Шут из Бергхейма. Выводок

Tekst
3
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Шут из Бергхейма. Выводок
Шут из Бергхейма. Выводок
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 32,44  25,95 
Шут из Бергхейма. Выводок
Audio
Шут из Бергхейма. Выводок
Audiobook
Czyta Дмитрий Горячкин
20,29 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава вторая. Поле близ Бергхейма

Придя в себя, я оказался в бесконечном пространстве чистоты и света. Приятно пахло летом, словно запах пришел прямо из детства, когда мы с друзьями целыми днями зависали в деревенских полях.

Это не Альвен. Над Долиной мертвых солнце не появлялось никогда. Проклятый край. А значит, меня выбросило в другую локацию. Я смотрел в безмятежное небо, с розоватыми от восходящего солнца облаками, приходя в себя от случившегося. Почему-то ныл локоть, на сгибе. Будто после неаккуратного укола.

Я поднял руку, закатал рукав просторной, потасканного вида рубахи. Все чисто. Да и что я там ожидал увидеть?

Глядя на кружащихся высоко-высоко птиц, я жестом попытался вывести панель персонажа. То, что это игра – очевидно. На дворе промозглая осень, да и очнуться я должен был у себя в капсуле, если все настолько плохо.

Тем более, после тех сообщений.

Панель не появилась. Доведенные до автоматизма жесты, охотно вызывающие кучи настроек в моем милом Лайланде, тут были бессильны. Голосовое управление, что ли?

– Интерфейс, млять? – безнадежно проговорил я. Горло пересохло, очень хотелось пить.

Ничего.

– Настройки?

Никакой реакции. Ну да, хренов-дров вам, а не дружелюбный пользователю интерфейс.

– Сеттингс, что ли?

Лежа на спине посреди поля, я перебирал варианты, как будто играл в «крокодила» и все никак не мог угадать чертово слово.

– Характеристики!

Призрачная панель заслонила мне столь прекрасный вид неба. Она разительно отличалась от детища «маговоровцев». Симпатичная, но слишком уж вычурная. С вензелечками.

Имя: Лолушко

Раса: Человек

Класс: Шут

Здоровье: 100

Дух: 100

Основные характеристики:

Интеллект: 2

Выносливость: 2

Сила: 2

Ловкость: 2

Профессии: нет

Случайные характеристики: Акробатика

Клан: нет

Инвентарь:

Социальное

Лолушко, значит. Лолушко. Шут по имени Лолушко, млять. Я не знаю, кто это со мною сделал, но у меня к нему вопросов несколько больше, чем банальный: «А что тут, собственно, произошло?»

Не вставая, я еще минут десять общался сам с собой, перебирая все возможные варианты команд. Нашел чат, но тот не работал. До карты не добрался. Поддержки не нашел. Да вообще ничего не нашел, кроме «характеристик» и «социального общения».

Мне даже произносить вслух это «социальное общение» не хотелось.

Ткнув пальцем в панель, на класс, я увидел:

«Класс Шут: не каждый герой полагается на силу клинка, верный глаз или мудрость заклятий. И пусть вам нечего противопоставить грубой силе и могущественным чарам, помните: у каждого великого правителя есть сотня хороших бойцов, но только один шут.

Пассивная способность – каждая шутка способна вызвать эффект «Воодушевление», сила улучшения зависит от уровня вашего интеллекта и харизмы. ВНИМАНИЕ: эффект «Воодушевление» не распространяется на шута»

Невероятно полезная, должно быть, штука. Баффер из стэндапа? Гарик, мать его, Егор Харламов?

Так, мне срочно нужно добираться до города. То, что случилось – это ненормально. Еще и панель другая. Меня насильно запихали в бета-тест? Слухи о новой игре от «МагоВоров» ходили давно. Но вот так забривать в игроки – можно и под суд пойти.

Скорее всего, где-то сбой. Занесло случайно. У меня есть приятель из тех, кто искусственные интеллекты дорабатывает – он такие вещи рассказывал про забытые запятые и то, что из этого получается, что я последний, кто будет использовать любое роботизированное новшество, если это может хоть как-то причинить вред. Попросишь кофе у такого аппарата, а он тебе пулю в голову загонит. Точка с запятой не там стояла – простите, исправим в следующем патче.

Хотя вон, капсулам я доверял. Дурашка.

Лолушко, млять.

Ладно, выбираемся отсюда!

