Опасный наследник

Tekst
19
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Опасный наследник
Опасный наследник
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 29,39  23,51 
Опасный наследник
Audio
Опасный наследник
Audiobook
Czyta Галина Брянская
17,72 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 7

СОНЯ

Когда лимузин доставил меня в гостиницу – самую шикарную и престижную в нашем городе – президентский люкс уже был полон. Гостей там оказалось гораздо больше, чем я ожидала.

Администратор проводила до дверей номера. А едва я вошла, Кирилл сразу устремился ко мне, и в его руках, как по волшебству, появился букет цветов.

– Как я рад, Соня, что ты приехала! Давненько мы не виделись.

– Всего девять дней, – небрежно пожала я плечами.

– Всего! Это целая вечность!

– Но мы же всё равно общались, переписывались.

Кирилл тяжело вздохнул и посмотрел на меня так, будто я чего-то не понимаю, а потом протянул букет:

– Возьми, это тебе.

– Спасибо.

Он помог раздеться – я сбросила шубку ему на руки и сразу же едва не расплавилась от обжигающего мужского взора: Кирилл немедленно отсканировал всю мою фигуру и восхищённо покачал головой.

– Выглядишь невероятно, – заметил он и задержал взгляд на моих губах.

Если честно, не ожидала, что мне подарят цветы. Это были розовые орхидеи и белые розы, и ещё какие-то растения с крупными листьями – я даже не знала их названий. Невольно залюбовалась этой красотой.

Президентский люкс тоже производил сильное впечатление. Было заметно, что в отделке номера использовались самые дорогие материалы.

В гостиной вокруг фуршетного стола с миллионом закусок стояли и разговаривали мужчины, некоторые из них явно были спортсменами – если судить по габаритам. Все выглядели представительно. Возможно, так же, как и Матвей Николаевич, закончив профессиональную карьеру, ушли в бизнес, сумели раскрутиться.

Я заметила всего двух дам – расфуфыренных в пух и прах. Тут же возрадовалась, что и сама расфуфырилась, а то бы чувствовала себя не в своей тарелке.

Кирилл потребовал внимания и представил меня тусовке как талантливого дизайнера и успешную бизнес-леди с массой перспективных идей. Он даже процитировал несколько фраз из моего проекта. Хорошая у него память! Понятно, как он умудрился выучить имена семнадцати китайских партнёров.

Мне было лестно услышать похвалу в свой адрес. Я уже много раз сталкивалась с пренебрежительным отношением мужчин-предпринимателей. Если сравнивать с достижениями Кирилла, мои занятия бизнесом выглядят совершенно несерьёзно. Однако он устроил такую крутую презентацию, что его гости посмотрели на меня с удивлением и уважением.

К нам подошёл Матвей Николаевич.

– Добрый вечер, Соня! Молодец, что присоединилась к нашей компании.

Рустам тоже подтянулся с приветствием. Бровь, рассечённая во время сражения с Казанцевым, была зашита. На фоне Рустама – этой горы мышц – даже Матвей и Кирилл казались не такими уж крупными, хотя были настоящими медведями. А уж я и вовсе превратилась в букашку.

– У нас тут много вкусняшек, – заметил Матвей Николаевич. – Прекрасную даму накормим, голодной не оставим.

– А я совсем не голодная.

– Сначала я покажу прекрасной даме номер. – Кирилл решительно оттеснил от меня друзей. – Соня, идём.

Взял за руку, крепко сжал свою горячую и шершавую ладонь, и от этого жеста меня так шандарахнуло электричеством вдоль позвоночника, что я едва не задохнулась. Постаралась незаметно восстановить дыхание. Надеюсь, никто не заметил, как меня перетряхнуло от макушки до пяток.

Мы отправились на экскурсию.

В спальне, выдержанной в бежевых тонах, около кровати стояла медицинская аппаратура и штатив с капельницей. Я вздохнула, поняв, что для Кирилла лечение ещё не закончилось.

В кабинете увидела на рабочем столе два открытых ноутбука и стационарный комп с гигантским тройным монитором. По экранам бежали графики, цифры, английский текст. Рядом сидел, уткнувшись сразу в два смартфона, молодой человек. Мало ему компьютерных экранов!

При нашем появлении юноша поднялся с кресла и поздоровался.

– Мой помощник Андрей. Видишь, Соня, как я здорово здесь устроился? Хоть совсем не уезжай, – улыбнулся Казанцев.

Сегодня он выглядел гораздо лучше. Но, тем не менее, всё равно оставались и чёрные круги под глазами, и сине-зелёные разводы на скуле и виске.

Потом мы вернулись в громадную гостиную и присоединились к гостям. Заметила, как реагируют на меня мужчины – у них заблестели глаза, голоса стали громче, плечи расправились.

И Кирилл это тоже замечал. Я видела, как темнеет его взгляд, как пульсирует жилка на виске.

Отвечала на вопросы, выслушивала комплименты… А сама думала о том, что прежней жизни уже никогда не будет. Даже если Кирилл покинет город, нас с сыном всё равно ждут изменения – их не избежать. Но главное, чтобы для Олежки они были радостными, а не травмирующими!

