World of Warcraft. Ярость Бури

Tekst
0
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Хоть мысль эта внушала лишь тревогу, Бролл, кажется, знал, о чем она хочет поговорить.

5
Предательство друида

– Он здесь, – негромко сообщила стражница, переступив порог шатра верховной жрицы.

– Впусти. И следи за входом на случай, если придет кто-то еще, – приказала Тиранда.

Стражница кивнула и вышла, а мгновение спустя в шатер вошел Бролл Медвежья Шкура, всем своим видом выказывая почтение к Тиранде. Он низко поклонился, как и подобало в присутствии правительницы.

– Верховная жрица, ты хотела меня видеть, – произнес он низким голосом.

– Бролл, давай обойдемся без формальностей, мы ведь давно знакомы.

Друид молча кивнул.

– Прошу, – продолжила Тиранда, указав на травяную подстилку, украшенную изображениями луны, – садись.

Бролл покачал головой.

– Благодарю, но я бы предпочел постоять. Не сочти это за неуважение.

– Что ж, хорошо, – кивнула Тиранда. – Я все равно не собиралась утомлять тебя длинными речами. Скажу сразу, ты имеешь полное право отказаться от моего предложения.

Друид удивленно приподнял густые брови. Конечно, Тиранда при желании могла бы сильно усложнить ему жизнь и приказать выполнить то или иное поручение, но это было не в ее стиле.

– Бролл, я могу обратиться с подобной просьбой только к тебе. Я возлагаю на тебя большие надежды, как на того, кто заслужил доверие Малфуриона и носит отметку величия. Кроме того, я не забыла о твоих подвигах времен Третьей войны, – проговорила Тиранда, взглянув на венчавшие голову Бролла рога.

– Госпожа, твои слова льстят мне, – ответил друид и опустил глаза. – Но, боюсь, ты преувеличиваешь. Я провел слишком много времени вдали от друидов, и Малфурион вряд ли бы это одобрил. – Бролл коротко взглянул на лунную глефу, лежавшую на столе.

Тиранда же внимательно смотрела на него. Верховная жрица специально положила оружие на виду, чтобы напомнить Броллу о гладиаторском прошлом. Она неслучайно выбрала именно этого друида, надеясь, что недавние странствия укрепили его верность Малфуриону настолько, что он будет готов поступиться интересами Круга Кенария ради важного задания.

– Нет, я вовсе не преувеличиваю. Перед уходом Малфурион выразился очень ясно. Он прекрасно понимал, какую злость и боль ты испытываешь, и знал, что тебе придется остаться с этими чувствами наедине, – сказала Тиранда, прищурившись. – Скажу прямо, Бролл, мы должны вернуть дух Малфуриона в тело. Видение, ниспосланное мне Элуной, было четким и ясным: он умирает, и умирает очень быстро. Малфурион не продержится до того момента, пока Фэндрал реализует свои планы! В этом я полностью уверена. Понимаю, верховный друид желает только добра, но переубедить его не удастся никому, даже мне. Мы с тобой должны освободить Малфуриона из заточения.

Бролла обуревали сомнения.

– Ты уверена? Видение не могло быть ложным?

– Его послала мне сама Мать-Луна, – ответила Тиранда без тени сомнений. Элуна никогда не обманывала тех, кто в нее верит.

К счастью, Бролл наконец кивнул. Какая в нем чувствовалась решимость! Тиранда сразу поняла, что сделала правильный выбор.

– Я знаю тебя и знаю нашу богиню, – ответил он. Как и большинство ночных эльфов, Бролл с раннего детства поклонялся Элуне. Путь друида открылся ему много позже, но даже после этого почтение к богине никуда не исчезло. – И хотя с уважением отношусь к Фэндралу и ценю его мнение, однако последние события подсказывают, что ты абсолютно права. Госпожа, если у тебя есть план, я заранее с ним согласен. Мы должны что-то предпринять. Как бы я ни относился к верховному друиду Фэндралу, боюсь, положившись только на помощь Тельдрассила, мы лишь свернем с нужного пути. Что же ты задумала?

Бролл и сам не ожидал, что так легко согласится, однако у него были на это причины. Да, сперва план Фэндрала казался вполне разумным и даже вселял определенную надежду. Однако речь Тиранды лишь усилила ту неуверенность, которую зародило последнее и самое ужасающее из видений. Во всем произошедшем чувствовался отпечаток порчи. Здесь наверняка был замешан Кошмар! Внезапные видения, да еще и этот сон с погибшей дочерью. Опасения верховной жрицы казались Броллу вполне оправданными. Близилось что-то страшное, и Малфуриону грозила смерть.

