Bestseler

Стеллар. Прометей

Tekst
Z serii: Стеллар #9
88
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Стеллар. Прометей
Стеллар. Прометей
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 31,96  25,57 
Стеллар. Прометей
Audio
Стеллар. Прометей
Audiobook
Czyta Алиса Тверская, Олег Кейнз
17,76 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

При виде следов техногенных, явно человеческих сооружений возле скального цирка, уходящей за горизонт ниточки Пути на огромных решетчатых опорах и черной пасти тоннеля, ведущего внутрь, Льдинка поняла, что чувствовали древние моряки, видя землю. То, что человеческое устояло, сохранилось здесь спустя столько лет – уже внушало надежду.

Однако чем ближе они подходили, тем быстрее улыбки исчезала с лиц Инкарнаторов. Страшные следы уже на подступах к древнему форпосту кричали – здесь произошло что-то чудовищное.

Глава 7

Местность вокруг скальной стены Кратера выглядела необычно сглаженной, лишенной острых очертаний, как будто поплывший волнами расплавленный воск. Я как минимум дважды видел подобное – в сожженных мегаполисах Юга и в Нео-Арке, где небоскребы застыли оплывшими свечками, сохранив для потомков панораму чудовищной битвы.

Здесь произошло нечто подобное. В ход были пущены мощнейшие, ультимативные А-способности, измененная материя Черной Луны навсегда сплавилась с плотью А-Тварей, некогда атаковавших форпост. Их жуткие очертания до сих пор просматривались в форме стекловидных потеков, чем-то похожие на особей Бина Ши и одновременно совершенно другие. Паучьи конечности, гигантские распахнутые хелицеры, извивы длинных многоногих тел. В Архиве была информация по измененным Тьмой эволюционировавшим Ши, и Инки Первого Легиона положили возле Кратера целое море этих Тварей. Мы видели только часть картины, однако волнообразные оплывы по всему радиусу лунного цирка говорили, что крепость когда-то окружили со всех сторон.

Врата форпоста выглядели так, будто в них врубился исполинский кулак. Врубился и сокрушил, с неутолимой яростью раздолбав все вокруг. Титановые гермостворки были вырваны с мясом, вмяты внутрь неодолимой силой, по скальному монолиту возле проема разбежалась паутина трещин. Проход был выполнен по всем правилам фортификации и очень походил на вход в форт Энджело – такой же длинный полуподземный тоннель с арочным сводом, который легко перекрыть, оборонять, обрушить. Видимо, все это было сделано, но не помогло, противник просто прогрыз себе путь, попутно разрушив своды и прилегающие помещения.

Караван Инков, растянувшись длинной цепочкой, находился на подходе, авангард только достиг входа и начал расчищать путь. Здесь нас встретила Ехидна.

– Красота, верно? – ирония в ее хриплом голосе чувствовалась даже сквозь субвокал. – Полетели, самое интересное – внутри…

Мое непосредственное присутствие больше не требовалось – отряд миновал опасную зону. Взяв с собой Ворона, Алису и Арахну, я последовал за Ехидной, чтобы не терять времени. Ее девятка уже провела тщательную разведку разрушенной цитадели.

С обратной стороны врат, в кольцевом цирке выглядело все не лучше. Все вокруг куполов было завалено покрытыми пылью грудами, в которых без труда угадывались останки гигантских Тварей, сгоревших, разорванных на части вперемешку с разбитой земной техникой. Я заметил остов растерзанного «Зевса», каким-то чудом сохранивший вертикальное положение, характерный рисунок траков перевернутых распотрошенных «Микадо» и прочие печальные свидетельства разыгравшейся здесь битвы. Много, очень много мертвецов, завалы у внутреннего кольца, покрытые черной пылью курганы уничтоженных ксенотварей, обозначавшие очаги обороны. Наверняка среди них лежали и носители погибших Инков гарнизона Кратера из тех, что пытались остановить напор прорвавшейся внутрь орды. Мертвое, навсегда застывшее кладбище, откуда сбежали даже вездесущие войды.

