Ловушка для артефактора

Tekst
10
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Ловушка для артефактора
Ловушка для артефактора
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 40,16  32,13 
Ловушка для артефактора
Audio
Ловушка для артефактора
Audiobook
Czyta Алла Човжик
25,44 
Szczegóły
Ловушка для артефактора
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

1. О том, как прошла священная ночь

– Тайная свадьба – это так романтично!

Тася буквально пританцовывала у стола, заставленного сладкими пирогами, пока я заваривала чай. Соседка по комнате радовалась так, словно это не я, а она завтра утром станет женой самого завидного парня академии.

Я промолчала. На лице расплылась глупая улыбка.

Смешно было даже вспоминать, как в первые месяцы нашего знакомства с Роланом я шарахалась от него, боясь вновь кому-то доверить свое израненное сердце и растоптанную душу. Не верила в искренность его чувств. Отталкивала. Язвила. Но он не отступился. И в какой-то момент я сдалась его напору, о чем ни капельки не жалею. Сейчас мои чувства так сильны, что от одной только мысли, что любимого больше не будет рядом, в груди вспыхивает острая боль, на глаза наворачиваются слезы и даже дышать становится больно.

– …можно ставить спектакль на основе реальных событий! Вспыхнувшие чувства, неравный брак и вызов общественности!

Подруга продолжала щебетать, не замечая, что давит на больное.

Дело в том, что Ролан принадлежит к древнему аристократическому роду, а я… я ему совсем не пара. Самая обычная, каких тысячи вокруг. Ни красоты, ни знатной фамилии, ни денег. Из приданого лишь диплом об окончании магической академии с высшими баллами, но этого мало, если сила дара едва-едва до третьего уровня дотягивает. Зная, что родители сделают все, чтобы нас разлучить, Ролан предложил пожениться тайно, отчего я чувствовала себя если не преступницей, то алчной захватчицей единственного наследника богатейшего рода, аферисткой, которая использует парня, чтобы попасть в прослойку знати. Уверена, что именно так обо мне и будут думать. Вот только без Ролана мне уже и свет не мил.

Страхи отступили, стоило только взгляду упасть на приоткрытую створку шкафа, откуда выглядывал подол свадебного наряда. Я довольно зажмурилась, отдавшись во власть фантазий о счастливом будущем.

Скорее бы утро!

– Ив, представляешь, как у Златки сейчас лицо вытянется от удивления?

– Это будет катастрофа, – я невольно передернула плечами, вновь засомневавшись в своем решении следовать свадебным традициям.

Реакция второй подруги, откровенно говоря, пугала. Ролан и Злата никогда не ладили между собой, из-за чего меня постоянно ставили перед непростым выбором.

Может, ну ее, эту священную ночь?

Да если бы не Таська, силой заставившая признаться, отчего я улыбаюсь как недалекого ума девица, ни за что не стала бы ни с кем делиться планами. Вот только проще получить звание грандмастера, что с моим уровнем дара вообще из области чудес, чем убедить соседку по комнате в том, что противоречит ее мировоззрению. Если она сказала, что несоблюдение свадебных традиций обернется несчастливым браком, то доказать обратное не представляется возможным.

– Если Ролан узнает – будет очень недоволен, я ведь обещала, что никому не расскажу, – голос едва заметно дрожит, выдавая меня с головой. – Волнительно мне что-то. Может, не стоит, Тась? Скажем Злате и тетушке Радмиле, что просто хотим отметить выпускные экзамены.

– Во-первых, он не узнает, – заверила соседка по комнате, подойдя ближе и положив ладони мне на плечи, словно успокаивая, – наше девичье чаепитие на фоне шумных студенческих вечеринок пройдет совершенно незаметно. Во-вторых, начинать семейную жизнь с нарушения главной заповеди Аширы точно не стоит, даже если ты и в богов не особо веришь. В-третьих, молчанием можно обидеть тетушку Радмилу – ты ж ей за эти годы как внучка стала, а Златка и вовсе не простит, будь уверена. Обидится насмерть. Оно тебе надо? Тем более что через день мы разъедемся в разные стороны, и неизвестно, увидимся ли в ближайшие годы.

