3 książki za 35 oszczędź od 50%

Мои разные «я». Что такое субличности и как знание о них поможет проработать травмы и обрести внутреннюю целостность

Tekst
5
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Мои разные «я». Что такое субличности и как знание о них поможет проработать травмы и обрести внутреннюю целостность
Мои разные «я». Что такое субличности и как знание о них поможет проработать травмы и обрести внутреннюю целостность
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 76,04  60,83 
Мои разные «я». Что такое субличности и как знание о них поможет проработать травмы и обрести внутреннюю целостность
Audio
Мои разные «я». Что такое субличности и как знание о них поможет проработать травмы и обрести внутреннюю целостность
Audiobook
Czyta Олег Булгак
41,83 
Szczegóły
Мои разные «я». Что такое субличности и как знание о них поможет проработать травмы и обрести внутреннюю целостность
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Благодарим за научную консультацию Марину Травкову

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

В тексте неоднократно упоминаются названия социальных сетей, принадлежащих Meta Platforms Inc., признанной экстремистской организацией на территории РФ.

© 2021 Richard C. Schwartz.

Предисловие © 2021, Alanis Morissette.

This Translation published by exclusive license from Sounds True, Inc.

© Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2022

* * *

Как внутренние семейные системы меняют все

Настоящая, подлинная система представляет собой нынешнюю конструкцию системного мышления, саму рациональность, и если разрушить завод, но оставить рациональность, которая создала его, то тогда эта рациональность просто создаст новый завод. Если революция уничтожит систематическое правительство, но сохранятся в неприкосновенности систематические образы мышления, создавшие это правительство, то они повторятся в последующем правительстве[1].

Роберт Пирсиг

Раньше я думал, что главные экологические проблемы – потеря биоразнообразия, коллапс экосистем и изменение климата. Я думал, что тридцать лет хорошей науки могут решить эти проблемы. Я был неправ. Главные экологические проблемы – эгоизм, жадность и апатия, и, чтобы справиться с ними, нам необходимо культурное и духовное преобразование. И мы, ученые, не знаем, как его добиться[2].

Гус Спет

Тогда я как будто внезапно увидел тайную красоту их сердец, глубину их сердец, куда не могут проникнуть ни грех, ни желание, ни самопознание; суть их реальности, личность, которой каждый остается в глазах Бога. Если бы они все могли видеть себя такими, какие они есть на самом деле. Если бы мы могли видеть друг друга такими всегда. Не было бы войны, ненависти, жестокости и жадности… Я полагаю, нам сложно будет почитать друг друга[3].

Томас Мертон

Предисловие

Я психотерапевт. Люди чаще всего обращаются ко мне после того, как в их жизни произошли некие драматические события. Как правило, все шло замечательно, пока не случился сердечный приступ, развод или не погиб ребенок. Не было б трагедии, эти люди не обратились бы к психотерапевту, поскольку считали себя успешными.

После удара судьбы трудно снова обрести любовь к жизни и уверенность в будущем. Карьера или покупка большого дома выглядят на фоне произошедшего бессмысленными. Человека охватывает незнакомое, пугающее ощущение потерянности и уязвимости. В защитном куполе над ним зияют прорехи, сквозь них пробивается свет.

Трагедия может стать поворотной точкой в жизни человека, если я не дам одержать верх его напористым материалистическим частям, всегда стоящим у руля, и он будет способен увидеть другие части себя. Так человек входит в контакт с Самостью[4] – воплощением спокойствия, ясности, сострадания и общности – и слышит то, что заглушали доминирующие части. Открывая для себя простые радости наслаждения природой, чтения, творчества, общения с друзьями, близости с супругом и детьми и помощи окружающим, человек решает изменить свою жизнь и выделить больше места своему «Я».

Мои клиенты, как и все люди, не случайно поддались напористым материалистическим частям. Они доминируют над целыми странами и больше всего над моей родиной – США. Под воздействием этих частей люди не задумываются о том, что разрушают свое здоровье и отношения с окружающими. А страны, озабоченные постоянным ростом, не учитывают последствия своих действий для большинства жителей и климата планеты.