Судя по расположению останков, к куполам прорывались с нескольких сторон. Круговая оборона Кратера даже внутри цирка была выстроена таким образом, что все сектора отлично простреливались, атаковавшие явно заплатили огромную цену за победу. Но они дошли и проломили вторую линию, выстроенную из знакомых легионных модулей, повалили укрепления с турелями и вырвали с корнями башни замурованных в скальный монолит дотов «Микадо».

– Как же они его взяли?

– Массой задавили, скорее всего, – сказал Стрелок. – Видишь следы?

Он указал рукой на малозаметные точки на отвесных скальных стенах. «Бинокулярное Зрение» позволило разглядеть, что они напоминают цепочки следов, ведущих сверху вниз. Круглые, как будто проплавленные в камне… Такие дорожки во множестве испещряли естественную стену Кратера, и у существа, которое их проделало, явно был не один десяток ног.

– У них есть разновидность Тварей, которые могут бегать по скалам хоть головой вниз и переносить кучу других на себе, – пояснила Ехидна, – типа вот такой…

Она показала рукой на останки змеевидного гиганта, от которого осталась пустая выгоревшая оболочка.

– Типа гусениц или сколопендр, что ли, – добавил Стрелок, – всегда разные, не угадаешь…

Я знал. Существа таксона Бина Ши, зараженные Тьмой, попадали на Землю вместе с Осколками Черной Луны, каждый раз устраивая настоящее стихийное бедствие. Их разновидности пугающе отличались от стазов земного Роя, представляя собой совершенно чуждую ветвь эволюции. Все зараженные Ши, согласно Архиву Стеллара, были мертвыми, погибшими в А-пространстве особями, оживленными ксеноцитом, и их развитие скорее напоминало некротическое, чем эволюцию живых существ. Тем не менее, согласно опыту Одержимых, их колонии где-то в экстрамерных недрах Черной Луны штамповали и выплескивали орды свежих бойцов, меняющихся в соответствии с новыми угрозами. Зараженные Тьмой Ши, управляемые эффекторами Шарда, разумные и смертоносные, были главной опасностью Черной Луны, едва не уничтожившей Первый Легион.

– Стоит обыскать здесь все, – произнес я, обращаясь к Ехидне, – похоронить павших, собрать их Доспехи и оружие. Возможно, нам что-нибудь пригодится… или мы поймем, что здесь произошло.

– Мы уже кое-что нашли, тебе стоить посмотреть.

«Экстерменацио» находился поодаль центральных куполов, на стартовой площадке. Звездный разрушитель, хоть я и видел его на картинках, оказался неожиданно огромен – в несколько раз больше «Мстящего» и гораздо массивнее на вид. Он имел другую форму – почти треугольник с широкими стреловидными крыльями, одно из которых было подломлено, отчего корабль чуть завалился вправо. Вокруг корабля тоже виднелись следы боя, но не такой интенсивности, а его зеленовато-черный корпус, хоть и выглядел слегка погрызенным, был цел.

Но, к моему удивлению, Ехидна повела нас не к «Экстерменацио», а в руины центрального сооружения. Пять полусферических куполов, соединенных общей сердцевиной, собственно, и были Кратером. Достаточно крупный форпост по меркам Черный Луны, капитальные укрепления, жилые и ремонтные модули, ангары для техники и посадочные площадки. Внутри «цветка» когда-то был небольшой мир живых на враждебной планете, с кислородом, нормальными койками, пищевыми репликаторами и даже оранжереей.

