Стеллар. Трибут

Tekst
Z serii: Стеллар #2
49
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Стеллар. Трибут
Стеллар. Трибут
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 32,95  26,36 
Стеллар. Трибут
Audio
Стеллар. Трибут
Audiobook
Czyta Алиса Тверская, Олег Кейнз
20,61 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Мико: Нельзя медлить! Быстрее забирай Азур!

Я осторожно выдернул Клык из рассыпающегося черепа, тут же получив град сообщений в интерфейс:

Справочник пополнен! Директива «Пополнение Справочника» обновлена, изучено внутреннее устройство 7/10 морфов

Уничтожен опасный преступник! Директива «Судья» обновлена (1/10)

Вы получаете 43200 Азур!

Сформирована Нейросфера!

Сформирована Нейросфера!

Текущее количество 13594/16500 Азур

Вы получаете Геном Ледяного Анубиса

Вы получаете Фенотип Эвелин Мэйл

Вы получаете???

Мико: Отлично! Просто великолепно! Теперь забери осколки Черной Луны… Нет! Стоп! Назад! НАЗАД!

Голос моего когитора изменился, почти сорвавшись на крик, что означало очень высокую степень опасности. Я непроизвольно попятился и только теперь заметил, что под телом Ивил расплывается небольшая лужица черной не отражающей света тягучей жидкости.

Я уже видел ее раньше – в Черном Саркофаге.

Тьма.

Глава четвертая

Тьма!

Черная лужица возле трупа Ивил была небольшой. Скорее пятнышко размером с блюдце. Интерфейсная рамочка вокруг нее попеременно мигала то черным, то багровым, я впервые наблюдал такой эффект.

???

Неопознанный ксено-вирус

Класс: «Нергал»

???

И, как и та субстанция, выплеснувшаяся из Черного Саркофага, жидкость осмысленно двигалась. Не очень быстро, со скоростью медленно идущего человека, она перекатывалась по полу, подобно ртути. Я осторожно отходил назад, оборотень мягко отпрыгнула в сторону. Бывшей пленнице тоже явно не понравилось появление Тьмы, она зашипела, в глотке заклокотало глухое яростное рычание.

– Мико, что это?

Голос когитора был взволнованным, она почти выкрикивала:

Мико: Неизвестная ксено-угроза! Данные в Архиве Стеллара засекречены! Рекомендации: ни в коем случае не трогать, не приближаться, не вступать во взаимодействие! Уничтожить любой ценой с помощью Азур-поражающего фактора! Немедленно примени «Вспышку»!

«Вспышку»? Я и сам думал сделать «контрольный выстрел» своей коронной Азур-способностью, останавливало только присутствие оборотня: во-первых, не хотел причинять вред неожиданной союзнице; во-вторых, если она воспримет это как агрессию, придется драться. И шансов, учитывая ее скорость и силу, у меня немного…

Девушка-лиса, приняв человеческий облик, вдруг оказалась совсем рядом. Вся в крови (Ивил изрядно покромсала ее в схватке), но раны и ожоги затягивались просто на глазах. Невероятная жизнестойкость. Возможно, нечто вроде регенеративной способности Генома Гидры, только еще более мощное.

Я смотрел на нее. Невысокая. Крепко сбитая. Скорее жилистая, чем мускулистая, широкие плечи, атлетичная фигура, не потерявшая, впрочем, женских очертаний. Абсолютно не смущаясь собственной наготы, девушка совершенно по-звериному скалилась, издавая странные горловые звуки, и кажется, хотела что-то мне сказать. Выходило очень плохо, слова казались нечленораздельными, словно пленница совершенно отвыкла произносить звуки человеческой речи. Похоже на глобиш, я разобрал несколько знакомых корней в потоке рычания и низких горловых ноток. «Кил», «лайт», «ра», «аз-зур»…

Убей. Свет. Ра. Или вернее, убей светом Ра! По жестикуляции «лисы», ожесточенно указывавшей на Тьму, я сообразил, что она тоже настаивает на применении «Вспышки».

Мико: Нельзя медлить! «Вспышку», Грей!

