Шут из Бергхейма. Выводок

Tekst
3
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Шут из Бергхейма. Выводок
Шут из Бергхейма. Выводок
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 33,39  26,71 
Шут из Бергхейма. Выводок
Audio
Шут из Бергхейма. Выводок
Audiobook
Czyta Дмитрий Горячкин
20,89 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава пятая. Ой

«Поздравляем. Вы установили контакт с божественной сущностью. Ваш чат разблокирован. Теперь вы можете написать ваш запрос и, быть может, вам ответят!»

– Ой, – дурачась, сказал я. Вызвал чат. Призрачная строчка стала активной, я ткнул в нее пальцем, и раскрылась клавиатура. Объемные голубые буквы повисли в воздухе. Язык переключить нельзя. Или же просто пока не понятно, как это сделать.

– Ой! – со значением для товарищей повторил я. Написал (при нажатии буквы чуть вспыхивали, переливаясь мягким светом):

«Всем чмоки в этом чатике»

Ввод!

Панель клавиатуры исчезла.

Юра хмурился, изучал что-то и совсем в мою сторону не смотрел. Он изумленно пялился в пустоту и тыркал указательным пальцем по невидимым кнопкам. Со стороны это выглядело странно. Ему бы еще шапку на затылок сдвинуть, для образа «крестьянин средневековья и блокчейн».

Чат снова деактивировался.

«Ваше послание ушло к Богам. Вам остается только ждать»

– Ой-ой… – снова повторил я. Как-то нехорошо вышло. Но, блин, кто блокирует чаты после первого же сообщения? А поговорить? Вглядываясь в свое сообщение, с каждым мигом кажущееся мне все более тупым, я ждал хоть какой-нибудь любезности со стороны прочитавших. Ведь раз есть чат – значит, в нем бывают люди.

То, что это может быть некая личка с чем-то иным – и в голову не приходило. А ну как Егорка только что профукал единственный шанс что-то поменять? Мог ведь запросить выход отсюда. Добавить волшебное «пожалуйста». Потом «бац», а все это было испытание на вежливость, вы его прошли, возвращайтесь обратно.

Или так мимикрирует служба поддержки?

– Блин, – я продолжил глубокий монолог.

Юра все что-то выстукивал. Сосредоточенно, что-то стирая. Добавляя, меняя. Толковый парень. Не то, что я.

Впрочем, серьезные и обдуманные решения мне никогда особо не давались. Импровизация – наше все. Так что пренебречь – вальсируем.

Я пошел к Стасу.

– Тебе написали? – спросил у него.

Тот точил топор (довольно жалкого вида) и вопрос встретил с недоумением.

– Нам тут божественная сущность ответила. А тебе? Чат разблокировался?

Глаза Книгожора полезли на лоб. Он сунул топор за ремень и вышел на улицу. Юра все еще дырявил воздух пальцем.

– Понял, не разблокировался, – констатировал я, пряча за веселой разбитной манерой разочарование в собственном поступке. «Чмоки», ну не дурак ли?

– Что за чат?! – наконец, ожил Стас.

– Идем…

Когда мы подошли, Юра уже закончил. Он плюхнулся обратно на бревно, похлопал по штанам и плюнул:

– Сигаретку бы…

– Что ты написал?

– Все как есть. Что я застрял в игре и не могу выбраться. Попросил помочь. Сказал, что тут несколько человек таких. Это ж наверняка поддержка так странно работает, – ответил он. Вид у него был уставший, но довольный. – Но очень интересно, что запустило это сообщение? Крики в небо?

Стас наблюдал за нами немного ошалело.

– А ты что написал? – спросил Юра.

– Да так, ерунду. Душу предложил, черепа для трона черепов, – отшутился я. Глянул в чат – в надежде, что там появятся смайлы или какие-нибудь гневные замечания участников. Но мое сообщение торчало последним и единственным. Юриного там не наблюдалось. Значит, все-таки личка.

– Будешь кричать? – Юра покосился на Стаса.