Сейчас от этого мало что осталось. Купола были проломлены, они зияли огромными прорехами и множеством мелких дыр, внутри царил хаос полного разрушения. Печальное зрелище разгромленных коридоров, снесенных перегородок и растоптанных, разрушенных следов человеческого быта. Видимо, уцелевшие Инки гарнизона приняли последний бой именно здесь, и каждое помещение, каждый шлюз стал линией обороны. Здесь бушевала яростная битва, дыхание которой опалило стены, навсегда запечатлев в металле выжженые силуэты защитников и нападающих. Под ногами хрустели прах и пепел. Я видел ломкие останки Ши и человеческие кости вперемешку в черной пыли, разбитые фрагменты Доспехов и сломанные антрацитовые когти, торчащие в металле. Алиса тихо шипела, оглядываясь по сторонам, как зверь, чующий повсюду запах смерти; Ворон очень внимательно осматривал распотрошенные коридоры. Как и я, он прекрасно видел сгустки А-энергии в общем поле азур-излучения – потерянные Инками азур-артефакты или фрагменты снаряжения. Ехидна утверждала, что они не обнаружили Тьмы или Умбры, однако гарантировать отсутствие опасных ловушек никто не мог.

– Сюда, Грэй. Здесь…

Ехидна и Стрелок привели нас в место, видимо, ранее бывшее командным центром Кратера. Знакомый силуэт полукруглого мостика и командных консолей, останки обзорного экрана, выгоревшие сферы ретрансляторов.

Сквозь громадные пробоины в стенах и потолке на нас смотрели звезды.

Тут тоже было множество останков, но внимание сразу привлекла одна из фигур, лежащая в центре помещения. Огромный, массивный Инк, габаритами превышавший всех Воинов, виденных мною до этого. Подобно Каннибалу он использовал естественную броню, а не кидо – да и вряд ли нашелся бы Доспех, подходящий этому гиганту, – и поэтому сам немного напоминал А-Тварь с Черной Луны. И все равно его скорлупу раскололи, как орех, голова и три четверти конечностей отсутствовали. Великана небезуспешно пытались разорвать на части. Одна рука сохранилась только потому, что ее защищал погнутый штурмовой щит в рост человека. Чудовищно разросшийся измененный костяк все-таки сохранил человеческие очертания, хотя я даже не брался предположить, как выглядел этот Инкарнатор в натуре. Сейчас среди нас таких монстров не имелось.

Мико: Грэй, изменения носителя как минимум уровня пятой эволюции. Явные следы инфицирования ксеноцитом или Умброй. Он был Одержимым.

Ехидна стряхнула с огромного щита пыль. Среди многочисленных вмятин и царапин на металле еще виднелся полустертый рисунок, изображающий странный механизм в зубчатом круге. Личная сигна Инкарнатора – среди «стариков» Первого Легиона когда-то существовала мода метить своими сигнификаторами личное альфа-снаряжение.

– Трактор, – нарушил молчание Стрелок. – Легат-стратег, командир Кратера.

– Ты его знал?

– Конечно. Я служил под его началом, – ответил Стрелок. – Он был одним из лучших в Первом Легионе. Просто скала, иначе и не скажешь.

– Если правая рука Сигурда – Ангел, то левая – это точно Трактор, – добавила Ехидна. – Жаль его.

– Помню его еще по Земле, – неожиданно подал голос Ворон, – по турнирам в Полигоне. Та еще зверюга… правда, тогда он был, кажется, поменьше.

 

– Значит, они все погибли, – сказал я. – Раз командир здесь, вряд ли кто-то еще выжил.

– Не факт. Нашли на нем вот это, Грэй.

Ехидна показала мне жезл центуриона – хорошо знакомое проекционное устройство для создания, записи и просмотра голограмм, а также целую россыпь тусклых графеновых инфоров. Почти безразмерные хранилища информации, которые использовались для записи данных любых форматов на материальные носители. Для Инков скорее экзотика, нейросеть справлялась с этой функцией гораздо лучше.

– Ого. И они не вышли из строя от А-излучения? – вкрадчиво поинтересовалась Арахна.

– Нет, они были в крипторе Трактора. Мы его нашли и покопались внутри не дожидаясь вас, – слегка извиняющимся тоном сказала Ехидна.

– И что же там?

– Данные защищены легатским доступом, – ответила Одержимая, – но не системы Стеллара, а Первого Легиона.

