3 książki za 35 oszczędź od 50%

Марс и Саша

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Марс и Саша
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

Они торопливо перебирали бумаги в папке.

– И здесь ничего. – Потеряв интерес, Роман подошел к столу и взял в руки книгу. – «Дело прокурора», – прочитал он на обложке и пролистал страницы, – это кто ж такое читает? Неужели Марианна? О, смотри! Кажется, это то, что мы искали.

– Ну-ка? – Саша отложила папку и подошла к Ромке, но вдруг замерла. – Ты слышал?

– Да. – Он положил книгу на стол и, спрятав найденный документ в карман, прислушался.

– Будто кто-то громко хлопнул в ладоши, – Саша на цыпочках подошла к двери и приоткрыла ее.

– Мне кажется, это был выстрел! – догадался Роман и тут же выскочил в коридор, Саша за ним.

Спустившись по лестнице, Ромка резко остановился и тихонько присвистнул.

– Что? Что там такое? – Саша выглянула из-за его спины и ойкнув застыла на пороге гостиной.

Она стояла и, широко раскрыв от ужаса глаза, смотрела на распростертое тело. Ей хотелось закричать или заплакать, но она словно окаменела.

Он лежал на ковре прямо посередине комнаты, а под ним растекалась лужа крови. Расползаясь в разные стороны, она становилась все шире и шире, как глаза у Саши.

– Рома, – прошептала она дрожащим голосом, – он мертв?

Тот, тихо ступая, подошел к неподвижно лежащему на полу мужчине, присел на корточки и, приложив к шее два пальца, замер.

Через несколько секунд Роман не оборачиваясь сообщил:

– Саша, бежим отсюда, пока нас никто не увидел.

– По-почему? – Саша поморгала и уставилась на Ромку.

– Нас обвинят, как ты не понимаешь? Мы одни в доме, убийца, очевидно, сбежал, подумают на нас.

– Это значит… он мертв? – Саша часто-часто задышала, стараясь сдержать рыдания…

Глава 1

Задолго до убийства

Она приметила его еще вчера. Снова сидит за тем же столиком, ни на кого не смотрит, заказывает только кофе. Вчера четыре чашки выпил и ушел, сегодня снова здесь. Подозрительный тип. И чего ходит второй вечер подряд? Кофе попить?

Саша протирала бокалы и посматривала на посетителя, сидящего на своем вчерашнем месте – за столиком у окна, прямо напротив бара. Мужчина был молодым и очень серьезным. Рост примерно выше среднего, простая, но довольно дорогая одежда: брюки, рубашка, джемпер. Темные, коротко стриженые волосы и цепкий взгляд. Хотя в основном он смотрел лишь в свою чашку и изредка в телефон. Про таких говорят: «приличный», но что-то в его поведении настораживало – посетитель был хмурым и каким-то отрешенным.

– Вот, на третий столик, – Светлана небрежно кинула бумажку с заказом на стойку и не задерживаясь пошла обслуживать засидевшихся посетителей.

Их было не так много, всего два столика, если не считать одинокого кофемана у окна. И почему они считают посетителей не человеками, а столиками, усмехнулась про себя Саша. Видимо, профессиональное. Она глянула на часы: время подходило к двенадцати, скоро закрытие. Ах да, еще заказ, последний на сегодня. Девушка вздохнула, глянув в листок, оставленный Светкой, повернулась и потянулась за бутылкой виски на верхней полке. Да, ростом не вышла. Ромка ей обычно помогает, но сегодня он на дежурстве в больнице. А эти только посмеиваются. Она посмотрела направо – там стояли Янчик со Светкой и о чем-то шептались, насмешливо посматривая на нее.

Саша глянула с вызовом, затем с грохотом подтащила к полке тяжелый барный табурет и ловко влезла на него.

– Привет, – неожиданно раздалось за спиной.

От испуга она покачнулась, неустойчивый табурет начал заваливаться набок, и Саша непременно грохнулась бы, но тут кто-то подхватил ее и осторожно поставил на пол. Табурет с грохотом упал под барную стойку.

Саша подняла его, одернула черную форменную куртку и только потом обернулась – рядом стоял посетитель-кофеман и серьезно, без тени улыбки смотрел на нее. Девушка глянула с интересом. А он и правда ничего, симпатичный, только, кажется, староват – волосы черные, а на висках седина блестит, лет под сорок, точно. А издалека казался моложе. Но взгляд… Так и пронизывает насквозь.

