3 książki za 35 oszczędź od 50%

Закрытый город. Часть I. Палач бабочек

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Закрытый город. Часть I. Палач бабочек
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

1
Закрытый город

По пустынной автостраде одиноко мчался громоздкий автобус, выкрашенный в тёмно-синий цвет. Сквозь его толстые, двухслойные окна едва ли можно было что-нибудь разглядеть. Да, в общем-то, и смотреть снаружи было не на что.

Желтый лес уныло простирался на многие километры вокруг. Неистово палившее солнце будто пыталось выжечь истосковавшиеся по воде деревья, ведь дождь уже давно стал явлением редким в этой части континента, а многие жители воспринимали его не иначе, как аномалию или чудо.

Но внутри автобуса царила блаженная прохлада. В динамиках играл лёгкий джаз, а мягкий свет под потолком создавал атмосферу покоя.

Убранством, салон больше напоминало кафе на колёсах, в котором поместилось четыре круглых стола с углублениями для напитков и специальными держателями для ноутбуков и прочей цифровой техники. А вокруг, в шахматном порядке, разместилось по четыре сидения, оснащённых ремнями безопасности и подвижным основанием, чтобы при желании их можно было повернуться в любую сторону.

Водитель отсутствовал, на его месте расположился небольшой торговый автомат с напитками и закусками. Вместо лобового стекла огромный экран, на котором во всех подробностях демонстрировался маршрут, и прочая информация о поездке, включая обратный отсчёт и часы. Маленькая моделька автобуса в данный момент уверенно приближалась к городу под названием Каффур.

Пассажиров было не много, и все разместились по салону, заняв каждый из столов. В самом конце сидела одинокая девушка. На вид ей было не больше восемнадцати. Время от времени она смотрела на наручные часы, сверяя их с индикатором на экране впереди, а затем снова переводила взволнованный взгляд за окно, силясь хоть что-то рассмотреть.

Девушка была одета в широкие камуфляжные штаны, на низкой талии с множеством карманов, короткий топ ядерно-салатового цвета, открывавший точёную талию, и объёмную болотно-зелёную ветровку. Завершали образ массивные кроссовки с толстой подошвой и громоздкие наушники, в которых громко играл рок. Волосы юной пассажирки, окрашенные когда-то в чёрный цвет, теперь демонстрировали во всей красе светло-пшеничные корни, придавая внешности неформального подростка щепотку неряшливости.

На её коленях лежал массивный ноутбук, который девушка заботливо придерживала рукой. Он не помещался на компактном держателе, а оставлять технику на гладкой поверхности стола, хозяйка не рискнула. Чехол вместе с рюкзаком стоял у ног, по какой-то причине отправлять их на багажную полку она не стала.

Первое время юная пассажирка пыталась, заниматься учёбой, но почувствовав лёгкую тошноту, отложила это занятие, принявшись рассматривать своих попутчиков.

Впереди, в удобных кожаных креслах, устроилась пожилая супружеская пара. Судя по дорогим костюмам и драгоценностям, они были людьми не малого достатка. Что, в общем-то, не удивляло. Мало кто мог позволить себе билет на подобный рейс.

За ними, на другой стороне, прямо перед девушкой на сидении развалился нагловатого вида стильно одетый парень, около двадцати лет. Игнорируя ремни безопасности, он закинул ноги на стол и время от времени с презрением поглядывал назад, где за следующим столом сидела молодая мама с маленьким ребёнком, лет четырёх. В конце концов, парень, заткнув уши крохотными наушниками, решив игнорировать бедняков, каким-то нелепым образом оказавшихся в одном автобусе с ним.

Молодая мать тем временем с облегчением вздохнула и крепче обняла маленького мальчика, который мирно дремал рядом. По их одежде не трудно было догадаться, что эта семья, в лучшем случае, относилась к среднему классу. Одеты оба были аккуратно и сдержанно. Очевидно, им пришлось хорошенько копить или даже влезть в долги, чтобы оплатить эту поездку.