Логично – Инки на Черной Луне, инфицированные Умброй, лишались когитора и доступа к системным возможностям, но фракционная иерархия, видимо, продолжала работать. Это означало, что у меня может быть нужный ключик. Я принял у Ехидны жезл Трактора и защелкнул в торце коннектор с пластинкой инфора. Посмотрим, что тут…

Мико: Подключаюсь. Обнаружен защищенный банк неизвестных данных. Запрос авторизации. Запрос идентификации. Доступ предоставлен, Грэй… Провожу предварительную проверку данных…

Она вывела визуальное отображение – множество иконок, в большинстве своем подписанных неизвестными кодами. Нейросеть мгновенно анализировала их содержимое, и я понял, что тут записан резервный бэкап всего архива Кратера – оперативные директивы, донесения разведки, боевые приказы и распоряжения, отчетно-информационные документы, таблицы, схемы, видеозаписи, голограммы, сеансы связи и прочее, что в бешеном темпе пролистывала Мико, экономя драгоценные человеко-часы. Настоящий кладезь на самом деле, но сейчас нас интересовал только период после бегства Одержимых на Землю и судьба Инкарнаторов Кратера.

Мико: Грэй, есть оперативный журнал событий и последняя запись-голограмма Трактора. Показывать?

Услышав мой приказ, она вывела нужный файл. Я активировал жезл центуриона и перед нами вспыхнула призрачная проекция.

Глава 8

– Включить общую трансляцию. Внимание!

Отрывистый рыкающий голос. Такой же наполовину человеческий, как и его хозяин. Призрачной голограммой в центре, видимо, был растерзанный Трактор – устрашающий Воин с огромным штурмовым щитом. Он действительно напоминал Каннибала, только грозный Одержимый показался бы миниатюрным хлюпиком на фоне этого монстра, мало похожего на человека вообще. У большинства Воинов-силовиков подобных габаритов возникают проблемы в помещениях, заточенных под людей – они слишком крупные. Я с трудом представлял, как комендант Кратера протискивается в стандартную автодверь. Или для него специально расширяли проемы?

– Говорит гранд-стратег Трактор. Враг прорвался. Мы окружены, саранча во внутреннем периметре, – в голосе говорящего не было отчаяния, сухая констатация факта. – Сдерживать их больше некому. Группа Фальки уничтожена, «Танцоры» не отвечают. Слушайте мой приказ…

С некоторым запозданием вспыхнуло еще несколько призрачных фигур. Видимо, командиры уцелевших подразделений Кратера. Связь явно сбоила, они двоились и троились, теряя очертания, поэтому разглядеть в деталях не удавалось никого.

– Энн, все уцелевшие вингеры, сколько вас там осталось – три, четыре? – пусть уходят на максимальном форсаже. В разных направлениях. Может, кто-то прорвется. Цель – Дозорная Башня, ориентир – координаты того сигнала. Как поняла?

– Говорит Энн Винтер! Уходить на форсаже! К Дозорной Башне! – новый голос, женский и задыхающийся, ворвался в транслируемую среду, хотя его обладательницы и не было видно среди проекций. – Легат… приказ не принят! Мы не уйдем… без прикрытия сверху вас сожрут…

– Не преувеличивай, мы пока удерживаем периметр, – вмешалась колеблющаяся, искаженная голограмма, напоминающая размытый призрак в оборванном плаще. Связь в Кратере, видимо, серьезно сбоила, и разглядеть силуэт удавалось с трудом, но странным образом он напомнил Энея – видимо, тоже Заклинатель высокой эволюции, почти потерявший физическое тело.

– Но они прогрызли врата, низших все больше и больше, – продолжил он тусклым, потерявшим краску эмоций голосом, – и на подходе твари посерьезней.

– Эффектор со своей свитой?

