Приморский детектив

Tekst
35
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Приморский детектив
Приморский детектив
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 38,70  30,96 
Приморский детектив
Audio
Приморский детектив
Audiobook
Czyta Сергей Соколов
27,67 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Если все получится, завтра я спрячу здесь один секрет, – продолжала тем временем Соня. – Надежнее места не найти.

И Кира снова кивнула, на этот раз совершенно искренне.

Девочки выбрались из пещеры.

– Приходи утром ровно в семь на наш пляж. Я тебе кое-что покажу! – пообещала Соня.

Пришлось завести будильник и выйти из дома рано-рано, пока мама с папой еще спали.

Когда Кира добралась до пляжа, Соня уже была там.

– Чуть не уплыла без тебя! – встретила она Киру. – Нельзя упустить прилив.

– Я… – Кира запнулась, не зная, как признаться в том, что не готова к захватывающему, но опасному приключению. – Я не…

Но Соня правильно ее поняла.

– Тебе ничего не понадобится делать. Просто подожди меня снаружи. Я спрячу и вернусь. Хорошо?

– Хорошо, – Кира кивнула и покосилась на обмотанный пакетами маленький ящичек в руках у подруги. – А что там?

– А там секрет! – Соня усмехнулась. – Хочешь посмотреть?

Она развернула пакеты и открыла плотно закрывающуюся коробочку. Внутри оказалась флешка – Кира видела такую на работе у отца – и необыкновенно красивое кольцо в форме морской ракушки с жемчужиной посредине.

– Что это? – спросила она.

– Это – мое секретное оружие! – Соня выглядела очень довольной. – Очень страшное оружие!

– Ну конечно! – Кира наконец поняла, что подруга над ней издевается.

– Пообещай, что никому никогда не скажешь. Поклянись и перекрестись! – потребовала Соня.

Сбитая с толку Кира удивленно посмотрела на нее, но все же пробормотала: «клянусь» и широко перекрестилась.

– Тогда жди здесь! И смотри, чтобы никого не было! Поняла?

Кира не поняла, но снова пообещала сделать все так, как нужно Соне.

Сейчас вход в пещеру полностью скрылся под водой, и Кира с замиранием сердца следила за тем, как Соня исчезла в глубине. Она не показывалась так долго, что Кира едва не сошла с ума. Когда голова подруги наконец снова появилась над поверхностью воды, девочка едва устояла на ногах от радости.

– Ну всё! – объявила Соня. – Теперь никто не найдет мое оружие!

…После того странного случая прошла еще почти неделя, и все приближался срок возвращения домой, когда Соня снова позвала Киру в секретное место.

– Завтра возвращается отец, – объявила она. – И мне нужно достать наш секрет. Будешь ждать меня, как и в прошлый раз. Хорошо?

Кира заметила, что глаза у Сони возбужденно горят, и вообще все это время она была какая-то слишком нервная, порывистая. Не к добру. Почему-то от дурного предчувствия в груди сжималось сердце.

– Может, не надо? – попыталась отговорить подругу Кира.

Но та даже не стала слушать.

Как и в прошлый раз, она подплыла к скрытому под водой входу в пещеру, нырнула и… не вынырнула уже никогда.

Остальное Кира помнила смутно – людей, которые никак не хотели верить, что случилось что-то очень плохое, и гнали ее от себя, огромного милиционера, вой сирены… и вот уже новой вспышкой – выходящего из воды человека, несущего на руках хрупкое маленькое тело, а еще безумные глаза Стаса и его крик: «Убийца!» прямо ей в лицо.

Именно тогда и начался ее кошмар.

– Она запуталась в сети и не смогла выплыть, – проговорила Кира, глядя себе под ноги. – Я единственная находилась рядом и могла бы ее спасти.

– Разве? Наверняка тебе не раз указывали на то, что ты плохо плавала и скорее утонула бы сама, чем спасла Соню, – заметил Ветров.

Кира не ответила.

– Вот что, – Ветров бесцеремонно дотронулся до ее руки, – сейчас мы идем завтракать в кафе. Я заметил тут одно на входе в парк…

Есть Кире не хотелось, но она позволила отвести себя в похожее на аквариум одноэтажное здание. Пришлось подождать, пока официантка принесет заказ, а в это время Алексей, к Кириному облегчению, больше ее не расспрашивал, а сам рассказывал что-то о своем детстве, проходившем в городке неподалеку. Девушка не вслушивалась в рассказ.