Подруга права. Обижать близких – последнее дело. Сообщать такую новость в последний момент тоже неправильно, но лучше так, чем они узнают завтра от посторонних людей или, того хуже, из газет.

– Хорошо, – сдалась я с тяжелым вздохом. – Будь что будет.

– Да все пройдет отлично, не дрейфь! – Таська улыбнулась и, явно желая меня подбодрить, со смехом произнесла: – Ой, а помнишь, как Златка шутила, что тебя нужно на привороты проверить?

– Почему это шутила? – в комнату вошла упомянутая. Из приоткрытой двери слышался смех стайки девушек, прихорашивающихся перед последними танцами в этом учебном году. – Я вовсе не шутила, когда говорила, что Ив слишком быстро воспылала любовью к Ролану. И проверила ее.

Тяжелая деревянная дверь захлопнулась за спиной Златы, и наступила вязкая тишина.

– Но ведь приворот не подтвердился? – не то спросила, не то утвердила растерянная Тася.

Признаться, я тоже не ожидала такого поворота. Думала, Злата просто выкинула эту дурь из головы, а оказывается, она сделала по-своему, даже невзирая на мой отказ. Между прочим, это наказуемо. А главное, когда она успела? Целительское обследование – не то, что можно не заметить.

– Если бы это было не так, Иветта в тот же миг оказалась бы в лазарете, а Ролан за решеткой, – нехотя отозвалась целительница, словно жалея, что этого не произошло.

– Зачем Ролану привораживать меня? Ради чего рисковать своей жизнью?

Злата сдула волосы, упавшие на лицо, и повела плечом – ответа на мой вопрос у нее не было. Впрочем, как и всегда, когда речь заходила о любовной магии.

– Слушайте, нам обязательно сегодня говорить о распрекрасном Ролане? – уже вполне миролюбиво поинтересовалась она. – Я думала, мы собираемся отметить успешную сдачу экзаменов. Смотрите, что я принесла!

Злата выложила на стол мешочек с ягодами лам-яй, которые еще называли «глаз дракона». Редкость невообразимая!

– Вообще-то, мы тут собрались, чтобы… – Тася запнулась, когда я легонько ткнула ее локтем в бок, призывая к молчанию.

– Где ты их только достала? – быстро перевела я разговор, не дав девочкам одуматься. – Сейчас ведь не сезон! Да и стоят они целое состояние!

– Где взяла, там уже нет, – свернула тему подруга, сверля нас подозрительным взглядом. – Я чего-то не знаю?

– Расскажу, когда придет тетушка Радмила.

В этот момент, словно дождавшись условного сигнала, в комнату вошла немолодая женщина, которую, однако, назвать старушкой язык бы не повернулся, так она была изящна, так прямо держалась и так модно была одета.

– Я опять опоздала! – леди Радмила, много лет занимавшая пост комендантши женского общежития, расплылась в извиняющейся улыбке.

– Ничего подобного, вы, как всегда, подоспели к самому интересному, – хмыкнула Злата. – Иветта хочет нам что-то рассказать.

На мне скрестились взгляды всех присутствующих.

– Я… я… – от волнения голос осип.

Бросила на Тасю умоляющий взгляд, вот только поняла она меня совершенно неправильно.

– Ролан сделал Иветте предложение! – возбужденно-радостно воскликнула подруга и захлопала в ладоши, не замечая, что гостьи двумя нелепыми статуями застыли на месте. – Правда здорово?

Ответом ей была тишина.

Я мысленно застонала, чувствуя, как накаляется обстановка. Окажись Злата не целителем, а некромантом – быть бы мне уже упокоенной.

Ну почему она так ненавидит Ролана?

– Это… неожиданно, – тетушка первой нарушила молчание, присаживаясь на стул.

– Да не то слово. Иветта умеет удивлять, – произнесла Злата таким спокойным, отстраненным тоном, что я сразу поняла – поздравлений не дождусь. – Скажи, что ты отказала ему.

– Почему я должна была отказать? – Я с вызовом вздернула подбородок, глядя в непроницаемые глаза подруги. – Я люблю Ролана!