– Сначала посмотрю, что вам ответят, – уклонился тот. – Думаешь, это служба поддержки так активируется?

– Не знаю. Но то, что у кого-то комплекс Бога – это очевидно, – пробормотал Юра. – Надо соответствовать.

– Это чудесное открытие, друзья. Но отчего-то меня оно страшит, – сказал Стас. Улыбнулся натянуто. – Отчего-то я боюсь ответа.

– Бояться – глупо, – бодро произнес я.

Ответ пришел поздно вечером, когда в доме закрылись окна, на дверь повесили засов, а на столе угасла последняя лучина. Мы разошлись по своим койкам.

– Характеристики, – прошептал я. Выбрал социальное.

«Боги проигнорировали ваши мольбы»

Панель чата вновь стала активной. Я вызвал клавиатуру. Голубые буквы в темноте резали глаза, отчего засвербело в носу. Что написать? «Где я?» «Что это за место?»

Проклятье, с темнотой накатывалась тоска.

«Я не знаю, что мне делать», – набрал я. Подумал немного и стер. Лежал, слушая ровное дыхание и сопение пленников игры, размышлял.

«Как выйти из игры?» – вторая попытка. «Каком» кверху. Удалить.

«Помогите выйти из игры, пожалуйста», – какая унизительная мерзость. Кто-то там читает сообщения. Кто-то решает, игнорировать их или нет. Не думаю, что где-то на сервере крутится искусственный интеллект и обрабатывает входящие. Лебезить перед человеком по ту сторону? Нет.

«Есть ли выход из игры?». Некоторое время я смотрел на короткую строчку, расположившуюся чуть ниже игнорирования Богов, а затем ткнул «ввод». Буквы исчезли, темнота сгустилась. Темнота, в которой что-то бродило прошлой ночью.

Что-то, идущее на голоса.

«Ваше послание ушло к Богам. Вам остается только ждать»

Я повернулся на бок, скрипнув койкой. И уже проваливаясь в сон, услышал тихий-тихий шепот.

– Характеристики.

Но труба небытия уже засасывала сознание. Я попытался удержаться, чтобы спросить Юру, что ему ответили, но не мог пошевелиться. Не мог удержаться. Мозг отключался.

И я сдался.

* * *

Черная тень настигла меня в поле. Она выросла из сумрака, когда я брел к стенам Бергхейма. Бесформенная, похожая на силуэт раздувшегося уродливого бегемота. Факелы на частоколах обещали безопасность, но были так далеко.

Тень шла по пятам. Камни под ее тушей чернели, мох высыхал и крошился. Монстр менял саму суть вещей, выворачивая их наружу. Делая белое – черным. Живое – мертвым.

Его зловоние било в нос похлеще нашатыря. Я бежал по мху, перепрыгивая камни, но стены города, словно издеваясь, лишь удалялись.

Зато приближалась тень. Она становилась все больше, закрывая собою звездное небо. И огоньки далеких светил гасли, поглощенные мглой. Вонь становилась сильнее, через ноздри она вползала в тело и сковывала мышцы. Ноги налились чугуном.

Я закричал, пытаясь вырваться из объятий смрада. Ног коснулось что-то холодное, твердое. Земля изрыгнула десятки склизких щупалец, и те обхватили меня. Присоски врезались в кожу, и силы ушли окончательно. В отчаянии я лишь мог наблюдать за тем, как все, что ниже пояса, оказывается в плену пульсирующего кокона.

Тень приближалась, а клубок холодной упругой плоти поднимался все выше.

– Где твои шутки, шут? Где твои шутки? – спросила тьма.

Я задрал голову, встречая тьму. Животный ужас сжал кишки холодной ладонью. Силуэт заполонил весь мир. Он окружил меня, отрезав от огней Бергхейма.

– Где твои шутки? Где-твои-шутки? ГДЕТВОИШУТКИ? – ревело вокруг.

И тут закричала Света.

Вопль разодрал подступающего монстра. Я подпрыгнул на кровати, стряхивая липкую паутину кошмара.

