Пленница волка

Tekst
72
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Пленница волка
Пленница волка
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 22,36  17,89 
Пленница волка
Audio
Пленница волка
Audiobook
Czyta Светлана Радужная
15,55 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 7

Машина остановилась перед коваными воротами и, как только те отворились, медленно двинулась дальше. Ян уверенно маневрировал по извилистой дороге между оставленными дизайнерами многовековыми деревьями, подъезжая к огромному особняку, что скрывался за ними. Девушка прекрасно осознавала: охрана здесь будет качественная, поэтому не удивилась возникшему в груди удушающему ощущению клетки. Но даже все ее домыслы не могли подготовить ее к величию резиденции Дрэйка. Скрывающий свою личную жизнь от журналистов, он никого не подпускал достаточно близко, чтобы оценить все масштабы занятой им территории. Лишь однажды один журнал выдал пару фотографий с описанием его жилища, сопутствующим интервью. Мужчина – загадка для всего мира. И теперь против воли Соня разгадала ее.

– Здесь не только мой дом, чуть дальше – несколько коттеджей работников фирмы и членов нашей стаи. Все, кто принадлежит ей, живут здесь. Мы держимся вместе. Всегда! – вывел ее из размышлений его тихий голос. – Мы уже подъезжаем, и я хочу, чтобы ты знала: хозяйка теперь ты.

– Да, хозяйка золотой клетки, – огрызнулась девушка. – Скорее, пленница. Как в противном любовном романе, пленница волка.

Истерические нотки вызвали недовольство у мужчины.

– Ты – вторая в стае, и что бы ты ни приказала, они должны выполнять. Главное – не показывай волкам свой страх.

– Я постараюсь. Вот видишь, на тебе тренируюсь!

Как только эти слова слетели с ее губ, Дрэйк резко дернул девушку на себя, заставляя посмотреть в его прищуренные глаза, в глубине которых поблескивал желтый цвет.

– Детка, что я тебе говорил насчет поддразнивания волка? – многозначительно зарычал он.

– А что ты мне сделаешь? Убьешь? Изнасилуешь? – издевательство так и сочилось в девичьем голосе.

– Ты не представляешь, как волки наказывают свою неповинующуюся пару. Ты будешь томиться от страсти, просить, молить меня об освобождении. Запомни, детка, таких пыток ты еще не испытывала.

– Не дождешься! – уверенность, с которой возразила Соня, вызвала в мужчине дикое желание доказать ей обратное.

Он рыкнул и впился в ее губы, насилуя рот, наказывая и снова подчиняя. Мужчина внутренне возликовал, когда ее руки, которые сначала отталкивали его, в порыве нахлынувшей страсти схватили его за рубашку, почти разрывая ее. И тут до его ушей долетел звук открывающейся дверцы машины. Глухое покашливание Яна, доносящееся через открытое окно, хоть и раздражало, но напоминало, что сейчас не совсем подходящее время. Оторвавшись от Сони, он вышел из машины. Смеющийся бета казался малостью на фоне удивленных глаз нескольких членов стаи. Тех, кто работал в его доме, следя за порядком, и быстрее всех разносил слухи о своем вожаке.

– Соня, выходи! – он протянул ей руку, но девушка оттолкнула ее.

Мужчина спиной ощущал, как были шокированы все, кто наблюдал за ними, за исключением, конечно же, беты, который откровенно забавлялся ситуацией. «Да, черт возьми, с ним так никто не поступал!» – сердито возмутился зверь. Но в душе мужчина усмехнулся ее смелости. Соня не побоялась показать свой характер при всех. И, с другой стороны, это заставит их принять ее, ведь отвагой так себя вести в стае обладал только Ян.

– Какая красивая тюрьма, – с сарказмом протянула она, рассматривая высокое массивное здание.

После ее взгляд переметнулся на пару людей, которые собрались около ступеней и внимательно рассматривали ее.