Бездумная напористость людей и стран обычно приводит к катастрофам. Я пишу эти строки в разгар пандемии COVID-19. Мы могли бы извлечь из нее важные уроки, чтобы не дошло до чего-то похуже, но еще неизвестно, обратят ли внимание наши лидеры на проблемы большинства и научатся ли наконец сотрудничать, а не конкурировать с другими странами. Могут ли нации и государства меняться так же, как мои клиенты?

Врожденная добродетель

Без новой модели мышления перемен не дождаться. Эколог Даниэль Кристиан Валь утверждает: «Человечество повзрослело и нуждается в “новой истории”, достаточно весомой и содержательной, чтобы стимулировать международное сотрудничество и направить людей на устранение зарождающихся кризисов… Во взаимосвязанной и взаимозависимой планетарной системе, в которую все мы входим, лучший способ позаботиться о себе и близких – больше думать об общей выгоде (для всего живого). Образно говоря, мы все в одной лодке, поддерживающей жизнь на планете, или, как выразился Бакминстер Фуллер, на космическом корабле “Земля”. Устоявшаяся позиция “они против нас” в отношениях между странами, компаниями и людьми безнадежно устарела»[5].

Джимми Картер согласен с этим: «Сейчас как никогда нужны лидеры, которые уведут нас от страхов и взрастят уверенность во врожденной добродетели и дальновидности человечества»[6].

Но нашим лидерам это пока не под силу, поскольку современное восприятие самого понятия разума показывает наши темные стороны. Нужна новая парадигма, убедительно доказывающая, что от природы мы добры и неразрывно связаны друг с другом. Тогда мы с уровня концентрации на эго, семье и своем народе поднимемся до видо-, био- и планетоцентричности.

Изменения не бывают легкими. Слишком много базовых структур основано на негативном восприятии. Возьмем, например, неолиберализм – экономическую философию Милтона Фридмана, поддерживающую беспощадный капитализм во многих странах. Эта система зиждется на убеждении, что люди по природе своей эгоистичны и каждый сам за себя в этом мире, где выживает сильнейший. Государство должно отойти в сторону, чтобы сильнейший мог выжить и процветать. Современная экономическая философия привела к ощутимому неравенству, разобщению и поляризации. Пришло время нового восприятия природы человека, которое высвободит живущие в нас стремления к сотрудничеству и заботе.

Потенциал IFC

[7]

Как бы претенциозно это ни звучало, я предлагаю обнадеживающую парадигму и набор методов, которые могут привести к желанным переменам. Здесь много упражнений, подтверждающих позитивные предположения о природе разума, и вы сможете лично в этом убедиться.

 

Я разрабатывал IFC почти сорок лет. Это был долгий, увлекательный и, как я подчеркиваю в этой книге, духовный путь. Теперь я хочу рассказать о нем вам. В пути я изменил убеждения о себе, намерениях людей, человеческой добродетели и возможных масштабах трансформации. Постепенно IFC превратилась из чисто психотерапевтической теории в духовную практику, хотя верующим для ее выполнения быть не обязательно.

По сути, IFC – мягкий метод установления внутренних (со своими частями) и внешних (с окружающими людьми) связей, и в этом смысле я назвал бы ее жизненным навыком. Метод можно практиковать каждый день, в любое время, наедине с собой и в обществе.

Вероятно, вы пока не до конца мне поверили. Конечно, для вступительного слова это слишком громкие заявления. Прошу вас об одном: ненадолго предположить, что я прав, и выполнить несколько упражнений, чтобы проверить мою теорию на собственном опыте. Я и сам знаю, что в потенциал IFC трудно поверить, пока сам не попробуешь.

Часть I. Внутренние семейные системы

Глава 1. Множество субличностей

Все мы росли с представлением о целостном разуме, в котором возникают разные мысли, эмоции, импульсы и стимулы. Я тоже в это верил, пока не встретил несколько клиентов, убедивших меня в обратном. Теория целостного разума настолько распространена в нашей культуре, что мало кто в ней сомневается. Я хочу, чтобы вы пересмотрели убеждения о том, кто вы. Я познакомлю вас с парадигмой множественности и помогу представить, что вы, как и все остальные, состоите из субличностей. И это хорошо.

