Хроники Домового. 2019 (сборник)

Tekst
Autor:
3
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Нехороший сосед

Денис очень радовался покупке новой квартиры. Еще бы, ведь он мечтал об этом несколько последних лет, отказывая себе практически во всем. Наконец-то его мечта сбылась. К тому же подвернулся очень удачный вариант по цене гораздо ниже рыночной. Долго не раздумывая, Денис передал задаток проворному риелтору и уже через неделю въехал в свое долгожданное жилище.

– Поздравляю! – передавая ключи, хитро улыбнулся риелтор. – Вы выбрали замечательную квартиру. Только вот соседи здесь немного нервные… Но, надеюсь, вы сможете найти с ними общий язык.

Во время переезда жители дома странно поглядывали на Дениса и шушукались в стороне, но он не обращал на это ни малейшего внимания, списывая косые взгляды на обычную людскую зависть.

Через несколько дней после переезда Денис решил устроить скромное застолье в честь новоселья. Когда немногочисленные гости разошлись, он плюхнулся на диван и закрыл глаза, расплывшись в блаженной улыбке. Наконец-то он забудет противное лицо своего арендодателя, который пытался повышать цену на жилье чуть ли не каждую неделю. Сколько нервов было оставлено в боях с этим жадным человеком…

– Я смотрю, вы уже устроились?

Голос раздался прямо перед ним. Денис вздрогнул, но в голове тут же проскочила мысль: он на радостях забыл закрыть дверь на замок, и один из гостей вернулся за какой-то забытой вещью.

– Да, потихоньку… – открывая глаза, произнес Денис, но тут же забыл, о чем хотел сказать.

Прямо перед ним на полу стояло нечто. По очертаниям оно походило на человека среднего роста, одетого в какие-то грязные лохмотья. Судя по ступням, развернутым в другую сторону, это нечто стояло к нему спиной. И все бы ничего, если бы не голова, закинутая за спину и болтающаяся на нескольких лоскутах кожи. Черные глаза без зрачков уставились на Дениса, раскачиваясь вместе с головой, которая вот-вот должна была окончательно оторваться и покатиться к его ногам.

Все это Денис рассмотрел за какие-то доли секунды. Сразу же после этого он предпринял попытку выйти из комнаты через стену, к которой был приставлен диван. Законы физики, к удивлению Дениса, все еще работали – у него ничего не получилось.

– Если вы хотите выйти, то дверь находится немного левее, – спокойно произнес призрак, шевеля окровавленными губами. – Вы же живой человек, поэтому у вас не получится пройти сквозь стену, как бы вы ни старались.

Невозмутимый голос привидения немного успокоил Дениса. По крайней мере, он перестал ломиться в стенку, а вместо этого вжался в спинку дивана, обхватив колени руками и подтянув их к подбородку.

– Давайте знакомиться? – прохрипело существо и сделало шаг вперед. На самом деле оно сделало шаг назад, но, когда голова висит на спине вверх ногами, очень сложно определить направление. – Как вас зовут?

– М-м… э-э… Денис, – не сразу вспомнил свое имя новый хозяин квартиры.

– Я чувствую, что вы меня очень боитесь, Денис, – остановился призрак. – Могу вас заверить, что за всю мою загробную жизнь я совершенно точно удостоверился: в первую очередь бояться нужно живых. Мы, привидения, не настолько ужасны, как вы нас представляете.

– Совсем не ужасные, да… – пролепетал парень и еще сильнее вжался в диван.

– Поверьте мне на слово. Пройдет не так уж много времени, как вы сами удостоверитесь в моих словах. А сейчас я хочу попросить вас об одной услуге.

Призрак аккуратно присел на диван и повернулся к парню спиной так, чтобы голова смогла смотреть прямо ему в глаза.

– Как видите, у меня есть небольшая проблема… Дело в том, что моя голова совсем не хочет оставаться на своем законном месте и постоянно норовит укатиться куда-нибудь под диван. Порой ее поиски занимают несколько дней.