«Нет, наверняка исцеление Тельдрассила займет очень много времени, – подумал друид. – Но Фэндрал не хочет этого понять».

Между тем, Тиранда так и не ответила на вопрос, и Броллу пришлось его повторить.

Верховная жрица тут же отвела взгляд. Все ее намерения строились на знаниях о друидах, полученных от Малфуриона. Тем не менее, существовала пугающая вероятность, что Тиранда просчиталась, и план рухнет даже до того, как удастся привести его в действие.

– Я хочу, чтобы ты отправился в Тенистую Крону.

При упоминании этого места Бролл едва заметно напрягся, и неслучайно. Он сразу же догадался, чего хочет Тиранда.

– Тенистая Крона, – пробормотал Бролл. – Да, теперь я понимаю. Это разумный ход, ведь у нас на счету каждая секунда, и теперь…

Тиранда воспрянула духом.

– Как думаешь, сработает?

– Моя госпожа, возможно, это наш единственный шанс. Вот только придется трудно, разве что…

Тиранда терпеливо ждала продолжения, но, поняв, что Бролл крепко задумался, спросила:

– Разве что что?

– Лучше тебе не знать, – тихо сказал он, покачав головой, а потом как будто обрел внутреннюю уверенность и добавил: – Я отправлюсь туда.

– Но не стоит забывать о совете друидов и планах Фэндрала, – продолжила верховная жрица. – Тебе следует подождать, пока все успокоится. Впрочем, боюсь, нам нельзя терять ни секунды.

– Есть одно дело, с которым мне нужно разобраться, верховная жрица. Если верховный друид Фэндрал не застанет меня на месте преступления, я отправлюсь в путь сразу же, как только закончу, – произнес Бролл, нахмурившись. – Однако сперва мне все-таки нужно вернуться в Анклав Кенария вместе с остальными.

И снова Тиранда тщетно ждала более подробного объяснения. Наконец она кивнула, рассудив, что Бролл утаил подробности ради ее же блага и ради их общей цели – спасения Малфуриона.

– Спасибо, – тихо сказала она и тут же напряглась вновь. – И еще кое-что. Не стоит отправляться в путь одному. Я пошлю тебе навстречу Шандрису. Полагаю, ты знаешь, где находится Аубердин?

– Да, я бывал там. Друиды редко заходят в эти края, и я предпочел бы другой маршрут. Но ты настаиваешь на том, что мы с Шандрисой должны встретиться в Аубердине?

– Да, и оттуда двигаться в сторону Ясеневого леса.

Броллу явно не понравилось такое решение, и скрывать своих эмоций он не стал.

– Я уважаю генерала армии Часовых и восхищаюсь ее талантами, но все же предпочел бы путешествовать один.

Однако Тиранда была непреклонна:

– Нет. Если придется, я могу приказать…

Бролл что-то раздраженно проворчал.

– Не придется. Если ты считаешь, что так будет лучше для Малфуриона, то я полностью доверяю этому решению, верховная жрица.

Тиранда тут же смягчилась и неожиданно вытянула руку, коснувшись плеча Бролла. Ее ладонь засияла лунным светом, на мгновение охватившим Бролла и проникшим внутрь его тела.

– Да пребудет с тобой благословение Матери-Луны и моя благодарность.

Ночной эльф низко поклонился.

– Это честь для меня, госпожа.

– Для тебя я просто Тиранда.

Друид снова поклонился и собрался уходить.

– Нет, Тиранда ты для Малфуриона, а для меня – верховная жрица, символ надежды всего нашего народа, – произнес он и тихо покинул шатер. Тиранда поджала губы, размышляя, правильно ли поступила.

Впрочем, одного взгляда на лунную глефу хватило, чтобы вернуть ей решимость.

Вернувшись, Бролл не стал ни о чем рассказывать Хамуулу, а тот, невозмутимый, как и всегда, не задавал лишних вопросов.

К сожалению, поспать ночному эльфу так и не удалось.

Когда друиды стали готовиться покинуть Лунную поляну, Бролл лишь почтительно поклонился Тиранде, как и его собратья. Со стороны можно было подумать, что их не связывали личные отношения.