Как же хорошо, что Кирилл развёлся с Даной. По крайней мере, моему малышу не придётся общаться с этой коварной хищницей. Не хочу!

Ждала, что в разговоре проскочит информация о детях Казанцева. Сам он почему-то ничего о них не сказал. Хотя бы один-то ребёнок у него есть? Ведь Дана была беременной, когда выходила замуж за Кирилла.

А дальше? Кто у них родился?

Ладно, постепенно узнаю и это.

– Ну что, дорогие дамы и господа, пора нам закругляться, – вдруг объявил Матвей, посмотрев на часы. – Не забываем, что наш герой на больничном режиме. Кирилл, у тебя сегодня ещё одна капельница, медсестра подъедет через чес. Я вызову горничную, чтобы здесь всё убрали.

Гости начали прощаться друг с другом, все потянулись к выходу.

Я поставила на стол блюдце с тортом.

– Сонечка, а ты доедай тортик, доедай, – заботливо сказал мне Матвей Николаевич. – Не торопись.

В смысле? Все уходят, а я «не торопись»?

Нет уж, я тоже поеду домой.

– Соня, подожди, не уходи, – поймал меня за локоть Кирилл. – Мы же ещё дела не обсудили.

Гости разошлись, и гостиная огромного люкса мгновенно превратилась в пустое футбольное поле. Какие же тут пространства!

Я присела на диван, Кирилл расположился рядом в кресле.

– Так вот… У меня уже есть информация из вашей мэрии. К сожалению, муниципальный грант ты не выиграла.

– О-о… – Я мгновенно сникла. – Обидно.

Так надеялась на эти деньги… Они вроде и не очень большие, но попробуй их ещё заработай! Пахать придётся только так. На грант я планировала купить новую раскройную машину, самую современную. А ещё приглядела несколько других швейных девайсов, тоже весьма крутых. Размечталась! Оборудование в цех мы покупали несколько лет назад, когда затевали бизнес. Денег тогда было в обрез, брали всё бэушное, заезженное.

Грант от мэрии полностью решил бы эту проблему. Но я пролетела со свистом. Грусть-печаль…

Однако ещё остаётся денежный приз от самого Казанцева. Недаром же он пригласил меня сюда.

– А насчёт моего собственного гранта… В конкурсе участвовали три фирмы, открытые людьми с ограниченными возможностями. И работают там тоже инвалиды. Поэтому я решил увеличить сумму втрое и выделить гранты трём этим предприятиям.

Я пару секунд осваивала новую информацию. Потом искренне похвалила:

– Кирилл, но это же отлично! Я очень рада, что ты именно так распорядился деньгами. Это правильное решение.

– Но мне бы хотелось и тебя тоже поддержать, Соня. Ещё раз повторю, что твой проект мне очень понравился. Ты умница. Организовала маленький, но эффективный бизнес, преодолела столько препятствий. Я прекрасно знаю, что на бизнесменов они сыплются, как из рога изобилия.

– Со мной Лиза и мама. Мы всё делаем вместе, а одна бы я не справилась, потому что у меня…

«…маленький ребёнок!»

Осеклась на полуслове и испуганно моргнула.

– Что у тебя?

Надо бы уже признаться… Хватит себя мучить. Кирилл явно ничего не выяснил о сыне. С одной стороны, приятно, что он не пытается раздобыть информацию обо мне окольными путями. А с другой стороны, было бы проще, если бы он давно уже сам всё узнал.

Придётся, всё-таки, собраться с духом и всё ему рассказать. После того, как мы закончим с денежным вопросом…

– Так что там у тебя? – нетерпеливо переспросил Казанцев.

– У меня совсем не было опыта, когда я открывала собственное дело, – продолжила я оборванную фразу.

– А-а… Понятно. В общем, Сонечка, «Софлайн» я тоже хочу проспонсировать. Предлагаю на днях снова встретиться и обсудить, как лучше провести транзакцию. Возьмёшь с собой Лизу, она же твой бухгалтер.

– Нет, Кирилл… Спасибо, конечно…

– Что такое? – Мужчина насторожился.

– Не надо закачивать деньги в мой бизнес. Сама справлюсь.

Казанцев изменился в лице. Видимо, не привык, что его помощью пренебрегают.

– Не понимаю… Соня, почему вдруг отказываешься?

– Я хотела победить в конкурсе. Но не вышло. А получать деньги по знакомству… Нет, спасибо.

Брать деньги у Кирилла как-то стрёмно. Так же стрёмно, как принимать помощь Гурьянова. Не знаю, как придётся расплачиваться. Мужская поддержка ставит меня в очень зависимое положение, это неприятно…

– Соня, да ладно тебе! Не отказывайся. Планирую перечислить твоей фирме несколько миллионов.

Оу… Несколько миллионов – это, как минимум, три. Или даже больше… Пять!

Я зависла, переваривая услышанное. Переварила. И даже мысленно успела потратить пять миллионов – долго ли!