– И давно у вас эта проблема? – немного осмелел Денис, а точнее, просто решил поддержать разговор, так как молчать, когда рядом с тобой сидит почти безголовое существо и обращается к тебе на «вы», еще страшнее.

– Ой, уже порядком, – махнуло рукой привидение, отчего голова опасно закачалась на кусочках кожи. – Сначала она крутилась на триста шестьдесят градусов, а теперь отваливается по каждому удобному случаю, как ее ни крепи.

– Может быть, вам стоит ее приклеить? – выдал гениальную мысль Денис.

– Собственно, об этом я и хотел бы вас попросить, – улыбнулся призрак. – Только не приклеить, а пришить нитками. На клей у меня аллергия. После него я чихаю и выворачиваюсь наизнанку. В прямом смысле слова.

– Тогда да, тогда лучше пришить, – закивал Денис, представив, что будет, если это привидение начнет демонстрировать еще и свой внутренний мир.

– Вот и замечательно. Я был бы вам очень признателен, если бы вы смогли помочь мне в этом деликатном деле. Нитки и иголка у меня есть.

С этими словами призрак медленно поднялся, извлек из вороха одежды моток ниток и протянул его Денису. Тот, взяв его трясущимися руками, посмотрел на предстоящий фронт работы.

– Всего лишь пришить голову призраку… Ничего сложного… – сам себе прошептал он, встал с дивана и подошел к привидению на негнущихся ногах.

– Только будьте, пожалуйста, аккуратнее, – посмотрело на него существо снизу вверх, – она и так уже еле держится.

С трудом преодолев страх, Денис протянул руку и дотронулся до висящей головы. Но он не успел даже просто поставить ее на место, так как кожа призрака треснула и голова с громким глухим стуком упала на пол и покатилась под диван.

– Ну вот, опять… – послышался снизу голос призрака. – Как я и думал…

– Она у вас совсем уже не держится, – дрожащим голосом испуганно пролепетал Денис.

– А я вам о чем толкую? Каждую ночь отпадает, как ее ни пришивай… Да не бойтесь вы! Прилепите ее уже, наконец. Может, хватит на пару дней.

Денис присел на корточки и запустил руку под диван, пытаясь достать оттуда многострадальную голову привидения.

– Ничего себе! Чего она у вас такая тяжелая?

– Грехи, мой друг, грехи, – грустно произнесла голова, – и чем их больше, тем тяжелее тело. Поэтому некоторые из нас и остаются на земле, не в силах подняться туда.

– Что ж вы такого натворили?

– Да… Долгая история… Как-нибудь потом расскажу.

Денис решил не расспрашивать нового знакомого о его грехах и продолжил выкатывать тяжелую голову, но от этого занятия его отвлек резкий и протяжный звонок в дверь.

– Я, пожалуй, открою, – обрадовавшись, но не показывая этого, произнес Денис.

– Я бы вам не советовал, – послышался глухой голос из-под дивана.

– Почему это?

– Нет, я вам не запрещаю, это же ваша квартира. Просто не советую. Лучше закончите дело, которое вы уже начали.

– Нет уж, знаете ли… Я все-таки открою, – несясь на всех парах к входной двери, выкрикнул Денис. Он надеялся, что кто-то из гостей все же забыл что-то и вернулся.

Моментально разобравшись с замками, он распахнул входную дверь и уже набрал в легкие воздуха, чтобы попросить о помощи, но тут же в глазах вспыхнули какие-то звездочки, а в переносице что-то резко и больно хрустнуло. Через секунду Денис понял, что сидит на заднице в своей прихожей, держась ладонью за левый глаз.

– Ты что, совсем тупой? – нависнув над ним огромной тушей, прорычал какой-то здоровенный мужик.

– Да я же… Вы… Вы кто?

– Я твой сосед снизу, придурок!