Я поднялся. Высокая трава доходила до груди. Ветер гнал по заросшему полю мягкие волны. Метрах в ста начинался долгий спуск к озеру. Левее за частоколом спрятался крупный поселок. Я зашагал к нему. На берегу виднелось несколько черных строений.

Мне удалось пройти несколько шагов, прежде чем в воздухе что-то загудело. Резкая боль пронзила спину. Кровь пошла горлом, и я закашлялся. Рот наполнился солью и свинцом. Грохнувшись в траву на колени, я опустил взгляд на стрелу, пробившую грудь. Тронул наконечник, отчего в глазах заплясали огни, и всхлипнул от боли.

Получен смертельный урон от Ловеласа.

Строчку лога я увидел только сейчас. Глядя на системное сообщение, тающее на фоне земли, я повалился на бок, не в силах оторвать взгляда от собственной крови на зазубренном наконечнике стрелы. Зашелся в болезненном кашле, раздирающем внутренности. Что это… Что со мною?

Это все… По-настоящему?!

Когда рядом раздвинулась трава, и перед глазами оказался поношенный кожаный сапог – я умер.

Сознание всплыло над телом и над моим убийцей. Человек в плаще, с капюшоном и луком. Робин Гуд хренов.

Ловелас

Человек

Уровень 5

Нормально так он меня уложил с одного выстрела.

Ужас отступил. Организм еще выбрасывал адреналин, но уже успокаивался. Все-таки игра. Игра. Но ощущения при смерти были такими, что… Эй, Егорка, вспомни про панель. Чего ты ждал? Видимо, здесь иные настройки. Иные правила. Это точно не Лайланд.

Меня передернуло. Но при этом я вглядывался в своего убийцу, запоминая его. Время придет – Егор всплывет.

Игра их не взлетит. Введут такие ощущения при смерти – никто к ним не пойдет. В рейдах Лайланда все просто. Ты умер – тебя выгрузили на место возрождения. Поэтому помирать не страшно. Жалко только времени на беготню. И в больших замесах «игроки против игроков» тоже не страшно. Весело, ну чуть-чуть больно при пропущенных ударах, чтобы пользователи не расслаблялись. А дохнуть… Тут дело не в потере опыта или же частей снаряжения.

Я умер будто по-настоящему.

Лучник-Ловелас перевернул мой труп, обыскал его и поднял взгляд туда, откуда на него пялилось мое сознание. Знал, куда смотреть, паршивец. Лицо убийцы было изрезано шрамами так, что я не сразу нашел глаза среди этих глубоких рытвин.

Ловелас забросил лук за спину и сложил из ладоней сердечко, изобразил влюбленный стук и улыбнулся.

Меня же выключило.

Второй раз я так опрометчиво из травы подниматься не стал. Спасибо. Раз тут все так жестко – надо себя поберечь.

Эта игра – говно. Вот так – грубо и прямо. У нас в рейдах на освоении бывало до двадцати вайпов за вечер! Танки часто по два – три раза за бой ложатся, и их боевыми воскрешениями поднимают. Даже просто неприятные ощущения при смерти ввести в игру – и из нее уйдут все рейдеры. Останутся лишь обнимальщики зайчиков да ролевики. А еще публичные дома. Реклама «Эльфийка Гульчинуэль 24 часа от 10 золотых за час» будет на каждом дереве висеть.

Помирать тут никто не захочет.

Хотя, о чем я. Велика земля – и на такой продукт найдутся потребители.

Я привстал и прислушался. В шуме травы, ласкаемой ветром, ничего чужеродного не было. Однако этот Ловелас вряд ли шел мимо по своим делам. Там, куда выкидывают первые уровни, пятым делать нечего.

Если только они не охотятся на первых.

Я осмотрел себя. Обычное тряпье с ржавым клинком за поясом-веревкой. На ногах сапоги. У правого отваливается подошва.

Какой там шут! Класс – оборванец!

Когда я сфокусировал взгляд на мече, рядом всплыл текст:

Старый клинок грубой работы

Урон 5–10

Этот клинок делали не для боя. Никто на самом деле не знает, для чего вообще осквернили металл, создав из него – вот это вот.

Вытащив оружие для изучения, я зашипел от боли. Кусок ржавого металла пропорол штаны и зацепил бедро. Ткань тут же пропиталась кровью. Отличное начало дня!

Физический урон 1 ед. Ваше здоровье 99 ед. Негативное воздействие – «Кровотечение».