– Он совсем запудрил тебе голову, – прикрыв глаза, Злата потерла переносицу. – И когда состоится столь знаменательное событие?

– Завтра, – вместо меня ответила тетушка Радмила, изучив праздничный стол с традиционными свадебными сладостями. – Разве ты еще не поняла? Нам оказали честь, пригласив на священную ночь.

Ночь перед свадьбой жениху и невесте полагалось провести в родительском доме, в окружении близких. Легенды гласили, что когда-то сама богиня Ашира проверяла истинность чувств молодых. Могла показать, что их ждет в браке, из-за чего свадьбы часто отменялись. И обязательно наказывала, если ее пытались обмануть, особенно жестко обходилась с теми, кто использовал любовную магию. Может, так оно когда-то и было, но сейчас боги практически не являлись людям, любовная магия находилась под запретом, а священная ночь стала не более, чем данью уважения традициям. Старшие делились мудростью, молодые могли спросить совета, обсудить все тревоги и радости, не боясь, что вторая половинка об этом узнает.

Своим домом я давно уже считала родные стены академии, Злата и Тася заменяли сестер, а леди Радмила была заботливой тетушкой, взяв стайку забитых первокурсниц под свое крыло.

– Я в этом не участвую! – процедила подруга и, развернувшись, направилась к двери.

– Остынь, Злата, – тихим, но твердым голосом остановила ее тетушка Радмила. Она была абсолютно спокойна и уже вовсю разливала чай. – Садитесь, девочки, пироги стынут.

Переглянувшись с хмурой Тасей, мы устроились за столом напротив тетушки. Злата все еще топталась на месте, но после того, как женщина отрезала для нее кусок пирога, едва слышно что-то пробормотала себе под нос и присоединилась к нам, всем своим видом показывая, что ей это не по душе.

– Везет же тебе, Ив! – попыталась разрядить обстановку Тася, ничуть не тушуясь под злым прищуром Златки. – Нам придется отрабатывать долг за учебу где-то на задворках королевства, а ты будешь спать на мягких перинах, блистать на балах во дворце, а еще наверняка тебя представят правящему роду! Говорят, леди Сиаланна – дальняя родственница нашей королевы! Это правда?

– Понятия не имею, – я несколько растерянно пожала плечами, едва заметно улыбаясь.

Три гостьи, как одна, взглянули на меня с недоверием.

– Что вы так на меня смотрите? – изумилась я, нервно теребя кончик косы. – С будущей свекровью мне пообщаться не довелось. При встрече уточню, если вам так любопытно.

 

– И правда, что тут странного? – Злата закатила глаза. – Вообще удивительно, что она не предпочла Ролану мастера по артефакторике. Она ж последний год все свободное время проводила с ним, личная ученица как-никак! Еще не поздно переиграть, слышишь, Ив? Получишь известнейшую фамилию, доступ к родовой библиотеке и очень скоро станешь вдовой!

– Фу, Златка, что ты несешь?! – Тасю аж передернуло, не иначе как представила меня, идущей к алтарю под руку с господином Теодором Ла’Вилли. – Он же старый!

– Зато гениальный артефактор! – для значимости чуть оттаявшая подруга даже указательный палец подняла, подражая мастеру, что вел у меня профильный предмет.

Я впервые за этот вечер расслабилась и рассмеялась. Шутливая перепалка развеяла напряжение, царившее в комнате.

– Златка, ну ты и язва! – надулась Тася. Правда, надолго ее не хватило, почти сразу девушка защебетала: – И все равно! Ролан и Ив! Это ж просто обалдеть! Кому скажу – не поверят!

– А ты не болтай, – назидательно высказалась тетушка Радмила, отправляя в рот очередную сладость. – Тебе не для того секрет раскрыли.

– Ой, да ну что вы! – девушка, с которой мы делили комнату с первого курса, возмущенно замахала руками. – У меня надежнее, чем в гномьем банке, сами знаете. Но как же хочется посмотреть на вытянувшиеся лица этих высокородных змеюк, когда все раскроется! – протянула она мечтательно. – Они ж вокруг Ролана все семь лет увивались, чуть ли не очередями к нему выстраивались. А он не дурак, выбрал нашу Ив! Рассмотрел настоящее сокровище.