«И чего смотрит? Как будто мысли прочитать хочет», – подумала Саша.

– Спасибо. Сюда нельзя посторонним, – буркнула она и отвела взгляд, слегка вздрогнув от черных, сканирующих глаз.

Захотелось вдруг, чтобы он отстал от нее. Но он не собирался отставать.

– Я помочь хотел. Что достать? – любезно предложил спаситель.

Он что, действительно улыбнулся? Или показалось?

– Вон ту бутылку с черной этикеткой, – буркнула Саша.

– Можно было просто сказать: «Джек Дэниэлс», – прокряхтел мужчина, потянувшись за бутылкой виски и, без труда достав ее, спросил: – Или вы думаете, я не разбираюсь?

Саша пожала плечами:

– Откуда мне знать? Вы второй вечер подряд заказываете только кофе.

– М-да, верно, – усмехнулся посетитель, с удовольствием отметив, что она его запомнила. – Хочу сохранить трезвый ум, – пояснил он и снова скупо улыбнулся.

«Да, не очень приветливый тип и совсем не добряк, – промелькнуло в ее голове. – Зачем тогда помог? Непонятно».

Но вслух Саша сказала:

– Да кому он нужен в наше время?

– Кто? – усаживаясь по другую сторону барной стойки, спросил мужчина.

– Трезвый ум, – пояснила она, наливая в хайбол порцию виски для третьего столика.

– Не скажите, в современном, весьма разгульном мире это главное богатство.

Девушка хмыкнула от показавшегося ей старомодным или даже чопорным слова «весьма» и покосилась на Свету, которая стояла над душой, опираясь о стойку, и старательно прислушивалась к разговору.

Плюхнув в бокал добрую порцию льда и плеснув минералки, Саша поспешно сунула его Светке в руку и снова повернулась к посетителю.

– Ерунда, богатство – это деньги, все остальное пустая болтовня. Философия! – с непоколебимой уверенностью в своей правоте заявила Саша и, снова схватив полотенце, начала яростно протирать бокалы.

Мужчина посмотрел на нее все с той же надменной усмешкой, хотел что-то возразить, но промолчал.

– Хотите стопочку за счет заведения? – смягчилась барменша, слегка устыдившись своего короткого, но эмоционального выступления.

– Нет, благодарю. Я же говорю – трезвый ум, – он постучал пальцем по виску и, кинув на стойку купюру, встал. – Пойду. За кофе спасибо.

– Спасибо за помощь, – крикнула ему вслед Саша, в сотый раз протерев и без того сверкающий бокал.

– Зря стараешься, – над самым ухом раздался голос Яна. – У дяденьки на руке «Ролексы», а на ногах ботинки «Том Форд».

– А что такое? Ты ревнуешь? – сладко улыбнулась Саша, посмотрев на своего бывшего.

Тот только усмехнулся:

– Никогда! Даже если бы у тебя были шансы.

Она злобно фыркнула и с грохотом раскрыла кассовый журнал.

– Янчик, пойдем, а то на сеанс опоздаем, – подошла к ним Светлана.

Саша даже не подняла головы. Ян был администратором в их смене, а Света официанткой и подругой Саши, тоже бывшей. История была неприятной и слишком болезненной, а потому она решила не думать об этом, полностью погрузившись в отчет. Так, заполнить журнал, пересчитать кассу, закрыть смену. Да, не забыть оставить записку Костику, чтобы Марьянову в долг не давал, он и так уже задолжал крупную сумму.

Деньги, деньги! Саша на минуту отвлеклась от подсчетов. Как же плохо, когда не хватает денег! Всем не хватает. И ей. Особенно ей! У нее столько долгов! Ипотека, кредит за ноутбук, и Давиду задолжала за ремонт ванной. Вот жизнь! А тут еще никакой личной жизни. В душе шевельнулась досада на Яна и подругу-предательницу. Никаких сил не было наблюдать за ними изо дня в день! Нет, она уже не испытывала к Яну никаких чувств, вероятно, никакая это была не любовь, но ее ужасно угнетало то, что ее предали. И почему ее все время предают близкие люди? Сначала отец, потом мама, теперь вот, подруга и этот… Она с обидой глянула из-под длинной светлой челки Яну в спину. Да и черт с ними!

