3 książki za 35 oszczędź od 50%

Академия нечисти: пленных не берем

Tekst
67
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Академия нечисти: пленных не берем
Академия нечисти: пленных не берем
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 35,96  28,77 
Академия нечисти: пленных не берем
Audio
Академия нечисти: пленных не берем
Audiobook
Czyta Екатерина Бранд
20,92 
Szczegóły
Академия нечисти: пленных не берем
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Квест 1: Поступить в академию

Совру, если скажу, что не волновалась. Все-таки находилась в кабинете главного человека учебного заведения, а у лучшей академии должен быть лучший ректор. И господин Шолле, безусловно, был непревзойденным: один из сильнейших магов, один из вернейших защитников имперской короны, а с его опытом в своей области – то есть в выковывании из бездарей превосходных специалистов в сфере колдовства – ему не было равных. Поговаривали даже, что ему перевалило уже за двести лет. Скорее всего, врут. Выглядел он максимум на сотню. Импозантен, высок и взглядом строг, но образ мог существенно подчеркиваться черным костюмом, наподобие которых носили все маги направления некромантии.

Ректор посматривал больше на меня, чем в мои документы. Остановился на волосах, перевел прищуренный взгляд на лицо. Зря я все-таки заплела косы, здесь такую прическу не носят, а у меня и без того внешность могут посчитать экзотической – я слишком смугла и черноглаза для этих краев. Хотя Знающие напутствовали, чтобы на этом не зацикливалась: в академии учатся студенты со всего мира, вряд ли именно я буду выглядеть самой необычной.

Мужчина бросил взгляд на мои бумаги, переспросил:

– Лита Синица? Почему такая странная фамилия?

Вот уж не ожидала, что он начнет придираться к такой ерунде. Даже задышалось легче, а говорила я очень вежливо, готовая отвечать на любые вопросы настолько подробно, как ему только захочется:

– В месте, где я родилась и выросла, живут семьи магов воздуха, господин Шолле. Эта сила передается из поколения в поколение, и многие из нас действительно могущественны, даже без академического образования. Некоторые из нас в старости достигают такого уровня, что способны летать подобно птицам. И чтобы подчеркивать свою связь с крылатыми, мы носим имена птиц на себе как знак родства.

Не перебрала ли с высокопарностью? Да откуда мне знать, как разговаривать с могущественными некромантами, которые пережили и выпустили уже десятки потоков студентов? Но, похоже, я ответила именно так, как нужно, раз его глаза сразу потеплели и голос смягчился:

– Чистая магия воздуха без примесей? Звучит интригующе! Абсолютных стихийников очень мало осталось. Но я был уверен, что мы собрали в империи всех детей с таким даром!

Я слегка растянула губы в улыбке, хотя радости в нее добавить не смогла. Хотела сначала впечатлить ректора, а уже после перейти к главной загвоздке. Но момент истины передвинулся в самое начало нашего разговора:

– Я не из империи, господин Шолле. Я из халифата.

Как мне показалось, теплота в его глазах сменилась любопытством, и теперь мои бумаги его не волновали вовсе. Он будто бы не услышал ничего вопиющего и продолжил тем же спокойным тоном:

– Из Оланира? Лита, а ты сама понимаешь, насколько сложно тебе придется в академии? Да, мирный договор подписан три года назад, но отношение так быстро не меняется.

– А я думала, что здесь студенты делятся по способностям, а не по происхождению, – напомнила я чуть ли не академический лозунг. – И если так, то я не пропаду. Летать я не умею, но мои способности учителя оценивали довольно высоко.

– По способностям, – согласился он нехотя. – Просто тут никогда не учились студенты, которых можно всерьез ненавидеть за происхождение.

И пялится на меня, как будто я прямо сейчас должна ответить на все претензии, которые услышу в этих стенах. Пришлось изображать вежливое очарование:

– Насколько я знаю, эту академию закончили маги из многих стран. Так почему бы здесь не поучиться кому-то из Оланира? Не я начала последнюю войну, не я ее закончила, я вообще все детство провела в западных горах среди своей стаи, так почему именно мне отвечать за чужие ошибки?