Я заткнул рану пальцем. Она ведь совсем неглубокая. За что же сразу здоровье так?

Физический урон 1 ед. Ваше здоровье 98 ед. Негативное воздействие – «Кровотечение».

Будет восхитительно, если я себя только что зарезал. Они тут вообще охренели с таким реализмом?!

Физический урон 1 ед. Ваше здоровье 97 ед. Негативное воздействие – «Кровотечение».

Кровотечение рассеялось на 95 единицах. Меч, как и было обещано в описании, нанес хозяину 5 единиц урона. Хороший мальчик.

Убедившись, что более не истекаю кровью, я сориентировался по солнцу и пошел так, чтобы оно светило в лицо.

Ну, как пошел… Покрался – так, чтобы не высовываться из травы. Расчет был прост: рано или поздно заросли закончатся. Тогда я не стану светить кудрявой головой в роли бегущего кабана и смогу хотя бы пару сторон определить, как безопасные. В этих чертовых зарослях можно, конечно, подняться и увидеть стрелка прежде, чем он тебя заметит. Но ведь можно и наоборот. Ловить еще одну стрелу желания не было.

Нет, рисковый парень попробовал бы разок. Но воспоминания о том, как умирают рисковые парни, еще не выветрились из памяти.

Ловелас взял меня на краю поля. Не знаю, как выследил. Я вывалился из травы к россыпи камней у карликовой березы и увидел, как стрелок вышел из зеленого моря шагах в пятидесяти левее. Ублюдок выстрелил раньше, чем в голове оформилась мысль о бегстве. Стрела вошла в грудь, и смерть забрала меня почти сразу.

Смерть без боли ничем не проще. Сознание же не понимает, что это игра. Оно убеждено, что вот теперь – то ты на самом деле покойник. Ошибка кода. Ошибка разума. Ошибка обследования и пропущенная врачами серьезная болячка. Организм снова вырабатывает адреналин, энергия уходит в никуда, давление зашкаливает и бац – тело в коконе царапает пальцами стекло, и вместо возрождения перед глазами ползут финальные титры.

 

Всяко бывает.

На третий раз я высунулся из травы, чтобы сориентироваться, и, увидев ту березку, у которой умер в прошлый раз, побежал в обратную сторону. Я ж сообразительный, да! До березки метров триста, не меньше. Ловелас не успеет!

Он убил меня через минуту, и я опять не понял, откуда прилетела стрела. Однако кое-что я теперь знал точно: оживаешь ты не сразу после смерти. И вдобавок к мысли, что Ловелас – гребаный придурок, это уже хоть как-то выстроило картину нового мира.

После следующего возрождения я решил не подниматься. Сердце барабанило где-то у горла. Ни хренашеньки ощущеньица. Ладно. Ладно, Ловелас. Мы с тобой точно подружимся. Будем скакать, взявшись за ручки, по этому лугу, пока я не раскрою тебе твой поганый череп! Может быть, не сейчас. Может быть, когда чуть-чуть прокачаюсь, но мы обязательно вернемся к этому разговору.

Стрелок находил меня в этой траве слишком быстро. Может, он какой-нибудь гребанный следопыт и чувствует людишек поблизости? Сейчас проверим.

Организм среагировал на эту мысль странно. В груди стало тесно. Переживать еще одну гибель тело не хотело. И самое поганое – не игровое, восстанавливаемое, а настоящее. Хотя ему-то что – это ж не его стрелами дырявят.

Я сел, вытащил меч. На этот раз осторожнее, чтобы не убить себя раньше, чем это сделает Ловелас. Вслушался в шепот трав. Тактика уклонения не сработала. Значит, нужно ее менять.

Я встал, быстро огляделся и тут же рухнул на землю. Капюшон Ловеласа оказался шагах в ста слева от меня. Стрела просвистела над травой и ушла куда-то в поле. Заметил. Ну, хорошо. Я двинулся в направлении противника, пригибаясь, не высовываясь и двигаясь эдаким зигзагом. Снайпер все-таки не с пулеметом там засел. Бить из лука вслепую вряд ли станет.

Хотя жужжащую шмелем стрелу я ждал каждый миг. Крался, раздвигал левой рукой траву и машинально выставлял перед собой пятерню, чтобы хоть как-то защититься от выстрела. Ставил ногу плавно, медленно. Чуть вскользь, чтобы не наваливаться всем весом на белые останки старых трав.

