Тайный оракул

Tekst
5
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

7

Меткой духов чумы помечен

Ты чумной теперь

Смейся и пой


– Носои? – Перси принял боевую стойку. – Знаешь, я вот постоянно думаю, что в греческой мифологии уже не осталось существ, которых бы я не убивал. Но список, похоже, бесконечен.

– Меня же ты еще не убил, – заметил я.

– Не соблазняй.

Неуклюже переваливаясь, три носои шли через сад. Зияющие темными провалами рты. Свисающие языки. Затянутые желтоватой слизистой пленкой глаза.

– Эти твари – не мифические, – сказал я. – Конечно, в тех древних мифах большинство историй подлинные. Кроме истории про то, как я содрал заживо кожу с сатира Марсия. Вот это – совершеннейшая ложь.

Перси взглянул на меня удивленно:

– Что, что ты сделал?

– Ребята. – Мэг подняла с земли сухую ветку. – Может, поговорим об этом позже?

– Аполлоооо… – проговорил средний чумной дух. Голос был булькающий, как у простудившегося тюленя. – Мы пришли…

– Постой-ка. – Я сложил руки на груди и принял надменно-безразличный вид. (Было нелегко, но у меня получилось.) – Вы пришли, чтобы отомстить мне? – Я посмотрел на своих друзей-полубогов. – Тут вот какое дело. Но-сои – духи болезни. С самого рождения распространение болезней стало частью моей работы. Пользуясь зараженными стрелами, я наказывал непослушных чумой, стопой атлета… ну и все такое.

– Какая гадость, – фыркнула Мэг.

– Кто-то же должен это делать! – не согласился я. – И уж лучше бог, руководствующийся правилами Совета Олимпа и имеющий соответствующее разрешение, чем орда неконтролируемых духов вроде вот этих.

– Мы пытаемся воспользоваться моментом. Перестань перебивать! Мы желаем быть свободными, бесконтрольными…

– Да, знаю. Вы меня уничтожите. А потом разнесете по всему свету тучу всяческих болезней. Вы стремитесь к этому с тех пор, как Пандора выпустила вас из того ящика. Но у вас ничего не получится. Я вас сражу!

Кто-то, может быть, удивляется, что я держался так уверенно и спокойно, но на самом деле меня трясло от страха. Все мои инстинкты шестнадцатилетнего мальчишки кричали одно: БЕГИ! Дрожали коленки, правый глаз дергался от противного тика.

Но, когда имеешь дело с чумными духами, говорить нужно так, чтобы со стороны казалось, будто ты бесстрашен и полностью владеешь собой. Я рассчитывал, что, занимая носои разговорами, даю своим спутникам время придумать какой-нибудь хитрый план моего спасения. И я определенно надеялся, что Мэг и Перси именно этим и заняты.

Дух справа оскалил гнилые зубы.

– Чем ты нас сразишь? Где твой луууук?

– Тебе кажется, что его нет, – согласился я. – Но так ли это на самом деле? Что, если он хитроумно спрятан под этой вот футболкой с «Лед Зеппелин» и я сейчас выхвачу его и перестреляю вас всех?

Носои смешались, но потом средний снова подал голос:

– Тыыыы лжешь.

– Э… кхм… – прокашлялся Перси. – Послушай, Аполлон…

Наконец-то!

– Знаю, знаю. Ты хочешь сказать, что вы с Мэг придумали заковыристый план, как задержать духов, чтобы я успел добежать до лагеря. Жаль, конечно, что вы пожертвуете собой, но…

– Я не то хотел сказать. – Перси поднял меч. – Как думаешь, что будет, если порубить этих болванов небесной бронзой?

Средний дух презрительно фыркнул, и его желтые глаза блеснули.

– Меч такой маленький. В нем нет поэзии большой эпидемии.

– Стойте где стоите! Нельзя претендовать одновременно и на поэзию, и на чуму!

– Ты прав, – сказал дух. – Хватит слоооов.