Закрыв кафе, Саша вышла на улицу и по пути к остановке достала телефон.

– Ромка, привет. Не спишь?

– Привет, какое? Я ж на дежурстве. Да еще аварию только что привезли. Всю ночь придется возиться.

– Ясно. А ты когда теперь в кафе работаешь?

– Завтра с обеда.

– Ясно, – повторила Саша и с грустью добавила: – Жаль, а у меня завтра выходной…

– Как отработала?

– Плохо… Без тебя плохо.

– А что? Проблемы со Светкой? Или опять Ян?

– Все, ерунда, забей – отрезала Саша. – Просто так спросила. Соскучилась.

Роман рассмеялся, Сашка соскучилась? Не поверит ни за что. Он считал ее ужасно несерьезной, а еще бедовой, вернее, обладающей необычным свойством попадать в разные безвыходные ситуации. Но еще она была очень доброй и честной, а иногда излишне прямолинейной, потому он присматривал за ней, даже, можно сказать, опекал. И жалел ее. Он знал, что Саша была влюблена в Яна, тот, кажется, отвечал взаимностью. По крайней мере, еще недавно они встречались. Но месяц назад рассорились и расстались со скандалом. Этот негодник перекинулся на ее подругу Светлану. Хорош, ничего не скажешь.

– Ясно, тогда давай встретимся. Развлеку тебя. Я могу, – пообещал Роман.

– Клоун!

– Почему? Может, я неравнодушен к тебе, – он рассмеялся.

– Точно, клоун, – с горечью выдохнула Сашка. Она-то знала, что этот серьезный, умный парень никогда не полюбит такую, как она – бестолковую и легкомысленную. Да она и не хотела этого. Они были просто друзьями.

– Ну ладно, пусть будет клоун, – согласился Ромка. – Зато развлеку, повеселю.

Он тоже не питал к ней никаких особых чувств, кроме дружеских, да и мысли его были заняты совсем другим. Роман готовился к поступлению в мединститут, и сейчас ему было никак не до любовных похождений и не до веселья. А вот Сашка, кажется, не против, решил он. Скорее всего, чтобы насолить Янчику. Но ему это не надо.

– Нет, Ром, не стоит, – будто прочитав его мысли, отказалась Саша.

 

– Ну, как хочешь. Приходи тогда завтра в кафе посидеть. Составлю компанию, если посетителей будет не много.

– Приду. Завтра же зарплата.

– Тогда до завтра?

– Пока.

Глава 2

Просидев полночи в интернете, Саша проснулась только к обеду. Открыв один глаз и глянув на будильник, она мгновенно вскочила и засобиралась. Надо мчаться на работу, получить зарплату и успеть в банк, внести платежи по кредитам. И может, удастся поговорить с кредитным менеджером, попросить, чтобы уменьшили сумму взноса по ипотеке. Осталось платить всего пару лет, но ей никак не удавалось вовремя вносить платеж, и с каждым месяцем она все больше проваливалась в долговую яму, про штрафные пени, которые наверняка уже набежали, даже думать было страшно. Все звонки она сбрасывала, а бумаги, приходящие из банка, трусливо игнорировала и попросту выбрасывала, даже не прочитав. И как поправить ситуацию она не знала.

В кафе дела шли неважно, посетителей было мало, и с каждым месяцем платили все меньше. Все время казалось, а вдруг повезет, и появится у нее из ниоткуда куча денег. Ну или хотя бы работу стоящую найти, мечтала она. Хотя это было также утопично, как куча денег.

Саша прекрасно понимала, что в наше время найти высокооплачиваемую работу просто нереально. Во-первых, кризис в стране, и работодатели как сговорившись экономят на зарплате своим работникам, да и на количестве самих работников тоже. А во-вторых, у нее не было никакого образования, кроме корочек бармена.

Поджав под себя одну ногу, Саша сидела на стуле у окна и задумчиво помешивала сахар в чашке с чаем. Весеннее солнце щедро освещало двор, березы под окном выпускали первые листья, которые были бледными и тонкими, почти прозрачными. Но эта первая зелень так радовала глаз! Девушка вздохнула, неправда, ничто ее не радует: ни весна, ни солнце, ни работа. Ну и жизнь! Тоска, а не жизнь. Погрязла в долгах, в личной жизни полная… полное фиаско, в общем.

