3 książki za 34.99 oszczędź od 50%

Метка Афины

Tekst
5
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

VII
Лео

– Кто такая тетя Роза? – спросила Хейзел.

Лео не хотелось говорить о тетке. Слова Немезиды все еще гудели в ушах. Казалось, его пояс с инструментами потяжелел после того, как он положил туда печенье, – но это просто невозможно. В отделениях пояса можно носить что угодно, и лишнего веса не прибавится. Даже самые хрупкие вещи в нем не разобьются. И все же Лео не мог избавиться от ощущения, что его гнет вниз тяжесть, что печенье ждет, когда же его разломят.

– Это долгая история, – ответил он. – После смерти мамы она меня бросила, сдала приемным родителям.

– Мне жаль.

– Да ладно… – Лео поторопился сменить тему. – А ты? Что Немезида сказала о твоем брате?

Хейзел моргнула, как будто ей в глаз попала соль.

– Нико… Он нашел меня в Царстве Мертвых, вернул назад в мир смертных и убедил римлян в Лагере Юпитера принять меня к себе. Это ему я обязана своим вторым шансом на жизнь. Если Немезида права, и Нико в опасности… Я должна ему помочь.

– Конечно, – кивнул Лео, хотя от этой мысли ему сделалось не по себе. Он очень сомневался, что богиня мщения вдруг начала давать советы по доброте душевной. – А слова Немезиды про шесть дней жизни, которые остались у твоего брата, и про разрушение Рима… есть идеи, что все это значит?

– Никаких, – призналась Хейзел. – Но боюсь…

Но девушка решила не делиться своими соображениями, какими бы они ни были. Она взобралась на самый большой валун, чтобы как следует осмотреться. Лео попытался вскарабкаться следом, но потерял равновесие. Хейзел поймала его за руку, потянула на себя, и они вдруг оказались на большом камне нос к носу, держась за руки.

Глаза Хейзел блестели, как золото.

«Золото для меня не проблема» – так она сказала. Когда же Лео смотрел на Хейзел, то ясно понимал, что для него проблемы не за горами. Кто же такой этот Сэмми? Лео грызло ощущение, что ему следует это знать, но он никак не мог ухватить ускользающую мысль. Кто бы он ни был, ему повезло, раз Хейзел о нем так пеклась.

– Э-э-э… спасибо. – Он выпустил ее руку, но они по-прежнему стояли так близко друг к другу, что он чувствовал ее теплое дыхание. Она определенно не производила впечатление мертвого человека.

– Когда вы с Немезидой говорили, – неуверенно начала Хейзел, – твои руки… я видела пламя.

– Ага, – кивнул Лео. – Это один из даров детей Гефеста. Но обычно я могу его контролировать.

– О! – Она прижала руку к своей джинсовой рубашке, как будто пыталась защититься или собиралась принести клятву верности американскому флагу. Лео показалось, что она хочет попятиться, но валун, на котором они стояли, был слишком маленький.

«Здорово, – подумал он. – Теперь еще один человек считает меня чокнутым уродом».

Он обвел взглядом остров. Противоположный берег виднелся всего в нескольких сотнях ярдов отсюда, а посередине протянулись дюны и нагромождения валунов. Никакого зеркального озера не наблюдалось.

«Ты всегда будешь изгоем, – сказала ему Немезида, – седьмым колесом. Тебе не будет места среди собратьев».

С тем же успехом она могла бы налить ему в уши кислоты. Лео и без чужих подсказок знал, что он странный и некомпанейский парень. Он провел много месяцев в бункере номер 9 в Лагере полукровок, работая над кораблем, пока его друзья вместе тренировались, ели и весело играли в захват флага, а потом получали призы. Даже двое его лучших друзей, Пайпер и Джейсон, часто обращались с ним, как с чужим. С тех пор как они начали встречаться, Лео перестал быть им нужен. Его единственный оставшийся друг, дракон Фестус, стал носовой фигурой после того, как его контрольный диск разрушился во время их последнего приключения, а Лео не хватило познаний в области техники, чтобы его починить.

Седьмое колесо в телеге. Ему доводилось слышать про пятое колесо – что-то лишнее, бесполезная деталь оборудования. Наверное, седьмое колесо еще хуже.