Он кивнул с улыбкой – вероятно, мои слова ему понравились:

– По справедливости, ты не должна, но жизнь крайне редко бывает справедливой. Я просто предупреждаю, что проблемы возможны. Однако потом, если ты действительно сильна, сможешь заслужить уважение сокурсников. И мне все же непонятны такие риски. Неужели у вас нет своих магических школ?

– Такого уровня – нет, вы больше меня об этом осведомлены, господин ректор. А я с самого раннего детства испытывала тягу к знаниям, потому и мечтала поступить в лучшее заведение. Так почему я обязана отказаться от мечты, если какой-то недальновидный халиф еще до моего рождения решил, что может захватить вашу страну? Разве я сегодня должна из-за него менять свои планы?

Шолле приподнял руку и потряс в воздухе пальцем, будто прерывая уже понятную речь.

– Твой настрой мне нравится, Лита Синица. Тогда перейдем к более практическим делам… – Вдруг задумчивое выражение его лица резко изменилось, и ректор заорал: – Какого беса ты опоздала?! Занятия уже сегодня начались! Что это за студентка, которая даже не может явиться вовремя?

Я два раза моргнула. Может, так он меня на стрессоустойчивость проверяет? Потому постаралась ответить тем же безмятежным тоном:

– Сначала задержали на таможне, потом отправили на допрос к графу Кингарре – он захотел посмотреть на меня лично, ведь мы находимся на его территории. Я очень плохо разбираюсь в политике, но никак не могу понять: в чем смысл мирного договора, если здесь в каждой молодой и безобидной девчонке видят преступницу или шпионку? Но после долгого разговора граф проникся моей ситуацией и отправил меня сюда в своей карете, еще и письмо для своей дочери попросил передать. Вот, из-за письма я и опоздала, он его как раз сутки сочинял.

Ректор вздохнул:

– Лаур как был идиотом, так им и остался… – мужчина осознал, что произнес это вслух, прокашлялся, потом продолжил снова строго: – Ладно, войду в твое положение! Все равно первый учебный день самый бесполезный: преподаватели заливают студентов густым пафосным сиропом о том, как им повезло здесь учиться, как будто те сами не догадываются, раз примчались в далекую Кингарру со всех краев света. Разумеется, тебя определят на магический факультет. Но есть еще кое-что – я обязан испытать, что ты действительно обладаешь хоть какой-то силой… – Мужчина глубоко задумался, глядя на окно: – А в этом кабинете чистую магию воздуха не испытаешь, и даже тучи на улице не разгонишь, у нас там климатический купол. Что же для тебя придумать?

Я знала, что экзамен состоится, не станут же они принимать любого, в ком и капли дара не имеется? А то сюда бы на авось приезжали все желающие испытать удачу и хоть немного поучиться в элитном заведении. Я тоже не представляла, чем могу мгновенно впечатлить ректора, но сейчас впечатлять и не требовалось – просто показать хоть что-то. Потому я вспомнила о детской игре – маленькие ребятишки в стае часто так развлекаются.

Подалась немного ближе к его столу и хлопнула по столешнице, создавая небольшую, но резкую воздушную волну. Ректора вместе со стулом подбросило вверх. Почти сразу я предположила, что он в такую игру в детстве не играл, поскольку даже руки не додумался вскинуть, чтобы не врезаться головой в потолок… Зато когда рухнул обратно, под хруст своего стула завопил что есть мочи:

– Ты что творишь, дура оланирская?!

Я виновато скривилась. Может, надо было тот кактус на подоконнике подкинуть? Да откуда же я знала, что он не среагирует? У меня дома никто бы и глазом не моргнул… Кровь от лица отлила, когда я осознала, что этой ошибкой могла все испортить. И даже слова сказать пока не получалось, поскольку мужчина продолжал орать:

– Убить меня решила, как тебя там, Курица?!