Наконец принесли кофе и блинчики.

– А вкусно, только попробуй, – сам Ветров уже с аппетитом доедал свою порцию. – Знаешь, я до сих пор помню, как мама водила меня на набережную, и мы ели там хачапури с яйцом, похожим на маленькое солнце, шумело море, сладко пахло акацией…

– Я не люблю море, – сухо произнесла Кира.

Она даже не притронулась к еде и потихоньку пила свой кофе.

– А зря. Это то же самое, что не любить жизнь только от того, что есть смерть. Море – это сосредоточие самой жизни, особенный мир. – Ветров промокнул губы салфеткой и отпил кофе. После сытного завтрака он был настроен благодушно. – Знаешь, сколько легенд существует о море…

Он не договорил, потому что в этот момент на них упала тень. Плотная и словно и в самом деле тяжелая. Затем нависший над ними человек опустился на белый пластиковый стул, жалобно застонавший под весом садящегося, и звук этот оказался похож на вопль о помощи.

– Кира Митрохина, я не ошибся, – колючие серые глаза впились в Киру, и она замерла, словно и его взгляд, подобно взгляду мифической Медузы, мог обращать все живое в камень.

– Простите, а кто вы? – Ветров уставился на незнакомца насмешливо, словно на него не подействовали чары ужаса.

– Я велел тебе больше не появляться в этом городе, – продолжал человек, не обратив на Ветрова ни малейшего внимания.

– А, господин Шаблин! Собственной персоной! Какая честь! – обрадовался чему-то Алексей, с долей любопытства разглядывая Сониного отца. – В гостинице уже отчитались о нашем прибытии? Везде свои люди?

– И не сомневайтесь, господин журналист. У меня везде свои люди. И в гостинице, и в кафе. Вы еще пожалеете, что вообще вмешались в это дело, – Шаблин, наконец, удостоил Ветрова тяжелым свинцовым взглядом.

– Невероятно приятно, что вы навели про меня справки, – Ветров слегка наклонил голову, словно в шутливом поклоне. – Но я думал, – закончил он вдруг иным тоном, – что вы заинтересованы в том, чтобы найти убийцу вашей дочери.

Лицо Шаблина перекосилось. Казалось, еще секунда – и он схватит хлипкого собеседника и придушит его немедленно прямо в кафе.

– Это несчастный случай, – произнес Сонин отец спустя несколько напряженных минут, когда сам воздух между ними едва ли не искрил.

– Рыболовная сеть в пещере? – Алексей усмехнулся. – Вы и вправду верите, что ее затянуло приливом? Знаете, я считал, что вам известно о вашем городе всё.

Лицо Шаблина побелело.

Кира видела, как его крупные руки, непохожие на руки олигархов, существовавших в ее представлении, сжимаются и разжимаются. Она хотела что-то сказать, но губы не слушались.

– Если Соню убили и вы найдете доказательства, я… вас отблагодарю, – произнес Сонин отец так, словно обещал сжечь обоих на костре.

Затем он швырнул на стол прямоугольник визитки, поднялся и вышел из кафе.

Тут же стало легче дышать.

– Ты убила мою дочь! Ну, отвечай же! – он тряс Киру, приподняв ее над уровнем земли, и в его руках она чувствовала себя пылинкой.

– Что вы себе позволяете! Отпустите мою дочь! Вы не видите, у нее стресс! Отпустите ребенка немедленно! – ее мама бросилась тогда к нему, словно курица, храбро растопырившая крылья, чтобы защитить цыплят от коршуна. – Моя дочь даже не умеет плавать!

И Шаблин, отшвырнув Киру от себя, ушел, бросил только напоследок:

– Никогда больше не появляйтесь в моем городе!

А она появилась.

– Симпатичная у него жена, – вернул Киру к реальности голос Ветрова. Мужчина с интересом разглядывал картинку в смартфоне. – Красотка – и лицо, и фигура – на высшем уровне. Неудивительно, что столько лет вместе. Сколько там насчитывается? Уже тринадцать. Гм… Несчастливое число. А детей нет. Любопытно, почему?

Кира решительно встала и вышла на улицу.

– Эй, ты куда? – догнал ее Ветров.