– Почему они так смотрят на меня? – Соня обратилась к Яну, откровенно игнорируя Дрэйка. Тот зарычал за ее спиной. И это все-таки вызвало мурашки страха, что покалывали ее кожу, но Соня быстро совладала с собой и, немного повернув голову к Дрэйку, проговорила сквозь зубы:

– Уууу, как страшно. Тебе в фильмах ужасов сниматься, будет очень реалистично. Уверена, что головокружительная карьера в этой отрасли тебе обеспечена. – Довольная собой, она снова посмотрела на реготавшего Яна, ожидая ответа.

– Они чувствую запах Дрэйка на тебе. И так же слышат все, что ты говоришь. Волки обладают чутким слухом.

Ян хотел еще добавить, что все хорошо и ее поведение не оскорбило их, а, напротив, так они скорее проникнутся симпатией, но не успел. Окончательно раздраженный Дрэйк схватил ее за руку и повел к дому. Возмущению девушки не было конца.

– Отпусти меня! Ты, блохастый! – заорала она во всю глотку и в ту же минуту больно врезалась в его спину, когда он резко остановился.

О, Ян ожидал бури со сверкающей молнией и ругающимся громом. И не только он, а все, кто слышал реплику девушки. Но в отличие от остальных бета был уверен, что боль Дрэйк ей не причинит. По крайней мере, физическую. Ну, может, еще отшлепает пару раз, но Ян понимал, чем такое может закончиться. Он слишком хорошо знал, что вожак скорее сделает что-то себе, чем позволит хоть волоску упасть с головы его пары. Но проигнорировать такое оскорбление он также не мог.

– Я тебя предупреждал, детка!

Он перекинул Соня через плечо, словно она была мешком с картошкой, и, похлопывая по аппетитным ягодицам, понес в дом.

– Отпусти меня! – орала она, колотя его спину и стараясь ногами задеть его пах. Но все бесполезно: Дрэйк с легкостью уверенно удерживал свою ношу. Тогда она решила попробовать другую тактику. – Меня сейчас стошнит!

Эта фраза дала результат, и Соня тут же оказалась на ногах, но не успела даже порадоваться своей маленькой победе, как тут же Дрэйк взял ее на руки и переступил порог дома. Девушка покраснела. Он нес ее с нескрываемой нежностью, словно жених невесту, бережно и нежно, а, переступив порог, еще и проговорил:

– Вот твой новый дом, дорогая. Владей и распоряжайся! – Дрэйк, необыкновенно довольный собой, легко коснулся ее губ.

После, обращаясь к идущему за ними улыбающемуся Яну, бросил через плечо:

– На вечер собери всю стаю. Скажи, что я сделаю объявление.

– Дрэйк, но до вечера слухи обойдут уже всех. Может, созвать стаю сейчас? – поинтересовался Ян.

– Нет, я хочу, чтобы были все до единого, а сейчас многие на работе.

– Да, альфа! – склонив голову в почете, ответил Ян.

– Дрэйк, поставь меня! – сквозь зубы проговорила взбешенная девушка. И сразу услышала новый взрыв смеха от неугомонного беты.

– Детка, ну сколько тебе повторять: у оборотней очень чувствительный слух. Ты просто веселишь этого придурка.

Но мужчина и сам не сумел сдержать улыбку.

Соня, посмотрев в его глаза и почувствовав, как они затягивают, лишая ее былого гнева, резко отвела взгляд. Вместо этого она принялась рассматривать большой холл, в котором они оказались. Здесь ощущалось небывалое богатство и изысканный вкус. Винтажная ваза на классическом столике (как догадывалась Соня, какого-то далекого века), отделка стен ручной работы, пол, покрытый дорогой эксклюзивной плиткой. Лестница, которая вела на второй этаж, была отделана деревом, и, как заметила девушка, самым дорогим. Много еще чего бросалось ей в глаза, но от дальнейшего созерцания ее отвлек пожилой мужчина в строгом костюме. Ха, дворецкий. Ну конечно, такая «большая шишка» просто не могла обойтись без дворецкого.

– Альфа, – так же, как и Ян, мужчина склонил голову.

Соне было противно на это смотреть. Все ему слегка кланялись, как будто Дрэйк был королем. В современном мире это ей виделось кощунством и феодализмом. В общем, тиран-правитель и вечно дрожащая свита.

– Ты себя хорошо чувствуешь? – сладко поинтересовалась девушка. Дрэйк же на это только поднял бровь. – Хорошо, да? И это ничего, что пожилой человек кланяется тебе, – уже с повышением голоса продолжила она.