Он смотрел на эту миссию как на возможность для себя начать все с чистого листа. Она бы окупила весь его тяжкий труд над созданием «Арго-II». У него было бы шестеро хороших друзей, которые восхищались бы им и ценили его, и они бы уплыли в восход, биться с гигантами. Возможно, тайно надеялся Лео, он даже найдет себе подружку.

«Включи мозг!» – прикрикнул он на себя.

Немезида права. Пусть он один из семи, но все равно сам по себе. Он стрелял в римлян и принес друзьям одни неприятности. «Тебе не будет места среди собратьев».

– Лео, – мягко сказала Хейзел. – Нельзя принимать близко к сердцу все, что наговорила Немезида.

Паренек нахмурился.

– А если это правда?

– Она же богиня мести, – напомнила Хейзел. – Может, она на нашей стороне, а может, и нет, но смысл ее существования в том, чтобы раздувать чувство обиды.

Лео пожалел, что не умеет так просто выбрасывать из головы гнетущие мысли, и все же Хейзел в этом не виновата.

– Лучше нам пойти дальше, – заметил он. – Хотел бы я знать, что имела в виду Немезида, когда советовала успеть до темноты.

Хейзел посмотрела на солнце, уже задевавшее краешком горизонт.

– И что это за проклятый мальчик, которого она упомянула?

Позади них чей-то голос повторил:

– Проклятый мальчик, которого она упомянула.

Сначала Лео никого не заметил, но потом разглядел молодую женщину, стоявшую футах в десяти от их валуна. Ее платье, напоминающее древнегреческую тунику, было такого же цвета, как и камни. Тонкие волосы, не то светло-коричневые, не то блондинистые, не то седые, сливались с сухой травой. Незнакомка вовсе не была невидимкой, просто она так замаскировалась, что, если стояла неподвижно, заметить ее не представлялось возможным. Лео обнаружил, что с трудом фокусирует на ней взгляд. Красивое лицо, но незапоминающееся. Вообще-то, стоило Лео моргнуть, и он уже едва мог припомнить, как она выглядит, так что приходилось снова концентрироваться, чтобы ее разглядеть.

– Привет, – сказала Хейзел, – вы кто?

– Вы кто? – ответила девушка. Ее голос звучал так блекло, словно она устала отвечать на этот вопрос.

Хейзел с Лео переглянулись. Со всеми этими заморочками полубогов никогда не знаешь, с чем столкнулся на сей раз. В девяти случаях из десяти такие встречи не сулят ничего хорошего. Девушка-ниндзя, замаскировавшаяся в своей одежде цвета хаки, не вызывала у Лео пламенного желания общаться.

– Это ты – тот проклятый ребенок, о котором говорила Немезида? – спросил Лео. – Но ты просто девушка.

– Ты просто девушка, – откликнулась та.

– Извини? – нахмурился Лео.

– Извини? – с несчастным видом сказала девушка.

– Ты повторяешь… – Лео осекся. – О, погоди-ка. Хейзел, помнишь, был какой-то миф о девушке, которая все повторяла?

– Эхо, – подсказала Хейзел.

– Эхо, – согласилась девушка. Она пошевелилась, и ее платье изменилось, в точности копируя окружающий пейзаж. Ее глаза были цвета соленой воды. Лео попытался сфокусировать взгляд на ее лице, но не сумел.

– Не помню этот миф, – признался он. – Тебя прокляли, и теперь ты должна повторять последние услышанные тобой слова?

– Услышанные тобой слова, – сказала Эхо.

– Бедняжка, – покачала головой Хейзел. – Если не ошибаюсь, это дело рук богини?

– Это дело рук богини, – подтвердила Эхо.

Лео почесал затылок.

– Но это же вроде случилось тысячи лет назад… ой. Ты – одна из тех смертных, кто прошел через Врата смерти. Как бы мне хотелось, чтобы мы больше не сталкивались с мертвыми людьми.

– Мертвыми людьми, – резко выпалила Эхо, словно хотела его ударить.

Тут Лео сообразил, что Хейзел смотрит себе под ноги.

– Э-э-э… извини, – пробормотал он. – Я не хотел тебя обидеть, или там…

– Там, – Эхо указала куда-то в сторону дальнего берега острова.

– Ты хочешь нам что-то показать? – спросила Хейзел, слезая с валуна. Лео последовал за ней.