Мало кто из открытых поселений стремился попасть в закрытые города, которых к слову было всего три. Уровень жизни там, конечно, во много раз превышал провинциальные, но из-за тотальной механизации города-гиганты переживали кризис безработицы. Поэтому некоторые жители мегаполисов в отчаянии покидали дорогостоящие квартиры и дома, перебираясь в более мелкие и менее развитые поселения, понимая, что там их ждёт полная тяжёлой работы, но всё же сытая жизнь, пусть и не очень долгая.

Озоновые дыры за последние сто лет разрослись на столько, что атмосфера уже не могла защитить жителей от вредоносного воздействия солнечной радиации. Небольшие города и посёлки кое-как пытались обеспечить защиту портативными устройствами. Но все они требовали огромных энергозатрат и ресурсов, которых попусту не хватало. В то время как практически полностью механизированные города-гиганты без труда могли обеспечивать безопасность, укрывшись под новейшей технологией лазерного купола.

Размышляя об этом, юная пассажирка пришла к выводу, что иначе как за медицинской помощью молодой матери с ребёнком незачем тратить столько денег на поездку в закрытый город, да к тому же собирать столько ненужных бумаг, чтобы купить билет.

От мрачных мыслей её отвлёк завибрировавший в кармане телефон. Он, как и ноутбук выглядел громоздко в тяжелом чехле, однако такая защита не уберегла хрупкий экран, изборождённый паутиной мелких трещин.

Это был двадцатый пропущенный вызов от абонента «Мама».

С тяжелым вздохом девушка убрала телефон обратно и с тревогой посмотрела на экран впереди. Оставалось чуть больше получаса пути.

Пытаясь успокоиться, она уставилась в окно и, вглядываясь через тонированное стекло, с трудом смогла рассмотреть нечто напоминавшее стену, которая возвышалась над высокими деревьями и устремлялась далеко к горизонту.

Сердце волнительно забилось в груди. Девушка быстро убрала ноутбук в чехол и, порывшись в боковых карманах рюкзака, извлекла небольшую прозрачную карточку, переливавшуюся в тусклом свете всеми оттенками лазури.

От прикосновения указательного пальца по её поверхности пробежала нечёткая рябь и на маленьком прозрачном дисплее проступили буквы, – «Француазет Маргарет де Франсье, 17 лет, Лазурное поселение №72. Расширенный доступ класса 3. Статус – семейный».

Француазет перечитывала данные снова и снова, будто пытаясь отыскать в них ошибку. Затем глубоко вздохнула и всё же скрыла информацию очередным прикосновением.

Тем временем автобус начал терять скорость. И уже через несколько минут, они подъехали к границе закрытого города, а затем, въехав сквозь тяжёлые металлические ворота, попали в тоннель в стене.

Девушка с замиранием сердца наблюдала, как медленно опускались защитные стёкла, а в глубине длинного тоннеля появился пронзительный свет. И в следующее мгновение салон заполнился яркими солнечными лучами.

От неожиданности она даже зажмурилась и поспешила скрыть глаза за чёрными очками. Затем, дрожащими руками сняла наушники, позволив им болтаться на шее, и принялась ждать, когда автобус остановится, а табло призывающее пристегнуть ремни безопасности погаснет.

Вот беспилотник замер с лёгким толчком у одной из платформ и табло погасло.

Молодая женщина с ребёнком неуверенно приподнялась и осмотрелась кругом. В том, что это был её первый визит в закрытый город, не осталось сомнений. Никто не двигался с места, поэтому она смущённо опустилась обратно и встревоженно выглянула в окно.

Телефон в кармане Француазет в очередной раз завибрировал, но она, как и до того, не обратила на него внимание.

Дверь в автобус открылась, в салон вошёл офицер в тёмно-синей форме, с золотой эмблемой на груди в виде греческой буквы «В» (бета) с небольшой звёздочкой в основании. Трое его товарищей остались ждать снаружи.