Сестры Элуны решили вернуться в Дарнас привычным способом, оседлав могучих гиппогрифов. Фэндрал Олений Шлем обменялся парой слов с верховной жрицей и повел друидов на уединенную поляну.

– Сложившаяся ситуация вынуждает к активным действиям, и я решил, что мы должны снова попытаться исцелить Мировое Древо, – объявил Фэндрал, пока все остальные готовились к возвращению домой. – Начнем сегодня же ночью.

– Сегодня ночью? – удивился один из друидов. – После длительного перелета?

– Разумеется, не сразу. Сперва мы уделим некоторое время медитации, а затем я придумаю, как нам лучше распределить усилия, ведь идол Ремула теперь использовать нельзя, – пояснил Фэндрал и жестом отмахнулся от возможных возражений. – Решено! А теперь предлагаю поторопиться, Малфурион ждет нашей помощи!

Фэндрал воздел руки, и все друиды стали преображаться. Их тела согнулись, а фиолетовая кожа скрылась под слоем перьев. Носы вытянулись вперед и превратились в клювы.

Наконец они приняли облик буревестников и взмыли в воздух, растворившись в ночном небе.

Фэндрал, преобразившийся в самую крупную птицу с серебристыми полосами на каждом крыле, задавал всей стае быстрый темп. Ему явно не терпелось поскорее вернуться к Тельдрассилу. Редкое зрелище! Таинственным искусством полета могли овладеть лишь самые умелые и могущественные защитники природы. И в самом деле, за исключением Бролла, все здесь были верховными друидами. Очередной дар великой силы, которая скрывалась внутри и которую он не мог подчинить себе настолько, чтобы занять законное место среди собратьев. Бролл оказался здесь исключительно благодаря Фэндралу, и это лишь усугубляло чувство вины за предстоящий поступок.

Ночной эльф летел в самом хвосте. Его друг Хамуул держался впереди на некотором отдалении. Из-за него Бролл тоже волновался, но таурен, к счастью, следил лишь за тем, чтобы не отстать от остальных. Хамуул, несомненно, обладал большой силой, и все же считался довольно зрелым представителем своего народа, а потому прикладывал немало усилий, держась вровень с ночными эльфами.

 

Через несколько часов впереди показались очертания Мирового Древа. Фэндрал спикировал, стая буревестников последовала за ним, а Бролл незаметно отстал и поднялся повыше. Стараясь изо всех сил, ночной эльф в обличье птицы взмахнул могучими крыльями и стал набирать высоту. Огромный ствол Тельдрассила сперва казался непреодолимой преградой, но друид не останавливался и наконец затерялся в густой кроне, ловко маневрируя между огромных ветвей.

Вдруг листва зашевелилась. Бролл лишь на мгновение увидел крупное, живое дерево с длинными клыками и лиственной кроной. То было одно из древ войны. Эти создания не только защищали Тельдрассил и народ ночных эльфов, но и обучали воинов Дарнаса тому, как использовать в бою беспощадную силу природы.

Древо войны, похоже, не заметило вторжения, что было Броллу только на руку. Он не боялся нападения и опасался лишь, что страж без злого умысла расскажет об этой встрече Фэндралу. Конечно, верховный друид и так обо всем узнает, но Бролл предпочитал, чтобы это произошло как можно позже, ведь к тому моменту он успеет сбежать.

Или умрет, если все пойдет не по плану.

После этого друид всеми силами старался избегать встреч с другими, более коварными стражами, таившимися в ветвях. Крону Тельдрассила защищали Часовые, воительницы Дарнаса. Их предводительница, неутомимая Шандриса Оперенная Луна, была всецело предана верховной жрице.

Мало кто мог сравниться в мастерстве с этой ночной эльфийкой, которую много тысячелетий назад Тиранда спасла во время очередной битвы с демонами Пылающего Легиона. Шандриса, как и многие тогда, осталась сиротой. Под бдительным взором верховной жрицы она стала одной из самых искусных воительниц среди всех ночных эльфов.

Совершенно неудивительно, что именно ее Тиранда выбрала в качестве помощницы Бролла. Верховная жрица не поручила бы никому другому столь важное и рискованное задание. Друид и сам был польщен, что ему удалось заслужить доверие Тиранды.