– Соня, ты должна привыкнуть к нашему миру, – устало вздохнул альфа, снова объясняя ей, как маленькой, такие привычные для оборотней нормы и правила. – Они не кланяются. Я – альфа, и члены моей стаи склоняют голову, показывая мне свое уважение и почтение. Так же они будут склонять голову пред тобой, когда я официально объявлю тебя своей парой. – Дрэйк смотрел, как она нахмурилась, испытывая огромное желание поцеловать ее и разгладить недовольные складочки на лбу. – Ты все подготовил, Роберт?

– Да, альфа. Ваша спальня готова.

– Он что, твой дворецкий, да? Не смог отказать себе в этой роскоши, – снова возмутилась она, не желая успокаиваться.

На самом деле за этими вспышками Соня просто скрывала нервозность и страх, что снова поднялись в ее душе, стоило ей только услышать слово «спальня».

– Соня, ты показываешь свое неуважение! – предупреждающе проговорил Дрэйк.

Она медленно наклонилась к его лицу и ласково прошептала:

– Ты еще и не такое увидишь!

Взрыв смеха, такого знакомого, снова разразился за их спиной.

– Ян, если ты сейчас не заткнешься, то Эмилии придется залечивать твои раны!

– Прости, альфа, – Ян сразу стал серьезным, и Соня, которая в тот момент посмотрела на него, заметила какой-то стальной блеск в его глазах, что немало заинтересовало девушку.

– Простите, Луна, если я расстроил вас, – привлек ее внимание Роберт. – Альфа не приказывал мне работать здесь, это мое личное стремление, но если я вам мешаю, то я сегодня же покину этот пост.

– Я… – теперь девушка не знала, что сказать. Она смотрела на этого старичка, который явно был очень расстроен, и девичье сердце сжималось от жалости. Скорее всего, догадалась она, мужчина был одинок, а эта работа была его смыслом жизни.

– Успокойся, Роберт. Я же сказал, ты можешь заниматься в стае, чем хочешь . И если ты захотел быть моим дворецким, то будь им. Соня просто еще не понимает нашего порядка, – заверил опечаленного старика Дрэйк, заставив девушку устыдиться своей резкости.

– Простите, если я обидела вас, – виновато попросила прощения она, не в силах смотреть на этого странного старичка.

Соня хотела еще что-то добавить, но Дрэйк повернулся и пошел к лестнице, все так же неся ее на руках.

– Роберт, принесешь обед в мою комнату! – приказал Дрэйк, но Соня заметила, как обрадовался старичок. – Ты очень расстроила Роберта. Он – слабый оборотень, и его бывшая стая издевалась над ним, поэтому он оставил их. А без стаи выжить может только сильнейший. И я принял его в свою, предложив заняться любимым делом. Я же не знал, что он захочет быть дворецким и смотреть за домом. Но теперь даже не представляю, что бы я без него делал.

 

Чувство вины заставило ее опустить голову. Как бы она сейчас ни презирала этого мужчину, он на самом деле заботился о старом человеке, а она от незнания обидела его. Ее учили уважать старших, преклоняться перед их мудростью, и в ее душе вспыхнуло недовольство, когда она увидела, что у Дрэйка в прислужниках работает старик. Но если он любил свое дело и жил им, то Соня просто не имела права выступать против этого.

Когда она оторвалась от своих мыслей, то заметила, что они уже поднялись на второй этаж. Ян больше не следовал за ними, оставив их вдвоем. Дрэйк подошел к двойной двери, находившейся в конце коридора, и открыл ее, держа Соню на руках. Комната была просто волшебной. Большие окна с солнечной стороны в сочетании с белоснежными стенами и высоким потолком делали ее очень светлой и просторной. Но кровать гигантского размера сразу бросалась в глаза. Он поднес Соню к ней и осторожно опустил.

– Это наша комната, – голос звучал с неким благоговением, несвойственным этому суровому мужчине. – Отдохни, переоденься. Я приду за тобой перед обедом. Сейчас мне нужно заняться безотлагательными делами стаи.