Ветер шуршал над головой.

Посмотрим, что из этого выйдет. Если он так полагается на лук – в ближнем бою у меня может быть шанс.

– Соскучился? – вдруг спросил меня Ловелас. Он был совсем рядом. – Или понравилось?

Я прыгнул в сторону, затем перекатился к стрелку по густой траве. Та цеплялась за ноги, но не справлялась с умением акробата. Мне даже понравилась эта легкость движения. Мозг будто сам просчитывал, куда и как поставить ноги. Рывок, скачок, смена направления. Стрела прошла совсем рядом, а я вывалился прямо к полевому снайперу.

Он тянулся к колчану, но мой меч был быстрее. Удар пришелся Ловеласу в плечо, по кожаной куртке. Левой рукой я схватился за лук, рванул его на себя и рубанул еще раз. В то же место.

Внизу проскочило системное сообщение, но кто их читает-то в такие моменты?

Опешивший Ловелас отпустил лук и ударил кулаком, как в уличной драке. От увесистого тумака меня чуть повернуло, взгляд чуть поплыл, но на ногах удержаться удалось. Изуродованный шрамами убийца схватился за меч.

Я ударил его луком по голове.

– Фух! – опешил Ловелас. Отмахнулся клинком, рассекая тетиву. Воспользовавшись моментом, я ткнул ему в открытое горло мечом.

И попал.

Обычно в боях против игроков такие удары сносит система, снимая урон из общего числа здоровья. Но не здесь. Убийца захрипел, выронил меч и схватился за лезвие двумя руками. Глаза его выпучились. Я налег на клинок всем телом, заваливая стрелка в траву и одновременно раскачивая сталь в жуткой ране.

Ловелас грохнулся, увлекая меня за собой, и я чуть не упустил рукоять при падении. Горячая кровь забрызгала лицо. Убийца хрипел, но боролся. Он отпустил правую руку, попытался дотянуться до меня, но в положении пригвождённой бабочки это было не так-то просто сделать.

– Да когда же ты сдохнешь-то, а?! – просипел я в лицо поганцу, а затем резко, как гильотиной, завалил меч набок. Рукоять клинка хрустнула и развалилась. Сталь резанула по ладони.

– Твою ж мать!

Я вскочил и сапогом впечатал ржавую железку в землю. Убийца задрыгал ногами в агонии и наконец-то замер.

Вы убили игрока Ловелас.

Вы получаете опыт за убийство.

Прогресс текущего уровня – 60 %

Собрать всю добычу? Да\Нет

Ой, конечно же, да!

В инвентарь добавлены:

Капюшон бедного стрелка

Куртка из тонкой кожи

Штаны из тонкой кожи

Сапоги из толстой кожи

Клинок бонда

Лук бедного стрелка (прочность нулевая)

Жареный кролик 6 штук

2 серебряные монеты

20 медных монет.

Я рукавом вытер лицо от крови. Посмотрел на глубокий разрез на руке и оторвал кусок от рубахи, быстро замотал рану и только после этого поднялся на ноги, глядя на поверженного стрелка. Проглядел гаснущие системные сообщения. 60 % – это хорошо. Это, выходит, два Ловеласа – и ты уже поднимаешь уровень. Вряд ли, конечно, получится завалить его еще один раз. Стрелок явно расслабился в охоте за низкими уровнями и не ожидал ближнего боя. Теперь будет готов.

– Это не так весело, как мелочь издалека бить, да? – сказал я мертвецу, залитому кровью. Его доспех исчез, и передо мною валялся труп в одном только нижнем белье. Похоже, все добро Ловеласа перекочевало ко мне в инвентарь.

Это же просто изумительно!

Я опомнился, прикинул, откуда он должен наблюдать за мною, и показал ему средний палец.

А затем поскакал по полю в сторону озера, к домам.

Ничего так система боя. Уравнивает шансы. Я вообще – за справедливость в режиме «игрок против игрока». Уровень не должен давать преимуществ!

– Инвентарь! – бросил я на бегу. Ничего.

– Снаряжение!

– Сумки!

– Барахло!

– Карманы!

По полю бежал окровавленный Егорка, искал синонимы и чувствовал себя идиотом. Но, конечно, главным идиотом оставался все-таки тот, кто придумывал этот чертов интерфейс для игрока. Это ж насколько нужно не любить людей?!

Поле закончилось, я выскочил на каменистую пустошь с чахлыми ростками вереска и проплешинами мха.