– О глупостях ты думаешь, Тася, – вновь одернула выпускницу тетушка Радмила. – Жить-то нашей Ив предстоит не с этими вертихвостками, а с родителями Ролана в родовом гнезде. Я так понимаю, чета Масквилли не в курсе, что старший и любимый сын решил привести в семью пусть и одаренную, но безродную девицу? – словно мимоходом бросила тетушка. – И брак магический, верно?

Златка закашлялась, подавившись чаем. Тася хлопала ей по спине, прожигая тетушку таким недовольным взглядом, что я забеспокоилась – злой некромант не к добру. Мне же очень хотелось провалиться сквозь землю. И только тетушка продолжала наслаждаться угощением, словно ничего не произошло.

Зря я все это затеяла! Кажется, только Тася за меня и рада.

– Иветта, ты рехнулась? – взвилась Злата, подавшись вперед.

– Спокойнее, Злата, поумерь пыл, – целительницу вновь призвали к порядку. – Съешь ягод, они обладают успокаивающим эффектом.

– Зачем вы это делаете? – вмешалась Тася, пылая негодованием. – Ладно Златка, с ней все ясно. Но если и вы не одобряете брак Ив с Роланом, зачем остались? Чтобы напугать ее? Это ведь священная ночь перед свадьбой!

– Затем, что желаю девочке добра, – ничуть не обидевшись на отповедь, продолжила тетушка, протягивая Златке очищенную от защитной кожицы драконью ягоду. Та этого даже не заметила. – А священная ночь и дана для того, чтобы все как следует обдумать, просчитать последствия. Брак магический – обратного пути не будет! И прежде чем Ив, возможно, совершит самую большую ошибку в своей жизни, я хочу убедиться, что она понимает, на какое будущее себя обрекает.

– На счастливое! Они любят друг друга!

– Тася, ты дура или прикидываешься? – рявкнула Злата, не сдержавшись и выпустив на волю эмоции. Тетушка только тяжело вздохнула и, словно отрывая от сердца, пододвинула ей весь мешок с ягодами. – Как в тебе может уживаться тьма некромантии и вера в сказки? Ты хоть на миг задумывалась, что с ней сделает леди Сиаланна за порушенные планы?

– О чем ты говоришь? – перевела я огонь на себя.

– Да родители уже наверняка сосватали его с пеленок – богат, родовит, красавец, да еще и маг! – прозвучало то, что не давало мне покоя последнюю неделю. – А тут ты, как кость поперек горла! Вот же… – она неожиданно замолчала, прервав свою пламенную речь. И, пронзив меня потяжелевшим взглядом, через пару секунд проникновенно спросила: – Уж не на этом ли он тебя подловил? Признавайся, родители подобрали ему невесту?

Мысли о том, что я посягаю на чужое, вернулись. Не зная, что ответить, я отвела взгляд, лишь бы не столкнуться с осуждением подруги.

И вздрогнула, когда она от разочарования застонала.

– Господи, Иветта, они ведь тебя уничтожат! – услышала я совсем не то, что ожидала. – Если не родители Ролана, то семейка отвергнутой невесты. Растопчут как букашку!

– А уж если будущая свекровь и в самом деле родственница королевы…

От завуалированного намека тетушки Радмилы по спине пробежал холодок.

– А что они могут? – Нашу любительницу любовных романов было не так-то просто сбить с толка. – Брак-то магический, а не договорной, развод уже не оформишь!

Женщина взглянула на Тасю так, как смотрят на тяжелораненых магов, пострадавших у границ разлома.

– Развод не оформить, – кивнула Злата, плюхнувшись на стул и с мрачным видом придвинув блюдо с пирогом. – А вот превратить жизнь Ив в кошмар они смогут запросто.

– Или хуже того – подстроить несчастный случай и сделать Ролана вдовцом, – продолжила мысль тетушка. – Родных у нее нет, кто станет докапываться до правды? Особенно при королевском покровительстве. А сколько желающих будет утешить бедного мальчика?