Троица снова заковыляла вперед. Я вытянул руки, надеясь стереть их в пыль. Ничего не случилось.

– Это невыносимо! – пожаловался я. – И как только полубоги обходятся без автопобедной силы?

Мэг ткнула своей веткой в ближайшего духа, и ветка застряла у него в груди. Сверкающий дым закружился и побежал по дереву.

– Брось! – предупредил я. – Не дай нососу дотронуться до тебя!

Девчонка выпустила ветку и проворно отскочила.

Между тем в бой вступил и Перси Джексон. Размахивая мечом, он успешно отражал наскоки духов, но его атаки успеха не приносили. Стоило клинку коснуться нососа, как тело последнего растворялось до состояния тумана, а потом снова уплотнялось.

Когда один из троицы попытался схватить Перси, Мэг схватила с земли мерзлый, почерневший персик и запустила с такой силой и меткостью, что фрукт влепился в лоб духа, повергнув его навзничь.

– Пора рвать, – решила она.

– Да, – согласился, отступая к нам, Перси. – Мне эта мысль нравится.

Я знал – от чумных духов не убежать. Будь все так просто, средневековые европейцы натянули бы шиповки и умчались от Черной смерти. (И, к вашему сведению, никакой вины за Черную смерть на мне нет. Я взял тогда годичный отпуск – поваляться на пляжах в Кабо, – а когда вернулся, обнаружил, что носои вырвались на свободу и треть населения континента мертва. Такая досада!)

Но сейчас было не до споров. Мэг и Перси уже бежали по саду, и я последовал за ними.

Перси вытянул руку в направлении гряды холмов примерно в миле от нас.

– Это западная граница лагеря. Если только доберемся туда…

Мы миновали тягач с прицепом, на котором покоилась цистерна с водой. Перси взорвал ее, небрежно щелкнув пальцами, и поток воды преградил путь преследователям.

– Ловко, – ухмыльнулась Мэг, скача в своем зеленом платье. – Доберемся!

Нет, подумал я, не доберемся.

В груди горело. Дыхание вырывалось с хрипом и свистом. Меня злило, что эти два полубога могут еще и переговариваться на бегу, тогда как я, бессмертный Аполлон, похож на задыхающегося сома.

– Нет… – Я хватал воздух открытым ртом. – Они просто…

Прежде чем я успел закончить, три сияющие дымовые колонны взметнулись перед нами с земли. Два духа уплотнились до состояния трупов – у одного во лбу красовался, словно третий глаз, персик, у другого в груди застряла сухая ветка.

Третий дух…

Увы, Перси не увидел его вовремя и вбежал прямо в столб дыма.

– Не дыши! – успел предупредить я.

Он вытаращился, словно спрашивая, что, серьезно? А потом упал на колени и вцепился в горло. Сын Посейдона, Перси, наверно, мог дышать под водой, но задерживать дыхание на неопределенно долгое время совсем другое дело.

Мэг схватила из-под дерева еще один сморщенный плод, но он не мог предложить ей надежной защиты от превосходящих сил тьмы.

Я попытался прикинуть, как помочь Перси, но подвергся нападению пронзенного веткой духа и, бросившись наутек, наткнулся на дерево. Мне бы и хотелось сказать, что столкновение было частью плана, но даже я, со всем моим поэтическим даром, не смог обнаружить в нем ничего позитивного. Очнувшись, я обнаружил, что лежу на спине, перед глазами плавают круги, а сверху на меня смотрит омерзительный чумной дух.

– И какой же смертельной болезнью мне убить великого Аполлоооона? – пробулькал дух. – Сибирской язвой? Эболой…

– Заусеницы, – предложил я, пытаясь отползти от своего палача. – Я живу в страхе перед ними.

– Есть ответ! – воскликнул носос, бесцеремонно игнорируя мои старания. – Попробуем!

С этими словами он рассеялся в дым и навис надо мной сияющим одеялом.

8

Персики в бою

Дальше некуда

Взрыв мозга


Не могу сказать, что вся жизнь пролетела перед глазами.