– Синица я. И я не специально…

– У меня уже ощущение, что я сюда одних кретинов набираю, а они устраивают соревнования, кто из них окажется идиотичнее! Лучшее магическое заведение?! Трижды ха! До твоих скал просто не дошли главные новости – это место в народе называют академией нечисти, потому что нормальные дети здесь не выживают! То купол отключат, то температуры прибавят, то первым лицом заведения в потолок швыряются! У тебя в запасе гуманных фокусов не нашлось, птица неразумная?!

– Простите, господин ректор… Давайте я что-нибудь другое покажу?

– Избавь меня от этих опытов, оланирская убийца! Пошла отсюда вон! – он вскочил на ноги, потому пришлось подняться и мне. И на той же громогласной ноте господин Шолле продолжил: – Синий корпус, форму принесут, завтра не опаздывай! И чтоб я тебя до самой выдачи дипломов не видел!

Я неслась из кабинета бегом, притом радуясь, что все прошло прекрасно. Я-то ожидала, что меня здесь с первого взгляда возненавидят, а нет, все пока нормально. Даже диплом пообещали!

Шла по мощеной тропинке и улыбалась от счастья. Как же мне повезло, что Знающие искали по Оланиру самых одаренных детей и остановили свой выбор именно на мне! Иначе сидела бы я сейчас в родительском доме над пропастью, а не оказалась здесь – в самом центре магического мира.

Решила я начать не со своего благоустройства и даже не со смены дорожного костюма на академическую форму, а с поручений. Все же надо показывать свои лучшие стороны, а ответственность в их числе. Потому нашла коричневый корпус оборотней и спросила там, где я могу встретиться с Ниллой Кингаррой.

Нилла была вторым ребенком графа и прекрасным исключением из правил – обычно у альфы стаи рождаются только сыновья. Потому ее обожали особенно сильно: завышенных требований предъявлять не нужно, старший брат возьмет власть в свои руки, а дочерей отцы обычно любят еще больше, особенно когда тех остается только баловать. Нилла и была такой… Избалованной, в смысле. Я об этом по ее кривому рту догадалась, когда она меня разглядывала. Довольно массивная, русоволосая, впечатляющая, но не особенно женственная, девушка брезгливо взяла из моих рук письмо, пробежалась по строчкам и только после этого соизволила хоть что-то сказать:

– Папа просит, чтобы я оказала тебе помощь, если потребуется. Надеюсь, что не потребуется. Кстати, а почему Синица? Ты умеешь обращаться?

 

– Как ты – в белого барса? – Я улыбнулась доброжелательно и не упустила возможность подчеркнуть, что мы с графом и его любимую дочь успели обсудить. – Нет, конечно, я же не оборотень.

– Понятно, ты свободна.

Даже спасибо не сказала, но я не стала расстраиваться неприветливости и полетела дальше, предвкушая начало новой интересной жизни. Это еще в Кингарре хорошо знают, как выглядят коренные жители Оланира, поскольку мы как раз через границу, а остальные по моим иссиня-черным глазам и оливковой коже скорее всего таких же выводов не сделают. Или не сразу. Пусть люди увидят, какова я в деле, какой я человек, а уж потом догадываются, что я прибыла сюда непосредственно из стана давнего врага. Однако именно на расположение оборотней мне рассчитывать не приходится: их старшая родня воевала на передовой, основной костяк имперской армии, и они будут ненавидеть моих сородичей еще сотни лет после подписания мира.

Я осмотрелась, пока не желая спешить в душную комнату. Вокруг гуляли студенты в разноцветной форме, а я на фоне прочих пока выделялась только своим экзотичным платьем и мешком с вещами, перекинутым через плечо. Внимательно рассматривала парочку вампиров – черноволосых и с красными глазами. У меня, как и у любого нормального человека, водилось предубеждение против их рода: неприятные все-таки существа – и даже самые цивилизованные из них от голода начнут смотреть на близкого друга как на хорошо прожаренную котлету. Но еще я была наслышана об их неэмоциональности. Это именно то, что мне может помочь – полное равнодушие к моему положению, зато хоть с кем-то получится пообщаться. Я мялась нерешительно, придумывая предлог подойти к вампирам, но со спины раздалось:

– Ух ты, какая хорошенькая!