– Сука! – ветер донес далекий крик Ловеласа.

– Ни хрена. Кобелек, – пропыхтел я себе под нос, даже не оборачиваясь, и добавил:

– Баулы? Мешки?!

Поселение, обнесенное частоколом и небольшим рвом с вкопанными в дно кольями, приближалось.

Глава третья. Бергхейм

В проеме ворот стояли двое северян. Таких вот настоящих северян-северян с копьями. Рыжебородые, в шлемах-полумасках, с подбитыми мехом плащами поверх кольчуг. По-моему, у них даже щиты были круглые, за спину перекинутые. Ну, чистые братья-викинги!

Когда я выскочил на дорогу, вымазанный в крови, и бросился в поселок, то отчего-то даже не подумал, как подобное явление должен привечать страж поселения. Но ведь и правда, кто вообще в играх обращает на них внимание? Пока ты не режешь на центральной площади мирных жителей, тебя и трогать не должны. А путь любого приключенца в незнакомом месте всегда лежит к ратуше! Ну, я так считал. Туда и направлялся.

– Эй! – крикнул мне тот, кто был слева.

Ну, я и подумал, что сейчас пойдет какая-нибудь заскриптованная дрянь типа «путник, мне прострелили колено» или «срань-погода сегодня». Видали, знаем. Не интересно.

Однако когда я пробегал мимо этих двоих, то лишь краем глаза отметил резкое движение от северянина справа. В голову садануло, как минимум, тараном.

Карл Уве Сварсон наносит критический удар кулаком.

Физический урон 40 ед. Ваше здоровье 45 ед.

Получен негативный эффект: «Контузия».

Я рухнул на дорогу, как подкошенный. Все вокруг зазвенело, загудело. В системных сообщениях одно за другим всплыло:

Вы открыли поселение Бергхейм.

Репутация с кланом Бергхейм – нейтральная.

Вы получаете опыт за исследование территорий.

Прогресс текущего уровня – 65 %

Значит, это у них нейтральная репутация. Отрадно. В поле зрения появились сапоги с железными нашлепками. Чьи-то руки подняли меня, как игрушку. Я покорно повис, приходя в себя от нейтрального приветствия карла по имени Уве Сварсон и наслаждаясь тем, что не нужно вспоминать, как надо управлять мышцами ног. Потому как не был уверен, что вспомню.

Рыжее пятно перед глазами постепенно превратилось в бороду под полумаской шлема.

– Бу бу бу бубу?

– Ууу… уууу…. – загудело откуда-то сзади.

– Бур, – жалобно промямлил я в ответ.

– О? Муобо бо? Ва?

– Ул. При. Ил.

– жил?! Юкнул!

– бя б так тюкнул!

Негативный эффект: «Контузия» – рассеян

– Кто ж знал, что он такой дохлый, – бородатый Уве смутился. – Приходит в себя, луговая псина.

Он держал меня под мышки, на вытянутых руках. Как держат младенца люди, которым вдруг всучили орущее дитя на пару минут, пока мама не вернется.

– Ты б его еще копьем пырнул! – гудение тоже трансформировалось в нормальную речь. – Бей вполсилы, что ли, а то убьешь ведь ненароком. Славы нет в том, чтобы твоими ручищами задохликов калечить.

– Ударил бы в полную силу – он бы уже на вечном пиру был, – буркнул Уве.

Меня поставили на землю. Вот ведь кабаны здоровые.

– Приятно познакомиться, – выдавил я из себя, отринув все унижение. – Очень гостеприимный край! Давно, знаете ли, хотел повидать.

Второй страж хрюкнул. Уве моргнул, отер бороду широкой ладонью:

– Да, вконец очухался малой.

Прогресс текущего уровня репутации с кланом Бергхейм – 0,01 %

Даже так? Это же сколько моего кипящего остроумия должно войти в головы окружающих, чтобы таким образом поднять репутацию?!

За воротами виднелась улица с длинными домами. Низкие крыши поросли травой и мхом. Дорога мимо них была выстлана тонкими бревнами вперемешку с галькой, по которой гуляли куры. Из-под некоторых крыш валил дым.

– Тебе к озеру надо, задохлик, – сказал Уве. – Там твои стоят, у старой кузни.

– Мне очень хочется в ответ сказать тоже что-нибудь обидное, в ответ на «задохлика», – уровень его мне показывался как??? (а значит, много больше моего), – всего свербит, но я опасаюсь за то, что второго удара не перенесу. Да?