Если бы так, это заняло бы несколько месяцев, и я наверняка успел бы придумать план побега. Нет, пролетели только сожаления. Да-да, даже мне, созданию восхитительному в своем совершенстве, есть о чем сожалеть. Я вспомнил тот день в студии на Эбби-роуд, когда, движимый завистью, внес вражду и раздор в сердца Джона и Пола и расколол «Битлз». Вспомнил, как на поле сражения Трои пал Ахилл, сраженный стрелой подлого лучника – из-за моего гнева.

Пред моим внутренним взором предстал Гиацинт, красавец с бронзовыми плечами и сияющими под солнцем темными вьющимися локонами. Стоя на краю поля, он послал мне ослепительную улыбку. Даже ты не сможешь бросить диск так далеко.

Смотри, сказал я и метнул диск, а потом с ужасом увидел, как порыв ветра необъяснимым образом направил снаряд в прекрасное лицо друга.

И, конечно, я увидел ее – другую любовь моей жизни. Увидел, как ее чудесная кожа превращается в кору, волосы – в зеленые листья, а глаза – в застывшие озерца сока.

Такой болью отозвались эти воспоминания, что я бы даже принял за избавление от муки опускающийся на меня сияющий чумной туман.

Но моя новая, смертная, сущность воспротивилась этому. Я еще слишком молод, чтобы умирать! У меня еще не было первого поцелуя! (Да, в моем божественном каталоге бывших красивых людей побольше, чем в списке гостей на вечеринке у Ким Кардашьян, но все они были сейчас не в счет.)

И тут, если уж быть честным до конца, я должен кое в чем признаться: все боги боятся смерти, даже тогда, когда мы заключены в смертные формы. Кому-то это может показаться глупостью – ведь мы же бессмертны. Но, как вы уже видели, бессмертность могут и отнять. (В моем случае целых три раза.)

Богам знакомо увядание. Знаком уход в забвение. Сама мысль о небытии вселяет в нас ужас. Вообще-то – да, Зевсу не понравится, что я делюсь этой информацией, и если вы расскажете кому-то, я буду все отрицать – мы, боги, немного даже изумляемся вам, смертным. Вы живете, зная, что неизбежно умрете. Не важно, сколь много у вас друзей и родственников, ваше недолгое существование быстро забудут. Как вы миритесь с этим? Как справляетесь? Почему не предаетесь отчаянию, не сходите с ума и не рвете на себе волосы? Ваше бесстрашие, надо признать, достойно восхищения.

Так о чем я?

Да, верно. Я умирал.

Затаив дыхание, я вертелся в грязи, пытался отвести опускающееся чумное облако, но это было куда труднее, чем прихлопнуть муху или обнаглевшего смертного.

 

Краем глаза я увидел Мэг, сцепившуюся в смертельной игре в салки с третьим духом и отчаянно старавшуюся укрыться от него за персиковым деревом. Она крикнула мне что-то, но ее голос прозвучал как будто издалека.

Слева вдруг дрогнула земля, и тут же из нее ударил миниатюрный гейзер. Напрягая последние силы, Перси подполз к источнику, сунул лицо в воду и смыл дым.

Свет начал меркнуть в глазах.

Перси поднялся на ноги, вырвал из земли оросительную трубу – она и была источником гейзера – и направил струю воды в мою сторону. Вообще-то я не люблю таких вот водных процедур. Каждый раз, когда мы с Артемидой бываем в походе, она норовит разбудить меня, вылив ведерко ледяной воды. Но сейчас я не имел ничего против этого обливания.

Вода смыла дым. Я отвернулся, хватая ртом воздух. Поблизости два газообразных неприятеля превратились в жалкие, промокшие трупы, желтые глаза которых светились злобой и раздражением.

Мэг снова что-то крикнула. На этот раз я разобрал ее слова.

– ЛОЖИСЬ!

Призыв показался мне неуместным и даже отчасти неуважительным, поскольку я только что поднялся. По всему саду отрывались от земли и левитировали замерзшие, почерневшие остатки урожая.