Я создал новую частицу Ра и приготовился направить ее к двигающейся черной лужице. И не успел, несколькими секундами раньше она достигла щели в полу, где металлические пластины сходились друг с другом, и мгновенно просочилась куда-то под обшивку. Я ошибся, оценивая ее действия. Тьма не угрожала нам, она просто пыталась сбежать. И мы спокойно дали ей это сделать.

Мико звонко выругалась. Оборотень яростно, раздраженно рыкнула – точь-в-точь как зверь, упустивший добычу. В следующий момент она прыгнула к перегородке, где находился единственный выход из трейлера.

Я оглянулся. Вингер и серебряные Крылья Ангела где-то здесь, похоронены под кучей дымящегося хлама, в который превратилось содержимое лаборатории Эвелин Мэйл. Он поврежден, но наверняка Доспех можно починить и вновь использовать. Я позаимствовал его в музее Ангела, «Икар» – сакральная реликвия Энджело, и неплохо было бы вернуть его на место.

Мико: Нерационально! Потеря времени, и ты просто не сможешь унести Доспех. Нужно НЕМЕДЛЕННО бежать, пока не появился второй Одержимый!

Увы, но она была права. В микро-крипторе не унесешь громадный кидо, а снаружи уже наверняка поднялась тревога, к перевернутому, угодившему в аварию, трейлеру спешат Бродяги и, главное – где-то рядом второй Техномант! Если мне, с помощью эффекта неожиданности, удачи и содействия оборотня, получилось одолеть Ивил, то Оскал вряд ли был по зубам.

Надо уходить. Я задержался лишь у трупа Одержимой, вновь попытавшись забрать осколки Черной Луны, но тщетно. Они как будто составляли единое целое с ее скелетом. Чтобы вырвать их оттуда, требовалось время, которого сейчас не было.

Девушка-оборотень тем временем справилась с дверью и исчезла в небольшом тамбуре-шлюзе, отделявшем лабораторию от выхода. Там, оказывается, притаился второй варг из телохранителей Эвелин, и он беззвучно бросился на «лису», метя в горло. Я лишь мельком увидел схватку, но и этого было достаточно. Оборотень за несколько секунд просто разорвала здоровущего кибер-пса на части. Голыми руками, даже не превращаясь в ларса.

Кровь густо забрызгала стены и потолок. Я осторожно коснулся останков кончиками пальцев. Пусто, Азур нет. Странно, во всех гармах и варгах содержалось немного А-энергии, это ведь измененные твари. Или… она забрала?

«Лиса» тем временем торопливо закуталась в синюю мантию Эвелин. Полы волочились, капюшон свисал: слишком невысокая и крепкая по сравнению с худощавой Одержимой. Но лучше такая маскировка, чем никакой. Прежде чем рвануть искореженную дверь, девушка обернулась. Под капюшоном сверкнули нечеловеческие зеленые глаза.

– Ты! Со мной. Бежать!

Она уже говорила отчетливей, хотя дрожащая верхняя губа непроизвольно приподнималась в зверином оскале. Я кивнул, «лиса» щелкнула внешним замком и распахнула дверь. Из проема хлынул солнечный свет, гул голосов и рев моторов. Она ловко спрыгнула, и я последовал за ней.

Шум снаружи сразу заложил уши. Лязг гусениц, шуршание колес, скрежет плохо подогнанных запчастей и рев примитивных моторов сливались в оглушительную какофонию. Мы находились посреди Конвоя, справа и слева двигались потоки разнокалиберных машин, гудящих, ревущих, сигналящих. Они с двух сторон обтекали место аварии. Наш трейлер лежал на боку, после переворотов оставив за собой широкую вспаханную полосу. По пути он сгреб и раздавил несколько транспортных средств поменьше, и закончил свой путь, опрокинув набок монструозный двухэтажный аппарат, похожий на жуткую помесь грейдера, автобуса и комбайна. Из обугленной кабины валил густой дым, вокруг останавливались авто поменьше, из них выходили люди, глазея на аварию. Некоторые уже пытались что-то сделать, заливая кабину чем-то вроде белых пенных струй.