Света стояла у печи и визжала.

– Что такое? Что случилось? – Снежок оттолкнул ее назад, еще не проснувшись, но уже выставив перед собою меч.

Юра висел у двери. Голова свернута набок. Петля перекинута через балку у потолка. Выпученные глаза остекленели.

– Млять… – сказал я.

Мимо промчался Стас, он зачем-то обнял одеревеневшее тело, попытался его приподнять и закричал:

– Помогите, помогите! Режьте веревку.

Игнат поспешил ему на помощь. Рубанул наотмашь, и труп Юры грохнулся на пол. Затем охотник флегматично открыл дверь и выглянул наружу.

– Стас, он, скорее всего, с поля идет, – сказал Книгожору. Тот сидел на полу, над телом Кренделька. Вздрогнул, услышав голос Игната, а затем неуверенно улыбнулся. Олег приобнял Свету, успокаивающе ей что-то нашептывая. Судя по тому, как та прижалась к альбиносу, – к парочке лучше не лезть.

Я перешагнул труп Юры, выбрался на улицу и уставился на поле. Над горами полыхало зарево рассвета. Прохлада немного отрезвила, развеяв последние следы ночного кошмара. Чертов сон напугал больше, чем висящей у двери труп. Может, я тоже из этих, из социопатов? Тут вроде бы человек умер. Пусть и в игре, но все же.

Юры нигде не было видно.

– Через сколько после возрождения исчезает тело? – спросил я.

– Через двадцать – тридцать минут, – сказал Игнат. Он встал рядом со мною. Невозмутимый, внимательный, зорко оглядывающийся.

– Тело коченеет через сколько?

Охотник поджал губы. Кивнул:

– Ты прав, Лолушко. Это странно.

– Егор, – поправил его я.

– Какая разница? – не посмотрел на меня Игнат. – Пойду, прогуляюсь до поля.

– А Ловелас?

– Я тоже охотник. Если почувствую его – отойду.

Игнат ловко спустился с холма и пошел в сторону поля, а я вернулся в дом. На душе стало чуточку тревожно. Если сначала думалось, что тараканы у всех свои, и Юра так мог выбросить пар, то теперь, глядя на его окоченевшее тело и не видя поблизости воришку – закрадывались нешуточные подозрения: на этот раз здесь возникла совсем не игровая ситуация.

Разумеется, никто ни на какую работу не пошел. Лишь Игнат отправился на озеро, на рыбалку, и то скорее всего для того, чтобы не оставаться в королевстве уныния. Исчезновение Кренделька будто разорвало общину. Лишь Олег да Света держались вместе. Миша не выходил из дома, а Стас не отходил далеко от сарая, погруженный в свои мысли.

Я же вспоминал ночной шепот Кренделька и слово «Характеристики». Ему пришел ответ. Ну, наверняка же что-то или кто-то ответил ему на вопрос.

После которого Юра полез в петлю.

Что же ему ответили? Уж точно не отмахнулись, как от меня. Из-за сообщения про игнор богами руки на себя не накладывают. Но тогда зачем он это сделал? Уж точно не чтобы свести счеты с жизнью.

Черт, а вдруг это и есть выход? Может, достаточно покончить с собой, и игра отпустит? МерзОта-то какая. Я поделился соображением со Стасом, но тот лишь помотал головой.

 

– Ну почему так сразу отрицать-то? – возмутился я.

– Потому что, Егор, я это уже пробовал, – тускло сообщил бард. В этом тоне было нечто такое, что я постарался Стаса больше не беспокоить.

Пару раз я проверял ответ «божественной сущности», но ответа не было. Признаюсь, проверял со страхом. Потому что… Вдруг там придет что-то, от чего и мне захочется вскрыться.

А после полудня труп Кренделька исчез. Воодушевление охватило скорбную коммуну. На лицах появились улыбки. Олег все обнимал Свету и говорил ей что-то вроде: «Я же говорил». Собравшись, мы отправились на поле.