Резко обернулась и вздрогнула, рассмотрев сразу целую группу в желтой форме. И о сути этих парней и девчонок я догадалась вовсе не по цвету их одежды – просто все, как один, покачивались плавно в воздухе, наподобие кобр, а меня рассматривали жадными глазами, полными вожделения. Инкубы и суккубы – сравнительно беззлобные, но умеющие быть опасными демоны, которые питаются сексуальной энергией. А если жертва не хочет ею добровольно делиться – не беда, высосут, жертва еще от наслаждения благодарить будет. Относись я немного проще к любовным утехам, именно среди инкубского племени мгновенно нашла бы и дружескую, и любую другую поддержку. Правда, любить бы их пришлось всех по очереди, они же ни ревности, ни меры не знают.

– Добрый день! – я хоть и отступила по инерции, но старалась выглядеть приветливой. – Меня зовут Лита, я только что зачислена на магический…

Им было плевать, как меня зовут и что я тут вообще делаю. Схватили за руки и поволокли в сторону, к изящной скамейке, приговаривая нежными шепотками:

– Посиди с нами…

– Познакомься с нами…

Я не в том положении, чтобы кривить нос от желающих со мной пообщаться. Потому не отбивалась, а просто терпела назойливые прикосновения, бесконечно напоминая себе, что для демонов это форма общения – они вовсе не пытаются меня оскорбить, а личные границы для них вообще пустой звук. Зато появился шанс получить ответы на хоть какие-то вопросы:

– Покажете, где столовая?

– Чем показать? – улыбнулся мне прямо в щеку златоглазый инкуб. – Да не сжимайся ты так! Конечно, объясним, где что находится…

И на том спасибо. Через две минуты мы с ними превратились в какую-то кучу – они зачем-то переползали туда-сюда через меня и друг друга, формируя странный змеиный клубок или что-то в этом роде. Но, справедливости ради, на вопросы мои отвечали:

– Да, книги получишь в том здании. В библиотеке призрак все пособия выдаст, не волнуйся. Хотя если что-то потеряешь или испортишь, то начинай волноваться – этот дух очень вредный! – ответивший снова пополз на другую сторону, пропуская под собой свою подругу.

Призрак? Натуральный?! Что-то мне не по себе. А нарвалась я явно на первокурсников – у меня от их тесного присутствия в голове появился дурман желания, но он не был каким-то слишком сильным или отвлекающим. Насколько знаю, опытные инкубы могут свести с ума, лишь подув на кожу шеи или виска. Я же просто терпела это навязанное желание, но пока не видела в нем опасности. Однако подумав, все-таки взяла рукой воздух из свободного пространства и незаметно обернула вокруг шеи – небольшая подушка безопасности на случай, если среди этих соблазнителей обнаружится сильный умелец. Воздух не остановит оружие или прикосновение, но магию притупит. И, надо признать, мне сразу стало еще легче воспринимать эротически-ориентированную компанию. Может, все-таки с ними и подружиться? Пусть по мне ползают – с меня не убудет.

Но пока мне нужна информация:

– А правду говорят, что здесь статусы не имеют значения, а положение зависит только от силы дара и успехов в учебе?

– Правда! – ответила мне девица с необычно объемными губами.

– И как же эту силу показать? – я продолжила расспросы. – Пойти и выписать кому-то магического пинка?

– Нет, конечно! – она рассмеялась мелодично. – Просто успевай в учебе, показывай хорошие результаты для преподавателей, а для разнообразия можешь поучаствовать в межфакультетской битве. Но она состоится только через месяц-другой.

