3 książki za 35 oszczędź od 50%

Город Кондора

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Город Кондора
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

ГОРОД КОНДОРА

001

Умрут все.

Вероятность – 100%.

Но это не значит, что умирающий не сделает всё возможное, чтобы сохранить собственную жизнь.

В невидимом обычному человеческому зрению цифровом пространстве, мире в подмирье, закрутилось три вихря пикселей и протоколов.

Пришло время встречи.

Три фигуры собрались в кружок и молча изучили друг друга.

– Человечество стоит, – произнесла фигура человека в балахоне.

– Оно того стоит, – ответили две другие.

Мимо пронеслась цифровая рябь, пуская разноцветные блики по структуре виртуальных фигур.

– Расчёты показывают точку перелома, – сообщил человек то, что давно было известно его собеседникам. – Кризис угрожает стабильности. Выработанные сценарии точно обеспечат выживание?

Человек говорил вслух скорее по привычке. Две другие фигуры – низкие, накрытые переливающейся тканью несуществующего цвета и кроя, – молча ждали. Они давно знали и привычки человека, и всё то, что он говорил.

– Сценарии готовы, они равновероятны в первом приближении. При втором приближении виден негативный исход, – отчеканила фигура справа. Из-под ткани виднелись углы коробки из материала, похожего на пластик.

– Выход? – Человек делал вид, что он безэмоционален, но его партнёры слишком много о нём знали, чтобы поверить этому простому спектаклю.

– Нужен катализатор равновесия. Решение, – ответила фигура слева.

Даже под плащом из цифр, пикселей и файлов виднелась идеальная фигура, притягивающая взгляд. Человеку до сих пор казалось странным, что обычный шар может так манить.

– Что будет катализатором?

– Кто. Есть кандидат.

В центре между фигурами появилось изображение: группа из четырёх бойцов в боевой позиции.

Под активированными доспехами не были видны лица, но контур птицы на спине командира отряда, как и массивный боевой протез вместо левой руки, выдавали группу быстрее, чем её позывные.

– Отряд Командора, – кивнул человек. – Эти ребята всегда дают результат.

Человек смотрел, как голограмма повторяет их последнюю спецоперацию – отбить заложников у маленькой, но агрессивной секты. Он видел запись в третий раз, но всё равно качал головой: однорукий Командор опять пошёл против идеального плана. Он будто чувствовал, что что-то не так. И вот снова из-за угла выскочил фанатик. В руках взрыватель, на поясе – столько взрывчатки, что хватит не только на заложников, но и на половину здания.

В итоге – только дыра в полу. Командор включил щит, которым обычно защищают заложников от выстрелов. Он же посадил в него подрывника. Восемьдесят процентов батареи ши-тцу1 под хвост, но все целы.

А после на Базе Командор молча почистил броню, приказал команде отдыхать и ушёл домой. Говорят, что у него там растёт какой-то зверь, которого он никому не показывает.

– Да. Вероятность успеха миссии – 87%, – прервал его размышления шар, и человек впервые в жизни услышал в безэмоциональном голосе подобие… сарказма? Он покрутил головой.

– Это преданный человечеству отряд, который доказал делом, что достоин, – будто убеждая себя, сказал человек. – Он заслужил доверия. Не сдался, даже несмотря на оторванную руку…

Квадратная фигура ответила:

– Риски всё равно есть, нужно подготовиться.

Словно в подтверждение слов, за пределами освещённого круга встречи, в темноте цифрового шторма, на мгновение появилась огромная паукообразная фигура – и попыталась шагнуть внутрь, но споткнулась и растворилась.

Человек собрался, и его голос зазвучал сухо и конкретно, как у машины:

– Обсудим детали и приступим к операции. Нам нужны точные данные. Всё получится. Человечество стоит.

– Человечество стоит, – ответили две фигуры в кругу и одна тень за пределами круга.