Даже когда Эхо стояла совсем рядом, ее было трудно разглядеть. Вообще-то, чем дольше ребята на нее смотрели, тем прозрачнее она казалась.

– А ты точно настоящая? – засомневался Лео. – То есть… из плоти и крови?

– Из плоти и крови, – девушка прикоснулась к лицу Лео, так что тот вздрогнул. Пальцы у нее были теплые.

– Так… ты должна повторять все? – спросил он.

– Все.

Лео не смог сдержать улыбку.

– Наверное, это даже забавно.

– Забавно, – грустно сказала девушка.

– Синие слоны.

– Синие слоны.

– Поцелуй меня, балда.

– Балда.

– Эй!

– Эй!

– Лео, – умоляюще прошептала Хейзел, – не надо ее дразнить.

– Не надо ее дразнить, – согласилась Эхо.

– Ну ладно, ладно, – вздохнул Лео, борясь с искушением. Ведь не каждый день встречаешь человека со встроенной функцией автоматического звуковоспроизведения. Так что ты показывала? Тебе нужна наша помощь?

– Помощь, – решительно подтвердила Эхо. Она жестами велела им следовать за ней и помчалась вниз по откосу. Лео мог следить за ее передвижениями только по примятому следу на траве и блеску платья, которое меняло цвет, чтобы сливаться с камнями.

– Нам лучше поторопиться, – заметила Хейзел. – А не то мы ее потеряем.

И тут они нашли обещанную проблему – если можно назвать проблемой толпу хорошеньких девушек. Эхо привела их в низину, имеющую форму воронки, оставленной взрывом, на поросший травкой луг, в центре которого находилось маленькое озерцо. У воды собрались несколько десятков нимф. По крайней мере, Лео предположил, что это нимфы. Как и те, что обитали в Лагере полукровок, эти тоже щеголяли в тончайших платьях и босиком. Чертами лица они походили на эльфов, а их кожа слегка отливала зеленью.

Лео не понимал, чем они заняты: девицы столпились в одном месте, лицом к пруду и толкались, чтобы лучше видеть. Некоторые держали в вытянутых руках мобильные телефоны, пытаясь сделать снимок поверх голов остальных. Лео еще никогда не видел нимф с телефонами. Что же они там нашли? Может, труп? Если так, почему они подпрыгивают и так оживленно хихикают?

 

– На что они смотрят? – поинтересовался он.

– Они смотрят, – вздохнула Эхо.

– Есть только один способ это выяснить, – Хейзел решительно направилась вперед и принялась проталкиваться сквозь толпу. – Простите. Позвольте нам пройти.

– Эй! – возмутилась одна из нимф. – Мы первые пришли!

– Да, – фыркнула другая. – Ты его не заинтересуешь.

У второй нимфы на щеках были нарисованы большие красные сердца, а поверх платья она носила футболку с надписью: «Обожемой, я <3 Н!!!!»[11].

– Кхм. Служба полубогов, – сказал Лео официальным тоном. – Дайте дорогу. Спасибо.

Нимфы заворчали, но подались в стороны, так что стало видно, что на берегу озера стоит коленопреклоненный молодой человек и пристально смотрит в воду.

Обычно Лео не очень-то обращал внимание на то, как выглядят другие парни. Наверное, сказывалось постоянное присутствие Джейсона – высокого мужественного блондина, этакой ходячей квинтэссенций качеств, которых у Лео никогда не будет. Как правило, девушки его не замечали. По крайней мере, рассуждал он, если уж у него и появится девушка, она выберет его не из-за внешности. Он надеялся, что его индивидуальность и чувство юмора однажды принесут плоды, хотя пока от них не было никакого толку.

В любом случае, даже Лео отметил, что пижон у озера – редкостный красавчик: чеканный профиль, красиво очерченные губы и глаза, которые могли принадлежать как очаровательному женскому, так и мужественному мужскому лицу. Темные волосы обрамляли лоб. Ему могло быть лет семнадцать-двадцать, наверняка и не скажешь, но он имел телосложение танцора: длинные изящные руки, мускулистые ноги, прекрасная осанка. Держался он с королевским спокойствием, хотя из одежды носил простую белую футболку и джинсы. За спиной у юноши висели лук и колчан, но оружием он явно давно уже не пользовался: стрелы покрылись пылью, а между тетивой и рукояткой сплел паутину паук.