Мужчина говорил с такой интонацией, что складывалось впечатление, будто ему никак не хотелось заниматься этим делами. Но твердость во взгляде показывала, что он не будет перекидывать ответственность на другого. Поэтому Соня осталась сидеть на кровати, глядя, как за ним поспешно закрылась дверь. Настолько поспешно, что девушка даже не успела ему ничего ответить.

Он, как всегда, поставил ее перед фактами и смылся. Она осмотрела комнату. В ней чувствовалось постоянное мужское присутствие, и Соня догадалась, что эта комната не для гостей. Конечно, он принес ее в свою спальню. Эта чудовищная кровать, на которой она сейчас полулежала, была тому подтверждением. Девушка медленно сползла с нее. К двери даже не стала подходить, зная, что он точно запер ее, поэтому сразу направилась к окну. С надеждой раздвинув шторы, она неожиданно наткнулась на решетку. Вот зараза! Соня не думала, что этот атрибут всегда находился здесь, особенно с его-то охраной. Нет, этот подарочек специально для нее приготовлен.

Задумавшись, Соня и не заметила, что ходит по комнате вперед и назад. Неприятно было осознавать, но сейчас она ничего не могла сделать, чтобы поправить ситуацию. Из комнаты ей никак не выбраться, да и территория была огромной.

Девушка вспомнила его слова насчет отдохнуть и переодеться и нахмурилась, размышляя: а во что же он ей предлагает одеться? Резким движением открыв большой деревянный шкаф, Соня замерла. С одной стороны аккуратно висела одежда Дрэйка, а с другой в порядке от пиджаков к платьям – женская. Перебирая ее, Соня начала вытягивать вешалки одну за другой, все больше поражаясь и злясь. Это была ее одежда. Вся ее одежда. Какого черта?

– Сукин сын! – в негодовании заорала Соня, продолжая доставать свои вещи и бросая их на кровать. – Волчара облезлая!

Устав, Соня отошла от шкафа, посмотрев на гору одежды на постели. Он еще заплатит, вот это она ему точно обещает. Полыхая праведным огнем гнева, девушка пошла в ванную, чтобы умыться и немного успокоиться. Но пламя встрепенулось и запылало с новой силой, когда Соня, застыв на пороге, посмотрела на ванную комнату, которая по размерам напоминала спальню. Ее гневный взгляд уперся в туалетный столик, когда девушка увидела там все свои косметические принадлежности. Подойдя ближе, взяв баночку крема для лица и открыв ее, она поняла, что не ошиблась. Это был ее крем, наполовину использованный. Здесь же стояли: лосьон, шампунь, гель для душа, зубная щетка и даже паста, мочалка и бритвенный станок.

Безудержная ярость поднималась внутри нее. Да кем себя возомнил этот мерзавец! Да как он осмелился привезти сюда все ее вещи! Как вообще он посмел отправить кого-то в ее квартиру! Ему было мало того, что она и так уже была его пленницей? Нет, этого она точно ему не простит! Соня обязательно сбежит отсюда, чего бы ей это ни стоило. А пока девушка могла показать ему, какой была на самом деле. Так сказать, представить во всей красе свой взбалмошный, по словам отца, характер. Он еще пожалеет о том, что сделал!

Приняв решение, девушка подошла к ванной и открыла кран, собираясь немного отдохнуть, продумывая дальнейшие действия. “Это была его ошибка: предоставить мне время для размышления”, – подумала Соня, слегка улыбнувшись. Она никогда не была слабой, поэтому не будет предаваться лишним истязаниям о потерянной девственности и о звере, в которого превращался Дрэйк. Все это девушка приняла как данное после первой ночи, проведенной с ним. Единственное, о чем она должна сейчас думать, так это о том, как выбраться из этой клетки, ведь провести всю жизнь в заточении не входило в ее планы.

Глава 8

К тому времени, когда Дрэйк закончил разбираться с текущими делами, которых за его короткое отсутствие набралось немало, наступил вечер. Оставив своего бету в кабинете, закиданном бумагами, мужчина вышел в гостиную и столкнулся с встревоженным Робертом. Сразу стало ясно, что дворецкий поджидает его, не решаясь прерывать их с бетой небольшое совещание.