– Да, я их чувствую. Они уже близко… – ответил Заклинатель. – Боюсь, счет пошел даже не на часы. Нам не выбраться. Да, вингеры не решат, но какой смысл их отсылать? На что ты рассчитываешь? Даже если они прорвутся мимо эффектора… Скорее всего, сигнал из Дозорной Башни – ловушка мерцающих. Группа Кристофера не вернулась. Или те, кто его посылал, уже мертвы…

– Это не просьба, а приказ! – в грохочущем голосе Трактора прорезались резкие металлические нотки. – Мой. Последний. Приказ. Без обсуждений. Приступить к выполнению. Немедленно.

– Брэйн! – продолжил гранд-стратег практически без паузы. – Что там у вас?

– Удерживаю «Экстерменацио»… долбим… взлетную… всем, чем… их тут целое море… уже не прорваться! Связь… азур-всплесков… Приказы…

Названный Брэйном то пропадал, то появлялся в видеостолбе. Вероятно, внутренняя вокс-сеть Кратера рассыпалась из-за массового применения А-способностей. Он выглядел как страшноватый инвалид, увешанный кибернетическими усилениями. Явные следы дефицита носителей – все части тела, что не скрывало снаряжение, выглядели здорово потрепанными.

– Со Звезды… ответа так и нет? – чуть помедлив, спросил Трактор.

– …реакции. Они… на себя… «Абсолютом»… сгорят вместе с нами… прорваться…

– Трактор, они не отвечали на наши сигналы и уже не ответят, – вновь безэмоционально произнес Заклинатель. – Они все видят. Просто не хотят. Для них мы… отработанный материал. Помощи не будет.

– Брэйн! Отставить прорыв, приказываю забаррикадироваться на «Экстерменацио». Вы должны продержаться дольше нас любой ценой. Когда убедитесь, что эффектор во внутреннем периметре, приказываю активировать систему самоуничтожения корабля, – отрезал Трактор резким, почти грубым командным тоном. – Доложи, как понял!

– …радиус поражения… эффектор… самоуничтожение… принял…

– Общее внимание! – произнес гранд-стратег Кратера, чеканя каждое слово. – Инкарнаторы Первого Легиона! Братья и сестры по оружию! Все, кто меня еще слышит! Для меня было честью знать. Каждого. Из вас. Благодарю за службу. Айве!

Гранд-стратег поднял свое оружие – сложной конструкции техно-секиру, удивительно напоминающую «Гнев Электроманта», словно салютуя невидимым союзникам. Нечто человеческое проглянуло сквозь черную броню – как бы страшен он ни был, перед лицом смерти Трактор выглядел достойно.

– Мы пришли из Грани и уйдем в Грань, – почти торжественно сказал Заклинатель. – Увидимся по ту сторону смерти, братья и сестры…

– Энн Винтер, что тебе непонятно в моем приказе? Астра фатида, я лично подожду тебя у входа в Грань и надеру задницу…

Гулкий рык Трактора был последним, что мы услышали. Он перехватил щит и встряхнулся, как пес перед дракой, ощетиниваясь колючей броней. Затем проекция остановилась и медленно погасла – запись последнего сеанса связи гарнизона Кратера окончилась.

Голографическую запись видели все, но параллельно Мико вычленяла и показывала наиболее важные пункты журнала событий Кратера, который пунктуально велся до последнего дня. Хронология казалась странной, но нейросеть пояснила, что в условиях необъяснимых временных аномалий Черной Луны Первый Легион в первый же год перешел на отдельный календарь, где первая цифра означала лунный день, а вторая – год от высадки, то бишь начала Осады. Странный подход, но иного способа не нашлось – по сведениям Одержимых, в общей сложности период пребывания не сходился с земным почти на четыре года. Подобные аномалии иногда случались и на Земле – в местах сильных азур-искажений время словно «растягивалось» или, наоборот, «сжималось» для непосредственных участников. В Архиве Стеллара имелись задокументированные инциденты, существовал даже специальный термин – «азур-тахионная темпоральная компрессия». Эффект изучался Техномантами, на нем были основаны некоторые А-способности, но, как и многое другое, никто не мог объяснить, как это вообще возможно.

Полупрозрачные строки медленно всплывали в визуальном оверлее.

WAR DIARY KRATER F.