Не люди. Бродяги. Технокочевников сразу можно было узнать по специфическому внешнему виду. Бороды и длинные волосы, заплетенные в косицы; загорелая, почти бронзовая кожа; обилие татуировок и невообразимого пирсинга на всех частях тела; снаряжение и оружие, собранное из совершенно разных комплектов. Тусклый металл примитивных аугментаций и пожелтевшая кость украшений, вроде ожерелий из зубов и шлемов, имитирующих черепа чудовищ. Настоящие дети апокалипсиса, с которых давно слетела вся шелуха цивилизации.

Возле выхода уже стояло несколько таких. Судя по виду и инструментам в руках, пытались открыть запертую изнутри металлическую дверь в трейлер.

Увидев синий плащ Эвелин, а потом меня, они шарахнулись в сторону. Стоявший впереди гортанно крикнул что-то оборотню, остальные неуверенно полезли за оружием.

Нейросеть мгновенно разметила Бродяг маркерами уязвимостей.

Мико: Они сейчас поднимут тревогу. Грей, стреляй!

Поздно. Совершенно очевидно, что спутать нас с Одержимыми мог только слепой, и то издали.

Оборотень каким-то образом оказалась возле них. Момента удара я не видел, но из горла того, что стоял ближе всех, ударил фонтан крови. «Лиса» неуловимо метнулась к следующим, только мелькнул синий плащ. Она даже не превращалась в ларса – скорость и сила в человеческом обличьи позволяли ей легко расправляться с врагами. Я заметил, что она ловко выхватила у одного из противников здоровенный тесак и с его помощью буквально за несколько секунд нашинковала остальных в мелкий винегрет. Один удар – один труп. Я опустил «Дробитель», не успев сделать ни единого выстрела.

Мико: Ее скорость за пределами человеческих возможностей. Как минимум уровень второй эволюции. Нужно захватить транспорт и попробовать скрыться, не привлекая внимания. Ищу варианты…

Она мгновенно подсветила зеленым контуры укрытий и стрелочками – силуэты остановившихся возле трейлера машин. Идея когитора выглядела неглупо: несмотря на переполох с аварией, имелись все шансы затеряться в потоке машин, по-прежнему объезжавших перевернувшийся фургон. Я быстро огляделся, но так и не понял, где мы – широченная бурая колея, усеянная следами огромных траков и гусениц, вдалеке зеленые сопки, покрытые лесом, громыхающие механизмы с обеих сторон.

Понятно, что мы находимся посреди Конвоя. Впервые я видел так близко знаменитые дома-машины Бродяг, в которых они рождаются, живут, странствуют и проводят большую часть своей жизни. Новые и разваливающиеся на ходу, размалеванные граффити и украшенные поднятыми бунчуками, они рычали тысячей разных голосов. Сотни автомобилей самых необычных типов: от самодельных одноместных багги и байков до увенчанных рогами неведомых чудовищ тяжелых гусеничных монстров, коптящих небо черными выхлопами древних двигателей. Автобусы, прицепы, трейлеры, дома на колесах… Некоторые старые фургоны тащили огромные невиданные звери, похожие на покрытых чешуей носорогов. Между машинами лавировали ховеры, байки и всадники, оседлавшие ездовых гармов.

 

Я внезапно осознал, что Бродяг здесь – очень много, тысячи, Конвой не уступает по численности небольшому городу, да, по сути, и является им, только мобильным. Впереди вообще виднелись исполинские силуэты, похожие на многоэтажные дома. Такие ползущие крепости, как матки, окружали десятки машин поменьше, но тоже огромных, будто слепленных по частям и надстроенных целыми поколениями технокочевников. Над всем этим громыхающим и изрыгающим дым табором реяли пузатые аэростаты и даже длинный винтовой дирижабль, вокруг которого в высоте кружили галочки то ли огромных птиц, то ли мотодельтапланов, подобных тем, что вчера атаковали Энджело.

Схватка оборотня с Бродягами не могла не вызвать переполох – слишком много глаз, слишком много людей уже было вокруг. Останавливались машины, к нам бежали Бродяги, послышались крики, гудки, первые редкие выстрелы. Еще чуть-чуть – и поднимется полноценная тревога. «Лиса» крадучись побежала вдоль опрокинувшегося фургона, пытаясь укрыться в его тени, я последовал за ней, стараясь не отстать.