– Что-то случилось Роберт? – пристально смотря на того, поинтересовался Дрэйк.

– Альфа, я отнес обед девушке, но она выпила только чай, сказав, что мясо есть не будет. – При этих словах Роберт недовольно сморщился, словно это до глубины души его обижало, и Дрэйк догадался, что без пары Сониных эпиграфов в адрес вожака также не обошлось. Хм, его волк, наверное, улыбался, если так можно назвать его самочувствие. Им обоим нравилась эта ее сторона и то, что девушка не боялась показывать характер. Хотя, с другой стороны, его раздражало упрямство девушки в этом вопросе. Ведь мясо ей сейчас просто необходимо, поэтому он решил, что за ужином, который последует после собрания стаи, она обязательно съест двойную порцию. При этом он с удовольствием покормит ее из своих рук.

– Ничего, Роберт. Она хорошо поест за ужином, – заверил он старичка. – Я надеюсь, у тебя все готово к ужину. Не знаю, сколько человек захочет остаться после собрания, но, думаю, родители Яна, как и он сам, будут ужинать с нами.

– Да, альфа, все готово. Некоторые уже здесь, ожидают вас.

– Хорошо. Тогда я пойду за Луной, – проговорил Дрэйк и направился к лестнице.

Открывая дверь в спальню, мужчина ожидал чего угодно, но Соня удивила его. Она стояла у окна, одетая в обычные темно-синие джинсы, которые, словно вторая кожа, облипали ее аппетитные ягодицы, и легкую нежно-бежевого цвета кофточку, вырез которой соблазнительно ниспадал с одного плеча, полностью закрывая второе – то, где была его метка. Она была такая спокойная и полностью закрытая в себе, и только напряженная спина свидетельствовала, что девушка готовилась встретиться с новой опасностью. И самым печальным было то, что Дрэйк мог считать ее эмоции, которые через образовавшуюся связь сцепления передавались ему. Мужчина напрягся, когда в душе вспыхнул непривычный для него страх вперемешку с ослепительной яростью и долей жгучей ненависти. Его потрясло это и больно укололо, ведь зверь втайне ожидал ласки, желания и осознания новой жизни. Пусть, конечно же, было рано, но никто не запрещал ему надеяться.

– Дорогая, пора спускаться. Я познакомлю тебя с твоей новой семьей, – он медленно подошел и нежно поцеловал ее открытое плечико. Как только его губы коснулись девичьей кожи, она вздрогнула и немного отодвинулась от него.

– Почему мои вещи здесь? – ровным, спокойным голосом поинтересовалась Соня, но, казалось, ответ ее ни капли не заботил. Маска равнодушия прекрасно держалась на ее лице.

– Как почему? Мы теперь семейная пара. У нас скоро будут дети. Где же вещам еще быть, как не в нашей спальне? – Дрэйк отвратительно играл в удивление, актерство никогда не было его сильной стороной, но он старался показать ей глупость данного вопроса.

– Мы не семья, Дрэйк, и никогда ей не станем. И я уверена, что никаких детей нет! – с твердой уверенностью произнесла девушка, медленно поворачиваясь к нему.

– Милая, ты так ошибаешься, – нежность светилась в его взгляде, когда он ласково погладил ее розовенькую щечку, но Соня уклонилась от этой ласки. – Завтра придет врач и проведет осмотр. А сейчас мы должны спуститься вниз: я чувствую, как сильно стая желает увидеть тебя.

– Я никуда не пойду! – уперлась Соня.

– Детка, выбирай: либо ты пойдешь по собственной воле, либо я отнесу тебя туда силой! – он прибавил голосу угрожающие нотки, в душе отмечая появившееся разочарование, что снова приходится так поступать.

И какая бы тяга к доминированию ни присутствовала в крови мужчины, он с огромным рвением ожидал, что Соня по собственной воле будет соглашаться с ним, проявляя покорность. А желанный вызов пусть бросает в постели.

– Только посмей, блохастый! – Сониного спокойствия как и не бывало. Гнев, с таким трудом сдерживаемый ею, с новой силой захлестнул девушку. Она видела, как дернулось веко у Дрэйка на ее последнем слове, но не ожидала, что он выполнит свою угрозу. Он резко перекинул ее через плечо и вышел из комнаты, при этом собственнически поглаживая ее ягодицы и весело насвистывая. Похоже, это вошло у него в привычку.