Первыми он подошёл к супружеской паре. Пожилые люди с готовностью протянули свои идентификационной карточки, переливающиеся бледно-персиковым цветом, к ручному сканеру проверяющего. После чего офицер коснулся их запястий тем же сканером и, дождавшись положительного сигнала, перешёл к следующему столу, позволяя супругам беспрепятственно направиться к выходу.

Такая же процедура постигла неприятного парня, который, как и пожилая пара имел при себе бледно-персиковую идентификационную карточку и без проблем покинул салон, напоследок одарив молодую мать и заодно Француазет презрительным взглядом с кривой усмешкой.

Когда человек в форме приблизился к молодой женщине, на его лице тоже можно было прочесть, плохо скрываемое выражение неприязни, которое стало только отчётливее, стоило ему увидеть их коралловые карточки.

На этот раз сканеру потребовалось больше времени, прежде чем издать сигнал, который в тот же миг вызвал облегчение на лице женщины.

– Статус – мед обследование «Госпиталь Маркуса». Ограниченный доступ, – прочитал офицер надпись на экране и недовольно цокнул языком, но всё же протянул сканер к руке пассажирки.

После этого та же процедура ждала и маленького мальчика. Ребёнок с опаской протянул свою карточку и теснее прижался к матери.

Когда проверка закончилась, офицер достал из кармана пиджака специальный маркер и поставил на запястьях обоих невидимую метку.

– За вами должны приехать из госпиталя, – отступая в сторону, произнёс офицер, – в противном случае вам не покинуть терминал.

Женщина нервно кивнула головой и, чуть ссутулившись, поспешила к выходу, прижимая к себе сына.

Наконец очередь дошла до Француазет. Став свидетелем не самой приятной сцены, демонстрирующей неравенство между гражданами закрытого города и внешних поселений, девушка приготовилась к такой же реакции и на её лазурную карточку.

Но вопреки ожиданиям, офицер хоть и не выказал уважения, как к обладателям бледно-персиковых карточек, но всё же не смотрел с презрением как на мать с ребёнком.

Когда мужчина просканировал карточку и взглянул на дисплей своего прибора, он удивлённо вскинул брови и перевёл внимательный взгляд на девушку.

– Семейный статус, расширенного класса? – переспросил он.

 

– Да, – стараясь держаться уверенно, ответила Француазет.

– Впервые такое вижу? – усмешка стала надменно-снисходительной.

– Родители развелись, – с невинной улыбкой ответила она, – я осталась с мамой

– Ну-ну, – рассмеялся в голос офицер и, просканировав правую руку Француазет, отступил в сторону, позволяя ей пройти вперёд. – Хоть доступ и расширенный, на границы города ездить не рекомендую.

– Хорошо.

Улыбка офицера стала ещё шире и неприятнее.

– Если эти дрова не имеют поддержку беспроводного соединения, – он презрительно указал на компьютер в руках девушки, – его утилизируют.

– Да, – сдержанно, но с неприязнью во взгляде, ответила Француазет, – я знаю.

Сжав кулаки, она вышла из автобуса и поспешила к терминалу. Но прежде чем девушка успела войти, до неё донёсся громкий смех офицеров «В» (бета).

– Кретины проабгрейденные, – очень тихо прошептала она и скрылась за дверьми терминала.

На этом трудности не закончились. Пусть её компьютер и телефон были старыми, им всё же удалось пройти все уровни проверки, чего не скажешь об идентификационной карте. После третьего сканирования, она начала лагать и выдавать ошибку.

Сотрудники уже собирались вызывать агентов «В», но Француазет успела незаметно приложить её к телефону и дистанционно перепрошить данные. После чего с невинным выражением лица, попросила повторить проверку. К счастью в этот раз сканер сработал, и девушка беспрепятственно покинула терминал автовокзала.

Только оказавшись на улице, она смогла вздохнуть спокойно.

***

Специальное подразделение внутренних дел, отдел по борьбе с организованной преступностью и терроризмом «Д» (дельта).