Совсем недалеко, шагах в двухстах, остановился еще один серебристый трейлер, брат-близнец нашего. Если первый был лабораторией Ивил, то второй, по логике вещей, мог принадлежать Оскалу. Встречаться с ним сегодня не входило в мои планы.

Я не понимал, куда бежит оборотень, внезапно ставшая лидером нашего новоиспеченного дуэта. Она, судя по всему, тоже двигалась наугад. Или нет? Бродяги появлялись со всех сторон, крича и стреляя в воздух, рядом тормозило все больше машин, уши разрывались от сигналов клаксонов, их воплей и звуков выстрелов.

Надежды остаться незамеченными оказались напрасны. Нас увидели. Длинная очередь, за ней – другая, пули выбивали искры из металлического кузова трейлера над нашими головами. «Лиса» прыгнула к ближайшему транспорту, похожему на открытый четырехместный пикап с рамкой для пулемета. Извернулась в тигрином прыжке, принимая облик кошкозверя, с рыком приземлилась внутри, закружилась, в невообразимой кутерьме убивая стреляющих по ней Бродяг. Дралась она, конечно, просто шикарно, у обычного человека не было никаких шансов противостоять смертоносному оборотню.

Мико: Анализ вероятностей… Грей, лучший вариант – смена тактики, нужно попробовать затеряться в толпе и скрыться, пока она отвлекает врагов!

Да, пока все внимание врагов было приковано к «лисе», шансы имелись. Если надеть шлем, я буду почти неотличим от Бродяг, экипированных по принципу «с миру по нитке». Все так, но меня останавливала необходимость бросить девушку-оборотня на растерзание Бродягам. Я не знал, кто она и какие цели преследует, но мы помогли друг другу, прикончив Ивил, и сейчас, здесь, среди врагов, она была моим единственным союзником.

Хаос, кутерьма возле машины. Ларс явно пыталась захватить транспорт, но Бродяг вокруг становилось все больше, они открыли плотный огонь. В воздухе мелькнула черная сеть, накрывая машину, разбегающихся людей и «лису». Она запуталась в ней, рыча и разрывая путы. Ловчая снасть задержала ее лишь на десяток мгновений, но этого промедления оказалась достаточно. Загрохотало что-то крупнокалиберное, палили сразу с нескольких подъехавших тачанок. Высокий вибрирующий рев раненого зверя перекрыл даже лязгающую какофонию Конвоя. Безжалостно расстреливаемый в упор, оборотень забился в сетке. Бродяги торжествующе улюлюкали.

Уходить, пытаться смешаться с толпой в суматохе или попробовать ее выручить? Решать нужно было быстро, и я выбрал второе.

Частица Ра, как привязанная, висела над моим правым плечом, вызванная еще в трейлере. Усилием мысли я послал ее вперед, в толпу, в центр кольца, окружившего оборотня.

«Вспышка»!

Свист, короткий рев взрыва, треск приборов, заискрившихся от удара электромагнитного импульса. Подействовало не хуже, чем на крыс в канализации: ближайших поджарило до черной корки, многих обожгло и подпалило, а ослепило всех без исключения. Я видел обгоревшие лица и выжженные глаза, катающихся по земле людей, охваченных огнем. В радиусе видимости все были ошеломлены и дезориентированы, рядом мгновенно произошло несколько аварий. Оборотню тоже досталось, она все же выбралась из сетки, но на большее сил не хватило, снова приняла человеческий облик и едва дышала, вся покрытая кровавыми ранами и ожогами.

Я подхватил ее, закидывая на плечо, поразившись тяжести и жесткости тела. Ох, ты! Пришлось приложить значительное усилие, обычный человек вряд ли смог бы вообще поднять ее. На ощупь она состояла из твердых мышц и сухожилий, а весила не меньше сотни килограммов.

Мико: Вес абсолютно аномален: скорее всего, она проходила эволюционные преобразования, усиления скелета, сделавшее кости тяжелыми. Также может косвенно быть следствием ее морфизма… Грей, сюда!