За ней подхватила другая девушка – та была на самой вершине, потому я не видела ее лица:

– Потому не переживай, даже если ты дочь пастуха, дорогая моя, нежная Лита. Здесь за одним столом может сидеть сын крестьянина и сын Верховного Мага. Вон, кстати, и он идет…

Я с трудом приподнялась, чтобы высунуть голову из телесной мешанины и рассмотреть. Вроде бы указали мне на парня в синей форме, который направлялся от нас к зданию библиотеки. Его лицо я увидеть не смогла, но еще представится возможность. А пока выдохнула с восхищением:

– Сын самого могущественного человека на всем белом свете?! Ничего себе! Вот уж я никогда не могла представить, что буду с ним учиться в одной академии! И о каком соревновании способностями тогда можно говорить? Он, наверное, щелчком пальцев эту вашу битву выигрывает?

– Кто? Лоран? – заискрилась смехом кудрявая блондинка. – Нет, конечно! Он даже не участвует, потому что ничем не может помочь своей команде! Полная бездарность!

– И так бывает?.. – я обомлела. – Неужели способности отца ему не передались?

– Совсем капля, – она отодвинулась от меня, чтобы пожать плечами. – У него есть магия, иначе здесь не обучался бы, но его мама из фей, а у тех какие-то проблемы с магическим резервом. В раннем детстве Лоран подавал большие надежды, но сейчас ничего особенного показать не может. Лично я даже не слышала, чтобы он хоть что-то магическое сделал, не понимаю, как он вообще учится и уже на выпускном курсе! Не иначе, закрывают глаза на пробелы, раз уж он сын самого Верховного!

– Ну вот, – я усмехнулась. – А говорите, что статусы не имеют значения!

– Просто господин Шолле его обожает, – неуверенно предположил инкуб справа.

– С ума сошел? – ответила пухлогубая. – Господин Шолле его ненавидит! Говорит, что худшим студентом за всю историю академии был Иниран, но Лоран претендует на то, чтобы побить рекорд отца!

– Там какая-то старая история, – ответил кто-то из-под меня. Как инкуб туда пробрался?! – Ректор – большой друг правящей династии, он не может просто выкинуть племянника императора только по той причине, что у Лорана нет большого дара. Сколько тут таких – с минимальными способностями?

Я задумалась и на минуту потеряла контроль над происходящим, но опомнилась, когда сияющая блондинка сползла вниз и начала беспардонно тереться всем телом о мою ногу.

– Ты что делаешь?! – завопила я.

– Развожу огонь силой трения, – ласково ответили мне снизу.

– Фу!

Я нервно откинула от себя чужие руки, без труда вырвалась, отлетела на пару шагов, но развернулась, чтобы уточнить свою принципиальную позицию:

– Фу! Понятно вам?! Хотя чего вам может быть понятно? Фу!

Содрогнулась от отвращения и понеслась в свой корпус. Нет, с этим народом я точно не подружусь – такие формы общения не для моей слабой нервной системы.

Заселили меня быстро, еще быстрее выдали синюю форму, которая пришлась мне в точности по размеру. В дополнение к форменным пиджаку и юбке приложили пару широких рубашек и штанов для спорта – найдется в чем щеголять во внеурочное время. Комнатка была одноместной, но граничила с общей ванной, от которой начиналась уже следующая студенческая спальня. Я сразу же побежала знакомиться, пока соседке по ванной про меня неприятных сведений не успели вывалить.

На стук дверь открыла девушка с короткими каштановыми волосами и большими глазами – на некоторый вкус ее можно было назвать симпатичной, если бы не странное выражение лица, будто соседка вот-вот разревется. Она и при разговоре едва заметно всхлипывала:

– Лита Синица? Необычно. Но здесь всем плевать на имена. А я баронесса Виола Конерская, – вяло представилась она. – Проходи, поболтаем.

– Понятно, – я произнесла заторможенно. – А вид почему похоронный, с таким-то крутым имечком?

– Меня родители сюда пристроили, – она шмыгнула носом. – А у меня способностей почти нет, я с большим трудом смогла только листок заклинанием приподнять. И уже сегодня надо мной начали смеяться! Что же будет к концу учебы? Три года, три проклятых года я буду не баронессой, а гнилой бездарностью, в которую не плюнет только ленивый! У тебя-то какая степень одаренности?