Впрочем, думать об этом сейчас не стоило. Почти добравшись до пункта назначения, Бролл очистил свой разум от посторонних мыслей. Буквально через мгновение он пролетел сквозь густую листву и оказался в районе столицы, известном как Анклав Кенария.

Как и в случае с самим Дарнасом, постороннему наблюдателю было трудно поверить, что это место построено прямо на верхушке древа. Анклав окружали высокие дубы и ясени с магическими рунами, вырезанными на коре. А внутри круглой рощи расположились ни на что не похожие строения из деревьев и камней причудливой формы. Здесь обычно и собирался совет друидов. Самое крупное из строений было новой резиденцией Фэндрала Оленьего Шлема.

Однако Бролл-буревестник не торопился лететь прямиком к жилищу верховного друида и вместо этого сел на одну из ветвей, чтобы осмотреться. В Анклаве Кенария царила безмятежная, умиротворяющая атмосфера, однако и здесь были стражи, в том числе те, которых назначил лично Фэндрал.

Бролл перелетал с одной ветки на другую, держась в тени, чтобы не привлекать внимания обитателей этого места и одновременно не отдаляться от жилища верховного друида. Приходилось двигаться быстро, но осторожно.

Казалось бы, здесь не было никакой опасности, однако Бролл внимательно осмотрел зелено-красное строение и заметил украшавшие его тонкие лозы. Он склонил голову набок и пригляделся к крохотным бутонам, которыми были усыпаны змеившиеся стебли. Только по ним можно было определить, какое именно растение охраняло вход в жилище, и понять, насколько же хитер Фэндрал. Выяснить, что за лозы оплетают святилище, – непростая задача даже для большинства друидов.

Бролл-буревестник изогнул шею, вырвал собственное перо, а потом, не обращая внимания на боль, поднялся повыше и сбросил свою ношу прямо на лозы.

Перо полетело вниз, бутон тут же раскрылся и из него брызнул сок. Перо отяжелело, с глухим звуком упало на землю, а сок затвердел.

Таких крохотных бутонов было здесь несколько сотен, а быть может, и тысяч. Если из каждого брызнет сок, Бролл, подобно птичьему перышку, окажется в ловушке и просидит здесь до самого возвращения Фэндрала.

Друид продолжил наблюдать за лозами и заметил, что несколько пчел свободно пролетело мимо бутонов.

Тогда Бролл-буревестник коротко и радостно заклекотал и бросился вниз, приземлившись как можно дальше от резиденции верховного друида.

Бролл принял свой обычный облик и, не теряя ни секунды, что-то тихо забормотал. В заклинании не было слов, только резкие жужжащие звуки.

Его зов не остался без ответа, и через мгновение вокруг стали появляться пчелы. Бролл не умолкал, наблюдая за крохотными насекомыми, которые с любопытством летали рядом.

Друид стал читать заклинание быстрее, и пчелиный рой тут же полетел к опутанному лозами святилищу.

Бролл снова превратился в буревестника и полетел следом за насекомыми, которых, несмотря на такую перемену, становилось все больше и больше. Все они явились на его зов. Пчелы собрались точно в том месте, на которое указал Бролл, – у толстых лоз, оплетавших окно.

В обычной ситуации даже на полной скорости буревестнику не удалось бы пролететь незамеченным, но пчелы облепили бутоны, жадно ища цветки, о которых сообщил Бролл, когда их звал. Конечно, ему не хотелось прибегать к подобным хитростям, но выбора не было.

Пчелы добросовестно выполнили свою задачу, и буревестник стремительно полетел к окну. Как только он добрался до места, бутоны запульсировали, но выпустить сок не смогли из-за облепивших их насекомых.

Крупный буревестник едва втиснулся в оконный проем, приземлился на пол и снова превратился в ночного эльфа. Бролл знал, где хранился нужный ему предмет, и осознавал, что Фэндрал едва ли ожидал от кого-нибудь дерзости, подобной той, на которую он решился.

Не обращая внимания на все остальное, друид уверенно направился к сундуку из сталь-травы. Это растение вполне оправдывало свое название, и мягкие стебли в руках умельцев становились крепче металла. Рядовой эльф вряд ли смог бы прорезать отверстие или взломать замок, но Бролл был не понаслышке знаком с методами Фэндрала, ведь их обоих обучал Малфурион. Кроме того, Медвежья Шкура обучился нескольким приемам, о которых не подозревал даже нынешний лидер друидов.