И зачем она связалась с ипотекой? Кому и что хотела доказать? Купила бы на сворованные деньги маленькую однокомнатную квартирку на окраине города и жила бы в свое удовольствие. Хотя почему сворованные? Это ее деньги! Она взяла то, что по праву принадлежало ей! Он должен ей! Ей и маме!

Александра непроизвольно поджала губы. С отцом все понятно, она его просто ненавидела! А вот вспоминая маму, всегда испытывала противоречивые чувства. С одной стороны она любила ее и жалела, а с другой была очень зла на нее. Та в буквальном смысле упивалась своей неудавшейся личной жизнью и бросила маленькую Сашу практически на произвол судьбы. Девчонка болталась по улицам, часто голодная, одетая не по погоде, целыми днями носилась по дворам с мальчишками, дралась и на спор воровала в булочной хлеб.

И вот Саше двадцать семь, она живет в шикарной квартире, в центре города, между прочим. Ничего, не пропала. То ли еще будет! А это все ерунда, прорвемся! Вдохновленная собственными мыслями, она решительно встала.

Ах, если бы она знала, что ее беды только начинаются…

***

– Не будет сегодня зарплаты, – огорчил Ромка, едва завидев Сашу.

– Почему? – опешила та.

– Сухарев злой, как черт. Сказал, завтра выдаст. Сегодня у него какие-то дела в администрации.

– Понятно, нахлобучили за что-то.

– Фу, Сашка, где ты нахваталась таких слов? – сморщился Роман, устанавливая на поднос две чашки, чайничек и тарелочку с пирожными.

– Ой, прости! – с сарказмом ответила та. – Я забыла, что у тебя ранимая душа и интеллигентский слух официанта.

– Будущего врача, – невозмутимо поправил Ромка и направился обслуживать столик.

Саша со вздохом посмотрела ему вслед. Ромка молодец: настырный, целеустремленный. Окончив медучилище, он третий год работал медбратом в больнице, а здесь подрабатывал, чтобы скопить денег на учебу в мединституте. На бюджет уже дважды провалился, но мечта стать врачом не покидала его и, казалось, уже переросла в навязчивую идею. Саша была уверена, что у него все получится, а вот у нее, похоже, дела плохи. Она очень расстроилась, что сегодня зарплату не дадут.

– Саш, кстати, ты вчера кассу хорошо посчитала? – вернувшись спросил Роман.

– Да, а что?

– Костик сказал, что там десять тысяч не хватает. А записки нет.

– Да ты что! – Саша тут же рванула к бару. – Не может быть! Все было на месте и закрыто, как обычно. Где Костя?

– Там, – куда-то вниз показал Роман.

Саша подошла к барной стойке, подпрыгнула и, повиснув на ней, заглянула вниз.

– Вот ты где? – возмущенно сказала она, увидев внизу рыжую, кудрявую шевелюру.

Костя сидел на корточках и пересчитывал коллекционное вино, спрятанное в шкафчике под кассой.

– А, ты? Привет, – прокряхтел он снизу.

– Костя! Скажи, как так получилось, что в кассе недостача? – налетела на него Саша, все больше распаляясь.

Костик показался из-за барной стойки:

– А это у тебя надо спросить. Я пришел утром, а касса открыта, и денег не хватает.

– Не может быть! Я закрывала! – Саша кипела от негодования.

– Не знаю! Ты же не хочешь сказать, что я взял деньги?

– А ты хочешь сказать, я?! – парировала Саша, судорожно размышляя. Она подумала бы на Яна со Светкой, но ведь вчера они ушли раньше ее.

– Так может, их украли? – встрял Роман, глядя на потерянную подругу, которая с задумчивым видом висела на барной стойке.

Из кабинета вышел директор Игорь Сухарев и, увидев Сашу, нахмурился:

– Александра, у тебя недостача!

Саша спрыгнула на пол и, глянув на Костика, поджала губы.

– Игорь, это недоразумение, мы с Костей сейчас все выясним.

– Не стоит! Мне уже надоели твои басни. Все знают, что ты постоянно занимаешь в долг! Теперь ты не стесняясь берешь из кассы! Все, хватит!

– Что хватит? Не брала я деньги!

– Ты еще и врешь! – Сухарев раздраженно взмахнул руками, словно отгоняя надоедливых голубей, просящих корм, и не оглядываясь пошел к выходу из кафе. – Все! Ты уволена!