Лео осторожно подошел поближе и заметил, что лицо юноши неестественно золотистое. На дне пруда поблескивал в лучах заходящего солнца большой плоский лист небесной бронзы, омывая лицо мистера Красавчика теплым сиянием.

Казалось, парень загипнотизирован собственным отражением в металле.

Хейзел резко втянула в себя воздух.

– Он потрясающий.

Столпившиеся вокруг нее нимфы завизжали и захлопали в ладоши, выражая согласие.

– Да, – мечтательно пробормотал молодой человек, не отрывая глаз от воды. – Я просто потрясающий.

Одна нимфа продемонстрировала экран своего айфона.

– Последнее видео с ним на ютубе стало хитом всего за час, оно понравилось миллиону человек. Хотя половина поставленных плюсиков, наверное, моя.

Другая нимфа хихикнула.

– Видео на ютубе? – удивился Лео. – И что он делает на этом видео, поет?

– Нет, глупый! – негодующе фыркнула нимфа. – Когда-то он был царевичем, прекрасным охотником и так далее. Но это не важно. Теперь он просто… да сам посмотри! – она показала Лео видео. В кадре появилась в точности такая же картина, которую они наблюдали в реальности: парень, смотрящий на свое отражение в озере.

– Он та-а-а-а-акой отпадный! – простонала другая девица. На ее красной футболке значилось: «Миссис Нарцисс».

– Нарцисс? – переспросил Лео.

– Нарцисс, – грустно подтвердила Эхо.

Лео и забыл, что она тоже здесь, а нимфы, похоже, поначалу ее вообще не замечали.

– Ой, опять ты! – Миссис Нарцисс попыталась отпихнуть Эхо, но из-за маскировочного платья девушки промахнулась и толкнула семерых других нимф.

– У тебя была возможность, Эхо! – заявила нимфа с айфоном. – Он бросил тебя четыре тысячи лет назад! Ты недостаточно хороша для него!

– Для него, – горько сказала Эхо.

– Подождите, – Хейзел явно с трудом начала отводить взгляд от красивого парня, и это ей все же удалось. – Что здесь происходит? Почему Эхо нас сюда привела?

Одна нимфа закатила глаза. В руках она держала авторучку и помятый плакат с изображением Нарцисса, очевидно, хотела получить автограф.

– Давным-давно Эхо была нимфой, как и мы, только жуткой болтушкой! «Бу-бу-бу-бу-бу», сплетничала постоянно.

– Я знаю! – взвизгнула другая нимфа. – Да кто бы это вытерпел? Буквально на днях я говорила Клеопии (ну, знаете, она живет в валуне по соседству с моим?) Так вот, я говорю: «Прекрати сплетничать, а не то закончишь, как Эхо». У Клеопии рот вообще не закрывается! Слыхали, что она болтала про ту облачную нимфу и сатира?

– Еще бы! – поддакнула нимфа с плакатом. – В общем, в наказание за болтовню Гера прокляла Эхо, так что та могла только повторять за другими, и это нас полностью устраивало. Но потом Эхо влюбилась в нашего умопомрачительного парня, Нарцисса. Можно подумать, он бы ее выбрал!

– Да ни в жизнь! – закивали с полдюжины ее товарок.

– А теперь она носится с безумной идеей, что его нужно спасти, – хмыкнула миссис Нарцисс. – Ей бы следовало просто уйти.

– Уйти! – прорычала в ответ Эхо.

– Я так рада, что Нарцисс снова жив, – сказала другая нимфа, в сером платье. Ее руки покрывали написанные черным маркером слова: «Нарцисс + Лэйя». – Он типа лучший! И он на моей территории.

– Ой, да брось, Лэйя, – одернула ее подружка. – Я – озерная нимфа, а ты – всего лишь нимфа камня.

– И что? А я – нимфа воды, – запротестовала другая.

– Нет, очевидно, он пришел сюда, потому что любит дикорастущие цветы! – заявила третья. – А это уже моя епархия!

Толпа заспорила, а Нарцисс пялился в воду, не обращая ни на кого внимания.

– Ну, хватит! – завопил Лео. – Хватит, дамы! Мне нужно спросить кое-что у Нарцисса.

С грехом пополам нимфы успокоились и снова принялись фотографировать.

Лео опустился на колени рядом с красавчиком.

– Итак, Нарцисс, что стряслось?