– Ха. Точно. Не перенесешь, – улыбнулся щербатым ртом северянин. – Топай к своим. Хевдинг сказал до Дня Волка вас не пускать. А еще раз так попробуешь побегать – насажу на копье и отнесу в священную рощу. Дротты будут рады.

Прогресс текущего уровня репутации с кланом Бергхейм – 0,02 %

– Твои у озера стоят. В старой кузне, – пробасил второй страж. – Это там.

Он указал пальцем чуть в сторону от поселка. Я благодарно кивнул и зашагал в том направлении. Голова еще кружилась после удара. Совсем чуть-чуть, но было неприятно.

– И помойся, задохлик, – крикнул мне во след Уве.

Гигиена не так важна – на данный момент волновали другие вопросы. Например: что, собственно произошло? Как я оказался в этой игре? Что мне делать дальше? Ответы были рядом. Если в старой кузне окопались игроки, а судя по словам Карла – так оно и есть, то через них можно выйти на службу поддержки.

Ну, и вдобавок разобраться в этом гребаном управлении!

– Рюкзак? – буркнул я себе под нос.

Инвентарь не открылся.

Тропа, ведущая мимо поросших травой холмов, была выложена галькой. Камни захрустели под сапогами. Подошва с правого слетела окончательно, поэтому мне пришлось идти так, чтобы наступать этой ногой на траву. Не так больно.

Но ничего, у меня же в этом прекрасном игровом инвентаре лежит хорошая обувь. Из толстой, мать ее, кожи! Страшно полезная, должно быть, вещь. Жаль, что до нее не добраться.

– Контейнер?! Сундук? Хранилище, криворукие вы уроды!

Стало холодать. Солнце подобралось к синим горам и собиралось плюхнуться на ту сторону. Серая, подсохшая тропа обогнула возвышенность и вывела меня, наконец, на берег озера. Дальше она взбиралась на холм, к угрюмому зданию на вершине. На мостках сидел человек с удочкой.

– Склад! – фыркнул я и свернул к рыбаку.

– Пожитки!

– Мои вещи!

Я ступил на причал, и мужчина обернулся.

Кузьмич

Человек

Уровень 2

– Привет! Сокровищница? – спросил я у него. – Или, мать его, приспособление для хранения вещей?! Система пакс из икеи? Как открыть этот гребанный инвентарь?!

– Так ткни в характеристиках, – ответил Кузьмич и улыбнулся. – Лолушко.

– Вот ни разу не смешно! Характеристики!

Панель выплыла, и только сейчас я заметил это поганое изобретение от гейм-дизайнеров. Ткнул в него пальцем. Вывалилось окно с моим богатством.

– Уроды, – буркнул я, лихо добавив и себя в этот список. Ну, мог же догадаться?

 

Одежда сменилась по двойному удару пальцем на выбранный доспех. На плечах появилась приятная тяжесть, ветер перестал быть столь пронизывающим. И ноги, божечки-кошечки, попали в личный ножиный рай. Или ножий? Короче – в нирвану нижних конечностей.

– Наконец-то. Что это за игра? Где мы?

Кузьмич отложил удочку в сторону, встал. Улыбка его мне не нравилась.

– Хорошее имя!

Я улыбнулся ему в ответ, но совсем не по-доброму. Надеюсь, нечто в моей перепачканной кровью физиономии натолкнуло его на мысль, что к имени у меня есть некоторые претензии.

– Ты как с поля выбрался? – спросил Кузьмич.

– Пока тот мужик от моего имени ржал – я ему горло перерезал.

– О… Значит, ты убил Ловеласа? Молодец!

– Я выход из игры найти не могу. Меня походу глюком закинуло на вашу бету. Как выйти? Тоже что-то в характеристиках?

Он улыбаться перестал. Где-то плеснулась рыба. Из Бергхейма донесся чей-то зычный крик. По воде за спиной рыбака пошла рябь. Легкий ветер коснулся лица. Приятные звуки, приятные ощущения. А вот реакция Кузьмича неприятная совсем.

– Знал бы это – тут бы не сидел, – сказал, наконец, он. – Пошли наверх. Мне надолго отвлекаться нельзя – нужно норму сделать. Стас расскажет.

– Сколько там народа?

Он прошел мимо меня, отирая руки о грубую рубаху. Пахнуло рыбой.