Я не намекаю на раздвоение (диссоциативное расстройство) личности, хотя люди с этим диагнозом недалеко ушли от нормы. Их внутренние личности называются альтерами, а в IFC это части, и они есть у всех. Единственное отличие в том, что люди с диссоциативным расстройством личности пережили насилие и их система частей утратила основные взаимосвязи: каждая оказалась на отдельном кирпичике, далеко от остальных.

Иными словами, мы рождены с несколькими субразумами, постоянно контактирующими внутри нас. Мы называем этот процесс мышлением, поскольку части непрерывно переговариваются между собой и с вами о том, что делать и как. Когда ситуация кажется тупиковой, вероятнее всего, одна часть говорит: «Давай!» – а другая: «Не вздумай!» Мы осознаём две противоположные мысли, но не задумываемся об их источниках. IFC поможет их обнаружить и умело ими управлять.

Каким бы страшным и безумным поначалу ни казалось представление о множестве субличностей, вскоре вы убедитесь, что оно очень удобно. Беспокойство ваше обоснованно, ведь множественность осуждается нашей культурой. Человек, состоящий из нескольких личностей, считается ненормальным, а наличие у него альтеров объясняется фрагментацией единого прежде разума из-за пережитой травмы. Единый разум тождественен нормальному разуму. И только трагедия может разбить его на кусочки, как вазу.

Поскольку эта парадигма доминирует, мы боимся своих частей и считаем их симптомами болезни. Пытаясь управлять неприятными мыслями и эмоциями, мы боремся, игнорируем, дисциплинируем, прячем и стесняемся импульсов, мешающих заняться тем, чем хочется. А потом мы стыдим себя за невозможность с ними справиться. Нас бесит все, что встает на пути.

Это логично, если внутренние препятствия считать иррациональными мыслями или сильными эмоциями, исходящими из единого разума. Если вы боитесь проводить презентацию, например, можно силой воли преодолеть страх, успокоив себя рациональными доводами. Когда не получается – раскритиковать себя за трусость, притупить чувства или помедитировать. Если и это не помогает, придется привыкать к страху и избегать ситуаций, когда надо говорить на публике, чувствуя себя ничтожеством и выискивая в себе недостатки. Или того хуже – пойти к психологу и получить диагноз. Появится ощущение ущербности, самооценка упадет, а стыд заставит скрывать от мира свои недостатки и стараться выглядеть нормально. Захочется избегать людей, чтобы никто не увидел, что вы прячете под маской. Вы отождествите себя со своей слабостью, сочтете себя дефективным и придете к выводу, что все разбегутся, едва увидев ваше истинное лицо.

Когда меня спрашивали, готов ли я изменить свою жизнь, я не совсем понимал вопрос. Дело было не только в том, что кто-то узнает, кто я. У меня была другая проблема: когда я смотрел людям в глаза, то иногда слышал тоненький голосок, вопрошающий: «А ты будешь рад меня видеть, если получше узнаешь? Если будешь знать, что я сделал? Если увидишь все мои части?»

Ведущий шоу Queer Eye Джонатан Ван Несс[8]
Краткая история

Парадигма целостного разума вместе с научными и религиозными теориями о примитивности человеческих импульсов подготовила почву для внутренней поляризации. Наглядный пример – слова влиятельного христианского теолога Джона Кальвина: «Наша природа не только полностью лишена добродетели, но так плодовита на всякого рода злые помыслы, что нельзя позволять ей лениться… человек, от макушки до пят, всеми частями утопает в грехе, и все исходящее от него заведомо грешно»[9]. Это так называемая доктрина полной греховности, согласно которой только милостью Божьей можно избегнуть вечных мук. Господствующие во многих культурах протестантизм и евангелизм несколько сотен лет придерживаются этой доктрины, что явно и негативно сказалось на всех нас.