– Что? – опешила Александра, глядя директору вслед.

Она переглянулась с Ромкой, который стоял у входа в подсобку и слушал их перепалку. Внутри у нее все кипело и было готово вот-вот вырваться наружу неприличными словами. Роман, заметив это, предусмотрительно поспешил на помощь, пока несдержанная и излишне прямолинейная подруга не наговорила лишнего.

– Игорь, да погоди ты так горячиться, – высказал он разумную мысль. – Дай ей оправдаться.

Но Сухарев снова поднял вверх руки:

– Все, все! Ничего не желаю слушать! Я спешу!

– Ка-ка-как это, Игорь?! Я же не брала эти деньги! – не на шутку разволновалась Саша.

– Сказал, уволена! Что непонятно? – Сухарев остановился и сердито глянул на бывшую сотрудницу.

– Да ты что! – снова встрял миротворец Ромка. – А кто работать-то будет?

– А вот ты и будешь. Тебе ведь нужны деньги? – Не дожидаясь ответа, Сухарев повернулся и пошел дальше.

– Гоша, что ты несешь?! – помчалась следом за ним Саша, больше не в силах сдержать праведный гнев. – Погоди! Ты не можешь меня вот так взять и уволить!

– Поверь мне, могу! Завтра приходи за расчетом, – отрезал Игорь и вышел, раздраженно хлопнув дверью.

Саша все еще кипела, снова захотелось крепко выругаться, но она глянула на посетителей кафе в количестве трех столиков, которые стали невольными свидетелями бесчинства директора и ее несправедливого увольнения, затем на Ромку и смолчала.

Костик виновато глядел из-за барной стойки, а Ромка с сожалением вздохнул.

– Ничего, Сашка, не переживай, найдем мы тебе работу.

Та в отчаянии махнула рукой и пошла к дверям, бросив на ходу:

– Да пошли вы все…

***

Возле дома, перекрыв путь к подъезду, стояла красивая черная тачка. Саша в сердцах пнула ногой колесо и обогнула машину, пройдя по газону.

– Что тут встал? Не пройти же! – набросилась она на водителя.

Тот нехотя обернулся и сонным взглядом окинул щуплую, нескладную фигурку. Мгновенно осознав, что девица не представляет никакой угрозы, мужчина отвернулся, даже не удостоив ее ответом.

– Чтоб тебя, – сквозь зубы прорычала Саша и пошла к подъезду.

На лестничной клетке возле ее дверей было тесно. Двое здоровенных парней, тихо переговариваясь, по очереди давили на звонок, при этом их черные деловые костюмы буквально трещали по швам на крепких спинах.

– Эй, люди в черном! Вы кто и что вам надо?

– Вы хозяйка квартиры? – обернулся один.

– Ну, я.

– Александра Егоровна Демина? – уточнил второй.

– Да.

– Очень приятно, – слащаво улыбнулся первый и, сунув ей в нос пластиковый прямоугольник, видимо, удостоверяющий личность, добавил: – А мы представители коллекторской фирмы «Инспектор Хоум».

Глава 3

Саша смотрела на крепколобых в черном и пыталась сообразить, что им от нее надо. Хотя что тут думать? Зачем к людям приходят коллекторы? Ясное дело зачем, отобрать самое дорогое – дом.

Говорят, беда не приходит одна, промелькнула в голове мысль. Но Саша знала о бедах все, и это ее не напугало.

А потому она радостно воскликнула:

– Чудесно! – Однако восторга в ее голосе не было. – И что вам надо?

– Вот, бумага из банка. – Второй достал из папочки документ и протянул хозяйке.

– Что за бумага? – Саша взяла листок и попыталась прочитать, но руки предательски дрожали, и строчки плясали перед глазами так, что девушка ничего не могла разобрать.

– Банк передает нашей компании все права по вашему ипотечному кредиту. Там все написано, – ткнул в бумагу первый.

Саша обмахнулась листком, ей вдруг стало очень жарко. Наконец собравшись с мыслями, она быстро подошла к двери, открыла ее и, просочившись внутрь, попыталась закрыть прямо перед носами у коллекторов, но один из них ловко просунул ногу в дверь.

– Да не волнуйтесь вы так, Александра Егоровна, – по-доброму улыбнулся он. – Пока мы лишь сделаем опись имущества.