– Семь человек. С тобой будет семь.

Я затопал по тропке наверх, оскальзываясь на гальке. Вообще, никаких граф типа «выносливость» или «усталость» у меня не наблюдалось, но ноги уже едва слушались. Побегал, подрался. Организм вот в капсуле полежал, и мне бы поваляться.

И еще – покушать.

Бывшая кузница с длинной покатой крышей, покрытой то ли черепицей из дерева, то ли просто корой, поросла мхом. Скаты кровли почти упирались в землю. Я разглядел пару крошечных окошек, но внутри ни черта не увидел.

Мы обошли дом, пахнущий теплом и едой. У выхода Кузьмич пригнулся, заскочил в темный проем.

– Стас! У нас новенький, выходи! – гаркнул он внутрь. Потом посмотрел на меня и с таким сочувствием похлопал по плечу, что стало чуточку жутковато. Вкупе с его «знал бы это – тут бы не сидел», выведшим в осадок – смесь реакций показалась гремучей. Рыбак отправился обратно, на причал.

Стасом оказался сухопарый мужичок с именем Книгожор. Третий уровень. Они тут, походу, не шибко и качаются. И это, кстати, тоже тревожило

– Вы очень страшны, – сказал новый собеседник.

– Не самое милое приветствие, сообщу я вам, – буркнул я в ответ. – Просто никак не мог найти свою косметичку. А вообще Кузьмич меня загадками забросал. Мне срочно нужно связаться со службой поддержки. Я даже из игры выйти не могу!

Книгожор понимающе покачал головой:

– Как и все мы… Как к вам лучше обращаться?

– Егор. Лучше – Егор! Что значит: «как и все мы?»

Из дома выбрались еще двое. Оба – второго уровня. Рыжий долговязый Прыщ и альбинос в кожаной броне – Снежок.

– Олег, – представился беловолосый с воспаленными веками. Я автоматически ответил на рукопожатие. Крепкий парень. Чем-то он мне сразу понравился. И руку жмет всерьез, а не пальцы гладит.

– Миша.

– Так, вернемся. Что значит – как и все мы? – повторил я. Воздух будто похолодел немного. – У всех такая ошибка?!

– Постойте, Егор. Я все вам объясню. Поверьте, все эти вопросы я уже слышал и все вариации человеческих реакций видел. Поэтому попытайтесь просто успокоиться. Помойтесь, например. Я вижу, у вас рука повреждена – Светлана сможет с ней что-нибудь сделать. Вы сейчас похожи на человека, вышедшего из кровавой бани. Откуда это?

– Хмырь на поле. Я ему голову отрезал.

Книгожор с легким удивлением хмыкнул:

– Николай выбрал не самый лучший путь. Мы отгоняем его с поля, если случается непредвиденное. Но дежурить там каждый день – не получается. Да и новички у нас нечасто, чтобы его отбивать.

– Он из ваших, что ли?

– У него нет терпения. Здесь все не так, как в играх, в которые вы играли. Я вообще склонен считать, что это не игра. Раньше Николай был с нами, но теперь… Нет.

Снежок явно после этих слов напрягся. Глянул на Книгожора с осуждением, а на меня с подозрением.

– Помойтесь. Миша, покажете ему, где? Я пока поговорю со Светланой.

– Конечно! – долговязый быстро-быстро закивал.

– А потом заходите в дом.

Игрок Книгожор предлагает вам фазовое перемещение «Дом у озера» Да/Нет?

– Что это? – я уставился на вопрос.

– Это доверие, Егор. С тех пор как Николай…

– Погодите! Я хочу понять, как это работает!

Я вошел в темный проем и оказался в затхлом, пропахшем сыростью и плесенью доме. Крыша прохудилась в нескольких местах, на полу гнилые останки мебели. Всюду мусор, рухлядь.

Снежок вошел за мною и исчез на пороге. В проем заглянул Книгожор.

– Удовлетворены?

– Это такой кланхолл? Но без клана?

– Простите? – не понял Стас. – Я не слишком разбираюсь в вашем языке.

Я вышел из промозглого дома. Ткнул «Да». Вошел внутрь: чисто, сухо. Комната всего одна, на всю длину здания. Печка посередине, напротив нее стол. Дальше, в конце, виднелись койки. На одной из них сидела девушка.

– Егор? Помойтесь, пожалуйста, – тон Стаса чуточку изменился.

– Иду-иду.