Но не спешите полностью перекладывать на религию ответственность за это. Многие поколения философов и политиков, ссылаясь на Чарльза Дарвина, полагали, что человек движим первобытными инстинктами. Представление о том, что наш мозг развивался из примитивных форм жизни и, следовательно, сохранил пережитки своих предков, – так называемая теория триединого мозга – пока доминирует в психологии, хотя давно развенчана[10]. Суть в том, что на древнее ядро рептильного мозга накладываются новые мыслящие слои, сдерживающие первобытные инстинкты. Это перекликается с теорией влечения по Фрейду, не менее авторитетной и пессимистичной по отношению к человеческой природе. Согласно ей, цивилизованный пласт мозга скрывает подсознательные, эгоистичные, агрессивные и направленные на удовольствие инстинктивные порывы, управляющие нашими действиями.

Сила воли и стыд

В американской культуре колоссальное значение придается силе воли и самоконтролю. С помощью первой мы должны подавлять свои примитивные, импульсивные и грешные умы. В бесчисленных книгах из серии «Помоги себе сам» говорится, что для этого надо научиться себя контролировать и стать дисциплинированными. У представления о силе воли долгая история. Еще в Викторианскую эпоху христиане должны были сопротивляться своим порокам. Две истинно американские ценности – яблочный пирог и способность нести безоговорочную ответственность за свои поступки.

Политики и журналисты объясняют разницу в доходах наличием силы воли. Если человек беден, якобы он себя не контролирует, а если сколотил состояние, то благодаря самоконтролю. Так принято считать, хотя факты доказывают обратное. Согласно ряду исследований, у людей с низким доходом повышается продуктивность, если им хватает денег на удовлетворение базовых нужд[11]. Но на самом деле, как недавно показали нам экономические последствия пандемии, почва может уйти из-под ног у каждого в любой момент, поэтому приверженцев теории выживания уже гложут сомнения.

Мы с ранних лет верим в важность силы воли и учимся стыдиться и усмирять свои непослушные части. Мы бьемся с ними до подчинения.

Одну из наших частей этот культурный императив назначает сержантом-инструктором по строевой подготовке. Он – тот язвительный внутренний критик, которого все терпеть не могут. Он стыдит нас и пытается избавиться от позорных частей (которые нашептывают нам гадкие мысли о людях, например, или поддерживают разные зависимости).

Как правило, чем больше стараешься избавиться от эмоций и мыслей, тем они сильнее. Дело в том, что части, как и люди, сопротивляются, когда их стыдят и прогоняют. И даже если обуздать их карательными методами, нас начинает тиранить сержант-инструктор. Расслабляться некогда, изгнанные части (запойная, бунтующая, гиперсексуальная и т. п.) используют каждый момент слабости, чтобы вырваться на свободу. Надо всегда быть начеку и сторониться людей и ситуаций, которые могут стать триггерами.

Джонатан Ван Несс несколько раз безрезультатно пытался избавиться от наркотической зависимости в реабилитационном центре. «Дойдя до 12-го шага и глядя, как прославляют трезвость в клинике и в церкви, я пришел к выводу: исцелением считается полный отказ от употребления. Я решил, что не согласен с этим. Я пытался разобраться с последствиями сексуального насилия, наркоманией и посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), и что-то во мне сопротивлялось тому, чтобы никогда в жизни больше не предаваться дурным привычкам… Я не считаю, что бывших наркоманов не бывает. Я не верю, что зависимость – пожизненный диагноз… Если вдруг свернешь с пути трезвости или оступишься раз в пару месяцев, это еще не приговор»[12].

Другие варианты программы «12 шагов» не столь категоричны, а в кругу друзей можно показать свои слабые стороны и получить поддержку. Рекомендация отдаться во власть высших сил может заставить внутреннего сержанта сбавить давление или даже сдаться. Любой подход, стимулирующий внутреннего сержанта к муштре (и вызывающий стыд из-за непослушания), для внутренней семьи не лучше, чем реальные родители, пытающиеся управлять ребенком, давя на его чувство вины.