Она указала стрелочкой на один из аппаратов, стоявших неподалеку. Треугольный, похожий на широкий копейный наконечник, покрытый потертой зеленой краской, он покачивался над землей в десятке ярдов от нас. Ховер! Не совсем такой, как «Оса», побольше и пошире, но несомненно принадлежащий к тому же семейству ховербайков.

Пользуясь замешательством, я бросился к нему, расталкивая ослепленных, шатающихся Бродяг. Коротким ударом выкинул с водительского места стонущего, трущего глаза лысого громилу. Бросил «лису» сзади, сам прыгнул за руль. К счастью, запуск не был заблокирован ДНК-ключом или чем-то подобным. Тара раньше показывала мне, как управлять ховером. Несколько суток в пустошах, проведенных в роли ее помощника, не прошли даром.

Эта вытертая рогулька – руль. Наклон вперед – газ, назад – тормоз, вправо-влево – понятно… Зеленый ховер, развернувшись, резко вклинился в ряды двигающейся техники Конвоя, едва не протаранив грузовик. Не обращая внимания на соседей, я ускорился и начал маневрировать, пытаясь затеряться среди множества машин.

Не вышло – почти сразу меня начали преследовать. Послышался треск очередей, аппарат задрожал от попаданий, из заднего крыла вырвались снопы искр. Я резко сменил курс, прячась за тушами двухэтажных автобусов и автопоездов, нагло подрезая их и постоянно маневрируя. Помогло: Бродяги не особо рисковали открывать огонь в плотном скоплении машин. Мне неожиданно пришло в голову, что в Конвое наверняка полно женщин и детей, они должны опасаться причинить им вред сплошной пальбой. В любом случае все это было мне на руку, все, кроме капризного аппарата, не очень желавшего прислушиваться к неумехе. Уже дважды я чиркнул крылом соседние машины, и лишь чудо помогало сохранить равновесие на резких поворотах.

Мико: Чудо?!

Чудо и мой когитор, вовремя размечавшая векторы и траектории маневров и подсказывающая, когда затормозить или ускориться. Без ее помощи мы, скорее всего, попали бы в аварию на первом же наглом вираже.

– Вправо! Быстрее!

В мое плечо впились острые когти. Оборотень очнулась и указывала направление. Правее по курсу зеленел густой лес на крутых опушках сопок. И всего несколько рядов машин отделяло нас от края потока!

За спиной опять началась стрельба. Ховербайк снова задрожал от попаданий. Пули с противным холодящим душу шипением рассекали воздух совсем близко. Кто-то уверенно взял нас на мушку. Я подсознательно чувствовал, что следующая очередь может прилететь мне в затылок, и вилял, уклонялся и маневрировал как только мог.

– Дай! Оружие!

Не колеблясь, я сунул назад «Дробитель». Не мог оглянуться, полностью сосредоточившись на управлении капризным аппаратом, но за спиной начало твориться что-то страшное. Гулкие выстрелы сменились визгом тормозов, шумом сталкивающихся машин, криками и завыванием сирен. Новая знакомая явно умела пользоваться огнестрельным оружием. В глухом рычании девушки слышались нотки удовлетворения.

Наконец-то обочина! Свежую колею, проделанную монструозными траками двигающихся цитаделей Конвоя, отделял от края леса неровный земляной бруствер. Я дернул руль, на ходу поднимая ховербайк в воздух, как это делала Тара, облетая препятствия. Вышло не так плавно и виртуозно как у нее, мы чиркнули брюхом по валу, но ушли под прикрытие зеленого полога растительности. Ховер пер, сметая подлесок, вокруг замелькали черные стволы деревьев, и я был вынужден сбросить скорость, чтобы не угробить нас обоих.

– Быстро! – тут же потребовала «лиса». – Сзади!

Она говорила все лучше и лучше. Да, сзади доносился шум, Бродяги явно опять сели нам на хвост. Но быстрее двигаться я не мог. Не имея нужного навыка, просто разбил бы непослушный аппарат о дерево. Был иной способ сбросить погоню с хвоста, который тщательно приберегался для подобного случая.

Кровь. Клык чувствительно резанул предплечье, и с Синей Стали спрыгнула огненная искра. Я поддал газу, оглядываясь назад и видя, как на полосе примятого подлеска остается призрачный волк. Одна надежда, что «Див» не бросится следом, избрав своей целью «лису» или меня, а обратит свое внимание на преследователей.