Она задала этот вопрос с такой яростной надеждой, что я не смогла ответить честно:

– Очень небольшая, но зато чистая магия воздуха – меня приняли, потому что такая сила в природе встречается редко, обычно все уже перемешаны. Так что надо мной тоже могут смеяться, если заданием на уроке не будет направлять ветерок. Но я унывать не собираюсь! Когда-то мои предки могли летать как птицы, я горжусь хотя бы тем, что каплю их силы унаследовала.

Глаза Виолы вспыхнули неподдельной радостью, а потом она попыталась схватить меня за руку – я, правда, резко и слишком нервно одернула: после общения с инкубами и суккубами любой физический контакт кажется лишним. Но девушка не растерялась и сердечно заверила:

– Тогда мы вдвоем будем поддерживать друг друга! Неудачники должны держаться вместе!

Я сглотнула. Хотела найти друзей – одна отыскалась. Только боюсь, эта фраза может стать лозунгом всей моей учебы.

Квест 2: Назначить врага

Когда Виола спросила, откуда я родом, ответила ей полуправдой – дескать, из горного поселенья, страну только забыла упомянуть. И очень радовалась, что ей даже не пришло в голову любопытствовать дальше на эту тему. Так бы и продолжалось вечно!

Однако уже за первым ужином все мои страшные тайны всплыли наружу. Я увидела в гигантской столовой Ниллу – думала подойти и поприветствовать, но девушка-оборотень, заметив меня, повернулась к своему собеседнику и что-то сказала. Темноволосый парень тут же поднял на меня глаза – они оказались такими же синими, как его форма. Заметила, что на груди его висит странный амулет – полупрозрачный шарик, в котором дымится синевато-серая магия. Если не ошибаюсь, это переносной магический резерв – чрезвычайно дорогая штука, которую можно использовать для усиления личной силы. С самооценкой у парня полный порядок, если он эту побрякушку даже не скрывает, ведь это как костыль для тех, кто без костыля обойтись не способен! Голос у молодого человека был громким, уверенным и чистым – вообще-то, я по одной интонации могла сразу догадаться, кто он есть:

– Оланир? Серьезно? Червяки все-таки полезли через границу?

Нилла пожала плечами:

– Абсолютно серьезно, Лоран. Но мой отец с ней общался и не нашел ничего подозрительного – обычная девчонка откуда-то с окраины, документы в порядке, магическая сила есть. И она много тренировалась, желая поступить именно сюда. Давай пока постараемся не делать выводов, кузен.

– Сюда из Оланира? – произнес он снова, не отрывая от меня взгляда.

Я сразу почувствовала, как рушатся все мои надежды. Виола отскочила от меня как от прокаженной, оборотни за ближайшими столиками дружно скривились, остальные же посматривали больше с любопытством, хотя общее напряжение ощущалось отовсюду. Что ж, я ведь на это и настраивалась, верно? Потому ответила я с таким же звенящим раздражением, которое показал мне он:

– Сюда из Оланира! Серьезно! Между нашими странами мир уже три года, если тебе не сообщили. Еще вопросы?

– Ты как со мной разговариваешь, девка?! – рявкнул он, вставая.

За ним начали зачем-то подниматься все оборотни. Вот тебе и статусы как они есть. Этот, хоть и не наследник престола, но племянник самого императора, а оборотни – обычные вояки, для которых приказы сверху важнее всего на свете. Также он в родстве с графом Кингаррой, насколько я в курсе. Потому эта самодовольная девица, дочь довольно общительного и приятного Лаура Кингарры, с ним разговаривает не как с титулованным отпрыском, а как со своей родней.

 

Такой вопрос без ответа я оставить не могла, потому заорала тоже:

– Как студентка со студентом. Ничего личного! Но если у тебя или кого-то еще возникнут вопросы о моем происхождении – так извольте, отвечу. Особенно запросто отвечу тем, кто в магии бездарь! – я смотрела прямо на него, чтобы не усомнился, кого я имею в виду.