– Да я только сегодня въехал, что я вам сделал-то?

– Да мне пофиг, когда ты въехал! Устроили здесь притон, каждый месяц новая рожа! Что вы здесь делаете, уроды? – Громила выпрямился и принялся осматривать квартиру, заглядывая во все комнаты.

– Здесь… Мужчина! Послушайте меня! Здесь призрак! – быстро зашептал Денис, выразительно округлив глаза.

Мужчина остановился и тяжело вздохнул.

– А, ну понятно… Еще один наркоман… Короче, слушай сюда, козел, – сосед подошел к Денису и присел перед ним на корточки. – Еще раз я услышу, как ты посреди ночи громыхнешь по полу, я из тебя самого привидение сделаю. Понял? Достали уже! Каждую ночь одно и то же…

Сосед презрительно посмотрел на Дениса и вышел из квартиры, напоследок хлопнув дверью.

* * *

– И еще один стежок, пожалуйста, под ухом.

– Я там уже два раза прошелся, вроде держится.

Призрак аккуратно покачал головой из стороны в сторону и, удостоверившись, что не отваливается, с благодарностью посмотрел на Дениса.

– Вот спасибо! Надеюсь, на пару дней хватит, а потом, если вы не против, еще разок по кругу пройдемся, пока она снова не отвалится. Ой, вам же нужно холодное приложить, чтобы синяка не было.

С этими словами привидение положило ледяную ладонь на глаз Дениса.

– Легче?

– Да, спасибо, немного отпустило, – кивнул он.

– Я же вам говорил, Денис, а вы не верили. Живых нужно бояться, живых…

Евгений ЧеширКо

Оборотень

Оборотень Семен с самого детства был необщительным. Он не любил веселых посиделок на заброшенном кладбище, не участвовал в ежегодных соревнованиях по запугиванию заблудившихся в лесу людей, даже на шабаши, с размахом отмечающиеся каждое третье полнолуние, он не ходил, ссылаясь то на плохое самочувствие, то на излишнюю занятость.

Некоторые думают, что если человек неохотно разговаривает и мало улыбается, то у него случилось горе. Только заметив такого «страдальца» на горизонте, самые участливые тут же бегут его успокаивать и всячески морально поддерживать, чем только усугубляют положение. Человек от такого внимания становится все мрачнее и мрачнее. Он уже мысленно проклял себя два, а то и три раза за то, что оказался здесь в это время.

Такой человек обычно уходит с вечеринок раньше всех, стараясь сделать это как можно незаметнее. Чем дальше он от сборища, тем спокойнее его взгляд. Плечи расправляются, исчезают морщины, а на лице появляется довольная улыбка. Люди назовут такого человека интровертом. В обществе нежити же существ с таким складом характера кличут волконравами. Оборотень Семен был самым образцовым волконравом всего Мокрого Леса.

 

В ту ночь, кое-как отвязавшись от приставучей рыжей ведьмочки, которая уже давно оказывала ему всяческие знаки внимания, Семен незаметно улизнул из эпицентра праздника, посвященного окончанию сезона Кровавых Ручьев. Он брел сквозь чащу, подальше от места буйного веселья. Сегодня почему-то особенно не хотелось шума и криков. Хотелось тишины, спокойствия, легкого ветерка в кронах деревьев и звездного неба над головой.

У каждого волконрава обязательно есть любимые места, куда он идет, когда количество слов и встреч, случившихся за день, преодолевает критическую отметку. Их, как правило, несколько, и все они должны соответствовать следующим критериям:

1. Это место должно быть красивым и спокойным.

2. Про это место не должен никто знать.

3. В радиусе двух миллионов ста тысяч и тридцати пяти верст не должно наблюдаться ни одного живого или неживого существа.

Третий пункт всегда трудновыполним, но зрение и слух у нежити хоть и острее человеческих, все же не идеальны. Поэтому обычно достаточно того, чтобы в этом месте никого не было видно и слышно. Тогда третий критерий считается соблюденным.