Сказанное выше не означает, что во внутренней семье нет места дисциплине. У каждого есть части, которые вредят ему или системе в целом. Разница в том, что «Я» успокаивает импульсивные части с любовью и терпением, как заботливые родители. И когда какая-то часть одерживает верх, в IFC ее не стыдят, а отслеживают по ее импульсам, чего ей не хватает и как ей помочь.

Части – это не препятствия

Парадигма целостного разума может спровоцировать страх себя или ненависть к себе из-за неспособности контролировать свой якобы единственный разум (полный первобытных греховных инстинктов). В безнадежном трепыхании узлы только туже затягиваются, а жестокий внутренний критик казнит за неудачи. Вот что говорил Ван Несс: «Я так долго отталкивал маленького Джека. Вместо того чтобы заботиться о нем, я рвал его в клочья… Научиться быть самому себе родителем, любящим и сострадающим… вот путь к удовлетворению»[13].

 

В основе большинства психологических школ и религиозных практик лежит парадигма целостного разума. Они настаивают на искоренении иррациональных убеждений или медитации над ними, поскольку это препятствия, исходящие от нас самих. Во многих направлениях медитации мысли считаются вредителями, а эго – помехой и неудобством, поэтому их надо игнорировать и возвыситься над ними. В некоторых индуистских традициях эго считают служителем богини Майя, который хочет заострить наше внимание на материальных благах и удовольствиях. Ее называют врагом, искусителем, как Сатану в христианстве, привязывающим нас к иллюзорному внешнему миру. В буддийских учениях «мартышкин ум» – скачки мыслей в сознании, похожие на игры шальных обезьян.

Как писал Ральф де ла Роса в книге «Вести от обезьяны»: «Удивительно ли, что мартышкин ум – бич медитации во всех странах? Для ищущих покоя в созерцательных практиках мысли – досадные помехи, грубые возмутители спокойствия, ломящиеся в заднюю дверь… В кругах адептов медитации из-за сравнения с обезьяной мыслящий ум приравнивают к нечистой, примитивной, низшей форме жизни, не представляющей ценности; просто мусор, болтающийся туда-сюда»[14].

Де ла Роса – один из многих современных авторов, отказавшийся от привычной демонизации эго. Другой психотерапевт, Мэтт Ликата, пишет следующее:

Про эго часто говорят так, будто это нечто отдельное от нас, но иногда овладевающее нами. Какой-то гадкий, бездуховный, невежественный человечишка, засевший внутри и заставляющий действовать неразумно и мешать нашему развитию. Эго надо стыдиться, и чем больше в нас духовности, тем усерднее мы изгоняем его, стараемся возвыситься над ним или вступить с ним в воображаемую войну. А если присмотреться, эго и есть те самые голоса, требующие от него избавиться[15].

Собрание частей, называемых эго, – это Защитники, беспокоящиеся о нашей безопасности. Они реагируют на другие части, в которых содержатся эмоции и воспоминания о травмах, спрятанные где-то глубоко.

Позже мы детально рассмотрим, как люди используют религиозный обход; этот термин ввел в оборот Джон Уэлвуд в 1980-х. Джефф Браун подробно исследует это явление в фильме «Кармагеддон»: «Повзрослев, я начал искать религиозные практики, которые не давали бы боли всплывать на поверхность… Я путал самоизбегание с просветлением»[16]. Собственно, центральный посыл канонического повествования о пробуждении Будды в том, что мысли и желания препятствуют просветлению. Во время медитации под деревом Бодхи Будду охватили инстинкты и страсти: вожделение, желание, удовлетворение, сожаление, страх, неуверенность и т. п. Только сопротивляясь им, он достиг просветления.