Юра не вернулся. Игнат засек Ловеласа, но убийца ушел в лес, подальше от нашей группы. Почти два часа мы бродили по полю, пока Стас не сказал:

– Хватит.

Света заупрямилась:

– Давайте еще подождем!

– Нет, Светлана. Не надо. Возможно, Юра нашел выход. Я предлагаю так и считать. Егор!

– Здесь, – машинально ответил я.

– Вам ответили?

– Характеристики, – сказал я. Убедился в пустоте и отрицательно помотал головой. Поле пахло цветами. Хотя ведь сколько людей тут погибло… Даже я трижды. Вонь должна стоять адская.

– Это связано. Это точно связано, – Стас оглядывался, все еще надеясь увидеть поверх травы голову Кренделька. – Но, может быть, ему ответили. Подсказали выход. А может…

– Что? – встревоженно спросила Света.

– Может, он там кого-нибудь к херам послал? – буркнул Олег. – И его… того.

– Убили? – всхлипнула травница. – По-настоящему?

Стас обреченно вздохнул:

– Я чувствовал, что этот чат добра не принесет. Однако нам надо идти. Завтра день Волка. Мы не знаем, что произошло, давайте думать о хорошем и двигаться дальше.

Наш бард выглядел потерянным. Он старался говорить убедительно, но растерянность спрятать не мог. Стас появился в Бергхейме первым. Следом пришел тот Юра-Головастик. Затем Николай-Ловелас и Юра-Кренделек. Потом уже остальные. Головастик исчез, Ловелас – первый враг, а теперь еще и Кренделек пропал.

«Все, кого я люблю – умирают», – драматично закричал в памяти персонаж какого-то фильма.

Я подошел к барду, хлопнул по плечу.

– Держись.

Он натянуто улыбнулся, глядя на то, как ветер гладит травяное море:

– Все к лучшему. Для него это в любом случае закончилось.

– Худая жизнь лучше доброй смерти, – проворчал Олег. Он все обнимал Свету, а та и не отстранялась.

– Идемте, – махнул рукой Стас.

У вас новое сообщение. Чтобы прочитать сообщение, откройте панель «Социальное»

– Мне ответили, – сказал я. – Характеристики!

Ткнул в «социальное», чувствуя, как пересохло в горле. Пять пар глаз уставились в мою сторону. По дороге от Бергхейма плелся уже знакомый всадник. Над озером кружили птицы. Шумел лес за полем. Солнце грело. Все прекрасно, но видеть ответ не хотелось.

– Ответили? – выдохнул Стас.

«Да» – гласила строчка под моим вопросом.

– Да, – повторил я вслух.

– Что «да»?!

– Я спросил, есть ли выход из игры. Мне ответили – да.

– Спроси: как! – вклинился Миша. – Спроси: как выйти?

– Спросите про Юру, – вставил Стас.

Остальные молчали.

– Небо там, – ткнул я пальцем наверх. – Покричите, и вам обязательно ответят.

Шутка не удалась, взгляды подернулись льдом.

– Да шучу же, сейчас спрошу.

Я старательно набил вопрос:

«Что случилось с Юрой? Как выйти из игры?»

Ввод.

«Ваше послание ушло к Богам. Вам остается только ждать»

– Готово! Отправил. Но отвечают они очень медленно. Это не чат, а какой-то заброшенный форум.

Я закрыл панель и возбужденно оглядел соратников. Мне ответили. Ответили! Плюс еще одна определенность в этом неопределенном мире. До последнего боялся, что при чтении сам себя убивать начну. Знаю несколько фильмов ужасов, где такое происходило.

– Попробуйте! – продолжал увещевать я. – Может, кто-то сможет задать тот самый вопрос? Самый важный вопрос для всего человечества?

– Нет, – подал голос Игнат. Он, щурясь на солнце, жевал во рту травинку. Обветренное лицо охотника будто вырезали из старого фильма про суровых ковбоев. – Я сегодня пробовал.

– Игнат? – изумился Стас.

