

– Всё-таки после тяжёлой работы, аппетит становится отменный, – признался Филипп.

– Особенно у тебя. А учитывая, что ты палец о палец не ударил…

– Что?! – вскричал Филипп, не дав Ульяне договорить. – Я дверь вытирал, занозу, между прочим, посадил.

– Не ссорьтесь, – сказал Данька. – Знаете, что я решил? Здесь, на втором ярусе, у нас будет комната отдыха и столовая. В следующий раз принесём бутыли с питьевой водой и оставим их в углу.

– И полочку бы не мешало сделать, – предложила Наташа. – Стаканчики можно оставлять и пластиковую посуду.

– Зачем делать, – засмеялся Данька. – Как раз вчера я заметил у нас в сарае подходящую полку.

– Твоя мама разрешит?

– Думаю, да.

– И одно окно надо починить, – напомнила Наташа. – Оно не открывается до конца, там петли плохо держатся.

– Починим, – Данька достал дневник, ручку и записал, что помимо полки необходимо захватить отвёртку.

– Давайте сегодня принесём мебель, краску и питьевую воду. Оставим всё наверху, а завтра приступим к покраске стен.

– Так и сделаем, – кивнул Данька.

Ходить из посёлка в штаб пришлось дважды. За один раз ребята не справились, уж слишком много вещей у них было. Зато когда Данька осмотрел аккуратно сложенные на втором ярусе стулья, табуретки, стол, бутылки с водой, несколько свёртков, большой пакет и полку, он остался доволен.

– Дань, а отвёртку ты захватил?

– Забыл!

– Ну вот.

– Завтра обязательно прихвачу. Починю я окно, Наташ, не волнуйся.

Ребята спустились вниз, и Данька подошёл к двери.

– Заодно и с дверью надо что-то сделать. Она не закрывается плотно, а какой это штаб, если дверь постоянно приоткрыта.

– Может, табличку на дверь прикрепим? – спросил Филипп. – Напишем, что посторонним вход воспрещён. Или лучше написать, что находиться внутри опасно для жизни. Тогда туда точно никто не сунется.

– Выдумщик ты, – расхохоталась Ульяна. – Сюда лет сто не ступала нога человека, никто нас не побеспокоит.

Филипп не стал возражать, но когда они оказались в посёлке, прошептал на ухо Даньке:

– А насчёт таблички ты подумай. Она нам не повредит, зато сможет отпугнуть непрошеных гостей.

Данька обещал подумать. С вечера он приготовил отвёртку, а утром, прихватив контейнер с бутербродами, пачку печенья и четыре банана, выбежал из дома. Погода стояла пасмурная. Появилась надежда, что сегодня пойдёт дождь. Сказав об этом друзьям, Данька услышал недовольное ворчание Филиппа:

– Не люблю дождь! Опять всюду будут лужи, грязь. И пахнет после дождя неприятно.

– Несколько дней назад ты ждал дождя как манны небесной, – напомнила Улька.

– А теперь передумал, – Филипп посмотрел на хмурые облака и тяжело вздохнул. – Сейчас как ливанёт, а никто из нас не догадался захватить зонтики.

– До штаба дойти успеем, – приободрил друзей Данька.

Но стоило ребятам приблизиться к знакомой приоткрытой двери, как Наташка топнула ногой и поставила на землю пакет с едой.

– Ты чего?

– Как мы собрались красить стены, пол на втором этаже, лестницу, дверь и оконные рамы?

– Молча. Краски на всё хватит, – заверил Данька.

– А кисти?! – в отчаянии крикнула Наташа и снова топнула ногой. – Мы многое предусмотрели, но совершенно не подумали о кистях.

– Вот незадача, – огорчился Данька. – Непростительная забывчивость.

В этот момент в небе послышался громовой раскат.

– Ливень будет, – пробормотал Филипп.

– Или ураган, – ответила Улька.

– Послушайте, – предложил Данька. – Раз у нас нет кистей, а с минуты на минуту ливанёт дождь, то оставаться здесь не имеет смысла. Придём после дождя. Тогда и окно починю.

– Запиши у себя в блокноте про кисти, – попросила Наташа. – И средство для промывки кистей, а то они испортятся.

Данька достал из кармана блокнот, сделал запись и в этот момент раздался такой грохот, что земля задрожала под ногами. Ульяна взвизгнула, а Данька от неожиданности пошатнулся, оступился о пакет Наташки, растянувшись на земле.

– Не ушибся?

– Нет. Но нам стоит поторопиться. Только дверь надо закрыть.

– Как, Дань?

Данька осмотрелся, наткнулся глазами на прямую палку и, плотно прикрыв дверь и придерживая её плечом, просунул палку в отверстия двух проушин, предназначавшихся для навесного замка.

– Теперь не откроется. И никакой ветер ей не страшен.

До поселка ребята добежали быстро, ожидая, что вот-вот разразиться настоящая буря. Но ничего не происходило. По небу по-прежнему проплывали серые тучи, сверкали молнии и гремел гром. А дождь запаздывал.

– Ветер усиливается, – сказала Наташа. – Если разгонит тучи, дождя не будет.

– А гром?

– А что гром, если тучи рассеются, то и гром прекратится.

– Стойте! – неожиданно крикнул Данька срывающимся голосом.

Ребята замерли на месте, а Данька вытянул вперёд руку.

– Смотрите!

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?