– Ах ты гад! – заорала Соня, колотя кулаками его спину. – Собака бешеная! Да тебя в клетку посадить мало! Ты – животное! Ублюдок чертов!

Эта вспышка гнева вызвала у Дрэйка улыбку. Еще никто в жизни, не считая Яна, не смел перечить ему, а те, кто все-таки рискнули, поплатились. А эта маленькая человеческая женщина не побоялась ударить его и откровенно обзывать. Оказалось, ее цвет волос все-таки сочетался с характером. Яркая рыжая петарда, тихая и спокойная, пока не заденешь определенную точку, после чего она взорвется в разноцветном фейерверке.

Когда он наконец вошел в зал, где собралась почти вся стая, человек тридцать, Дрэйк остановился и посмотрел в их ошарашенные глаза. Только Ян, который, склонив голову, стал по правую сторону от него, улыбался, с трудом сдерживая радость за друга и смех.

– Отпусти меня, пес слабоумный! Я кому сказала? – все еще выкрикивала Соня, вися вниз головой и не видя изумленных лиц, даже не представляя, сколько человек стали свидетелями ее шоу. – Фу, Дрэйк, поставь на место. Я кому говорю? Ты – плохая собака! Плохая!

Дрэйк резко перевернул ее и поставил на пол, поворачивая к толпе. Соня, увидев десятки пар глаз, резко покраснела и еще сильнее разозлилась.

– А предупредить нельзя было? – прошипела сквозь стиснутые зубы она, смотря на стоявших перед нею людей.

– Ты бы все равно не услышала за своими криками, – последовал издевательский ответ, но мужчина даже не посмотрел на нее.

– Я собрал всех вас сегодня, чтобы представить свою пару – Соню! – громко начал Дрэйк. – И сразу отвечаю на вопрос, появившийся у вас: вы не ошиблись, она – человек.

Возмущенный ропот прошелся по толпе.

– Тихо!

Один рык – и все замолчали.

– Соня – моя истинная пара! – Дрэйк положил руки ей на плечи и, перетянув вырез кофточки на другую сторону, оголяя раненое плечо, большим пальцем легко провел по уже немного зажившей метке. – На ней моя метка соединения. Она уже носит моих щенков, будущих альф. Все условности пройдены! Она – ваша альфа-сука!

– Ты понимаешь, что делаешь, альфа?—

Дрэйк повернул голову в сторону дерзкого вопроса, наперед зная, кто его задал.

– Ты переходишь границы, Диана, – пригрозил он.

– А ты уже перешел! – с вызовом бросила яркая темноволосая девушка.

Соня с любопытством рассматривала ее, понимая, что протест обусловлен собственническими видами на данного мужчину. И хотя в мыслях легко мелькнула фраза «да пусть себе забирает и подавится им!», душу разъедал некий маленький червячок негодования и ревности. Спал ли он с ней? Приводил ли в ту комнату, в которую поселил ее?.

– Она – человек. Это против наших законов. И даже если она забеременела, то точно не сможет выносить детей. А если и выносит, они точно будут уродами! Тебе нужна сильная самка, а не эта пародия!

– Намекаешь на свою кандидатуру? – с издевательским смешком спросил Дрэйк. – Такая сука мне уж точно не нужна.

– Я бы проявляла к тебе больше уважения, чем эта дрянь. Ты позволяешь ей называть себя собакой? Разве это красит тебя, альфа?

– Диана, ты оскорбляешь мою пару, тем самым оскорбляя меня! – гнев поднялся в его звере, и он зарычал, показывая клыками этой непокорной суке, что она забыла о своем месте.

– Она не будет нашей альфа-сукой! Я бросаю ей вызов! – заорала взбешенная девушка.

 

– Ты будешь драться со мной.

– Ты не имеешь права! Я вправе требовать боя. Ты позволяешь себе нарушать все мысленные законы стаи, какой же ты тогда альфа? – не успокаивалась Диана.