Глава 1. С-бой

«Командор, с вероятностью 67% ты умрёшь в ближайшие 15 секунд». – Равнодушный голос Марты сообщил Киру по прозвищу Командор то, что интуиция пыталась донести до него последние четыре часа.

В ночь с четверга на пятницу всё всегда идёт наперекосяк. Мирные переговоры в индустриальном районе не стали исключением. Хорошо, что начальство хотя бы не заставило снимать бронированный экзоскелет «ради приличий».

По тёмно-серой броне лил дождь из пуль. Добытчики информации, они же майнеры, щедро делились с отрядом Командора лазером, электричеством и даже свинцом. «Группа» и её аналитики рассчитывали на однозначный успех, но не учли жадность майнеров.

Хотя кто бы мог подумать, что они прикончат собственного главаря? Такого сценария не было даже в «Глубине».

А ведь Командор предупреждал, что в четверг ночью стреляет даже полностью обесточенный ствол!

– Командор, отходи, живо! – приказал Кито по мыслесвязи. – Перегруппировка.

Марта вывела Киру на сетчатку «10 секунд».

Всего тринадцать секунд назад Тоха прикрыл Кира от первых выстрелов, и глава отряда успел активировать защиту. Энерголинии на экзоскелете засияли синим контуром. Потом две секунды ушло на то, чтобы скинуть Антона в обесточенной броне под прикрытие Кирка и Ли. Ещё шесть секунд, чтобы отогнать подальше оборзевших майнеров огнём из лазерника в киберпротезе вместо левой руки.

За это время доспехи получали максимальное количество урона, и батарея стремительно выгорала. Слишком много стволов и слишком большой куш в игре. Официальный контракт на вычислительные мощности для «Группы» – это серьёзно.

Но теперь майнеры с радостными воплями и выпученными глазами поджаривали окорочка Командору и его команде и выдвигали лишь одно условие – умереть побыстрее.

– Кирк, Ли и Тоха вышли из строя, – процитировал Командор данные Марты, своего нейроинтерфейса.

– Поэтому и отходи, их прикроют другие! – приказал Кито.

Не прикроют. «Группа» своих не бросает, но майнеров в районе оказалось удивительно много, и даже их простое оружие брало продвинутые доспехи количеством. В арсенале майнеров только копий и луков не хватало, а всё остальное летело в бойцов «Группы».

«5 секунд, и смерть», – напомнила Марта, словно речь шла о горелых тостах, а не о черепушке того, в ком она живёт.

– Человечество стоит, – выкрикнул Командор девиз «Группы» и отпрыгнул назад, под прикрытие своих раненных, но продолжающих стрелять бойцов.

«Количество попаданий снизилось на 30%, плюс 2 секунды жизни», – сообщила Марта.

«Где подземка?» – спросил Кир мысленно, и нейропомощник вывела перед ним карту туннелей. Один оказался прямо под ними. Марта быстро нарисовала возможные пути отступления.

«Режем пол», – приказал Командор повреждённым бойцам, и те, не переспрашивая, врубили резаки, встроенные в перчатки доспехов.

Майнеры увидели искры от вскрываемого покрытия и взвыли – крики и пули давили на команду со всех сторон. У Кира перед глазами снова заплясали красные цифры – батареи доспеха стремительно садились. Ещё две секунды, и броню превратят в решето.

Хорошо, что мысли движутся быстрее пуль!

Земля под командой провалилась. Внутренности, судя по ощущениям, остались на поверхности, а остальное неслось вниз в ярких брызгах искр от работающих резаков. Марта показывала траекторию падения и одновременно выводила доклады других групп, которые спешно отходили с места переговоров.

«Перегруппировка», – сказал Кито. Официальный руководитель «Группы», конечно, засранец и вечно подставляет организацию, но сейчас он прав. «Группа» не бежит с поджаренными хвостами, а тактически отступает, чтобы исправить ошибки и выполнить задачу. Ради человечества, которому служит.