Бролл прикоснулся к сундуку, чтобы оценить прочность плетения. Он ощутил присутствие связывающих заклинаний, догадался, как именно Фэндрал придал сталь-траве форму, и наконец высвободил стебли, удерживавшие крышку.

Чуть помедлив, Бролл наконец вскрыл сундук.

Внутри лежал идол Ремула. Казалось, могущественный артефакт, которому умелые руки Хранителя придали форму дракона, обладал собственной волей и был рад, что друид пришел его забрать.

Бролл же вспомнил ту страшную битву, демонов Пылающего Легиона и властителя преисподней Азгалора, который вел их в бой. И вновь он пережил мгновение, когда идол выскользнул из рук, став мишенью для оскверненного клинка, а неконтролируемая сила поглотила ту единственную, что осталась рядом с ним. Его дочь. Такую смерть едва ли можно было назвать быстрой и легкой. По всему телу Анессы появились страшные ожоги, плоть сгорала прямо на глазах у горюющего отца…

Бролл стиснул зубы и попытался подавить боль, вызванную воспоминаниями о том страшном поражении. Нельзя, чтобы эмоции взяли верх! Он заполучил идол. Только это сейчас важно. Это, да еще спасение Малфуриона.

Велика была вероятность, что Фэндрал все же решит воспротивиться воле Ремула и забрать артефакт сразу по возвращении, однако верховный друид вопреки опасениям не посмел ослушаться хранителя Лунной поляны. Только поэтому Бролл и преуспел в своей миссии. Ночной эльф осторожно достал идол из сундука, уже не в первый раз поразившись его потустороннему могуществу. Трудно было поверить, что столь искусное творение стало источником великого зла. Разумеется, идол очистили от влияния Скверны, и теперь опасаться нечего.

Бролл вспомнил было предостережение Ремула, но ведь другого выбора нет. Отступать уже поздно! Ему нужен идол. Нужно только помнить об осторожности.

Наконец, отбросив сомнения, Бролл быстро закрыл и запечатал сундук.

«Теперь ко всем моим достижениям добавилось еще и воровство, – с горечью подумал он. – Вариан и Валира повеселились бы».

Бролл спрятал артефакт в плаще. Теперь при перевоплощении в птицу он попадет в то же сотворенное магией место, что и одежда и прочие личные вещи.

Однако, превратившись в буревестника, он услышал какой-то грохот. Брол склонил птичью голову набок и увидел идол, лежащий на полу.

С раздраженным хриплым карканьем друид взлетел и схватил артефакт цепкими когтями. Теперь нужно торопиться! В обычной ситуации буревестник едва ли привлек бы к себе внимание, но вот статуэтка в птичьих лапах наверняка вызовет вопросы, а этого Броллу совсем не хотелось.

Наконец он развернулся к окну, взмахнул крыльями и вдруг заметил еще одну статуэтку, стоявшую на ветке дерева, судя по форме, служившей одновременно столом и полкой. Фигура была украшена рунами, но внимание Бролла привлекло нечто другое. Статуэтка представляла собой молодого ночного эльфа, очень похожего на Фэндрала. Однако с верховным друидом его было спутать сложно.

Вальстанн… Буревестник почтительно склонил голову. Как и сам Бролл, Фэндрал потерял своего единственного ребенка, сына. Вины верховного друида в гибели Вальстанна не было, и все же, несмотря на столь разные ситуации, общая трагедия объединяла двух безутешных отцов.

Теперь же Бролл собственными руками разорвал эту связь.

От невеселых размышлений друида оторвали пчелы, которые явно начали терять интерес к бутонам. Бролл взмахнул крыльями и полетел к окну. В этот момент первый рой пчел с жужжанием взвился в воздух. Друид заторопился, сложил крылья и вылетел в окно.

Пчелы разлетались в разные стороны. Их было слишком много. Значит, теперь часть бутонов освободилась!

В этот момент что-то задело кончик левого крыла. Бролл метнулся в сторону. Только это его и спасло: бутон выстрелил липким соком ровно в то место, где мгновение назад была птичья голова.

Хоть очередной снаряд все-таки задел правую лапу, буревестник успел отлететь на безопасное расстояние, но даже тогда не сбавил скорости. Бролл совершил нечто немыслимое! Оставалось надеяться, что этот безумный план поможет спасти положение.