– Не волноваться? Вы серьезно? – возмущенно спросила Саша и отступила на шаг. Пришлось впустить их в квартиру, ну не драться же с ними, честное слово!

Непрошеные гости походили по большой двухкомнатной квартире, недовольно переглядываясь. Особо описывать было нечего. В двух просторных комнатах стояла лишь недорогая мебель: в одной кровать с тумбочкой, в другой диван и два кресла. На диване лежал новенький ноутбук, за который Саша еще не выплатила кредит. Но для них это тоже была сущая мелочь. Ценность, пожалуй, представляла лишь люстра под потолком, которую Саша купила на новоселье в антикварном магазине. Так, из куража. Вообще-то, подобная роскошь ей была пофиг, просто хотелось кому-то что-то доказать. Вот глупая!

Заметив сверкающую хрусталем люстру, мужчины задрали квадратные подбородки и на этот раз довольно переглянулись.

Составив опись, они пошептались, и один из них положил на стол Сашин экземпляр.

– Даем вам ровно неделю. Если не заплатите штрафные пени и долг в триста тысяч рублей плюс очередной ежемесячный взнос за ипотеку, подаем иск на отчуждение квартиры в пользу банка. И, надеюсь, вы понимаете, что ничего из этого, – он ткнул коротким, толстым пальцем в опись, – вы не имеете права вывозить из квартиры.

– Это вы не имеете права! – в сердцах выкрикнула вконец расстроенная хозяйка.

Но один из мужчин, вежливо улыбаясь, сказал:

– А этот аргумент вы сообщите суду.

Улыбки гостей были слишком слащавыми и натянутыми, чтобы поверить в их искренность, поэтому Саша не обольщалась, в следующий визит они наверняка придут с грузчиками, а еще через некоторое время выставят ее на лестничную площадку. И будет большой удачей, если не побьют!

Злые дядьки ушли, а Саша уселась на диван и наконец дала волю слезам. Сегодня явно не ее день! И почему все так внезапно свалилось на нее? Эх, надо было продать люстру! Ведь давно же собиралась! И что теперь делать? Нет, нельзя сдаваться! Надо пойти и уговорить Гошу не увольнять ее, а потом попросить денег в долг. Она вытерла слезы и решительно встала, но тут же плюхнулась обратно. Ага, так он и отвалит ей триста тысяч! Но даже если бы дал, ей за всю жизнь не отработать такую сумму.

Саша упала на диван и, уткнувшись в подушку, зарыдала. Это ей кара Божья за плохие дела…

***

На следующий день после кошмарной бессонной ночи Саша провалялась до обеда, мучаясь угрызениями совести и раздумывая, как разрешить возникшие проблемы. Проиграв разные варианты выхода из затруднительной ситуации, она пришла к неутешительному выводу: на благополучный исход нечего даже надеяться.

Но природный оптимизм подсказывал – попытаться-то можно. Сейчас она пойдет, получит расчет, может, Ромка что-то добавит из своих накоплений. Это было против правил, но что делать? Он ведь не бросит ее в беде. В общем, соберет она тысяч сто пятьдесят и договорится с коллекторами. Потом найдет работу, и все наладится. В это верилось с трудом, и Саша, уставившись в потолок, под которым висела злосчастная люстра, представляла худший исход: она без крыши над головой, без работы и без гроша в кармане.

 

Наконец она заставила себя подняться и, кое-как собравшись, направилась к Сухареву.

– Здравствуй, Игорь, – хмуро глядя на начальство, пробубнила Саша, без стука открыв дверь в кабинет.

Тот сидел, развалясь в своем директорском кожаном кресле и, глядя в окно, чему-то довольно улыбался, но завидев свою нерадивую сотрудницу, тут же нахмурился.

– А, ты? За расчетом?

– Слушай, может… – сделала попытку Саша восстановить справедливость, но ей даже не дали высказаться.

– Нет, не может! – перебил Сухарев и, покопавшись в столе, положил на стол несколько купюр.

– Да что с тобой?! Я же никогда!..

– Вот твои деньги, забирай и уматывай! – перебил тот. – И чтобы духу твоего здесь не было!

– Ну зачем же так грубо, Игорь?! – Саша взяла со стола скромную разноцветную стопочку и пересчитала. – Я не поняла, а почему так мало?

– А сколько ты хотела? – Сухарев откинулся в кресле и скрестил руки на груди.