– На рыбалке. Как дурак. Мне ответили, что только три уроженца Бергхейма могут говорить с божественным. Вот и все.

– Как-то неловко выходит, да? – сказал я. – Но… Неужели я Избранный! Божечки-кошечки, это же круто, да?

– Три? Егор, Юра… А кто третий? – нахмурился Стас.

– Я думаю, что это был Коля, – произнесла Света. Сверкнула изумрудными очами и опустила взгляд.

– Или Головастик, – предположил Олег.

– Он бы сказал… – помотал головою Стас.

– Кренделек тоже сказал бы, – заметил Игнат.

– Юры… Они такие… – загадочно ввернул я. Никто не улыбнулся. Да что такое!

– Лол, че вы самую мякотку скипаете? – вставил Миша. – Кренделька система не дропнула. Значит, он где-то здесь! Надо искать!

У вас новое сообщение. Чтобы прочитать сообщение, откройте панель «Социальное»

Ничего себе!

«Дела других игроков тебя не касаются. Для того, чтобы выйти из игры – ты должен ее пройти. Сейчас ты не готов. Выйди за пределы Бергхейма, а там увидим».

– Опять написали? – спросил наблюдавший за мною Олег.

Я кивнул, отмахнулся. Набрал:

«В каком смысле – выйди за пределы?»

Со звоном передо мною открылось окно.

«Внимание. Вы получили задание «Родные пенаты». Посмотреть информацию о задании?»

Ну, разумеется.

«Дом – это место, которое дорого каждому. Тысячи странников отправляются в путь только для того, чтобы вернуться домой. Но гораздо больше людей попросту страшатся покинуть родные стены. Ужас перед неизведанным убивает душу. Преодолейте свой страх.

Внимание: на время действия задания общение с божественной сущностью невозможно.

Награда: [Маска кровавого клоуна]. Одна просьба к божественной сущности с 90 % шансов на исполнение»

Маска клоуна впечатлила. Плюс двадцать ко всем основным характеристикам. Вам доступен пятый навык случайных характеристик – Харизма. Предмет не может быть передан другому игроку или же снят с трупа. Да уж… Однако в итоге божественная сущность меня скорее на хрен послала, чтобы не доставал. Да и просьба с 90 % шансов – это тоже за пределами восторга. В моей жизни были ситуации, когда я оказывался одной сотой процента чертовой статистики. Один провал на десять тысяч успехов. Крайне неприятная, скажу, вещь – быть лузером.

– Все… – признался я товарищам. – Недолго длилась избранность. Сущность заблокировала мой чат. Про Юру он сказал только, чтобы я не лез в дела других игроков. Ощущение, что послали, но как-то так заковыристо, что и не прикопаешься.

Про полученное задание я решил не рассказывать.

– Я чувствую себя обманутым, – сказал Олег. – Вроде бы и не мне игрушку дали, но с хрена ли отобрали?

Альбинос со щитом из досок на спине был похож на ролевика, а не на воина. Хотя свирепости в глазах ему хватило бы и на берсерка. Он рубанул рукой воздух и отвернулся, разглядывая злосчастное поле.

– Ладно. Хватит, – проговорил Стас. – Хватит. Эти дурацкие игры… Мы лишь потеряли время и Юру. А завтра день Волка. Мне нужно подготовиться. Кто пойдет со мною?

Я поднял руку.

– Вот и отлично, – кивнул расстроенный бард.

Сценарист

Горячий чай приятно согрел нутро. Сценарист расположился перед мониторами своего кабинета и задумчиво глядел на поле и людей на нем. Шут рассказывал им все – это хорошо. Но про полученное задание решил промолчать. Возможно, это мудро. Возможно – это можно будет использовать в будущем.

После ночной ситуации Сценарист понял, что чат в Бергхейме функционирует немного не так, как он планировал. Жаль. Но игроков, с которыми можно работать, в этой локации не так много. Сложная община. Самая сложная из всех.