– Законы пересматриваются в отношении истинных пар. Мы – единое целое, и я имею право ответить на любой вызов, брошенный в сторону моей беременной самки. Ты готова драться со мной? – спросил Дрэйк, поднимая бровь, наперед зная ответ.

– Нет, альфа! – прорычала сквозь стиснутые зубы Диана, признавая свое нынешнее поражение, но не отступая в этой войне.

Об этом свидетельствовал бешеный взгляд, который она бросила на Соню, заставив ту поежиться от страха. Все происходящее казалось ей полным сумасшествием. Неужели и правда эта стервозная девушка только что собиралась с ней драться? В открытую, при всех? Чокнутые! Все до единого.

– Если кто-нибудь еще против, то я готов принять вызов в любую минуту. Есть желающие? – громко спросил Дрэйк, скользя взглядом по членам своей стаи.

– Нет, альфа, – послышался покорный шепот в ответ.

Соня откровенно не понимала, что происходит. Она обвела взглядом наполненное большим количеством людей помещение, хотя вряд ли они были людьми. Повернув голову к Дрэйку, она чувствовала, как гнев от всего происходящего вновь поднимался в ней. Они явно не были ей рады, отчего желание сбежать отсюда возросло в сто крат. Но руки мужчины давили на плечи, не давая сдвинуться с места, заставляя стоять перед стаей.

– Дрэйк, прекращай этот фарс, – стиснув зубы, прошептала Соня, видя много ошарашенных и удивленных глаз, устремленных на нее. Да что она такого сказала! Ну, поругалась немного. По сравнению с его поступками это такая мелочь.

– Я представляю тебя твоей стае, показываю им их альфа-суку, – серьезно и достаточно громко проговорил он. Лучше бы он этого не делал. Она понимала, что, может, для них это и весомый статус, но ей он резал уши. Девушка терпеть не могла слово «сука», а так как гнев и так бушевал в ней даже после всего, что она сделала с его вещами, это стало последней каплей. Соня резко развернулась, вырываясь из кольца его рук, и врезала кулаком прямо в лицо не ожидавшего такого подвоха мужчины.

– Не называй меня сукой! – заорала она, когда кулак столкнулся с его железной щекой. Черт, она и забыла, что он был сделан из стали. – Ай, черт возьми!

Дрэйк, впервые не предвидя реакцию девушки, не смог увернуться. Удар не причинил ему ощутимой боли, однако поведение Сони сильно удивило. Мужчина не знал, как теперь с ней поступить: то ли отшлепать за публичное неповиновение, то ли поцеловать за такую смелость. Из минутного замешательства его вывела стая. Почти каждый выступил вперед, преклоняя голову, признавая ее достойной ему парой. При этом он слышал, как они шептали «Луна», как какое-то заклинание. Осталась лишь небольшая группа самок – тех, кто когда-то был в его постели и хотел соединиться с ним. Во главе их, конечно же, была Диана.

– Если вы отказываетесь принять мою пару, то в течение часа должны покинуть стаю! – гневно прорычал он, при этом нежно лаская ушибленные косточки пальцев Сони.

– Как ты можешь, Дрэйк? – вновь возмутилась взбешенная Диана. – Она только что опозорила тебя, ударив при всех. А вы? – обратилась к стае, – как вы можете принимать ее, подумайте, она же человек!

– Не тебе судить о ее поступках, и не думай, что я не накажу ее, как волк наказывает свою пару. Но я не потерплю неуважение к ней! – и в голосе мужчины звучала категоричность.

Диана с минуту пристально смотрела на него, словно меряясь взглядами, но куда ей было до альфы, потом медленно подошла, стала перед Соней, глазами выражая все свое презрение, и склонила голову. Ей вторили оставшиеся самки. Соне не нужно было быть оборотнем, чтобы понять их, ей хватало и того, что она была просто женщиной. Девушка знала, что причина их неприязни банальна: Дрэйк достался ей, хочет она этого или нет. И Соня готова была поспорить на что угодно: большинство из них, а может, и все, были его любовницами. И как ни странно, но Соне ужасно не нравился данный факт, казалось, он даже злил ее. Девушка даже не заметила, что немного сдвинулась, став перед Дрэйком, и закрыла его от них. Соня не понимала, что в ее движениях, в голосе и языке тела четко читалось «мой!». Но зато все остальные поняли ее, принимая это как заявление о своем праве на вожака, ведь она поступала как настоящая самка оборотня.