– Но у меня зарплата тридцать пять тысяч! Плюс премия! А еще компенсация за отпуск! Я два года не была в отпуске!

– Милая, какая премия? Какая компенсация? – иронично ухмыльнулся директор. – Ты читала трудовой договор? В случае нарушения его условий администрация имеет право уволить работника без дополнительных выплат и выходного пособия.

– Но зарплата! – вскипела Саша. – Где моя зарплата за целый месяц? Здесь и половины нет!

Она стремительно подошла к календарю, висящему за спиной Сухарева, в сердцах сорвала его и ткнула директору в лицо.

– Вот, двадцать девятое апреля! А я в этом месяце шестнадцать смен отработала!

– Я вычел недостачу из твоей зарплаты, – сухо сообщил начальник.

Она удивленно подняла брови и уставилась на него.

– В двойном размере, – добавил он.

Саша шумно выдохнула.

– Гоша, ну ты же знаешь, что я не брала ни копейки! – Она часто заморгала. – Мы с тобой уже три года вместе работаем.

– Демина, не фамильярничай! Все, хватит с меня! Ты уволена и избавь меня от своего присутствия!

– Да пошел ты! – Саша вышла, со всей силы шарахнув дверью.

В зале она остановилась и с надеждой огляделась: Ромка сегодня должен был снова работать, но его нигде не было. А так хотелось высказаться!

– Кость, а где Ромка? – спросила она у своего сменщика.

Вернее, бывшего сменщика. Прямо карма какая-то! В кафе теперь были все бывшие: парень, подруга, сменщик, начальник. Только Ромка все еще был ее другом, по крайней мере, она очень на это надеялась. Он не бросит ее в беде!

– Его в больницу срочно вызвали.

– Как так? – Саша оглянулась, в зале было довольно много народа и ни одного официанта.

– Сказал, что-то очень важное и убежал.

– А где Натаха?

– И Натальи нет, говорят, на больничный ушла.

– А как же ты один? – Саша обвела рукой зал.

Костя расстроено вздохнул и пожал плечами:

– Я сегодня и за официанта, и за бармена. Но Ромка обещал скоро вернуться.

Саша злорадно рассмеялась.

– Вот-вот, поработайте без меня. А я могла бы выйти внеурочно и помочь! – Она частенько подрабатывала официанткой в другой смене.

– Да уж, Гоша перегнул, – сказал расстроенный Костик, – на него это не похоже.

– Точно! Вообще не понимаю, что на него нашло… Ладно, подожду Ромку, – Саша глянула на часы, задумалась на мгновение и сказала: – А знаешь что, принеси-ка мне стакан и бутылку «Камю». Ну и что-нибудь закусить.

– Что? – недоуменно спросил Костик.

– Что слышал! Буду обмывать новую жизнь.

– Ты серьезно?

– Вполне!

– А денег-то хватит? – с сомнением посмотрел Костя. Он знал, что Деминой по жизни не хватало денег.

Саша глянула зверем. Эти несчастные пятнадцать тысяч ей все равно не помогут решить проблемы, а вот на «расслабиться» вполне хватит.

– Неси, сказала! – Она еще раз оглянулась и кивнула на свободный столик. – Туда неси. На седьмой стол.

Забившись в самый угол зала, Саша скинула куртку и, повесив ее на спинку стула, села. Подперев руками щеки и нахохлившись, как замерзший воробей, девушка задумчиво уставилось в окно. Тонированное и вдобавок запыленное стекло почти не пропускало дневной свет, но, как большой экран телевизора, показывало бегущих куда-то по делам прохожих, да снующий туда-сюда городской транспорт. Там, за окном кипела жизнь. А что будет с ее жизнью? Что ей теперь делать?

– Вот, – отвлек ее от горестных мыслей Костик, поставив на столик красивую бутылку с жидкостью дубового цвета и бокал. – Закуску-то принести?

– Лимон, – коротко ответила та, даже не обернувшись.

Просидев в гордом одиночестве примерно с час и выпив граммов сто пятьдесят крепкого выдержанного коньяка, она подумала, что, наверное, хватит. Толку от выпитого никакого, а сидеть одной скучно, поскольку Романа она так и не дождалась. Саша уже подумывала пойти домой, но вдруг увидела за соседним столиком вчерашнего посетителя. Он все так же сидел за остывшей чашечкой кофе и с наглой ухмылкой посматривал на нее…