– Ты не мог бы отодвинуться? – задумчиво попросил тот. – Ты портишь всю картину.

Лео посмотрел в воду. Под водой, на поверхности бронзового листа, появилось его колеблющееся отражение. Лео совершенно не горел желанием рассматривать себя. По сравнению с Нарциссом сам он выглядел как пещерный тролль. Однако, вне всяких сомнений, блестящий металл представлял собой кусок кованой небесной бронзы, неровный круг примерно пяти футов в диаметре.

Лео понятия не имел, как лист металла оказался в озере. Небесная бронза падала на землю в самых неожиданных местах. Он слышал, что большую часть кусков выбросили из различных мастерских его отца. Если какая-то задумка не получалась, Гефест выходил из себя и швырял обломки неудачного изделия в мир смертных. Возможно, из этого куска собирались сделать щит для какого-нибудь бога, но он не понравился мастеру. Если бы Лео смог забрать эту штуку на корабль, из нее вышло бы достаточно бронзы для ремонта.

– Точно, прекрасный вид, – сказал Лео. – Я с удовольствием подвинусь, но если ты им не пользуешься, можно я заберу лист бронзы?

– Нет, – ответил Нарцисс. – Я его люблю, он такой потрясающий.

Лео посмотрел по сторонам, ожидая, что нимфы станут смеяться. Наверное, все это – одна большая шутка. Но девицы бились в экстазе и согласно кивали. Только Хейзел выглядела шокированной. Она сморщила нос, как будто пришла к выводу, что Нарцисс пахнет хуже, чем выглядит.

– Чувак, – попытался увещевать Нарцисса Лео. – Ты ведь понимаешь, что смотришь на собственное отражение в воде, верно?

– Я такой удивительный, – вздохнул Нарцисс. Он жадно протянул руку, чтобы коснуться воды, но отдернул ее обратно. – Нет, нельзя, по воде пойдут круги, это разрушит картину. Ух ты… Я такой потрясающий.

– Ага, – пробормотал Лео. – Но если я заберу бронзу, ты все равно сможешь видеть себя в воде. Или здесь… – он сунул руку в одно из отделений своего пояса и вытащил простенькое зеркальце размером с монокль. – Давай заключим сделку.

Нарцисс неохотно взял зеркало и с восхищением посмотрел на свое отражение.

– Даже ты носишь с собой мой портрет? Я тебя не виню, ведь я просто великолепен. Спасибо, – он отложил зеркало и снова посмотрел в озеро. – Но у меня уже есть картина намного лучшего качества. Цвет мне идет, как считаешь?

– О, боги, да! – завопила одна нимфа. – Женись на мне, Нарцисс!

– Нет, на мне! – завизжала другая. – Не мог бы ты расписаться на моем плакате?

– Нет, подпиши мою рубашку!

– Нет, распишись у меня на лбу!

– Нет, распишись у меня на…

– Прекратите! – рявкнула Хейзел.

– Прекратите, – согласилась Эхо.

Лео на какое-то время снова потерял ее из виду, но, приглядевшись, понял, что она стоит на коленях с другой стороны от Нарцисса и машет рукой у него перед лицом, словно пытаясь его отвлечь. Нарцисс и глазом не моргнул.

Фан-клуб нимф попытался отпихнуть Хейзел с дороги, но девушка, вытащив свой меч, отогнала их и прикрикнула:

– А ну-ка прекратите!

– Он не поставит автограф на твоем мече, – посетовала нимфа с плакатом.

– Он не женится на тебе, – добавила девица с айфоном. – И вы не можете забрать его бронзовое зеркало! Из-за него он остается здесь!

– Какие вы смешные, – сказала Хейзел. – Он ведь поглощен одним собой, как он может вам нравиться?

– Нравиться, – вздохнула Эхо, по-прежнему водя рукой перед лицом молодого человека.

Остальные тоже завздыхали.

– Я такой крутой, – сочувственно вздохнул Нарцисс.

– Послушай, Нарцисс, – начала Хейзел, держа меч наготове. – Эхо привела нас сюда, чтобы тебе помочь. Верно, Эхо?

– Эхо, – сказала Эхо.

– Кто? – спросил Нарцисс.

– Очевидно, это единственная девушка, которой не все равно, что с тобой происходит, – ответила Хейзел. – Ты помнишь, как умирал?

Нарцисс нахмурился.