– Всё, – она махнула рукой. – Я уезжаю. Не нужно было сюда приезжать. Незачем.

– Да неужели? – Ветров опять, как и раньше, схватил ее за руку. – А я думал, тебе снится Соня. Ты не хочешь, чтобы все закончилось?

– Ничего не закончится, – слова, вырывавшиеся из горла, были сухими и острыми, как верблюжья колючка.

Девушка вырвалась и зашагала прочь.

– А ты пробовала это закончить? – ударил вопрос в ее незащищенную спину. – Что сделала ты, чтобы это закончить? Плакала? Годами сидела в одиночестве, не заводя друзей и ни с кем не встречаясь? Это помогло Соне? А тебе?

Кира зажала руками уши, только бы не слышать, но его слова, как и проклятый шум моря, не знали препятствий, гулом отдавались в ее голове. Что сделала она?

– Ты не выспалась. Тебе нужно отдохнуть и прийти в себя, – голос Ветрова неожиданно смягчился. – Пойдем, я провожу тебя в гостиницу. Отдохни, а я пробегусь по делам.

Непонятно, что особенного он сказал, но она неожиданно послушалась и, оказавшись в номере, даже смогла заснуть. И снова увидела Соню.

Соня стояла у кровати, одетая в мокрое платье, и сжимала в руках маленький, герметично закрывавшийся ящичек.

– Я ждала тебя, – сказала она, глядя на Киру. – Хорошо, что ты приехала. У меня есть один секрет… Только никому не говори…

Она открыла ящичек. Крышка громко щелкнула, и Кира, проснувшись, подскочила на кровати.

– Все еще спишь? – в комнату заглянул Ветров. – Ну, хотя бы выспалась. А я встречался со следователем. Он еще не вышел на пенсию и, конечно, прекрасно помнит подробности того дела. Можно? – он вошел внутрь, не дожидаясь ее согласия, но Кира и не думала спорить.

Она все еще была в той самой одежде, в которой гуляла по набережной и ходила в кафе, но все же натянула на себя одеяло, словно в детстве, когда пряталась под ним от всех страхов.

– Никаких улик не нашли и списали на несчастный случай, хотя отец девочки поднял весь город на уши, – заметил Ветров, открывая окно.

Теперь в комнату беспрепятственно проникал морской воздух.

Море… Оно мешало думать… Оно словно колотило ей в голову, словно кричало…

 

– А шкатулка? – тихо спросила Кира. – Что было в шкатулке?

– Какая шкатулка? – Алексей стремительно повернулся к ней.

– В пещере, под самым потолком, было тайное место. Соня прятала там шкатулку…

– Идем! – Ветров в нетерпении заходил по комнате. – Пойдем, покажешь мне эту бухту.

Чувствуя себя обреченной, Кира медленно поднялась с кровати. Она и не представляла, что может быть хуже. Но Соня… Соня сказала, что ждала. Может, стоило прислушаться к ее словам?

Бухта совсем не изменилась за прошедшие годы, и в ней, как всегда, не было ни души.

«Что, если Сонин секрет по-прежнему там?» – с замиранием сердца подумала Кира.

– Я осмотрюсь. Подожди меня здесь, – Ветров, оказывается, успел раздеться до плавок и спокойно вошел в море.

Она смотрела, как он плывет, пока мужчина не скрылся в узком проеме, ведущем в пещеру. Кира так сильно переплела пальцы, что они побелели, но девушка не обращала на это внимания.

Наконец Ветров появился и широкими гребками поплыл к берегу.

– И вправду не достать, – разочарованно заметил он, выходя на сушу. – Надо будет вернуться сюда с приливом.

– Нет! – Кира отшатнулась от него, словно увидев призрака.

– Ты точно знаешь, что шкатулка осталась в пещере? – настойчиво спросил Ветров, развернув девушку к себе.

Он был весь мокрый, весь с ног до головы пропахший морем.

– Да, да! – Кира едва не кричала и отвернулась, чтобы не смотреть на него. – Соня плыла, чтобы ее забрать.

– И угодила в сеть, – тихо закончил Ветров, выпустив девушку из рук.

Кира пошатнулась и едва не упала.

– И угодила в сеть, – тихо повторила она.

Соня плавала легко, как маленькая золотистая рыбка. Рыб обычно ловят в сети.

Так и произошло.