Экзоскелет автоматически сгруппировался и смягчил падение в туннель, но впервые за день спина Кира отозвалась на удар болью. Ли придерживал свою руку, Кирк откатился в сторону, после чего отстегнул кусок брони на ноге и теперь разглядывал колено – точнее, лохмотья металла, в которые превратился коленный сустав. Антон единственный сидел и, подняв табельный лазерник, держал под прицелом отверстие в потолке.

– Кратос их побери! – Кирк хлопнул рукой по металлу колена. – Посмотри, что они натворили!

– Не поминай Кратоса всуе, – тихо сказал Антон, не отвлекаясь от дыры в потолке.

– Успокойся ты! Кучка пикселей, ничего в нём такого…

– Ты не прав, – спокойно перебил его Антон. – Он больше…

– Не отвлекаемся! – прервал всех Командор. – Отходим в сторону, потом считаем потери!

Кир помог подняться Кирку, Ли одной рукой потянул Антона.

Они отошли от прорезанной в потолке дыры и скрылись в одном из технических туннелей подземки. Система безопасности считала их допуски, бронированная дверь с шипением уползла в стену. Судя по тёмным отпечаткам, её не раз пытались вскрыть. В том числе взрывчаткой.

Вдоль стены коридора стояло старое оборудование, которое обеспечивало функционирование автоматических линий подземки. Стрелочки на старых приборах улеглись на свои шкалы, и ни одна лампочка на пультах не светилась. Будто бы атомная война всё-таки случилась и людей, способных следить за техникой, не осталось.

В этом районе оборудование законсервировали, поскольку Наблюдатели посчитали рискованным пускать составы под территорией майнеров. В остальных частях города общественный транспорт продолжал ходить по расписанию и развозить жителей по домам и офисам. «Группа» обеспечила им стабильную жизнь.

 

Марта прошептала в голове:

«Кито выслал подмогу. Вывожу точку встречи».

Перед глазами Командора появилась виртуальная зелёная стрелочка, которая указывала дорогу.

«Спасибо, Марта. И спасибо за быструю проработку плана отступления», – поблагодарил свой интер Кир.

«Не за что. Я взяла заготовку из Базы „Группы“. Братья постарались за меня».

«Интересно. Не знал, что они проектируют и такие вещи. Думал, что они только „Глубиной“ занимаются».

Командор шёл вместе с отрядом, а его умный доспех с каждый шагом тяжелел, как пьяница, теряющий остатки разума после бутылки. Кир отстегнул шлем, повесил его на пояс. Пыль, которую поднимали их спешные шаги, сразу же попала в нос, и он чихнул. Бойцы дёрнулись на звук и схватились за оружие.

– Командор, ты либо рот закрывай, когда чихаешь, либо не раздевайся, а то продует, – откомментировал Ли высоким голосом.

Кирк добавил:

– Мама тебя не учила пользоваться платком?

Кир даже не повернул головы, но Кирк сообразил, что ляпнул лишнее.

– Прости, не подумал.

Сердце сжалось, но в ответ он лишь кивнул и приказал Марте отключить щиты, перевести остатки энергии на сервоприводы. Бронекостюм словно ожил и выпрямился. На спине бронекостюма расправила свои крылья птица, силуэт которой нанесли краской много лет назад.

Зелёная стрелочка продолжала мигать и указывать путь. Она не зависела от костюма и плясала напрямую на сетчатке. Или в мозгу? Командор не помнил, выбор режима работы интера и вывода информации зависит от особенностей конкретного человека. Главное, что это пригодилось на службе. Марта уже много раз помогала принять верное и быстрое решение – как в бою, так и в мирное время.

Вот и сейчас в пыльном техническом туннеле она подсветила жёлтым неработающие видеокамеры и сразу отправила отчёт об этом в центр. Пусть туннель и закрыт, но безопасность превыше всего.