Оборотень зашипела. Я ощутил, как она опять выпускает когти. Но огненный призрак не кинулся следом, оставался на месте. Мы удалялись, а Бродяги приближались, уже слышался отчетливый лай гармов, шум техники и хруст ломаемых ветвей. Когда эти звуки прервались беспорядочной стрельбой, стало ясно, что задумка сработала. И если с погоней нет Оскала, скорее всего, мой «Див» вырежет их всех.

Ховербайк начал чихать и терять мощность буквально через несколько минут. Видимо, множество попаданий, изрешетивших кормовую часть, не прошли даром. Я остановил его на склоне сопки, скатился вниз, тяжело и прерывисто дыша. Короткая, но нервная поездочка далась не очень легко.

– Бежать! Быстро!

Рядом появилась «лиса», неотрывно смотрящая на меня зелеными фонариками звериных глаз. Она опять пришла в норму, раны и ожоги практически затянулись. Сейчас, здесь, в лесу, она может легко уйти от погони. В отличие от меня…

– Я! Садись. Быстро! – прорычала она, снова превращаясь в огромного гибкого зверя, одновременно напоминающего кошку и лисицу. Я и сам не понял, как оказался сидящим у нее на спине. Успел только отчаянно вцепиться в светлую гриву, чтобы не свалиться, когда оборотень длинными прыжками понеслась в глубину леса.

Глава пятая

«Лиса» оказалась совсем не предназначена для перевозки пассажиров. Шерсть, под которой двигались упругие пласты мышц, была густой, жесткой и колючей, постоянно выскальзывала из рук. Игловидные выступы, тянувшиеся вдоль хребта, не давали нормально устроиться на спине. Каждый раз, когда оборотень делала длинный прыжок, я ожидал, что не удержусь верхом на гибком звере и сорвусь вниз, в мелькающую зелень подлеска.

Она двигалась очень быстро. Промчалась по лесу, сумасшедшим длинным прыжком пересекла большой каменистый овраг и ловко поскакала по камням бурного потока, несущего свои воды между серых валунов. Грамотно, я понял, что она пытается запутать следы, опасаясь дальнейшей погони. Звериный инстинкт или человеческая расчетливость?

Адреналин схватки и первых минут безумного бегства проходил. Мы сбежали, мы свободны, это великолепно, но стоит подумать, что произойдет дальше. Ведь Бродяги стопроцентно будут преследовать нас. У них есть гармы, способные выследить беглецов по запаху, наверняка есть хорошо технически оснащенные команды охотников. И есть Оскал…

– Мико, что они будут делать?

Мико: Предварительный прогноз… Первое: удаленный мониторинг территории с помощью беспилотных аппаратов, оснащенных системами поиска и слежения. Второе: преследование охотничьими партиями с обученными морфами-ищейками. Третье: использование спецсредств наземного контроля и поиска, находящихся на борту «Мстящего»… Четвертое: неизвестные возможности Техномантов.

Реакция нейросети совпадала с моими мыслями, тайными картами в колоде были «Мстящий» и Айсберг-Оскал. Одержимый не успел остановить наш побег. Возможно, на момент бегства он вообще отсутствовал в Конвое. Это давало определенные шансы уйти подальше, пока Техномант не приступил к поискам. Что припасено в его арсенале для таких случаев, оставалось только гадать.

– Как нам уйти?

Мико: Рекомендую продолжать движение с максимальной скоростью. Нам нужно оторваться как можно дальше, стараясь не оставлять следов.

– Где мы вообще находимся? Дай карту!