– Я… нет. Это неправильно. Я слишком важен, чтобы умереть.

– Ты умер, глядя на свое лицо, – настаивала Хейзел. – Теперь я вспомнила всю историю. Тебя прокляла богиня Немезида, потому что ты разбил слишком много сердец. И в качестве наказания ты влюбился в собственное отражение.

– Я очень, очень себя люблю, – согласился Нарцисс.

– В конце концов ты умер, – продолжала Хейзел. – Не знаю, какая версия настоящая. Ты либо утопился, либо сидел у воды, пока не превратился в цветок, либо… Эхо, как все было?

– Как все было? – безнадежно откликнулась та.

Лео встал.

– Это не имеет значения. Важно то, что ты снова живой, старик, тебе дали второй шанс. Вот о чем нам говорила Немезида. Ты можешь встать и жить новой жизнью. Эхо пытается спасти тебя. Либо ты можешь пялиться на себя, пока снова не умрешь.

– Останься здесь! – в один голос завизжали нимфы, а одна пискнула:

– Женись на мне перед смертью!

Нарцисс потряс головой.

– Вы просто хотите забрать мое отражение. Я вас не виню, но вам его не получить. Оно принадлежит мне.

Хейзел в отчаянии вздохнула и посмотрела на быстро заходящее солнце. Потом взмахнула мечом, указывая на склон воронки.

– Лео, можно тебя на минутку?

– Извини, мы на минутку, – сказал Лео Нарциссу. – Эхо, ты идешь?

– Идешь, – подтвердила Эхо.

Нимфы снова сбились в кучу вокруг Нарцисса и начали записывать новые видео и делать фотографии.

Хейзел шла впереди, пока они не отошли достаточно далеко, чтобы их не могли услышать.

– Немезида была права, – признала она. – Некоторые полубоги не могут изменить свою природу. Нарцисс останется там до тех пор, пока снова не умрет.

– Нет, – запротестовал Лео.

– Нет, – поддержала Эхо.

– Нам нужна та бронза, – заявил Лео. – Если мы ее заберем, то, возможно, у Нарцисса появится причина взять себя в руки. Тогда у Эхо появился бы шанс его спасти.

– Шанс его спасти, – благодарно сказала Эхо.

Хейзел воткнула свой меч в землю.

– А еще у нескольких десятков нимф появится причина очень сильно на нас разозлиться, – заметила она. – А Нарцисс, вполне вероятно, еще не забыл, как стрелять из лука.

Лео взвешивал все «за» и «против». Солнце уже почти закатилось. Немезида упомянула, что с наступлением темноты Нарцисс начинает волноваться, вероятно, из-за того, что больше не может любоваться на свое отражение. Лео не хотел торчать рядом, чтобы выяснить, что же имела в виду богиня под словом «волноваться». Кроме того, у него имелся опыт общения с толпами сумасшедших нимф, и он совершенно не горел желанием его повторить.

– Хейзел, – спросил он, – твоя власть над драгоценными металлами… Ты можешь только определить, где они находятся, или можешь их призвать?

 

Девушка нахмурилась.

– Иногда могу и призвать, хотя я еще никогда не пробовала управлять таким большим куском небесной бронзы. Возможно, я смогу протащить его к себе под землей, но для этого придется хорошенько сконцентрироваться, и уйдет не одна минута.

– Одна минута, – предупредила Эхо.

Лео выругался. Он-то надеялся, что они просто вернутся на корабль и Хейзел телепортирует небесную бронзу с безопасного расстояния.

– Ладно, – решил он. – Придется пойти на определенный риск. Хейзел, что, если ты попробуешь призвать бронзу прямо отсюда? Пусть она сначала зароется в песок на дне, потом проложит туннель до этого места, ты ее схватишь и побежишь на корабль.

– Но ведь Нарцисс смотрит на нее все время, – засомневалась девушка.

– Все время, – откликнулась Эхо.

– Это уже моя забота, – улыбнулся Лео, хотя план ему уже разонравился. – Мы с Эхо отвлечем его внимание.

– Отвлечем внимание? – переспросила Эхо.

– Я объясню, – пообещал Лео. – Ты готова?

– Готова, – подтвердила Эхо.

– Отлично, – кивнул Лео. – Итак, давайте надеяться, что мы не умрем.

11<3 – графический смайл, обозначающий сердце.