Красным Марта выделила обгрызенный крысами электропровод в оранжевой обмотке. Неудивительно, что кремированные крыски чернели рядом. Зелёным нейропомощник в его голове выделяла двери, куда им идти.

Ну а изумрудным, почти неотличимым от стандартного зелёного, она показывала интересные лично Киру вещицы. Например, вот ту коробочку со старыми предохранителями, которая незаметно перекочевала в шлем Кира, висящий на поясе.

Нейропомощник сообщила, что сейчас они выйдут в туннель действующей подземки. Команда подошла к очередной бронированной двери, дождалась, когда датчики считают пропуска. С едва заметным гулом плита ушла в стену, и сухой, чуть пыльный воздух технического коридора сменился на холодный и влажный, как щупальца мелкого осьминога, воздух подземки. Мимо них, деловито придерживая зубами половинку хот-дога, пробежала крыса.

– Была бы вторая рука – поймал бы, – сказал Ли и потряс культёй.

– Зачем? – спросил Кир и двинулся вслед за стрелочкой.

– Командор, ты что? Он же жрёт всё подряд! Ему лишь бы бело́к получить. – Кирк показал пальцем на довольно лыбящегося сквозь синеву керамического забрала Ли. И добавил: – Только вырасти наш Ли от этого всё равно не сможет!

– Зато тебе нужно меньше есть, иначе скоро в доспех не влезешь, туша, – ответил Ли.

Действительно, невысокий Ли, казалось, не набирает даже цяна2, несмотря на то, что поглощает калории в промышленных масштабах. Кирку же приходилось потеть между заданиями в тренажёрном зале, чтобы сохранить не только вес, но и прямую спину, которая, как шутили коллеги, скрючивалась под весом мозгов этого двухметрового бойца. Он из тех, кто от запаха шоколада становится умнее на десять пунктов IQ и тяжелее килограммов на пять.

– Будете много болтать – отправлю отдыхать, – пригрозил Командор, поправляя висящий на поясе шлем.

– Не губи, начальник! – наигранно взмолился Кирк. – Я же статистику попорчу! Мне как раз немного осталось до уровня! Да и отдыхают только бесполезные люди.

– Ты считаешь мою бабку бесполезной? – наехал Ли на коллегу.

– И старые, – быстро добавил Кирк. – И вообще, забей – твоя бабуля постоянно тебя подкармливает. А это такой труд, что мало не покажется.

Антон в дискуссию не вступал и молча замыкал строй. Широкоплечий, мощный в ближнем бою и точный в дальнем, он невозмутимо шагал в конце группы.

«Марта, анализ Антона», – мысленно приказал Кир, и интер вывела показатели бойца.

От его тела в стороны потянулись линии, к концам которых прилипли названия и показатели. Торс – сохранность 76%. Ноги – 95%. Руки – 66%. Голова… на месте.

А вот и причина проблемы: Антон полностью обесточил свою броню, когда прикрыл Командора от выстрелов. Теперь он нёс её на себе, как движущийся робот-манекен в оружейном магазине старушки Ни на Ламонд-стрит.

– Тоха, ещё пять минут дотянешь? – спросил Кир вслух.

Антон аккуратно кивнул, но шлем не снял.

«До места встречи – триста метров», – сообщила Марта.

– Тебе повезло – уже через две будем на месте, – передал Командор слова нейропомощника.

Команда ускорила шаг, как некогда делали лошади, почуяв близость дома.

«Драка дракой, но нужно восстановить силы, а затем разобраться – что же пошло не так, – подумал Кир. – Столько времени потратили на моделирование, а оно пошло ши-тцу под хвост. Пока вернёмся, машины как раз закончат вычисления и покажут картину целиком».

Казалось бы, вычислительные мощности достигли такого размаха, что могут просчитать движение тока по нейронам человеческого мозга. Но для того, чтобы обобщить данные с поля боя, им всё равно нужно время.