Мужчину порадовала ее реакция, пусть она и была подсознательной. Его волк гордился своей самкой, дававшей всем понять, что он принадлежит только ей. Когда последний член стаи склонил перед ней голову, Соня услышала за своей спиной громкий волчий вой. Но она не успела повернуться к нему. Резко притянув девушку к себе руками, на которых появились когти, он не больно зажал зубами через кофточку место укуса. В тот же момент вся стая раздалась созвучным воем. Это было так странно для Сони, наблюдать, как люди воют, словно настоящие волки. Дикие. Неприступные сыны природы.

– Ты часть нас, Луна, в тебе моя кровь, в тебе мое потомство, – торжественно прошептал Дрейк возле ее шеи, когда отпустил захват. – И в следующее полнолуние мы полностью докажем наше спаривание.

Соня пропустила его слова мимо ушей, надеясь, что к тому времени она уже сбежит отсюда. Через несколько минут холл опустел. Осталась лишь небольшая группа из пяти человек. Дрэйк, мягко держа ее за локоть, подвел Соню к семейной паре, рядом с которой стоял вечно улыбающийся Ян.

– Дорогая, знакомься, это родители Яна, Мери и Горвард Дэвисон, – представил он твердым голосом.

Мери, у которой уже хорошо просматривался округлый животик, подошла к девушке и вдруг стиснула ее в теплых и ласковых объятиях.

– Добро пожаловать, милая! – искренне поприветствовала она обескураженную девушку, смачно целуя в обе щеки. – Я так рада за вас!

– Простите, но радоваться нечему: меня удерживают здесь насильно, – Соня не смогла сдержаться, хотя и чувствовала вину, что так резко отвечает на теплое приветствие. Дрэйк же в предупреждающем жесте сжал девичью руку.

– Ну-ну, деточка, – женщина с легкой улыбкой покачала головой. – Я понимаю, к этому тяжело привыкнуть, да еще с таким мужчиной, как Дрэйк, ведь альфы все до одного чересчур доминантные самцы. Но ты справишься. Главное, не пасуй перед ним, – с какой-то веселой интонацией посоветовала ей Мери.

– Не пасовать? – удивленно переспросила девушка, не уверенная, правильно ли она поняла.

– Да, милая! —кивок и заговорщицкий взгляд, сопровождаемый неким обреченным стоном мужчин, следивших за их беседой. – Ты знаешь, что единственная, кто не побоялся дать прилюдный отпор Дрэйку. Еще и ударила его своей хрупкой рукой. Поэтому стая и приняла тебя. Они увидели: несмотря на то, что ты человек, ты не боишься вожака и ведешь себя с ним на равных. Единственный, кто позволяет себе такое, так это мой мальчик.

– Мери, ты бы не говорила такого при альфе, – одернул жену Говард, но в его голосе не было ни капли страха.

– А что такого, я им попы подтирала, и Дрэйк для меня как второй сын. Я имею право позаботиться о его счастье, – возмутилась женщина.

– Мам, – простонал Ян, – ты уверена, что правильно о его счастье заботишься? По-моему, ты даешь не те советы.

– А ты бы, сынок, не с матерью спорил, – поучительно начала она, и по глазам мужчин можно было догадаться, что это уже заезженная пластинка, – а взял пример со своего альфы и соединился уже с кем-то. Я так хочу внуков!

– У тебя скоро дети будут, зачем тебе внуки? – изумился мужчина, но в его голосе Соня снова уловила некие грустные нотки.

– Дай то Бог, сынок, – тихо прошептала Мери, поглаживая живот. Все знали, как тяжело оборотням выносить и родить детей . Ян помнил рассказы отца, как она горевала, когда умерли его братья и только он смог выжить, а потом еще долгое время она не могла забеременеть. Вот мать и выместила всю любовь на него и на Дрэйка, которому не хватало материнской ласки. Скрываясь от безжалостного отца, он желал получить хоть немного тепла.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?