В кабинете капитана уже час не умолкали споры. Майор в стальной форме «Центра управления отделов», потеряв терпение, стремительно подошёл к письменному столу капитана, и облокотился на него обеими руками. Золотая эмблема в виде лаврового венка, обвивавшего сплетённые греческих букв: альфа, бета, гама и дельта, на его правом плече и груди блеснула, отразив солнечный свет из большого окна.

– Бриджитта, ты должна принять взвешенное решение. Непредвзятое и обоснованное, – повысил он голос.

– Мишель! – фамильярно обратилась к нему по имени молодая женщина в белой форме «Д», сидевшая рядом в таком же кресле с низкой спинкой. – Мы не занимаемся таким! Если Девару так хочется, пусть наймёт качков из частной охраны и отправит туда. Какая разница?

На её плече и груди так же была золотая эмблема, но в виде буквы дельта, с пятью звездами в основании. Она держалась ближе к кондиционеру и её длинные светло-пшеничные волосы, собранные в высокий хвост, красиво развивались на ветру.

– Лильгель, что ты несёшь?! – возмутился майор. – Ты не понимаешь всей серьёзности происходящего. Когда из столицы приедут с проверкой…

Между тем капитан, устав от пререканий лейтенанта и майора, хранила молчание, отвернувшись к окну и запустив длинные пальцы в светло-пшеничные волосы, которые золотым водопадам струились по белому кителю, скрывая капитанскую эмблему «Д» в обрамлении большой звезды.

– Замолчите! – всё-таки не выдержала она, резко разворачиваясь. Верхнюю часть лица капитана скрывала белая маска, которая только сильнее подчёркивала пронзительный взгляд тёмно-карих глаз.

Лейтенант скривила недовольную рожицу, но всё же замолчала.

– Поправь меня, если я ошибаюсь, – обратилась Бриджитта к майору, – Девар намерен отправить Лильгель в Вульдюсуд, чтобы обеспечить охрану какому-то прыщавому мажору?

– Столичный центр заинтересовался ею, после вашего «фиаско», – напомнил Мишель, искоса глядя на лейтенанта.

– Да ты издеваешься?! – воскликнула раздосадованная лейтенант. Но взглядом Бриджитта заставила её замолчать.

А мужчина продолжил:

– Если бы Лиль не засветила лицо…

– Да ладно! – не сдержалась лейтенант и ударила кулаком в стену, отчего потайная дверь, которая до того была надёжна скрыта, приоткрылась.

Она виновато взглянула на капитана и осторожно прикрыла дверь.

– Как будто это моя вина! – продолжила лейтенант сдержаннее. – Выполняй джойстики свою работу как следует, такого бы не случилось!

– Ты слишком высокого мнения о себе, – холодно осадила её капитан и обратилась к мужчине. – Девар должен понимать, контролировать Лильгель могу только я.

– Это всего лишь командировка, – прикрывая глаза рукой, в сотый раз повторил Мишель. – О переводе речи не было.

– Пока! – твёрдо поправила его лейтенант и, грациозно опустилась на кресло с низкой спинкой рядом с мужчиной.

– Ты постоянно отправляешь её на одиночные задания, – стоял на своём Мишель.

– В пределах Каффура, – поправила капитан, – и именно поэтому мир до сих пор не лежит в руинах.

– Вы что продолжаете это обсуждать? – недоумевала Лильгель.

Мишель хотел что-то возразить, но вмешался звонок его сотового.

– Майор де Корте, на связи, – сдержанно проговорил он в трубку. После чего не произнёс больше ни слова, безмолвно слушая говорившего на том конце. И чем дольше это длилось, тем бледнее становилось его лицо. В какой-то момент он встревоженно взглянул на Бриджитту, но затем тут же отвёл взгляд в сторону.

Почти сразу после этого мужчина убрал телефон обратно во внутренний карман и задумчиво уставился в пустоту перед собой.

– Всё ещё пользуешься этим старьём? – говоря о его телефоне с отвращением, спросила Лильгель, явно не замечая ничего странного.

– В чём дело? Кто это был? – Бриджитта уловила неладное намного раньше своего лейтенанта.