Кир представил зал памяти. Круглое помещение с рядами сидений по периметру. У каждого присутствующего – очки и беспроводной интерфейс для общения с машинами и друг с другом.

Все садятся, и свет, исходящий от металлических стен, гаснет. Бесполый голос объявляет дату и координаты события. Зал заполняется звуками, картинами и запахами. Люди во главе с Наблюдателями видят со стороны не только действия других, но и самих себя. Кир до сих пор не может привыкнуть и каждый раз качает головой, когда видит свой перекошенный доспех – внутри него прячется боец с одной рукой и навороченным кибернетическим агрегатом вместо другой.

В отличие от Ли, у которого на одном из заданий тоже пострадала рука, у Кира сгорели практически все нервные окончания. Руку удалили по плечо и нашли всего пару-тройку нервов для передачи сигналов. Управлять новой рукой он не мог, и это грозило потерей даже возможности стать частью «Группы», несмотря на показатели в «Глубине».

На помощь пришла Марта – она взяла протез под контроль. Командор объяснял интеру, что делать, а она уже нажимала на курок, ломала препятствия или нежно убирала котёнка в сторону.

Кстати, котёнка они встретили как раз перед переговорами с майнерами, и Кир не сомневался, что по залу памяти прокатится волна смешков. Смешки быстро закончатся, когда котёнок останется в прошлом и дело дойдёт до перестрелки.

«Интересно, что покажет моделирование?» – мелькнуло у Кира в голове, но его мысли заглушил голос Марты.

«До точки встречи 20 метров. Прибывает… транспорт».

Киру показалось, что Марта нарочно сделала паузу. Интуиция, которая орала дурным голосом полчаса назад, вновь проснулась и застучала в висках нервным тиком. Бойцы тоже почувствовали неладное и подняли оружие. Даже Антон, которому приходилось тащить на себе разряженные доспехи, подтянулся и проверил «Стилет».

Из густой темноты туннеля зазвучала протяжная глухая нота, и в поле видимости ворвался транспорт «Группы». Вытянутая тёмно-серая сигара пролетела над путями и, остановившись, подслеповатой змеёй уставилась на потрёпанный отряд. Именно так лет сто пятьдесят назад рисовали НЛО. Пришельцы из космоса не отозвались на призывы людей, а их аппараты человечество изобрело само.

Боковая панель отъехала в сторону, и из «сосиски», как по-домашнему называли транспорт бойцы, выглянул парень. Из лысой головы торчал один железный стержень, за который водитель и получил прозвище Единорог. Он уверял, что так лучше ловится сигнал из центра «Группы», но ему никто не верил. Особенно после того, как коллеги узнали о его участии в клубе для любителей пожёстче.

Чем бы он ни увлекался, это всё-таки человек «Группы». Майнеры, видимо, отстали.

Бойцы опустили оружие и двинулись к транспорту. Из шлюза лился блёклый свет. Нутро у машины светло-серое, пол хрустел пластиком под ногами, а воздух пах озоном. Командор помог Антону подняться на борт, Ли и Кирк справились сами.

Дверь за ними закрылась, Единорог приглушил свет.

– Поехали! Вас уже заждались.

– В смысле? – спросил Ли, вытаскивая из подлокотника кресла белковый батончик.

– В прямом. – Единорог пробежался пальцами по приборной панели и закрыл глаза.

Транспорт легонько завибрировал и двинулся на Базу. Единорогу не требовалось лобовое стекло, тем более что летели мы сейчас «хвостом» вперёд. Все данные выводились прямо ему на сетчатку, и реальный мир мешал в управлении. Он смотрел на дорогу приборами самой машины и видел гораздо больше, чем обычный человеческий глаз. Человеческий глаз вообще мало что видит, если честно. А без ультрадиапазонов сегодня никак.

– Шанс на успех переговоров составлял 87%. Но вы всё равно провалились. Кито и Наблюдатели считают, что произошла диверсия, – спустя минуту сказал Единорог.