LGS TRACTOR

140.11

Зафиксирована неопознанная азур-активность в районе Колодца. Получена директива гранд-легата Зигфрида. В квадрат «Разлом-Восток» немедленно выдвигаются «Ронсеваль» и «Благородство» для прикрытия форпостов в Разломе. Нами проведена подготовка к отражению возможного Прорыва.

141.11

Объявлена всеобщая Красная Тревога. Связь с Буром и Дозорной Башней полностью потеряна. По последним донесениям, гарнизоны пытаются эвакуироваться. Рейд Зигфрида пытается сдержать фронт распространения А-существ и осуществляет спасательную операцию в районе Разлома. Согласно аналитике Прорыв не имеет аналогов. От Разлома идут визуально различимые Бури Перемен.

В 12.17 (ЧЛ) командирами подразделений получена секретная директива гранд-легата Зигфрида. «Благородство» уничтожено. «Ронсеваль» потерял управление и совершил аварийную посадку на границе квадратов Разлом-2 и Разлом-3 (координаты прилагаются). Рейд Первого Легиона окружен и несет огромные потери. Гарнизоны Дозорной Башни и Бура, экспедиции в Колодце – добавлены в списки KIA.

Согласно директиве Зигфрида Звезда в промежуток с 13.20–16.47 (ЧЛ) нанесла ряд тектонических и азур-тахионных ударов по квадратам Разлом-1 и Разлом-2. Фронт распространения Прорыва фрагментировался и незначительно замедлился. Связь с «Ронсевалем» окончательно потеряна.

Состав первой, второй и третьей когорт Первого Легиона, а также команд «Ронсеваля» и «Благородства», – добавлены в список KIA. Согласно директиве «О старшинстве» командиром Первого Легиона теперь является LGS «Феникс».

142.11

Связь с Многоугольником потеряна. Для координации с Фениксом выслано три вингера группы «Упырь». Контакт с ними потерян после входа группы в район Бури Перемен. Группе «Упырь» временно присвоен статус MIA.

В 7.20 системы визуального наблюдения фиксируют взлет из космопорта Многоугольника двух неопознанных объектов с сигнатурой, предположительно соответствующей корветам. Цель и назначение вылета неизвестны.

Потери: MIA – 3

143.11

Красная Тревога. Кратер в районе Прорыва, защитный контур осажден, L-генераторы работают в экстремальном режиме. Уровень азур-активности установить невозможно. Фиксируются разгерметизации и многочисленные проникновения А-Тварей, идут бои по всему оборонительному периметру форпоста.

145.11

Отражены три волны атак. Уровень А-излучения падает. Начинаем зачистку внешнего периметра. Судьбу большинства пропавших выяснить не представляется возможным.

Общие потери: КIA – 17, MIA – 14

147.11

Зачистка внешнего периметра закончена. Уничтожено свыше пятисот Тварей типов А-сущность и А-энергет, свыше трех десятков – высших рангов опасности. Продолжаются столкновения на внешних рубежах, фиксируются остаточные следы Прорыва.

Большая часть оборудования безвозвратно вышла из строя. Резерва носителей у нас больше нет. Кристаллов кислорода, провизии и воды – на семнадцать суток автономного пребывания. Ремонтная база альфа-техники – в удовлетворительном состоянии.

Общие потери: KIA – 6, MIA – 2, выведено из строя шесть единиц альфа-техники.

148.11

Звеном Энн Винтер проведена разведка Многоугольника. Форпост захвачен большим количеством А-сущностей, приближение к нему крайне опасно. Выживших не обнаружено. Найдены визуальные следы эвакуации гарнизона. На стартовых площадках отсутствуют «Мстящий» и «Сиятельный». Видимо, они смогли взлететь перед Прорывом. Ждем сигналов об эвакуации со Звезды. Активно подаем световые сигналы с «Экстерменацио».

Потери: КIA –1

149.11

Получен световой сигнал бедствия из Дозорной Башни. На разведку выслано звено Кристофера.