Поверьте, за четыре тысячи лет мне довелось повидать немало странного и чудного. Я видел мечтательный лик Урана, выложенный звездами в небе, и ярость неистово мечущегося по земле Тифона. Видел, как люди превращаются в змей, а муравьи в людей. Видел, как вполне разумные в прочих отношениях мужчины и женщины выплясывают макарену.

Но никогда еще не видел я восстания замерзших фруктов.

Мы с Перси грохнулись на землю – персики летали по всему саду, рикошетом, словно черные бильярдные шары, отскакивая от деревьев и разрывая в клочья трупные тела но-сои. Останься я стоять, меня убило бы на месте, но Мэг стояла, спокойная и бесстрашная, и мерзлые плоды со свистом проносились мимо, огибая ее.

Изрешеченные до дыр, все три носои пали. И вслед за ними попадали обезумевшие фрукты.

Перси поднял голову. Глаза у него покраснели и распухли.

– Что это такое было?

Язык у него немного заплетался – похоже, избежать воздействия чумного облака ему все же не удалось, – но он, по крайней мере, остался жив. В общем, это был хороший знак.

– Не знаю, – признался я. – Мэг, с тобой все в порядке?

Замерев на месте, она с изумлением оглядывала последствия буйства фруктов, растерзанные трупы, сломанные и разбросанные ветки.

– Я… я не уверена.

– Как ты это сделала? – прохрипел Перси.

Девчонка в ужасе посмотрела на него:

– Это не я! Я просто знала, что так будет.

Один из кадавров зашевелился и даже поднялся, вихляя на продырявленных ногах.

– Это сделала тыыыы, – проворчал он. – Тыыыы сильная, девочка.

Два других трупа тоже поднялись.

– Но и твоей силы мало, – сказал второй. – Сейчас мы с вами покончим.

Третий осклабился, явив гнилые зубы.

– Твой опекун ооооочень огорчится.

Опекун? Может быть, дух имел в виду меня? В сомнительных случаях я обычно предполагаю, что речь идет обо мне.

Мэг побледнела, словно ее ударили в живот. Руки у нее задрожали. Топнув ногой, она крикнула:

– НЕТ!

Теперь в воздухе закружилось еще больше персиков и груш. Только на этот раз они слепились в некий пылевой вихрь, но не песчаный, а фруктовый, и перед Мэг возникло существо, напоминающее пухленького ребенка в одном подгузнике. На спине у него выступали крылышки из покрытых листьями веток. Детское личико было бы даже привлекательным, если бы не мерцающие зеленые глаза и заостренные клыки. Существо зарычало и защелкало зубами.

– Ох, нет. – Перси покачал головой. – Терпеть не могу такие штуки.

Три носои тоже не обрадовались и отступили от рычащего ребенка.

– Что это? – удивленно спросила Мэг.

Я недоверчиво взглянул на нее.

Устроив всю эту фруктовую неразбериху, она выглядела столь же шокированной, как и мы. К сожалению, если Мэг не знала, как вызвала странное создание, то не знала и как его отослать. Я же, подобно Перси Джексону, не принадлежал к числу поклонников карпои[3].

– Зерновой дух. – Я постарался не допустить в голос нотки паники. – Персиковые мне не попадались, но если он такой же злобный, как и прочие…

Я уже собирался сказать, что мы обречены, но это представлялось очевидным и прозвучало бы гнетуще.

Малыш повернулся к носои, и на мгновение мне стало не по себе – а вдруг он заключит с ними дьявольский альянс, создаст ось зла между болезнями и фруктами.

– Не вмешивайся, – предупредил средний, с персиком во лбу, кадавр и попятился. – Мы не позвооолим…

Фруктовый ребенок бросился на духа и откусил ему голову.

В прямом, не фигуральном смысле. Клыкастый рот раскрылся, растянулся до окружности невероятного диаметра, а потом сомкнулся вокруг головы духа и с хрустом ее откусил. За раз.