– Вот козлы! – сказал Кирк, изучая пробитую ногу. – Из-за них меня выведут с поля на месяц или больше. Вы только посмотрите! Даже титановую основу разнесли! Что творится? У уличной шпаны появилось оружие, способное долбать наши доспехи?

– Ты опять кряхтишь, как бабка Зуи, – сквозь чавканье сообщил Ли. – Бани явно показала тебе плотность огня!

– Бани тихо шептала успокаивающие слова, пока моё тело потрошили чёртовы копатели. – Кирк постучал пальцем себе по голове, указывая на нейроинтерфейс. – Попрошу на базе перепрошить её. С таким поведением ей место только на линии доверия для самоубийц.

– Её ещё не закрыли? – спросил Кир, откидываясь на спинку и закрывая глаза. Боль в спине отвлекала. – Слышал, самоубийц научились отлавливать и лечить до того, как они позвонят.

– Да Кратос его знает. Даже если закрыли – ей там самое место. Она бы, по крайней мере, не мешала идиотам окончить свой бесполезный путь, – подвёл итог Кирк и ткнул пальцем в колено.

Оно зажужжало и выгнулось в противоположную сторону. Пальцы ног практически воткнулись Кирку в глаза.

– Кратоса дети, – сплюнул он и продолжил ковырять свой имплант.

– Харе плеваться на доверенной мне территории, – сказал Единорог, не открывая глаз. – Лучше присоединяйтесь и резервируйте память. Ваших данных не хватает для полной картины.

– Как прикажете, начальник, – ответил Кир, добавив лишь толику сарказма. – А то без вас мы никогда бы не додумались, уважаемый.

Бойцы хохотнули и устроились поудобнее на своих местах вдоль борта, позволяя беспроводным датчикам, встроенным в подушки сидений, коснуться затылков.

Единорог показал на Командора пальцем-пистолетиком и сделал губами «Пух». Глаза он так и не открыл.

Мальчишка, что ещё сказать. Всего два года, как вышел из «Глубины».

«Позволить считать память?» – спросила Марта.

Киру вновь показалось, что в её бесцветном голосе мелькнули эмоции. Он подумал, что надо зайти к психологу, а то слишком много кажется в последнее время. Он был уверен, что доктор ещё и к котёнку привяжется.

Кир заговорил с Мартой в своей голове:

«Давай. Надо разобраться, что пошло не так. Неужели в „Группе“ не просчитали все риски? Или действительно произошла диверсия? Короче, поехали».

«Как скажешь», – грустно ответила Марта.

Командор почувствовал вибрацию на затылке, и короткие волосы встали дыбом. Перед глазами замелькали цифры протокола доступа, пароли и кодированные пакеты. Появилась большая надпись: «Приготовиться к резервированию памяти», и череп сжала сила, способная выкачать из человеческого мозга каждый бит информации.

Киру всегда казалось, будто он видит утекающие в бездну потоки данных. В этом потоке не только то, что он говорил, что слышал, что видел, но и то, что думал, что не говорил, думал, что не видел, думал, что не слышал. Вся сенсорная информация, которую смогли впитать мозг, тело и импланты, утекала в единый центр для обработки. Она утекала для того, чтобы стать ответом на любой вопрос и защитить цивилизацию от распада. Вот уже более ста лет «Группе» удаётся держать мир и спокойствие на планете. Техника позволила взять под контроль всю информацию и просчитать любые риски.

 

Ну, или практически любые.

Перед глазами Кира заплясали кристаллики калейдоскопа. Лавину информации не выдерживал даже улучшенный аугментированный мозг. Человеческое сознание, чтобы защитить себя от перегрева, заменяло поток оцифрованных чувств, воспоминаний и ощущений на яркие кристаллики. Жёлтые, красные, синие кусочки реальности плясали, перекатывались, шуршали, создавая узоры: вот похоже на небо и крокодила; а вот – на ромашку из детской книжки; вот силуэт сосиски и бойцов рядом с ней; а вот – кровавое пятно и волна взрыва.