В ту ночь оборотень Семен для отдыха выбрал высокий и обрывистый берег у излучины Песочной Реки. Это место подходило по всем параметрам. Мокрый Лес заканчивался на самом берегу у края обрыва. Там открывался волшебный вид на реку, текущую внизу. А в полнолуние, как сегодня, можно было полюбоваться прекрасной лунной дорожкой.

Но мечтам Семена не суждено было сбыться. А если сказать точнее, то его мир рухнул, когда он увидел, что на самом краю обрыва, спиной к нему и свесив ноги вниз, кто-то сидит. Дело в том, что если волконрав видит, что его любимое место отдыха посещает кто-то, кроме него, то это место автоматически вычеркивается из списка любимых и больше никогда не посещается. Семену очень нравилось у реки, именно поэтому он так и расстроился. Сначала расстроился, а затем и разозлился, увидев, что нарушитель к тому же еще и живой человек. Это уже ни в какие рамки не лезло!

– Черт возьми, ну не убивать же этого человека, – прошептал Семен. – Тем более что сезон Кровавых Ручьев как раз сегодня подошел к концу. Что же делать?

До другого ближайшего любимого места было примерно пять верст. Оборотню совсем не хотелось тащиться туда. Тем более до рассвета оставалось не больше трех часов. Объяснять кому-то посреди леса, что это его место и здесь запрещено находиться другим существам, а особенно людям, оборотень тоже не жаждал.

– Ну что ж… Так, значит, так, – вздохнул Семен и шагнул в сторону обрыва.

* * *

– Мне очень нравится это место, – улыбнулась девушка. – Я редко здесь бываю и никому не рассказываю о нем. Когда становится совсем невмоготу, я иду сюда. Однажды я просидела здесь почти всю ночь. Хорошо здесь, правда?

Семен молча кивнул.

– Правда иногда бывает страшно. С начала года в этом лесу пропали два человека. Их так и не нашли.

Семен виновато отвел глаза в сторону, но снова промолчал.

– Не знаю даже, что с ними стало, – продолжила девушка. – Этот лес… Он очень странный и страшный. Иногда я слышу в чаще звуки. Они похожи на какие-то безумные крики ужасных существ. Ты никогда их не слышал?

Она вопросительно взглянула на Семена, но тот лишь слегка мотнул головой.

– Наверное, здесь полным-полно всякой нежити, – вздрогнула девушка и настороженно оглянулась, – уверена, что ее здесь очень много. Я всегда чувствую ее присутствие. Вот и сейчас у меня холодок по спине гуляет… Хорошо, что ты со мной. С тобой не так страшно.

Семен хотел было что-то сказать, но потом подумал и решил, что это сейчас совсем ни к чему. Зачем портить лишними словами такую прекрасную ночь?

Так они и просидели вместе до рассвета, а затем молча разошлись своими дорогами. Девушка и еж. Вы спросите – какой еще еж? Да обычный такой, с иголками. Не всем же оборотням везет. Не всем дано обращаться в медведя, ворона или рысь. Может, поэтому Семен и стал волконравом.

Евгений ЧеширКо

Люди и Нелюди

Переступив через ствол поваленного дерева, Кирилл осмотрелся по сторонам. Под опавшей листвой было сложно заметить грибы, особенно в уже сгущающихся сумерках. Вздохнув, он глянул в свое ведерко, на дне которого одиноко лежали несколько опят.

– М-да… Не густо, – сам себе сказал он и зашагал к опушке.

Не успев сделать и нескольких шагов, он замер. Какое-то молниеносное движение слева привлекло его внимание. Осмотрев то место, где только что что-то двигалось, он пожал плечами и направился дальше. Чего только не привидится в темнеющем лесу. Но, сделав еще один шаг, Кирилл снова остановился. Определенно, слева среди деревьев что-то двигалось. Причем, когда останавливался Кирилл, тогда замирало и оно.