Теперь всем было очевидно, Малфурион затерялся в глубинах Изумрудного Сна. Связаться с великим Аспектом Изерой и другими зелеными драконами, охранявшими это волшебное измерение, не удавалось. А значит, идея Тиранды направиться в Ясеневый лес имела определенный смысл. Однако для того, чтобы преуспеть, им понадобится некто более могущественный, чем одинокий друид с сомнительными способностями, или жрица богини Луны.

Бролл намеревался связаться с новым союзником, использовав идол Ремула. Если выживет в процессе попытки, конечно.

Тура прорубала себе путь через густые заросли. Практичная, как и всегда, она не видела ничего плохого в том, чтобы использовать волшебный топор для выполнения столь рутинной работы. В конце концов, на что нужно оружие, с помощью которого нельзя добраться до врага?

Тура чувствовала, что неумолимо приближается к своей цели. Она понятия не имела, сколько еще продлится путешествие, – закончится ли оно завтра или займет еще много дней, – но точно знала, что совсем скоро узнает, где искать ночного эльфа-предателя.

Наконец лес уступил место открытому пространству. Вдаль тянулась цепь высоких холмов. Внутри них Тура заметила пещеры разного размера и сразу же перехватила топор поудобнее на случай, если придется защищаться. В пещерах вполне могла таиться опасность. Например, голодные звери или дикие тролли.

Приблизившись к холмам, Тура сразу обратила внимание на странную тишину, царившую в этом месте. Куда же пропали все птицы? Через некоторое время ей удалось различить жужжание нескольких насекомых, но кого-то покрупнее на горизонте видно не было. Из этого следовало сразу два вывода: во-первых, поохотиться вряд ли удастся, а во-вторых, возможно, сама Тура станет для кого-то добычей.

Буквально через несколько минут орчиха поняла, что ей следует отдохнуть. Выбора нет, придется рискнуть и лечь спать. Тура оглядела темные провалы пещер и выбрала ту, которая казалась слишком маленькой для логова крупного хищника, но в то же время достаточно большой, чтобы разместиться внутри.

От входа до тупика, кончавшегося изогнутой каменной стеной, было не больше четырех метров. Убедившись, что в пещере нет никаких скрытых туннелей, которые могли бы представлять опасность, воительница устроилась в углу, так, чтобы видеть и само пространство пещеры, и вход в нее.

 

Из еды у Туры почти ничего не осталось: разве что три куска сушеной козлятины, несколько медленно гниющих корнеплодов да мех с водой, заполненный только наполовину. Тура тщательно разделила свои припасы, съела кусок мяса и один корнеплод, а затем сделала два небольших глотка солоноватой воды. Пищи в последнее время отчаянно не хватало, и желудок запротестовал было, но орчиха не обратила на это внимания. В этих местах почти не водилось дичи, да и чистую воду достать было невероятно трудно. Туре удавалось найти лишь минимум пропитания, чтобы продолжать двигаться к своей кровавой цели. Орчиха отбросила все повседневные нужды, решив позаботиться о себе потом, если выживет, конечно.

Вдруг послышалось какое-то шипение.

Тура лишь через секунду поняла, что звук на самом деле доносился снаружи. Орчиха поборола усталость, встала и направилась к выходу, покрепче перехватив топор. Она ожидала увидеть змею или ящерицу, но, как оказалось, шипела тварь покрупнее.

Теперь ясно, почему здесь не было ни животных, ни птиц!

Тура подождала, но звук так и не повторился. Тогда она решилась выйти из укрытия, приготовившись сразить любого врага, каким бы он ни был.

Поднявшийся ветер был таким сильным, что едва не отбросил Туру обратно в пещеру. Мир погрузился во тьму и, казалось, будто что-то огромное затмило звезды и луны.

И действительно, орчиха разглядела огромную тень, бросившуюся ей навстречу. Кто-то пронесся мимо и исчез вдали.

Тура отошла от пещеры, пытаясь разглядеть, кто это был. Огромная фигура все еще виднелась на горизонте.

Подождав, пока она вновь взмоет в небо, Тура вернулась в пещеру и легла, не выпуская из рук топор. В ее глазах как будто зажегся огонь.

Это был знак! В последний раз Туре вновь приснился все тот же сон, но только теперь ей удалось разглядеть кое-что еще, в самом конце. Там была едва различимая смутная тень, и орчиха осознала увиденное лишь много позже.

Ту же тень она увидела и сегодня. Это был дракон!