Но тем и интересная. Хотя, скорее всего, придется запустить им эвент. Становилось скучно, а лазеек игроки просто не замечали. Жили, как в опыте про обезьян. Эксперимент над социумом. Залезала одна мартышка на лестницу за бананом – всех било током. Приучили волосатых, чтобы даже не пытались забираться за подачкой. Убрали одну обезьяну и запустили новую, та за бананом – а товарищи против. Товарищи кусаются, пинаются, не дают залезть. Мартышка в недоумении, но боль – лучший учитель, так что больше и не пробовала.

Чуть попозже поменяли еще одну обитательницу клетки на новичка.

В конце эксперимента ни одну из обезьян током не било, но и наверх никто не лез. Потому что так заведено. Вот и в Бергхейме похоже. Те же обезьяны, только с самомнением. Сценарист поморщился. Может, он слишком верил в людей?

Взгляд скользнул по экранам. В верхнем правом перепачканный в зеленой слизи латник пятился под ударами болотной твари. Та хлестала по поднятому щиту древесными лапами, и с каждым взмахом во все стороны летели обрывки водорослей. Монстр наседал, заливая все вокруг ядом. В него то и дело били вспышки, озаряющие пещеру. Рослый полуголый детина появился в поле зрения латника, рубанул полуторным мечом чудовище и откатился.

Бронированный воин кашлял, вслепую отмахиваясь сверкающим клинком. По лезвию шли огненные всполохи. Вокруг бойца вспыхнул щит защиты, но тут же раскрошился под ударом болотного создания. Латник сделал выпад, блокируя атаку сверху, и резанул монстра по ногам.

Сценарист обнял кружку ладонями. Продрог, пока проверял все генераторы. Ритуал обхода. Сначала медицинский, по капсулам. Обработка, замеры. Затем технический. Забор, двери, генераторы, сигнализация. Потом уже сюда, на пост. Просмотреть записи, отловить интересное.

Почитать воззвания к нему. Взгляд пробежался по строчкам.

«Три зелья здоровья и руну силы. Цена?»

«Пожалуйста, отпустите меня. Умоляю! Я знаю, как достать деньги. Много денег! Я клянусь, что не вру!»

«О великий, взываю к силе и могуществу твоему. Для состязания мне необходимо могучее усиление на ловкость», – вот этого игрока Сценарист любил и выделял среди многих. Он выкрал его с ролевого сервера какой-то старой игры. Совершенно случайно наткнулся. Рискнул, зная, что близкие парня могут начать его искать, но не прогадал. Даже имя сменил герою, с Чушки на Файтера. Просто за то, как он играл свою роль.

«Да где этот гребаный вход в эту крепость? Я затрахался уже его искать!»

– Не груби, – проговорил он. Голос показался ему хриплым, чуждым. Сценарист откашлялся. Потянулся к клавиатуре. Бросил взгляд на верхний экран. Латник лежал на боку, перевернутая камера показывала, как болотная тварь разрывает на куски владельца полуторного меча. Вспышки били в монстра, отчего водоросли скручивались и чернели.

Не одолеют. Сегодня не одолеют.

Пальцы легли на кнопки. Он выбрал первое сообщение из списка и задумался.

Пиликнула смс на телефоне. Сценарист оторвался, глянул на экран.

«МЧС сообщает об усилении ветра»

Деревья вокруг участка он повалил еще в прошлом году, когда готовился. Теперь петербургские штормы его не пугали. Никакая коммунальная служба сюда не сунется.

Сценарист вывел регион первого вопрошающего. Карта развернулась, над ней вспыхнули маркеры. Каждый маркер указывал на героя. Клик-клик. Маркер становится фотографией. Имя, ник, класс, уровень. Сценарист выбрал того, кто запрашивал зелья и руну. Посмотрел на лицо серого, ничем не примечательного человека, которого высшая сила сделала героем, и принялся читать логи. Прежде чем давать ответ, нужно многое изучить. И это было страшно интересно. Это стоило того, чтобы убить столько времени и денег.

Это вообще стоило того, чтобы убить