Даже с полной уверенностью в том, что Ролан не даст меня в обиду, от возможных перспектив мне стало не по себе.

– Ну и нагнали вы жути, – пожаловалась Тася уже без вызова в голосе, а скорее задумчиво.

– Это только в книжках пишут про любовь и счастье в неравном браке, а в жизни-то оно совсем иначе, уж поверь взрослой женщине, у которой за плечами два неудавшихся союза, – она грустно улыбнулась. – Я тоже когда-то верила в чудеса, в благородство, но ничем хорошим это никогда не заканчивалось.

– Но ведь сейчас вы жена ректора! И всем известно, как сильно он вас любит!

– Это сейчас. А тогда? В молодости меня даже статус высокородной не защитил, – покачала она головой. – Ты извини, Иветта, но в любовь Ролана я не верю. Такие, как он, не идут против семьи ради обычных девочек. Даже по большому чувству. Нет у него внутреннего стержня, силы, чтобы противостоять родным. Не тот характер. Но, если ему как любимому сыну ошибку молодости простят, то ты будешь постоянным напоминанием, словно черное пятно на белоснежной шелковой рубашке, которое невозможно отстирать.

– Проще эту рубашку пустить на тряпки, – важно покивала Злата. – Это он сейчас такой смелый, видимо, будущая невеста не пришлась по вкусу, вот и решил отвертеться от навязанного брака. Ты-то ему в рот заглядываешь! Но как только родители выразят неудовольствие, а вместе с этим перекроют доступ к семейным счетам – вся его любовь испарится.

– Он знает это, поэтому мы собираемся жить отдельно, – вступилась я за Ролана.

– Где?

– Сперва в пустующем доме его друга, потом купим в торговом районе двухэтажный домик с лавкой на первом этаже. Моих накоплений на это хватит, а на остальное заработаем, не пропадем. Мы же оба лицензированные артефакторы!

На секунду в комнате повисла тишина. Златка вдруг покраснела как помидор, прыснула, а после разразилась истерическим смехом, словно я сказала что-то забавное.

– Ой, не могу! – стонала она между приступами. – Наследник богатейшего рода переквалифицируется в торговца!

– Признаться, теперь даже я начала сомневаться, – протянула Тася. Соседка выглядела потрясенной.

Я из последних сил сдерживалась, чтобы не вскочить и не высказать все, что думаю о них и той священной ночи, что они мне устроили. Подруги, называется! Ни одного слова поддержки, одни насмешки!

Только голова от них разболелась!

– Хватит! – прошипела я как гадюка, которой наступили на хвост. – Что я такого сказала?

– Да нет, все прекрасно, – взяв себя в руки и отпив чая, Злата кивнула. – Ролан за прилавком станет моим героем, примером для подражания! Вот только один вопрос мне все никак не дает покоя, – улыбнулась она и, выдержав паузу, закончила: – Как ему удалось так промыть тебе мозги?

– Ты опять? – Руки затряслись, кровь прилила к лицу, в висках застучало, лицо наверняка стало красным, как помидор. К глазам подступили злые слезы. – Неужели я настолько плоха, что меня нельзя полюбить? Что ради меня нельзя полностью изменить свою жизнь? Леди Радмила, да скажите же вы ей!

Но она промолчала, сверля взглядом скатерть. Я так растерялась, что долго не могла сообразить, что же изменилось. Сколько ее помню, леди Радмила подозрения целительницы всегда называла паранойей. Почему же сейчас не остановила ее?

Златка, поняв, что тетушка ей и слова против не скажет, продолжила:

– Он красив, богат и знатен, но ты никогда не была легкомысленна, чтобы ценить обертку, а не наполнение. Почему ты не замечаешь, что Ролан чрезмерно наглый, высокомерный, самовлюбленный манипулятор? Из-за него распалась наша дружба, потому что он нас достойными не считает, но тебе словно все равно. В конце концов чем он лучше Касьяна? – голос, наполненный горечью, ударил по нервам не хуже плети, пробуждая не самые лучшие воспоминания. – Ты так легко от него отказалась, но в Ролана вцепилась мертвой хваткой! Я не понимаю!