– А если шкатулку нашли после… после того, как Соня… – Кира заговорила об этом для того, чтобы отвлечься, но запнулась и остановилась на середине фразы.

– Не нашли! – торжествующе сообщил Ветров, натягивая на себя футболку, которая липла к еще мокрому телу. – Я видел список вещей по тому делу. Никакого ящичка или шкатулки там не было. А строение пещеры таково, что тяжелую по определению вещь не могло унести отливом. Значит, есть шанс, что шкатулка по-прежнему на месте. Остается взять ее тепленькой. Кстати… – он покосился на Киру. – А ты знаешь, что в причастности к убийству Сони Шаблиной подозревали некоего Станислава Борского?

Кира вздрогнула.

Стаса? Не может быть!

– Они поссорились перед этим с Соней, причем при свидетелях. Соня велела ему больше не попадаться ей на глаза, а Станислав обозвал ее и пообещал, что убьет. Как раз накануне.

– Стас? Зачем бы он стал ее убивать?

А в голове всплыло воспоминание.

– Надоел мне этот Стас, – говорила Соня, глядя не на Киру, а на море, по которому уже расплывалось кровавое пятно заходящего солнца. – Липкий, надоедливый, лживый. Фу!.. Ты знаешь, – ее голос вдруг сделался мягче, – не говори никому, но мне один человек нравится. Он старше и не из нашего города. Мы только один раз встречались, а он меня даже не заметил… У него есть своя страничка в сети, я туда иногда захожу и читаю. Как невидимка. Я о нем много знаю, а он обо мне – нет. Я ему три письма написала, а он даже не ответил. Может, даже не прочитал.

– Что за человек? – спросила Кира напряженным голосом.

Ей было обидно за Стаса, но в то же время в груди просыпалась робкая надежда.

– Ты его не знаешь! – отрезала Кира, резко поднимаясь на ноги. – Пойдем есть мороженое. Ребята ждут. А про Стаса я, между прочим, такое знаю…

– Что? – снова не выдержала Кира.

– Ничего, – отмахнулась Соня.

Кира понимала, что дочь миллионера Шаблина бывает ужасно упрямой и непредсказуемой, как и все эти богатенькие избалованные девчонки. Вот и Киру Соня приблизила, очевидно, только потому, что старые друзья ей просто надоели.

Кира слышала, что большинство из компании уже побывали у Сони в фаворитах. Ненадолго. Она неожиданно приближала к себе кого-то, а потом так же внезапно отталкивала и могла даже не поздороваться при встрече, хотя еще вчера нашептывала на ухо свои секреты. Может, это резкое охлаждение признак скорой опалы?

…Что, если в шкатулке что-то связанное со Стасом? Он один плавал не хуже Сони и вполне мог приготовить в пещере ловушку с сетью.

– Ну что, пойдем? – Ветров нетерпеливо переступил с ноги на ногу. – Извини, мне надо еще по одному делу отлучиться. Проводить тебя до гостиницы?

– Нет, я лучше погуляю, – ответила Соня неожиданно для себя.

Все дело в том, что ей смертельно не хотелось оставаться наедине со своими мыслями. Уж лучше найти приличное кафе и посидеть там, читая книжку и неторопливо попивая красное вино. Все, что угодно, лишь бы не думать.

– Хорошо, – Алексей с подозрением на нее покосился, – если что, звони. Мой номер у тебя есть.

– Конечно.

Кира махнула рукой и пошла по бульвару. Здесь море оказалось загорожено полосой деревьев, и можно было почти забыть о нем…

Девушка облизнула губы, ощутив их соленый привкус. Море? Или слезы?

Она так долго жила с этим неподъемным грузом вины, каждый день укоряя себя за то, что позволила Соне погибнуть. Сколько раз Кира мысленно возвращалась в те дни – решительно уводила Соню за руку с пляжа или даже бросалась за ней в море и вытаскивала на поверхность, сама едва дыша, захлебываясь соленой водой… Сколько раз повторяла привычное: «А что я могла сделать?!» Но кошмар не оставлял.

Нет, прочь мрачные мысли…

Чтобы отвлечься, Кира огляделась, и взгляд остановился на загорелом дочерна молодом человеке с большим фотоаппаратом, висящим на шее. Что-то в этом парне было знакомо…

– Девушка, не хотите романтическую фотосессию? – он поймал ее взгляд и, шагнув к ней, коснулся обнаженного локтя. – Вы такая красавица, что я не возьму с вас денег. Зачем мне деньги, когда я уже утонул в ваших глазах. Ну, соглашайтесь. Я Стас.