За столом с задумчивым видом устроился коротышка с хитрым лицом, но недобрыми глазами. Он играл с ножом, а когда перехватил мой взгляд, подбадривающе подмигнул.

* * *

После ледяной воды я немного преобразился. Посвежел – уж точно. Пока мылся, пытался разговорить долговязого Мишу, но тот отвечал как-то спутанно. Осторожно. Тоже оказался игрок, но из Схватки – не самый популярный продукт «Волшебных Миров». Что-то про спецназ и враждебные джунгли. Для молодых, короче, игрушка. Здесь оказался так же, как и я. Выкинуло из рейда и засунуло сюда.

Месяц назад.

– За месяц только второй уровень? – удивился я.

– Тут все по харду, – ответил Прыщ. И посмотрел на темнеющее небо. Он во время всего разговора на него косился и ощутимо нервничал.

А потом я познакомился с той девушкой. Светлана. Брюнетка с длинными волосами и ярко-зелеными глазами. Стройная, милая. Ник – Сучка. Да, тут уж не с Лолушкой плакаться. За все то время, пока она меняла повязку, целительница ни разу не подняла взгляда. Я же завороженно надеялся, что удастся посмотреть в них еще раз. Никогда таких красивых глаз не видел. С раной целительница обходилась чрезвычайно бережно. Промыла (неужели тут и заражение крови запрограммировано?), почистила, а затем втерла какую-то мазь.

Система сообщила о восстановлении здоровья на десять очков.

Пока Светлана обрабатывала раны – Стас рассказывал, и новости были безрадостные. Это не сбой. Не ошибка. Они все во что-то играли. Кроме Светы и Снежка. Девушка не знала, как здесь очутилась. Помнила только, что возвращалась домой от подруги и услышала шаги за спиной, хотела повернуться, но тут ее ударили по голове. В сознание пришла только здесь. Снежок поймал попутку и очнулся уже в игре. Совсем не похоже на баг глобальной сети «Волшебных Миров».

В душе разыгралась тревога, вышедшая на пик, когда Книгожор признался, что находится здесь три месяца. Три гребаных месяца!

Три! Гребаных! Месяца! Я никак не мог принять эту информацию. Три месяца в игре! Она же, надеюсь, не в реальном времени идет? И за три месяца – три уровня?! Подобным злоключенцем в компании был еще один паренек. Тот самый коротышка с ножом. Ник – Кренделек. Как и Книгожор – всего лишь третьего уровня.

Когда окончательно стемнело, дверь заперли, накинули засов. Оставили пару лучин и плотно закрыли ставни. Голоса притихли. Мы собрались за одним столом. Я похлебал какой-то травяной похлебки, горячая пища довела хит-поинты до сотни. Интересно, в этой игре можно жрать бутерброды в бою или как всегда? Надо попробовать.

В целом, беседа вышла не самой легкой. Да и закупоренные выходы из дома беспокоили. Не сильно – и без того хватало потрясений, – но задавать лишние вопросы не хотелось. Ведь для начала предстояло осознать услышанное. Понять, что добрый дяденька администратор не придет и не вытащит меня отсюда.

После Стаса заговорил Кренделек, в миру – Юра. Явно, как и я, матерый игрок.

Хитроглазый изложил все в довольно понятном духе. Квестов нет. По крайней мере, при текущей репутации – никто в Бергхейме их игрокам не выдает. Так что на заданиях опыта не поднимешь. Уничтожать окружающую живность – невероятно сложно. В лесу можно было найти зверье для охоты, но проценты уровня оно давало крохи, к тому же не более 4 % в день. А рисков чаща несла больше, чем выгоды. Обитатели рощи частенько сами атаковали игроков и все, как один, радовали вопросительным уровнем. Каждая смерть отправляла человечка, попавшегося жителям лесов, на стартовое поле, без всего добытого снаряжения.

Там же нынче властвовал Ловелас. 60 % от стартового уровня. Вот где золотая жила.

Собственно, община игроков жила работой, охотой, сбором трав, обработкой кожи, легким ремонтом, рыбалкой и торговлей всем этим с Бергхеймом. Раз в неделю Кренделек и Книгожор отправлялись в город, где на базаре продавали все, что удалось заготовить. За каждую успешную сделку создателю и продавцу капал небольшой опыт. Однако в поселении были и свои охотники да рыболовы, а дальше к востоку тянулись земли простых бондов, где процветало аграрное искусство.