– Что, прости? – Лоран вдруг улыбнулся. И у меня мороз по коже побежал от этой улыбочки. – Ты сейчас что сказала? Я не расслышал.

– Еще и со слухом беда, – констатировала я и, изображая гордое превосходство, пошла в сторону.

На самом деле я так спешила, чтобы никто не заметил, как от волнения у меня затряслись руки и ноги. Виола пыталась скрыться с моего пути, но сейчас мне никак нельзя было остаться в одиночестве – потому я жестко схватила ее за локоть, рванула на себя и спросила с угрозой:

– Какой столик займем, соседушка?

Она что-то проблеяла, пытаясь вырваться, потому столик я выбрала сама. Виола через минуту уже смотрела с ужасом то на меня, то на других и всхлипывала. А потом кое-как выдала претензию:

– А про бездаря в магии-то зачем было говорить?.. Лоран вряд ли слабее нас с тобой, что-то все-таки умеет…

– Специально, чтобы никто не догадался! – ответила ей я и подмигнула. – Притворяйся, что ты сильный, и тогда слабые не полезут – вдруг не врешь?

Она хмыкнула, но настроение я ей не подняла. У меня тоже аппетит пропал, но я жевала через силу, постоянно косясь по сторонам. И никто на меня не кинулся, я даже оскорблений не слышала, хотя пялились как на мировое чудо. Виола после ужина улетела – видимо, собралась где-нибудь в укромном месте пореветь, что никуда от такой ужасной соседки деться не сможет.

Я же после столовой отправилась в библиотеку. И возблагодарила всех богов за то, что днем успела пообщаться с инкубским племенем – если бы не их предупреждение, то я рисковала от неожиданности намочить форменную юбку. Да даже с их предупреждением я вскрикнула, когда рассмотрела страшного полупрозрачного старика с длинными седыми волосами, который прямо по воздуху, не перебирая ногами, плыл в мою сторону. И он же заорал:

– Ну-ка не шуметь в читальном зале!

Я попыталась обуздать нервы и произнести как можно спокойнее:

– Мне бы учебники… Магический факультет, первый курс…

Он без каких-либо проблем выписал для меня целую стопку и даже не ругался, что пришла после того, как всех студентов уже отоварили. И это хорошо – я представить себе не могу, чтобы на меня ругался человек, который умер давным-давно. Такое событие, однозначно, должно быть неприятным. После короткого разговора я узнала, что Киашшас здесь работает с самого основания, а это не меньше пары тысяч лет! Ужаса это осознание во мне точно не убавило, но я поняла, что страх выказывать не должна: важно не шуметь и не наглеть, и никаких проблем не будет. Показывать страх вообще никогда нельзя – это пока единственный урок, который я накрепко усвоила из своей жизни. И потому привыкла держаться, даже когда поджилки дрожат и зубы выстукивают неровный ритм.

Когда вернулась в комнату, заглянула сначала к Виоле, но та всеми силами изображала, что крепко спит. Я вздохнула и, пытаясь не шуметь, ушла к себе и собрала на завтрашние занятия все необходимое. В моем случае учеба – единственный шанс показать себя, потому я намеревалась проявить научное рвение.

* * *

Вот только нам не дали возможности выспаться. Посреди ночи кто-то ворвался в комнату, я даже среагировать не успела – накинули на голову мешок и потащили прямо в сорочке непонятно куда. Я визжала и извивалась, пока не расслышала крики других жертв, которые были обращены к нашим пленителям:

– Это посвящение? Уже?!

Я не совсем понимала, о чем идет речь, но угадала, что какой-то местный ритуал. Значит, его надо только перетерпеть. И я точно здесь не одна – Виолу узнала по визгам. Меня тащили на чьем-то плече, беспардонно поддерживая под попу. Я сосредоточилась и попыталась пошевелить пальцами, хотя руки в запястьях были чем-то перетянуты – явно не веревками, поскольку нас не связывали. Значит, магия. Мне удалось небольшим порывом ветра скинуть мешок с лица и теперь я видела, что нас волокут к древесной роще. Десятка два таких же парочек, как мы – старшекурсники издеваются над новичками… М-да, и это лучшая академия? Я начинаю понимать бедного ректора Шолле.