Данные, скачанные в Архиве Стеллара и вокс-сети Энджело запасливой нейросетью, наконец-то начали работать. Передо мной развернулось окно с масштабируемой картой. Угадывая мое интуитивное желание, Мико сделала ее трехмерной, зелено-коричневые складки местности, холмы, леса и горы приобрели объем. Так, посмотрим…

 

Оказывается, мы не очень сильно удалились от Энджело. Горный массив, где находился форт, был всего-то в двадцати милях. Сейчас Конвой, очевидно, двигался параллельно старой дороге, зачем-то перемещаясь к предгорьям. Интересно, почему Бродяги покинули лагерь возле осажденного поселения? А мы стремительно уходили на юг маршрутом, напоминающим ломаный зигзаг. Там, куда пролегал наш путь, виднелись многочисленные кружки заброшенных поселений, а еще дальше в зеленом массиве, перечеркнутом пунктиром древних трасс, начинались разбросанные ореолы А-Зон, постепенно пересекающиеся и сливающиеся на юге в одно огромное багровое пятно.

Я увеличил масштаб. Множество Азур-зон, больших и малых, было нанесено на карту, но эта область казалась самой крупной, достигающей нескольких сотен миль в диаметре. Она была похожа на растущую опухоль. Сердцевина обозначена темно-багровым, почти черным, ближе к краям окраска светлела, становясь светло-розовой. Исходя из цветовой градации Стеллара, это означало, что опасность росла по мере приближения к центру, а в «сердце» А-Зоны выжить было вообще невозможно. Для примера, покинутая мной первая Азур-область помечалась всего лишь ярко-красным овалом. Что же кроется в местах, чья степень опасности на несколько градаций выше «смертельной»?

– Мико, что это?

Мико: Древняя Азур-зона континентального масштаба, известная под кодовым названием «Багровый Разлом». Уровень угрозы – сверхъестественный. Судя по размерам и распространяемому влиянию, возникла в результате масштабного Прорыва из-за Грани. Отмечена тегами «враждебная среда», «реструктуризация реальности», «выдох Даат», «бури перемен». Зафиксированы случаи применения абсолют-оружия… Но до нее почти триста миль, почему ты спрашиваешь?

До гигантской А-Зоны действительно было далеко. Сейчас. Но если мы продолжим двигаться на юг или будем вынуждены бежать в том направлении под прессингом охотников, рано или поздно упремся в границу «Багрового Разлома», обойти ее невозможно.

Мико: Плохой вариант, невероятно опасное место. Нам там не выжить, Грей. Я бы не рекомендовала даже приближаться. Не стоит забывать, что карты из Архива Стеллара много лет не обновлялись, границы А-Зон и временные ориентиры могли измениться.

Сквозь сплошную зелень крон, смыкающихся над руслом, мелькало солнце, восходящее в зенит. Бурный ручей превратился в стремительную горную речушку, «лиса» без колебаний прыгнула в ледяную воду, нас подхватило течение, быстро потащило между округлыми громадами валунов. Холодная вода, забираясь под разорванный комбинезон, заставила задрожать. Но плавал ларс на удивление неплохо. Изо всех сил вцепившись в мокрую гриву оборотня, я отвернулся – и тут же увидел в голубой вышине черные точки.

Далеко позади, едва заметные, без «Бинокулярного Зрения» разглядеть их было бы вообще нереально. Мико, как всегда, оказалась права – за нами, рассыпавшись в направлении возможного бегства, следовали дроны Бродяг. Быстро же они отреагировали – прошло не больше часа.

Я до рези в глазах всмотрелся, по максимуму используя свою способность. Большинство были очень похожи на аппарат, что засек нас с Тарой по дороге в Монолит. Но один серьезно отличался – большой серый треугольник, формой напоминающий миниатюрный флаинг. Гладкие изящные очертания, почти сливающийся с небом окрас, он скользил гораздо выше прочих, как орел, зорко высматривающий добычу. Если дроны Бродяг казались состряпанными на коленке из лома, найденного в руинах, то этот явно был плодом совершенных технологий Утопии. Интерфейс без раздумий выдал справочную информацию:

«Пилигрим» – автономный разведывательный беспилотный летательный аппарат. Оригинал

«Орион» – интегрированный комплекс наблюдения и разведки широкого профиля, включающий в себя системы обнаружения подвижных малоразмерных объектов в различных диапазонах

«Квантовый Луч» – собственный канал связи, позволяющий мгновенно передавать данные и получать удаленные команды из ЦУ

«Автономная Робототехника» – радиус автономного полета свыше пяти тысяч миль. Способен действовать во враждебных средах. Управляется собственным когитором класса «гамма»

«Альфа-Плюс» – входит в альфа-арсенал Звездного Флота и войск планетарной безопасности

Ого! Эта штука – уже не примитивный квадрокоптер Конвоя, а полноценный военно-разведывательный аппарат, оригинал эпохи Утопии, неизвестно как попавший в руки Одержимых! Скорее всего, как и штурмовой бот, наследие техники Звездного Флота с борта «Мстящего».