– Мой секретарь, – сдавленным голосом ответил Мишель, стараясь избегать её взгляда.

– Выкладывай! – приказала капитан, несмотря на то, что была младше по званию, но всё же Мишель подчинился.

– Девар приказал заморозить все активные дела «А» и «Д».

– Какого?! – взревела Лильгель, вскакивая на ноги.

И пусть внешне Бриджитта казалась спокойной, Мишель и Лильгель знали, внутри капитана бушевал ураган.

– Что произошло? – сдержанно спросила она.

– Капитан «В» (бета) Заншпиль мёртв. Его тело нашли на рассвете, на заброшенном заводе.

Тяжёлая тишина повисла в кабинете, которую очень быстро нарушила Лильгель:

– И из-за этого замораживать деятельность двух отделов? – недоумевала она. – Девар что спятил?

– Какой завод? – спросила капитан.

– В 64-ом районе. Но дело передали в «А», – поспешил добавить Мишель.

– Подожди-ка! – возмутилась Лильгель. – Это наш район!

Бриджитта резко поднялась из-за стола и стремительно направилась к дверям.

– Бридж, стой! – бросился вслед за ней майор.

– Походу командировка отменяется, – с довольной улыбкой, проговорила Лильгель, тоже покидая кабинет.

***

Француазет быстро добралась до центра города, на скоростном метро. Правда, ехать ей пришлось в забитом до отказа вагоне. Оказалось, с лазурной карточкой, пусть и расширенного доступа, передвигаться с комфортом невозможно.

В вагоне было душно, даже несмотря на отчаянные потуги кондиционера. Хотя Френс это не казалось таким уж критичным. Ведь в сравнение с палящим солнцем за пределами Каффура, это можно было сравнить разве что с неприятным дискомфортом. И она искренне недоумевала, когда кто-то начинал жаловаться.

«Знали бы они, какая температура за пределами купола», – думала она в такие моменты.

Купол действительно стал настоящим прорывом в современной технологии. Система лазерных лучей, ограничивала воздействие солнечной радиации.

После того как озоновые дыры стали реальной проблемой, группа учёных разработала нечто напоминающее лазерную сетку, которая и обеспечивала защиту, но вместе с тем требовала больших затрат, как финансовых, так и энергетических. В первую очередь именно это послужило причиной изоляции мегаполисов и их непропорционального роста, ведь теперь самый маленький из трёх городов-гигантов Каффур вмещал в себе около двадцати миллионов человек, не считая малочисленных нелегалов, которым удалось проникнуть сюда до того, как были введены пластиковые айди-карты, но по этой же причине они не могли его покинуть.

Практически никто из жителей городов-гигантов не знал, что именно из-за их благополучия страдают остальные, незащищённые города и поселения, ведь преломлённые солнечные лучи вместе с радиацией теперь направлялись именно туда, чем вызывали болезни и значительно сокращали срок жизни.

Устроившись рядом с окном в вагоне, лишённом сидений и, подпираемая со всех сторон потными, вонючими людьми, Френс постаралась насладиться открывавшемся видом.

Маршрут пролегал по навесному мосту среди множества небоскрёбов. Внизу раскинулся потрясающий пейзаж, которого девушка не видела прежде. Точнее видела, отец показывал ей фото и видео, когда приезжал в гости, но это не шло ни в какое сравнение с реальностью.

Современные здания всевозможной формы и высоты мирно сосуществовали с богатой фауной. Деревья в парках и скверах были такого насыщенно-зленого цвета, какого Френс не видела нигде за пределами города-гиганта. Здесь даже были парки с искусственными водоёмами, будто сошедшими с иллюстрации какой-нибудь фантазийной сказки.

В то же время небо над головой было пронзительно синим и безоблачным. И даже несмотря на бесчисленное множество автомобилей, сновавших внизу по автострадам, мостам и тоненьким дорогам, воздух был лёгким и приятным, особенно в сравнении с тяжёлым воздухом за пределами Каффура, пропахшем метаном и свинцом.