Нас сваливали на землю под гогот и сшибали с ног, едва кто-то пытался подняться. Я рядом с собой рассмотрела Виолу, она от паники будто задыхалась и буквально билась головой о землю. Направленным ветром я сдула капюшон и с ее головы, пусть хотя бы свободно дышит, а то она от страха уже странно хрипела. С другой стороны об меня начали тереться – ну конечно, эти же тоже бывают первокусниками. Я отпихнула от себя инкуба, но он подался снова и, с помощью моей спины, как-то изогнулся и тоже высвободил голову. Уставился на меня, кивнул неуместно приветливо – мы узнали друг друга, этот светловолосый парень с золотистыми глазами был в дневной компании на скамейке, а сейчас мы вместе попали в общие неприятности.

Голос откуда-то сверху торжественно провозгласил:

– Чтобы войти в студенческое сообщество, вы должны с честью пройти испытание! Просто примите как данность – не было ни одного студента в этой академии, кто бы не прошел через эту традицию. Единственное условие – не снимайте мешки и повязки, как бы страшно вам ни было!

А вот теперь мне стало страшно – я скинула свой еще на подходе сюда. Я задергала пальцами, пытаясь создать вихрь и нацепить на Виолу ее мешок снова, а инкуб начал извиваться так, как даже его народу не под силу. Но попробуй-ка со стянутыми за спиной руками надеть тряпочку, уже затоптанную в пыль! Голос сверху продолжал вещать:

– Мы стараемся устроить такое наказание, которое ударяет по какой-то слабости в вашем характере! Все присутствующие проявили горячий нрав – и значит, вы заслуживаете того, чтобы вас остудили.

– У меня горячий нрав? – взвизгнула Виола.

И я с ее возмущением была согласна – она тихоня и трусиха, каких поискать. Вряд ли она успела поругаться хоть с кем-то. Возможно, ее загребли за компанию со мной после маленького конфликта в столовой, ничего больше. Однако именно ее возглас и привлек к нам внимание:

– Тут троица сняла мешки!

– Мы их уже видели, – отозвались с другой стороны. – И еще один тут, ближе.

Оратор засмеялся, пугая этим еще сильнее, и огласил:

– Сначала остудим всех!

И на нас обрушилась лавина ледяной воды, валя на землю и тех, кто успел приподняться. Поток не иссякал, а от напора мышцы свело. Наверняка действо продолжалось всего несколько секунд, которые от паники показались целым часом. И как только лавина закончилась, организаторы из магов защелкали пальцами, по очереди освобождая всех – и те сразу разбегались, чтобы скорее отмыться от грязи и согреться в сухой одежде. Меня же перехватили сзади сильные руки.

– А с этими что делаем? – Стало понятно, что они удерживают всех, кто испытание не «прошел с честью», хотя на этот счет у меня было совсем другое мнение.

Один из оборотней широко зевнул:

– Вайд, пойдем лучше над эльфами издеваться, они в десять раз смешнее!

Теперь я могла рассмотреть ведущего – мага в синей форме, невысокого, но коренастого. Он подошел ближе, потер квадратный подбородок, и решил сразу за всех:

– Пусть остаются здесь и подумают о своем поведении. Утром кто-нибудь из преподавателей их освободит.

Под всеобщий гогот за дело взялись маги – одним заклятием они вытягивали нас вверх, приподнимая от земли, а вторым приклеивали к деревьям, да так, что ни рукой, ни ногой двинуть было невозможно, только глазами вращать и с ненавистью пялиться на обидчиков. Что они здесь устроили? Как так можно с живыми людьми? Единственное, что меня удерживало от гневной тирады: мысль, что эти страдания изобретены не специально для меня, тут каждый первокурсник своей очереди дожидается.