– Кто здесь? – выкрикнул он в чащу.

Тишина.

– Эй!

Никого.

Аккуратно ступая по шуршащей лесной подстилке, Кирилл сделал еще пару шагов. Оперевшись спиной на одно из деревьев, он медленно выглянул.

– Страшно?

Голос раздался прямо над ухом Кирилла. Он пригнулся и отпрыгнул, выронив ведерко. Приземлившись на спину, он попытался встать. Но силы словно покинули его тело.

В непринужденной позе, облокотившись на дерево, около которого только что стоял Кирилл, расположилось нечто. В сумерках и издалека его можно было бы с большой натяжкой принять за человека, но вблизи это создание вызывало только подсознательный животный ужас.

– Страшно или нет? – повторило оно. – Да ладно, вижу, что страшно.

Кирилл попытался ответить, но на ум не приходило совершенно ничего. Даже все молитвы, которые он знал, вылетели из головы. Хотя вряд ли бы после них существо растворилось.

– Совсем ничего не насобирал? – как ни в чем не бывало продолжило создание. – Надо было вчера приходить. Вчера много грибов было.

– Ты кто? – наконец-то выдавил Кирилл.

– Я? – создание отделилось от дерева и подошло вплотную к лежащему на земле человеку. – Здрасти, приехали! Вурдалак я!

– Чур меня! – вспомнил Кирилл старинную присказку.

– Чего тебя? – упырь удивленно наклонил голову набок.

– Чур. Меня, – как-то неуверенно повторил человек.

– Это что? Ты иноземец, что ли?

– Нет.

– Ну так выражайся яснее тогда. Я ж не понимаю, что ты там лопочешь. Вставай уже. Разлегся он тут…

Упырь протянул человеку почерневшую сморщенную руку.

– Я сам, спасибо, – ответил Кирилл и быстро встал. – И что теперь? Жрать будешь?

– Тебя? – усмехнулся вурдалак. – Да ну, ты брось! Разговор есть. Не спешишь?

Кириллу очень хотелось сказать, что он спешит, что он жуть как хочет домой, но почему-то отказать вурдалаку не получилось.

– Да нет, – грустно вздохнув, ответил он.

– Вот и хорошо. Давай посидим, поговорим, – упырь махнул рукой в сторону поваленного дерева, через которое переступил Кирилл несколько минут назад.

Расположившись на дереве, вурдалак посмотрел на сжавшегося Кирилла.

– Есть хочешь?

– Да, то есть… Нет, – растерялся тот.

– А я хочу. Очень хочу, – облизнулся упырь. – Вот и думаю – куда все люди-то подевались, а?

Сотни мыслей пролетели в голове Кирилла за секунду: «Видимо, он думает, что я не человек. Наверное, он меня за своего принял. Это радует, надо ему подыграть».

– Да я сам не знаю, – пожал плечами он. – Сегодня ни одного в лесу не встретил.

– Эх… – вздохнул лесной житель. – Вот раньше время было… Напугаешь кого-нибудь до смерти. Ну не до смерти, конечно, так… До потери сознания. Наешься на неделю вперед и спишь себе спокойно. Да?

– Угу, – кивнул Кирилл.

– А какие эмоции были! Жирные, чистые, сильные. Не то что сейчас. Я в последний раз любовь ел лет тридцать назад.

«Ага! – сообразил Кирилл. – Видимо, он не мясом питается, а эмоциями. Это уже лучше… Впрочем, куда ему мясо? Все из ребер повываливается обратно».

– Страх – он же не питательный совсем, – продолжил жаловаться вурдалак, – да и не вкусный. Горький, противный, жесткий. Вот радость, нежность – это да! И вкусно, и полезно. Но чтобы их добыть, это постараться нужно. Знаешь, как я раньше делал?

– Как?