С трудом выбравшись из вагона и покинув станцию, Френс оказалась на огромной площади, уложенной декоративным камнем с небольшими цветущими клумбами. В центре из земли били сильные потоки воды, в которых весело резвились дети и несколько небольших собачек на поводках.

По краям площади девушка заметила с дюжину патрулей в тёмно-синей форме. И нахмурилась.

«Папа был прав, – подумала она, оглядываясь кругом, – действительно по два агента на каждый метр».

Но вдруг её взгляд загорелся интересом. Вдалеке, на противоположной стороне площади, сквозь водяные струи она разглядела две фигуры в белой форме отдела «Д» и широкая улыбка расцвела на её губах.

Телефон в кармане снова завибрировал, привлекая её внимании. Она лишь на мгновение отвела взгляд, чтобы отключить очередной звонок, а когда вновь посмотрела в ту же сторону агентов «Д» уже не было.

На экране телефона появилось сообщение «70 пропущенных звонков от контакта Мама».

Решительной рукой, она удалила сообщения и включила навигатор.

Поблуждав около часа в окрестностях парка (сигнал интернета то и дело отключался), Френс, наконец, удалось найти нужное направление.

Первое время она пыталась спрашивать дорогу у прохожих, но все, как один, шарахались от неё, стоило им услышать место, в которое девушка направлялась.

И вот, пройдя несколько потрясающих цветущих аллей, и один шикарный парк, Френс оказалась на парковке у здания отдела «Г» (гама).

Перед ней возвышался огромный небоскрёб, этажи которого устремлялись к небу, отражая яркий свет.

Девушка, была так поражена, что даже не сразу заметила, небоскрёб окружал высокий бетонный забор, пусть и выполненным в весьма художественном стиле, с разнообразными фресками, изображавшими военные сцены из истории.

Стальные решетчатые ворота были распахнуты настежь, но проезд закрывал шлагбаум и турникет с рамкой для досмотра. Рядом стояло двое мужчин в болотно-зелёной форме. Они о чём-то оживлённо болтали, приглушая голоса.

Подходя ближе Френс смогла рассмотреть на правом плече одного из них греческую букву гама в обрамлении серебряного круга. Когда один агенты «Г» заметили гражданское лицо, к ней повернулся и второй. Его эмблема имела одну звезду. Оба офицера мгновенно оборвали разговор.

– Цель? – опуская вежливые приветствия, спросил тот, чья эмблема имела звезду, а значит был выше по рангу.

– А, – немного растерялась Френс. – Хочу узнать о поступлении.

– Программист, – тут же догадался второй агент и отошёл. – Поздновато.

– Айди, – проигнорировав его слова, приказал старший по званию.

Девушка суетливо достала лазурную карточку и протянула ему. Но вопреки её ожиданиям, агент не использовал сканер, вместо этого просто посмотрел на карточку, а затем перевёл взгляд на посетительницу. Его правый глаз светился ярко фиолетовым, но в следующее мгновение стал нормальным.

Француазет побледнела и почувствовала, как вспотели ладони.

– Вас нет в списках, – произнёс он хмурясь.

– Эм, да, – взволнованно ответила посетительница, отчаянно пытаясь справиться с дыханием. – Наш округ отрезан от общего интернета, – она неловко улыбнулась и нервно провела руками по волосам. – Радиационный фон Кораллового округа ограничивает доступ. Поэтому я подумала, что…

– Хорошо, – равнодушно перебил её сержант и отступил в сторону. – Расскажете свою историю дежурным в здании.

 

Нервно сжимая в руке лазурную карточку, девушка прошла через турникет, но у рамки для досмотра её уже ждал второй агент. Он предложил корзину для рюкзака, ноутбука и прочих мелких вещей.

Френс аккуратно разложила вещи, и агент отправил их по конвейерной ленте на проверку.

– Получите на выходе, – сообщил он, жестом предлагая девушке пройти через рамку.

– Но как же?

– Поверьте, – равнодушно перебил агент, – лазурной карточки вам хватит.

Френс ничего не оставалось, как только подчиниться.

Inne książki tego autora