150.11

Группа Кристофера не вернулась и не вышла на связь в оговоренное время. Повторную разведку считаю нецелесообразной в связи с критически малым количеством вингеров.

Следов «Сиятельного» и «Мстящего», как и гарнизона Многоугольника, не обнаружено. Согласно аналитике – с большой вероятностью они эвакуировались на Землю. Судя по всему, мы остались единственным выжившим подразделением Первого Легиона на Черной Луне. Звезда не реагирует на наши сигналы уже несколько суток. Они знают, что мы запрашиваем эвакуацию. Если ответа не последует, это будет намеренным предательством.

 

Потери: MIA – 3

152. 11

Во внешние врата попыталась скрытно проникнуть группа Мерцающих. Были своевременно обнаружены и уничтожены. Воздушной разведкой обнаружено большое количество Ши, двигающихся к нам с нескольких направлений. Вингеры и мобильные группы «Танцоры», «Эгида» и «Викинги» пытаются задержать их продвижение.

Потери: КIA – 2, MIA – 3

153.11

Ожесточенные бои по всему внешнему рубежу Кратера. Используются все средства поражения. У вражеского роя, помимо низших стазов, зафиксированы высшие химеры типов «саранча», «веспа», «стенолаз», «мерцающий мимикрид», а также неопознанные виды. На подступах нами уничтожено несколько тысяч особей. Согласно донесениям Заклинателей рой управляется эффектором Шарда, в связи с чем вражеская атака представляется упорядоченной и заранее организованной. Попытка уничтожить эффектор воздушным налетом не привела к успеху.

На наши сигналы никто не отвечает.

Потери: KIA – 13

154.11

Врата уничтожены, тоннель взорван и завален. Это удержит противника на какое-то время. В строю осталось 36 Инкарнаторов. Внешнее кольцо имеющимися силами удержать невозможно. Мы обороняем внутренний периметр и взлетно-посадочную площадку около «Экстерменацио». Продолжаем подавать сигнал бедствия на Звезду, но надежды получить ответ уже нет. Если не произойдет чудо, нам не выбраться отсюда.

Будь прокляты предатели.

Скупые казенные донесения, но я чувствовал отчаяние, сочащееся между строк. Видел, как сквозь них проступает исполинская волна Прорыва, видел трехдневную драку с А-сущностями в забаррикадированных куполах, видел полчище Ши на черных равнинах, пылающий ад А-заклинаний в лунном цирке и яростную, отчаянную, безнадежную битву возле «цветка» жилых куполов. А над всем этим – яркое и равнодушное око Звезды.

– Грэй, что там? – жадно спросила Арахна.

Я вздохнул. И перекинул выжимку данных остальным Инкам.

Получалось, что гарнизон форпоста продержался около двух недель с момента бегства «Мстящего» и «Сиятельного». В тот момент в Городе развернулся первый акт гражданской войны между Одержимыми и Инками Стеллара, и спасти отряд Трактора не имелось никакой возможности. А Звезда… хотя и принимала своими сенсорами световую азбуку, предпочла остаться безмолвным наблюдателем уничтожения гарнизона Кратера. Гранд-координатор не желал помогать инфицированным воинам Первого Легиона – он не мог их контролировать, а значит, они были не нужны и даже опасны… Эта информация наверняка имелась в базах данных, стертых Скай во время запуска самоуничтожения, но до нас с Арахной она уже не дошла.

Итак, подтвердился тот факт, что Одержимые – инфицированные Умброй Инки Первого Легиона – оставались смертельными врагами зараженных Ши. Это стопроцентно опровергало утверждение о манипуляции Одержимых через Умбру. Тьма и Умбра при общей основе и внешней неразличимости все-таки были оружием в разных руках. И второе – Энн Винтер, названная сестра Талии Винтер из Зимнего Дома, одна из легендарных «Пчелок» Джайпура, все-таки выполнила приказ, ушла в неизвестность – и выжила. Я знал это совершенно четко, потому что лицо Энн было среди тех, что появились при анимафикации «Виртуального Клона» в числе прочих душ, собранных Прометеем.