Мико: Грей, у нас проблемы. Подсистемы сканирования «Пилигрима» отслеживают движущиеся цели в радиусе ста миль. Боюсь, что нас уже засекли. Нужно немедленно принимать меры.

Тон нейросети был крайне озабоченным. Через несколько секунд она продолжила:

Мико: Необходимо избегать открытой местности, а также постараться замаскироваться от систем радарного и тепловизионного поиска. Это сложнее. Есть два варианта: уйти под землю, используя старые катакомбы, либо использовать Геном Краба.

Геном Краба? Я снова открыл данные о последнем подарке Флектора. Когитор имела в виду единственную доступную мне генную модификацию:

«Непроницаемость» ваш организм приобретает свойство полной непроницаемости для различных видов излучений.

– Как это поможет, Мико?

Мико: Я уже говорила, что это крайне полезная модификация. Она экранирует излучение, причем как внешнее, так и внутреннее. Это похоже на технологию «гост», но для биологического организма. Ты станешь «слепым пятном» в большинстве поисковых диапазонов, включая инфракрасный и электромагнитный. Кроме того, другие Инкарнаторы не смогут ощутить твой Источник. Единственный минус – само наличие «Непроницаемости» косвенно указывает на Азур-изменение организма.

Раздумывать было некогда. Вокруг кипела вода, речка превратилась в бурлящий поток, с течением которого с трудом справлялась даже моя носительница. Нас тащило все быстрее, сверху промелькнули руины, разрушенный остов арочного моста. Я открыл экран «Трансформации»… Жалко, конечно, тратить второй из трех слотов ДНК-модификаций под такой странный Геном, но еще меньше хочется снова стать добычей Оскала!

Минус Нейросфера. Уже ставшая привычной дрожь усиления пробежала по телу, пронзив позвоночник невыносимой болью-наслаждением. Все, теперь я непроницаем для большинства видов излучений. Мощное пассивное усиление, к сожалению, полностью защитного толка. Причем экранирование вовсе не означает неуязвимость, и от вредных эффектов, например, радиации, как я понял, мой организм совершенно не застрахован.

Мимо мелькнули черные скалы, нас несло к большому порогу, с камней которого срывался вниз водопад. Река уже ревела, от слепящих брызг вокруг ничего не было видно. Оборотень даже не пыталась пробиться к берегу, она ловко лавировала между острыми клыками торчащих камней. Я изо всех сил вцепился в нее, пытаясь кольцом рук обхватить толстую шею, и пережил несколько секунд полета в потоке срывающейся вниз бурлящей воды. Жесткий удар о поверхность, погружение на глубину и снова спасительный глоток воздуха. Фыркая и отплевываясь, мы вынырнули, поплыли к берегу. Бешеное течение потока здесь успокаивалось, образуя широкую и мелкую заводь вдоль галечной косы. За ней чернели утесы и зеленели своды леса. Через несколько минут оборотень устало выползла на гальку и бесцеремонно сбросила меня.

Избавившись от груза, она тут же встряхнулась, разбрызгивая воду. Защищаясь рукой от веера ледяных капель, в которых на мгновение заиграла радуга, я невольно залюбовался грацией необычного существа. Огромный сильный зверь, похожий одновременно на гибкую кошку, лисицу и рысь. От первой общая стать и повадки, от второй пушистый хвост и удлиненная мордочка, от третьей мощные толстые лапы и кисточки на заостренных ушах. Интерфейс системы Стеллара однозначно определял создание как ларса, Азур-морфа класса «Бина». Тускло-желтая рамочка степени угрозы означала высокую опасность даже для группы бойцов. Но несмотря на то, что существо было морфом, то есть Тварью, оно казалось красивым и соразмерным, не нарушающим гармонию природы.