Ох… Надеюсь, вы читали это не за обедом.

В считаные секунды носос был разорван в клочья и проглочен.

Два других, что вполне понятно, отступили, но злобный малыш припал к земле, изготовился и прыгнул. Приземлившись на второго кадавра, он тут же взялся за дело и принялся рвать его на кусочки, словно собирался приготовить кашку с вкусом чумы.

Последний дух растворился в дым и попытался улететь, но персиковый малый расправил свои зеленые крылышки и устремился в погоню. Раскрыв рот, он вдохнул беглеца – всего, до последнего клубочка дыма – и проглотил. После чего вернулся и, представ перед Мэг, рыгнул. Его зеленые глаза мерцали, и выглядел он вполне бодрым и здоровым, чему я, в общем, не удивился, поскольку человеческие болезни фруктовые деревья не заражают. Более того, сожрав целых трех носои, малыш выглядел голодным.

– Персики! – взвыл он и ударил себя в маленькую грудь.

Перси медленно поднял меч. Лицо его оставалось припухлым, из покрасневшего носа текли сопли.

– Не двигайся, – просипел он. – Сейчас я…

– Нет! Не трогай его, – запротестовала девочка и осторожно положила ладонь на кудрявую головку. – Ты спас нас. Спасибо.

Я уже начал составлять в уме список целебных трав для регенерации членов, но, как ни странно, малыш не откусил ей руку. Мало того, он обхватил ногу Мэг, с вызовом посмотрел на нас и угрожающе прорычал:

– Персики.

– Ты ему нравишься, – заметил Перси. – Хм… с чего бы?

– Не знаю. И я его не вызывала. Честно.

Что это она его вызвала – намеренно или нет, – я не сомневался. Появились и кое-какие мысли насчет ее божественного родителя, а также вопросы касательно опекуна, о котором упомянули духи, но я решил, что расспросить Мэг лучше потом, когда рядом не будет злобно рыкающего, прожорливого дитяти.

– Как бы там ни было, мы обязаны карпосу тем, что остались в живых, – сказал я. – Кстати, вспомнилось одно старинное выражение: персик в день съел – дух чумной улетел! Я сам его сочинил. Давным-давно.

Перси чихнул.

– По-моему, там про яблоко и врачей говорилось.

Карпос зашипел.

– Или о персиках, – поправился Перси. – Они тоже помогают.

– Персики, – согласился малыш.

Перси вытер нос.

– Не хочу сказать ничего плохого, но почему он постоянно повторяет одно и то же слово? Как тот парень в фильме…

– Боюсь, тот фильм прошел мимо меня, – сказал я. – Но у этого карпоса действительно весьма… таргетированный лексикон.

– Может, это его имя – Персик. – Мэг погладила малыша по каштановым кудрям, на что тот отозвался довольным горловым урчанием. – Я его так буду звать.

– Стоп, ты же не собираешься усыновлять этого… – Перси чихнул с такой силой, что за спиной у него взорвалась еще одна труба, и из земли ударил ряд крошечных гейзеров. – Кхе-кхе. Простудился.

– Тебе повезло. Этот твой трюк с водой растворил силу духа. Вместо смертельной болезни ты всего лишь подхватил насморк.

– Терпеть не могу насморк. – Его зеленые радужки как будто окунулись в море крови. – А из вас никто не заболел?

Мэг покачала головой.

– Меня, несомненно, спасла великолепная конституция, – сказал я.

– А еще вода, которой я смыл с тебя дым, – напомнил Перси.

– Ну… да.

Перси уставился на меня, как будто чего-то ждал. Пауза получилась немного неловкая, а потом я подумал, что, будь он богом, а я смертным, он, возможно, ожидал бы благодарности.

– Э… спасибо.

Перси кивнул:

– Не стоит.

Немного полегчало. А что бы я делал, если бы он потребовал жертвоприношения? Белого быка, к примеру, или тучного тельца?