– Я тоже мог бы остаться здесь, – проговорил Стрелок. – Будь прокляты предатели… А ведь он прав. Мы могли бы их спасти. Хотя бы попытаться…

– Не неси чушь, Стрелок! – резко оборвала его Арахна. – Первое: в тот момент мы не могли адекватно оценить мощь выброса. Не знаю, что за нарыв сковырнули в Колодце, но прежде ничего подобного не происходило, все прежние Прорывы были относительно локальными. Но не этот! Сила выброса представлялась чудовищной, по предварительным оценкам, Бури Перемен несколько раз могли обогнуть Черную Луну! Наши корабельные L-генераторы стопроцентно сдохли бы, и на Землю не вернулся бы вообще никто! И второе: согласно вычислениям Айсберга сила Прорыва падает от расстояния, тает как снежный ком. Многоугольник находился на острие атаки, Кратер на четыреста миль дальше и гораздо лучше защищен. По ним ударила ослабленная в несколько раз волна, и при всем этом они понесли огромные потери. У нас все было бы гораздо хуже, нас бы просто стерли…

– Астра фатида, все это мы сто раз слышали от Феникса и Чудесницы, – раздраженно передала Ехидна. – Хватит уже самооправданий. Комплекс вины у меня уже вот здесь сидит. Заткнитесь, надоело. Что делаем дальше, Грэй?

– Они должны были взорвать «Экстерменацио», – медленно произнес я, – но он цел. И заперт изнутри, там даже работает L-поле. Значит, есть вероятность, что… Кто такой Брэйн?

– Брайен О’Нил, капитан «Экстерменацио», Техномант из Иерихона, – ответил Стрелок. – Я его хорошо помню… настоящий джентльмен среди Инков, очень благородный, очень обязательный. Если он не активировал систему самоуничтожения, этому должна быть крайне веская причина.

– Например, выживание, – предположила Арахна. – Здесь, очевидно, у Ши был эффектор. Они обычно суперменталы – без этого невозможно контролировать рой. Если предположить, что нужно от него спрятаться, то я бы действовала так… На борту кораблей этого проекта есть полнофункциональный криоцентр. Если бросить носитель, забраться Умброй в саркофаг, перед этим дистанционно поставив на таймер включение криогенной заморозки, и с небольшой паузой – L-поля, то вполне можно оказаться в бессрочном криогенном хранении безо всяких внешних признаков А-существа.

– Не верю! – отрезала Ехидна. – Это трусость, причем глупая и бесполезная. Скорее всего – что-то случилось, и он просто не успел.

– В любом случае мы не узнаем, пока не проверим, – сказал я. – В базе Кратера есть ключи аварийной разблокировки шлюза. Давайте посмотрим, что там внутри.

«Экстерменацио» казался громадным раненым лебедем, припавшим на сломанное крыло. В выгоревшие тоннели дюз легко мог поместиться винтокрыл, внешняя обшивка состояла из массивных иссиня-черных броневых пластин невероятно прочного сплава. Их покрывала густая сеть отметин, воронок и царапин, открывающих на изломе яркий серебристый металл. На выпуклых створках десантного шлюза таких шрамов виднелось побольше, словно некто пытался процапапать вход, но так и не преуспел. Мико неожиданно выделила среди паутины старых следов некую упорядоченность, которая сложилось в знакомые, хоть и неаккуратные буквы.

DANGE…

Опасность. Кто-то нацарапал это на люке.

Снаружи. Словно хотел предупредить.

Затылок кольнуло «Паучье Чутье», и почти одновременно на закрытом канале подал голос Ворон.

– Не нравится мне все это, Грэй, – сообщил убийца Одержимых. – Очень дурно попахивает.

– Мне тоже. Что ты предлагаешь?

– Знаешь, если бы я ставил ловушку, то поставил бы на то, что в корабль полезут именно отсюда. Очевидный путь, именно поэтому мы не должны ему следовать. Нужно поискать способ проникнуть туда по-другому…

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?