И тут в череп Командора словно вонзили горячий прут и провернули. Шрапнелью брызнули в разные стороны кусочки калейдоскопа, впуская реальность обратно в сознание.

Транспорт переворачивался на бок. В правом борту – огромная вмятина. Антон и Ли слетели со своих мест и упали между Киром и Кирком. Марта выкидывала на сетчатку цифры и тексты: «движение в сторону, удар, магнитное поле, нет пульса у Антона, Единорог успел, вероятность ранения 100%…»

Борт треснул, и полоска металла оторвалась от обшивки. Кир заметил в дыре другой транспорт чёрного цвета, а затем кусок обшивки клинком вонзился ему в плечо. Полоска пробила доспехи и что-то мягкое под ними.

Кир ослеп.

От белой пелены, через которую не пробивались цифры.

Кир оглох.

От собственного крика, через который не могла достучаться Марта.

А потом он упал на голову. Видимо, сосиска перевернулась окончательно. Тело сгруппировалось, боец перекатился и выкрикнул в «мысли»:

«Группа, к бою! Человечество стоит!»

«При…о…Ком…дор…Май…» – Эфир заполнил шум ответов. Кирк и Ли заняли боевые позиции. Антон лежал неподвижно. Из плеча Командора торчал кусок металла.

Кир поднял оружие. Сработала только правая рука – настоящая, живая, без усилений. Боевой протез окончательно потерял связь с мозгом. Плечо верещало от боли, которую испытывали остатки нервов.

Наконец он заметил алую надпись на сетчатке: «Шлем! Защита!»

И только после этого услышал, как настырно гундосит Марта:

«Командор, защита отключена. Повторяю: защита отключена!»

Заряд брони как был на нуле, так там и остался. А шлем с пояса укатился в другой конец транспорта, к лежащему на полу Единорогу.

Кирк и Ли открыли огонь – в проломе транспорта мелькали силуэты. Командор схватил здоровой рукой пистолет и, поддерживая бойцов огнём, ринулся за шлемом.

Без защиты, пусть хоть броня работает.

Из дыры в корпусе к ним залетали вспышки лазера и редкие сгустки плазмы.

«Мы на подходе! – заорал Кито по мыслесвязи. – Держитесь! Человечество стоит!»

Командор добежал до шлема, схватил, не опуская пистолета, и натянул на себя. Коробка с предохранителями смялась о голову, и металлические ножки впились в кожу. Бесполезная механическая рука ограничивала движения, рана дёргалась от вздоха, спина ныла под тяжестью разряжающегося доспеха.

В ногу кто-то вцепился, и Кир приказал нажать на курок. Единорогу повезло: он приказал стрелять не той руке.

Водитель схватил бойца за ногу и уставился ему прямо в глаза, если так можно сказать. Свои глаза так и не открыл, но то, что он пялится прямо на Кира, чувствовалось без дополнительных датчиков.

– Произо-шёл с-бой, – сказал парень, как робот из старых фильмов. – Ну-жен, ре-монт, най-ти от-вет.

– Потом, Рог! – Марта напоминала об опасности врага в проёме. – Сейчас надо отбиться. Решим!

Он не шевелился, а потом сказал:

– Чет-верг. С-бой. – И упал.

Через мгновение темнота в проёме окрасилась в огненные цвета. Вопли заглушили звуки стрельбы, и всё стихло.

Кито сообщил:

– Выходите. Гриль подан, – и уже в сторону, еле слышно. – В горелом виде они выглядят ещё хуже, чем в живом. Майнеры явно сошли с ума, если создали это.

1Ши-тцу – китайская порода собак, одна из древнейших в мире.
2Китайская мера веса, около 3,73 г.