– Стас Борский? – переспросила Кира, думая, что таких совпадений не бывает.

– Мы знакомы? – он отступил и нахмурился, очевидно, не ожидая ничего хорошего от знакомых девушек.

– Я приезжала сюда, когда мне было двенадцать. Я Кира.

– Кира? – он нахмурился, а потом улыбнулся. – Ах да, Кира. Тебя еще тогда Сонька в фаворитки выбрала. Помню-помню.

Он говорил о Соне так легко, что у Киры болезненно сжалось сердце.

– Пойдем выпьем пива. В жару пиво – самое оно! – Стас хохотнул. – Поболтаем по-дружески, а потом, глядишь, разведу тебя на фотосессию. Давай, красотка, не трать зря время. Время надо тратить с пользой!

Его взгляд лип к ее декольте, и это было неприятно, словно на коже и вправду оставались грязные маслянистые следы. Дешевый пикапер.

Вот каким стал Стас. Пожалуй, Соня была права…

– Я не пью. Мне некогда, извини, – она, обогнув его по большой дуге, поспешила дальше, и не подумав оглянуться на прощанье.

Убийца Стас Борский или нет, но ей хотелось держаться от него подальше.

Отойдя на безопасное расстояние, Кира зашла в первое попавшееся кафе и села за дальний столик. Самой большой популярностью пользовались столики, с которых открывался вид на море, но Кире этого как раз не требовалось. Ее вполне устраивал угол.

Вызывающе, слишком ярко, на столичный вкус, накрашенная официантка с чрезмерно длинными ногтями, напомнившими когти хищной птицы, обагренные кровью, принесла меню и неторопливо удалилась в сторону барной стойки.

Пришлось приложить усилия, чтобы снова привлечь ее внимание и заказать бокал вина и сырную тарелку.

В кафе было много отдыхающих. Наблюдая за ними, Кира чувствовала себя невидимкой.

Вот явный курортный роман, парочка самозабвенно целуется, не обращая внимания на других посетителей, но закончится отпуск – и они даже не вспомнят друг о друге. По крайней мере одна из сторон. Вот подруги громко обсуждают мужчин и свои достижения на любовном фронте. Чуть дальше за столиком мама с дочкой. Вероятно, мама учительница, по крайней мере ей явно хочется осадить молодежь. Так и есть – вот она уже подходит к парочке с замечанием…

Кира отвернулась. Когда она сама выпала из жизни?

Почему оказалась за непроницаемым стеклом?

Может быть, если им удастся довести дело до конца, это закончится, и стекло со звоном лопнет, выпуская ее на свободу?

Хорошо бы. Но реально ли это? Кира сомневалась.

Одно она знала совершенно точно: что сойдет с ума, если Ветров полезет во время прилива в эту чертову пещеру.

Она и так едва не рехнулась сегодня. Нет, надо повиснуть на нем и не пускать. Она ведь так мечтала вернуться в прошлое и остановить Соню. Может быть, это ее второй шанс?

Может быть, для того, чтобы стекло лопнуло, не нужно влезать в то, что их не касается?..

Мерный звук падающих капель привлек Кирино внимание.

Она подняла голову и задохнулась от ужаса.

Напротив сидела Соня. Вся мокрая, и с распущенных волос на деревянный пол падали капли – кап, кап, кап.

– Я ждала тебя, – объявила Соня, наклонившись через стол к Кире. – Ты должна мне помочь. Только тссс… никому не говори. Это страшная тайна. Видишь, я до сих пор доверяю тебе свои тайны. Найди кольцо. Я его потеряла. Найдешь – и станешь свободна. Поняла?

Кира закрыла глаза и замотала головой.

– Эй! Вам плохо?

Кира медленно подняла ресницы. Над ней стояла официантка с заказом.

Сони за столом, конечно, не было.

– Н-нет. Спасибо, – девушка попыталась улыбнуться, хотя вышло, кажется, не очень.

– Приятного аппетита! – официантка с грохотом поставила бокал на стол, и несколько выплеснувшихся капель вина показались Кире каплями крови. Она перевела взгляд вниз и едва не задохнулась от ужаса – на деревянном полу виднелись мокрые пятнышки, словно от капель, упавших с чьих-то волос.