– Я обычно за парочками охотился, – вурдалак уселся поудобнее, – идут они, значит, по лесу, я из-под земли – раз! Схвачу, к примеру, девушку за ногу, чтоб упала. Кавалер ее поднимает, отряхивает, а сам-то переживает, волнуется… А мне хорошо. Я ем. Когда нежность, когда сочувствие, а когда и любовь перепадет. Ты ел любовь?

Кирилл поперхнулся и закашлялся.

– Честно говоря, нет, – отдышавшись, проговорил он.

– Полжизни загробной потерял, – кивнул вурдалак. – Она, знаешь, какая? Она сочная такая, чуть сладковатая. Но не перепутай со страстью. Вот она прям приторная. От нее потом живот болит, хоть и быстро проходит. Любовью за один присест надолго наедаешься.

Упырь ненадолго замолчал, затем, еще раз облизнувшись, продолжил монолог.

– В общем, пропали куда-то все люди. Бродят по лесу какие-то комбикорма двуногие.

– Да ладно тебе! – осмелел человек. – Никуда они не делись. Кто ж в лес будет тащить с собой все это? Сюда обычно, наоборот, приходят, чтобы отдохнуть, сбросить все плохое, что накопилось.

– Да я-то это знаю, – кивнул вурдалак, – я этим и питаюсь в последнее время. Тем, что они с собой принесли. Только вот я тоже не дурак. Я же чувствую, когда есть внутри у человека что-то вкусное, а когда он весь только из всяких страхов и состоит. Добрый человек зайдет сюда, покормит меня своими плохими чувствами да и уйдет чистым. А если в человеке нет ничего доброго? Плетется домой, как мешок пустой – внутри-то ничего не осталось… Вот такие дела.

Кирилл посмотрел на нового знакомого.

– Так ты только чувствами питаешься? Людей не ешь?

– Нет, конечно, – усмехнулся вурдалак, – мне их некуда есть. Желудок уже сгнил. Это молодые еще могут перебиться иногда мясцом, а я уже все…

– Так, может, тогда… – Кирилл ненадолго задумался. – Ладно. Скажу тебе по-честному. Я – человек. Бери, ешь что найдешь.

С этими словами Кирилл поднялся с бревна и раскинул руки. Вурдалак посмотрел на него и покачал головой.

– Серьезно? Человек? Прям человечище? Спасибо, конечно, но все, что можно было с тебя взять, я уже взял. Остальное себе оставь, оно несъедобное. А за грибами через пару дней приходи. Будут.

Упырь поднялся с бревна и побрел вглубь леса, махнул на прощание рукой, оставив растерянного человека в темноте и одиночестве.

* * *

– Ну что, грибник, насобирал? Опять вымазался весь… Ты, что ли, стираешь ее потом? Я за тобой убираю, стираю, жрать готовлю, а ты что делаешь? – Супруга Кирилла уперла руки в бока и зло посмотрела на него. – Только и делаешь, что бродишь по своим лесам. Да хоть бы толк был, а то… Принес грибов?

– Да что-то не было сегодня, – виновато промямлил Кирилл.

– Не было… Просто нужно зенки пошире открывать. Тоже мне, добытчик.

– Да закрой ты рот! Что ты орешь постоянно?

– Да потому что! Достал уже!

Жена махнула рукой и скрылась на кухне. Кирилл хотел что-то возразить, но вдруг понял, что ему уже давно все равно. Ругнувшись про себя, он принялся снимать грязную обувь.

* * *

А где-то в лесу старый вурдалак заботливо укрывал осенней листвой свою жену.

– Не было сегодня людей, милая, – вот, немного страха принес. Поешь.

– Ну, ничего, ничего, – устало улыбнулась она в ответ, – говорят, что они еще остались. Может, и встретим еще, да?

– Обязательно встретим. Обязательно, – отводя взгляд в сторону, ответил вурдалак.

Евгений ЧеширКо

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?