– Теперь-то мы можем идти? – спросила Мэг.

– Отличная идея. Только, боюсь, Перси не в том состоянии…

– Я вас подброшу, тут недалеко, – сказал Перси. – Если, конечно, мы вытащим мою застрявшую машину. – Он посмотрел в сторону вклинившегося между деревьями «Приуса», и лицо его приняло уж совсем несчастное выражение. – О, Аид… нет…

У обочины дороги появился патрульный автомобиль.

Я представил, как взгляд полицейского ползет по следу колес, который ведет к прорванной ограде, и дальше, к голубой «Тойоте-Приусу», вклинившейся между двумя персиковыми деревьями.

– Отлично, – проворчал Перси. – Если они заберут «Приус», мне крышка. Им и мама пользуется, и Пол.

– Иди и поговори с ними, – предложил я. – Нам от тебя, в твоем нынешнем состоянии, все равно пользы мало.

– Правильно, – поддержала меня Мэг. – Говоришь, лагерь сразу за теми холмами?

– Да, но… – Перси насупился, возможно, пытаясь шевелить мозгами в простуженной голове. – Большинство попадают в лагерь с востока, где Холм полукровок. С востока – холмы и леса под сильной магической защитой. Там нужно быть внимательным, иначе заблудишься… – Он снова чихнул. – Не уверен, что даже Аполлон сумеет попасть туда как смертный.

– Попаду. – Я добавил уверенности. Ничего другого не оставалось. Если не удастся войти в Лагерь полукровок… Нет. На меня напали уже дважды. И это в первый день. Запасного плана, как остаться в живых, нет.

Дверца патрульной машины открылась.

– Иди, – подогнал я Перси. – Мы проберемся через лес. Объясни полицейским, что болен, что потерял управление. Думаю, они будут к тебе благосклонны.

Перси рассмеялся:

– Ага. Копы любят меня почти так же сильно, как учителя. – Он посмотрел на Мэг. – Ты точно в порядке с этим фруктовым демоном?

Персик заворчал.

– В порядке. Поезжай домой. Отдохни. Побольше пей.

Перси усмехнулся:

– Это ты сыну Посейдона советуешь побольше пить? О’кей, постарайтесь дожить до следующего уик-энда, ладно? А там я приеду, если смогу, и проверю, как вы. Будьте осторожны и… АППЧХИИ!

Он устало выругался и коснулся меча колпачком, превратив его снова в обычную шариковую ручку. Мера предосторожности отнюдь не была лишней, поскольку силы правопорядка, чихая и шмыгая носами, спускались по склону холма.

– Офицер? – подал голос Перси. – Извините, вы не подскажете, где Манхэттен?

Мэг повернулась ко мне:

– Готов?

Я промок и дрожал от холода. В моей долгой истории этот день был худшим. Я оказался в компании девчонки-пугала и жуткого персикового малыша и был готов ко всему. Но мне также нужно было во что бы то ни стало попасть в лагерь. Там я мог найти друзей или даже восторженных поклонников, которые поднесут мне очищенный от кожицы виноград, печенье «орео» и другие священные дары.

– Конечно, идем.

Персик хрюкнул и, жестом показав следовать за ним, резво потрусил к холмам. Может, он знал дорогу. Может, всего лишь хотел привести нас к ужасной смерти.

Девчонка поскакала за ним, раскачиваясь на ветках и прокатываясь по замерзшим лужицам – в зависимости от того, куда влекло ее настроение.

Посторонний мог бы подумать, что мы возвращаемся с приятно проведенного пикника, а не вырвались из смертельной схватки с чумными кадаврами.

Я посмотрел в небо.

– Ты уверен, Зевс? Еще не поздно сказать, что все это розыгрыш, и отозвать меня на Олимп. Я извлек урок. Больше не буду.

Серое, затянутое зимними тучами небо не ответило. Я вздохнул и поспешил за Мэг и ее новым смертоносным миньоном.

3Карпои – форма мн. ч., в ед. ч – карпос.
To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?