Когда она вернулась в отель, Ветрова еще не было. Кира набирала его номер раз за разом, но в ответ шли только гудки, а вслед за тем равнодушный голос предлагал оставить для абонента сообщение. Все, чего хотела сейчас Кира, – просто знать, что рядом есть кто-то живой, настоящий. А в голову помимо воли лезли всякие мысли. О том, что с ним могло случиться все, что угодно. В этом городе, очевидно, со всеми что-то случается. Вернуться сюда было самой страшной ошибкой.

Стянув с кровати одеяло, девушка закуталась в него, словно в плед, примостилась на стуле в углу комнаты и, сама не заметив того, заснула.

Проснулась она от шороха.

Было уже темно, и только круглая, как беременная рыба, луна заглядывала в окно немигающим, страшным взглядом. И в ее мертвенно-белом свете был явственно различим силуэт стоящего у окна человека. Подростка.

Кира со стоном закусила руку и зажмурилась, но все равно явственно чувствовала, как Соня приближается к ней. Как поскрипывает под ее босыми ногами старый деревянный пол недорогой гостиницы, как шлепаются на него срывающиеся с распущенных волос капли.

– Кольцо. Найди кольцо, – повторила Соня.

От нее тянуло холодом ледяной бездны, отчего сердце замирало, проваливаясь глубоко в желудок.

Ну почему это случилось именно с Кирой? Почему кошмар не оставляет ее эти долгие годы? Почему?!

Кира снова застонала и… проснулась, едва не свалившись при этом со стула, на котором примостилась.

В дверь громко стучали.

– Кира! Кира, с тобой все в порядке?

Она медленно перевела дыхание. Сон. Всего лишь один из ее обычных кошмаров. Ничего особенного.

Девушка встала, чтобы открыть дверь, и с трудом удержала крик – босая нога наступила в лужицу. Откуда она здесь, если не от мокрых волос Сони?..

– Кира!

Она распахнула дверь, включила свет, разгоняя неверный полумрак, и в ужасе отступила: Алексей Ветров был похож на утопленника. С его мокрых волос стекала вода, а глаза блестели странным блеском.

Кира помотала головой, стараясь разогнать морок.

«Это все еще кошмар. Я еще не проснулась…» – пыталась убедить она себя, а Ветров уже шагнул в комнату, сразу словно заполнив собой все ее небольшое пространство.

– Кира?

Его голос, совершенно такой же, как обычно, слегка привел девушку в чувство.

– Не спишь еще? – как ни в чем не бывало продолжил Алексей, оглядев безупречно ровную простыню на кровати.

– Н-нет, – с трудом выдавила в ответ Кира.

– Я услышал, что ты стонешь, и решил заглянуть. Извини, весь мокрый. Только что купался.

Совершенно очевидно, что время уже давно перевалило за полночь. Подходящее время для купания, ничего не скажешь.

– Ты не против по глоточку? А то замерз ужасно, – Ветров поежился. – Сейчас переоденусь в сухое и вернусь. У меня во фляге есть прекрасный коньяк. И тебе явно не помешает.

Он вышел и вскоре действительно вернулся в сухой футболке и джинсах, с большой флягой коньяка, молча налил в стакан желтоватую жидкость и протянул Кире.

 

Она так же молча глотнула и села на кровать, предоставляя гостю стул.

– Ты, конечно, думаешь, что я совсем сбрендил, – Ветров ухмыльнулся и отхлебнул коньяк из своего стакана. – Я бы тоже думал, что купаться сейчас не самое время, но уж очень хотелось одну вещь проверить. Не стал тебя беспокоить. Ты и так была напугана, поэтому обратился к своим друзьям, я тебе же говорил, что родился неподалеку. Так вот, мы взяли оборудование, дождались прилива и…

Пещера. Кира сразу поняла, что речь идет о пещере, в которой погибла Соня.

– Ты нашел кольцо? – спросила она, замирая.

– Кольцо? – Ветров нахмурился, и Кира едва не застонала от разочарования: на какой-то безумный миг она поверила, что кольцо, о котором говорила являющаяся в кошмарах Соня, найдется, и всё закончится.