– Я тоже не понимаю, как Касьян мог встречаться со мной, намереваясь жениться на другой! – С каждым словом голос звучал все громче, надрывнее. Тщательно спрятанная боль вырвалась наружу. – И до сих пор не понимаю, почему ты – моя лучшая подруга – скрыла от меня такую пикантную подробность биографии своего брата, как помолвка!

Тася рядом ахнула. Ни она, ни тетушка Радмила не знали всех деталей давней истории и теперь шокировано взирали на Злату.

– Ты даже не захотела выслушать! – вскочила она со стула.

– Кого? – съязвила я. – Негодяя, который клялся мне в любви, зная, что женится на другой, или его сестру, что скрывала от меня правду?

Несколько секунд девушка вглядывалась в мое лицо, словно искала что-то. И не находила. Я давно уже научилась держать эмоции под контролем. Крутя роман с самым популярным парнем академии, быстро учишься встречать неприятности с улыбкой.

– Тогда почему ты со мной дружила, раз знала про помолвку?

– Потому что ты не Касьян, – голос предательски дрогнул. – Но я каждый день ждала, что подруга расскажет мне правду и извинится.

– Это мой брат, тебе не понять, – воскликнула она и тут же, словно испугавшись собственных слов, прикрыла рот рукой и отвела взгляд.

– Куда уж мне, сироте, до ваших семейных ценностей, – ухмыльнулась я в ответ, пытаясь отгородиться от жалящих слов. – Вот только моей семьей были ты и Лика. И теперь я знаю, что сильнее ранят те, кому ты безоговорочно доверяешь. Вы обе меня предали! В то время как ты покрывала своего братца, а затем и вовсе встала на сторону Лики, что пробралась в кровать к парню своей подруги, опоив его, Ролан был всегда честен со мной! Так что не смей марать его имя своими грязными, ничем не обоснованными обвинениями. Он единственный, кто всегда был на моей стороне!

– Все было не так!

– Девочки, но что же вы ссоритесь?! – взмолилась Тася.

– Ничего подобного, – мазнула я по ней взглядом. – Все прояснили, наконец.

– А знаешь, я ошибалась, – протяжно и зло сообщила Злата, – все это время слепа была не ты, а я. Искала оправдание твоему поведению, а вы просто с Роланом одного поля ягоды!

– Злата!

Тетушкино предостережение осталось без внимания.

Вместо этого Злата обогнула стол и встала напротив. Я тоже поднялась со своего места, чтобы смотреть ей прямо в глаза.

– Говоришь, считала нас семьей? Ждешь от меня извинений? Не дождешься! Мой брат совершил ошибку, когда влюбился в тебя. И поплатился за это разрушенной жизнью и карьерой. Но тебе мало было этого, и ты сломала жизнь Лике. Каково это, выходить замуж, зная, что твой жених насильник?

Внутри проснулась такая ярость, что я почти ударила ту, что была мне подругой. Сдержалась. Лишь подошла близко-близко и, глядя в глаза, прошипела:

– Я не собираюсь это выслушивать! Убирайся из моей комнаты!

– А я все сказала! – ухмыльнулась она. – Не забудь своего муженька перед брачной ночью отправить к целителям, а то не дай бог что подхватишь!

И выскочила из комнаты, громко хлопнув дверью.

– Вот ведь, – тяжело вздохнув, пожилая женщина встала из-за стола. – Злата, конечно, наговорила лишнего, но это от беспокойства за тебя и от собственного бессилия, но зерно истины в ее словах есть. Ты все-таки подумай. Как бы ты себя в ловушку не загнала.

Я ничего не ответила, чувствуя, что картинка перед глазами размывается. Хотелось, чтобы они все ушли. От всех этих криков моя голова просто раскалывалась на части.

– Ив, не плач, – Тася крепко меня обняла. – Я сейчас же поговорю со Златкой, она совсем с ума сошла!

 

И, не слушая моих возражений, пылая праведным гневом, отправилась вразумлять подругу.