Однако распространенные нынче практики осознанности, заимствованные из буддизма, ведут в верном направлении. Они помогают изучать мысли и эмоции на расстоянии и принимать их, а не бороться с ними. На мой взгляд, это первый шаг. В большинстве известных мне практик осознанности в той или иной версии присутствует парадигма целостного разума, и, следовательно, они не способствуют взаимодействию с мыслями и эмоциями, которые считаются преходящими и не стоящими внимания. Но зачем вступать в контакт с мыслями и эмоциями? Они ведь не могут нам ответить, разве не так? Оказывается, могут. И многое расскажут.

Как я узнал про части

Как и все, я считал разум единым и много лет учился на семейного терапевта (у меня ученая степень). В этой сфере разуму уделяют мало внимания. Копание во внутреннем мире считается потерей времени, ведь человек меняется вместе с внешними отношениями.

Но этот подход не работал. Я провел исследование результатов терапии среди булимиков и с беспокойством обнаружил, что они продолжают объедаться и исторгать из себя съеденное, не догадываясь о своем исцелении. На вопрос «Почему?» они бормотали что-то про части себя. Причем так, будто те не зависят от них и могут приказать им делать даже то, чего не хочется. Я было испугался, что грядет эпидемия диссоциативного расстройства личности, но, поразмыслив, в ужасе обнаружил отдельные части внутри себя. Некоторые показались мне крайностями.

Я заинтересовался и попросил клиентов описать их части. Они сделали это очень подробно. И даже рассказали, как те взаимодействуют. Одни воюют, другие дружат, третьи кого-то защищают. Позже меня осенило, что эта внутренняя система очень похожа на внешние отношения, изучением которых я занимался. Отсюда и название: внутренние семейные системы.

1Пирсиг Р. Дзен и искусство ухода за мотоциклом. СПб.: Симпозиум, 2003.
  Гас Спет, цит. по: We scientists don’t know how to do that… what a commentary! // WineWaterWatch.org, May 5, 2016 // winewaterwatch.org/2016/05/we-scientists-dont-know-how-to-do-that-what-a-commentary/.
3Merton T. Conjectures of a Guilty Bystander. New York: Image Books, 2009.
4Далее в книге под «Я» понимается cамость (Self) – внутреннее ядро, стержень, центр личности человека. Прим. ред.
  Wahl D. C. [We Are] a Young Species Growing Up // Medium, January 13, 2018 // medium.com/age-of-awareness/we-are-a-young-species-growing-up-3072588c5a82.   Джимми Картер, речь на Форуме по защите прав человека в Центре Картера: A Time for Peace: Rejecting Violence to Secure Human Rights. June 18–21, 2016. Опубликовано 21 июня 2016 г. // cartercenter.org/news/editorials_speeches/a-time-for-peace-06212016.html.
7IFC (International Family Systems, англ.) – cистемная семейная терапия субличностей или внутренние семейные системы. Прим. ред.
8Van Ness J. Over the Top: A Raw Journey to Self-Love. New York: HarperOne, 2019. Pp. 5–6.
9Calvin J. The Institutes of the Christian Religion: Books First and Second. Altenmünster, Germany: Jazzybee Verlag, 2015.
  Thomas B. Revenge of the Lizard Brain: guest blog // Scientific American, September 7, 2012 // blogs.scientificamerican.com/guest-blog/revenge-of-the-lizard-brain/; Farley P. A Theory Abandoned but Still Compelling // Yale Medicine, Autumn 2008 // medicine.yale.edu/news/yale-medicine-magazine/a-theory-abandoned-but-still-compelling/.
11Подробнее об этом и похожих исследованиях: Брегман Р. Утопия для реалистов: как построить идеальный мир. М.: Альпина Паблишер, 2020.
12Van Ness, Over the Top, 173.
13Van Ness, Over the Top, 261.
14De La Rosa R. The Monkey Is the Messenger: Meditation and What Your Busy Mind Is Trying to Tell You. Boulder, CO: Shambhala Publications, 2018. P. 5.
15Licata M. The Path Is Everywhere. Boulder, CO: Wandering Yogi Press, 2017. P. 72.
16Karmageddon, режиссеры Джефф Браун, Пол Хемренд. Ontario, Canada: Open Heart Gang Productions, 2011, документальный фильм, длительность 2 часа.
To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?