– Кольцо было в той шкатулке, которую спрятала Соня. Вместе с флешкой… – уже понимая, что надежда оказалась беспочвенной, проговорила девушка. – Неужели его в шкатулке не обнаружили?

Ветров медленно отхлебнул из стакана и посмотрел прямо на девушку.

– Дело в том, Кира, что в пещере нет никакой шкатулки, – проговорил он четко. – И следователь ее тоже не находил, хотя сразу же после происшествия пещера была осмотрена. Я уже говорил, что видел протокол. Никакой шкатулки не было, – весомо повторил он.

Кира в один глоток допила свой коньяк, даже не ощутив его вкуса, и только после этого посмотрела на Ветрова.

– Ты думаешь, я сумасшедшая? – спросила она, понимая, что это и вправду многое бы объяснило. – Ты мне не веришь? Но это правда! Соня говорила о шкатулке. Там должны быть какие-то доказательства… ее оружие… на флешке… и кольцо. Оно такое морское, с жемчужиной…

– Есть два варианта, – Алексей задумчиво повертел стакан, разглядывая его на свет. – Либо шкатулки и вправду не было, либо ее забрали.

– Кто? Когда? – вырвалось у Киры, но она уже знала ответ: забрать шкатулку мог только тот, кто подстроил ловушку, в которую попала Соня.

Убийца взял шкатулку с кольцом и закрепил сеть так, чтобы девушка, приплывшая к тайнику, обязательно в ней запуталась. Хороший ход.

– Это мог сделать только убийца, – озвучил ее мысли Ветров.

– Нужно найти кольцо, – пробормотала Кира.

Теперь кольцо казалось ей единственной зацепкой в этом запутанном деле.

– И где его искать? – хмыкнул Алексей. – Даже если убийца его взял, сомневаюсь, что он станет хранить доказательство своей вины, а тем более кому-то показывать. Такое бывает только в плохом детективе. Кстати, видел я фильм, где убийцу изобличают потому, что она носит на груди медальон убитой сестры. Глупо, не правда ли?

– Глупо, – согласилась Кира.

– Нет, самый большой интерес представляет флешка с доказательствами, – заметил Ветров, сделав еще глоток.

– Если на флешке были доказательства, которые могли бы повредить убийце, он бы тем более не стал хранить эти материалы, – возразила Кира.

За разговором она немного успокоилась – кошмар отступил, да и Ветров, похоже, не подвергал сомнению здравость ее рассудка.

– Но представь, что у нас появилась копия этих материалов. До этого самого дня они хранились в тайном месте, о котором знала ты, ближайшая на тот момент Сонина подруга, а теперь вот-вот всплывут на поверхность. Что бы почувствовал убийца в этом случае? – Ветров хитро посмотрел на собеседницу.

– Но никакой копии нет… – беспомощно проговорила Кира.

– Это минус, – легко согласился Алексей. – Но имеется и плюс: убийца-то не знает, что копии нет, а значит, легко поверит в ее существование и обязательно наделает ошибок. Только представь: ты долгие годы живешь, считая, что все сошло тебе с рук, но внезапно возникает угроза разоблачения. Причем всем понятно, что Шаблин не пощадит убийцу дочери.

Спорить Кира не стала, и Ветров, одним глотком допив налитый в стакан коньяк, поднялся с гостевого стула.

– Совещание можно считать закрытым, – объявил Алексей, шагнув к двери. – А теперь – спать. Надеюсь, мы на верном пути, и призраки прошлого от тебя отстанут.

– Я тоже надеюсь, – прошептала Кира, покосившись на застывшую в окне луну. И все же знать бы, как поступить правильно.

Проклятое море! Оно все еще шумело в висках, мешая думать.

Всю ночь девушка почти не спала. Ей слышался то негромкий звук шагов, то стук упавших на пол капель. Она крутилась на постели и думала о Соне. И о море.

На следующий день Алексей снова ушел, а Кира осталась в гостинице. Номер служил хотя бы плохеньким, но все же убежищем, особенно если не подходить к балкону, откуда открывался вид на синеющее на горизонте море. Чтобы занять себя, она принялась искать новости о городе и довольно быстро наткнулась на интервью с Шаблиным. На фотографиях рядом была Сонина мачеха – все такая же красивая, как и раньше.

Когда-то Кира смотрела на нее и думала, что такие красивые женщины встречаются только в кино. Белое облегающее платье подчеркивало ровный загар и точеную фигуру женщины, волосы были уложены мягкими естественными волнами, а красные туфельки на умопомрачительно высокой шпильке довершали продуманный образ.

Светлана Шаблина прошла мимо девочек, не удостоив их ни единым взглядом, а Кира смотрела ей вслед, не отрываясь.

– Ненавижу, – сказала тогда Соня. – Проклятая кукла!

Кира тогда никак не могла понять, как можно ненавидеть такую красоту. Разве можно не любить то, что совершенно?..

Сейчас она рассматривала фотографию со смешанными чувствами. С одной стороны, Шаблина вызывала восхищение, а с другой… Не с ней ли связан Сонин секрет? Не она ли, отвечая падчерице полной взаимностью, своей безупречной рукой подтолкнула девочку к смерти?..

В статье много говорилось о досуге Шаблиных.

– Часто ли вы проводите время на море? – спрашивал корреспондент.

– Как и все, кто родился на побережье, я отлично плаваю. Раньше увлекался дайвингом, но теперь на это нет времени. А вот Лана (не Светлана, а Лана, отметила Кира) не плавает вообще. Она не любит море и предпочитает загорать, – ответил Шаблин.

Прочитав ответ, Кира вздохнула.

Вот и разрушился еще один очевидный вариант. Чтобы достать шкатулку из тайника, нужно уметь плавать, притом очень хорошо. Значит, Лана Шаблина отпадает. По крайней мере лично осуществить это она бы не смогла, а имейся у нее сообщник, его могли бы вычислить.

Она хотела уже закрыть статью, как взгляд упал на одну из фотографий. На ней Светлана Шаблина была снята вблизи, и на пальце у нее красовалось кольцо в форме ракушки.

Сердце испуганно замерло. Неужели то самое кольцо? Или просто похожее? На фотографии не разберешь детали.

Соня просила найти кольцо…

Кира, не отрываясь, всматривалась в снимок, и, словно отливы и приливы на море, сомнения чередовались с уверенностью.

Что, если убийца все-таки Лана Шаблина?

Она взяла телефон и набрала Ветрову сообщение: «Я нашла кольцо. Оно у Ланы Шаблиной», ответ пришел тут же, и состоял он всего из одного слова: «Действуем».

Она толком не знала, как именно собирается действовать Ветров, и металась по комнате, словно запертая в клетку птица.

Кире хотелось бежать куда-то самой, но что она может сделать, не придет же к Светлане Шаблиной с вопросом, не она ли убила падчерицу? Вряд ли к Светлане Шаблиной вообще можно подобраться…

Да и кто поверит. Кольцо еще не доказательство.

Во-первых, никто, кроме Киры, не знает о том, что оно было в Сониной шкатулке, доказать тут ничего невозможно. Шаблина просто скажет, что девочка все выдумала. Во-вторых, не исключено и то, что кольцо все-таки другое. Если бы только Соня высказалась определеннее!

Время тянулось и тянулось.

Измученная Кира пыталась читать, но строчки плясали перед глазами, а слова потеряли всякий смысл.

Наконец, уже под самый вечер, в дверь постучали. Уверенная, что это вернулся Ветров, Кира пошла открывать, но на пороге стоял улыбающийся Стас, держа в руке ярко-красную, словно ее обмакнули в свежую кровь, розу.

– Привет! – Стас широко улыбнулся. – Со вчерашнего дня только о тебе и думал.

Он протянул цветок, и Кира машинально приняла подарок, а Стас, не дожидаясь приглашения, уже входил в номер.

– Скромненько тут у тебя. Но мило, – проговорил он, оглядываясь.

– Как ты меня нашел? – растерянно спросила Кира.

– А, – он махнул рукой и, подойдя к окну, уставился вдаль. – Тут всего-то две приличных гостиницы. Делов-то – поболтать с администратором! Ну что, – он повернулся к ней, – прогуляемся? Покажу тебе местные достопримечательности.

Он и не сомневался в ее согласии, и девушке стало слегка неприятно.

Когда-то Стас очень ей нравился, что уж скрывать, в то время она стала бы самой счастливой, предложи он погулять с ней по городу. Но сейчас это запоздавшее исполнение желания отчего-то не вызывало радости, а, напротив – вселяло беспокойство.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?