Мечты, мечты…

– Вместе обсудим, сколько тебе нужно для развития бизнеса. Возможно, ты хочешь купить новое оборудование. Или открыть шоу-рум…

Я мысленно застонала. Иметь маленький стильный шоу-рум и выставлять в нём самые удачные модели – моя мечта. Но мы с Лизой просчитали – это нам точно не по карману.

И тем не менее, я не хочу брать деньги у Кирилла. Вот если бы я победила в конкурсе, тогда другое дело.

– Соня, о чём ты думаешь? Тут есть о чём размышлять? Хочу поддержать тебя в память о нашей прежней дружбе.

Я вздрогнула, услышав эту фразу. К горлу подкатил предательский комок.

– Ты ошибаешься, Кирилл… Никакой дружбы у нас с тобой не было, – горько усмехнулась я и посмотрела прямо в глаза мужчине.

 

Несколько бесконечно долгих мгновений мы не отводили друг от друга взгляд. Сколько эмоций я испытала, узнав Кирилла! Да, я много раз скатывалась в чёрную депрессию и с трудом из неё выбиралась. Но в то же время я узнала, каково это – быть безумно влюблённой, боготворить мужчину, отдаваться ему, а потом стать мамой потрясающего мальчишки…

– То, что между нами было… Это не дружба, – повторила я.

Кирилл сжал переносицу, опустил голову… Пауза длилась целую вечность. Потом мужчина, наконец, прервал молчание.

– Да, Соня, ты права. Думаешь, я ничего не помню? Нет, не забыл. И сейчас понимаю, насколько яркой звёздочкой ты была для меня. Тогда я не очень-то обращал внимание на женщин. Я с ними работал, и мне хватало проблем, которыми меня грузили на производстве. Я же вращался в женском царстве. Плюс мама и сестра добавляли хлопот, я нёс за них ответственность… Но ты действительно меня зацепила, Соня. Зацепила и взбудоражила… А то, что у нас произошло… Та ночь… Она произвела на меня сильное впечатление. Такое не забывается, поверь.

Я изумлённо смотрела на Кирилла и терялась в догадках.

Он всё это говорит искренне? Или просто ловко воздействует на болевые женские точки? Он умелый, опытный… Большой руководитель, а значит – психолог. Я ведь действительно могу растаять от этих слов…

Нет, уже не растаю.

– В ту ночь ты был… не совсем трезв, – напомнила мужчине.

– Верно. Однако до сих пор помню, какие были ощущения. Жаль, что все эти волшебные эмоции наутро перекрыло жутким чувством вины. Я испытал к себе отвращение. Понимал, что поступил, как какой-то кобель. И тебе голову заморочил, и Дану подвёл.

«Дана. Опять она. Никуда от неё не скроешься!»

Я с трудом сохранила нормальное выражение лица, едва удержалась от презрительной гримасы. Понятно, что вспоминать о Дане мне совсем не хотелось.

– Грустно, Соня, что у нас ничего не вышло, потому что в тот момент я был ограничен своими обязательствами. В другой ситуации, вероятно, та ночь имела бы продолжение, у нас могли бы завязаться отношения… Извини, что поступил с тобой непорядочно… Ты была совсем малышкой, а я не удержался, воспользовался… Потом ещё и в шантаже заподозрил. Соня, милая… Вижу, что до сих обижаешься на меня. Но ведь столько лет прошло! Значит, так и не простила?

– А ведь ты даже никогда не искал встречи! – в отчаянии воскликнула я.

И тут же себя одёрнула.

С какой стати, он бы стал меня искать? Он чувствовал вину, но не любовь. Это я была влюблена до чёртиков, а Кирилл ничего подобного не испытывал.

– Но я был женат, Соня! И если честно, то я, наверное, старался избегать мыслей о тебе. Мне было стыдно, что поступил с тобой, как чёрствый чурбан. Ты была юной, восторженной… Вероятно, испытывала ко мне какие-то чувства – более сильные, чем обычный интерес…

«Какие-то чувства! – Отчаянье раскалённой иглой пронзило мозг. – Знал бы ты, Кирилл!»

– Возможно, я обольщаюсь… Но всё же я думал о тебе, Соня. Вспоминал. Так вспоминают что-то очень приятное из далёкого детства – с лёгкой грустью, отчётливо понимая, что это уже никогда не повторится… И ведь я только через полгода узнал, что ты больше не работаешь в «Эланте». Это выяснилось случайно в разговоре. Дана призналась, что ей пришлось тебя уволить.

Пришлось уволить?! Серьёзно?

Ну, ничего себе!

– Вообще-то, я сама написала заявление! – вспыхнула от возмущения. – Как бы я работала с твоей невестой, после того, что у нас с тобой было?

– Дана сказала, что была вынуждена тебя уволить, так как поймала на воровстве, – угрюмо признался Кирилл.

– Что-о-о?!

– Сказала, что ты взяла на складе очень дорогую ткань – итальянский шёлк – и сшила себе платье для новогоднего корпоратива. Но я…

– Да она же сама разрешила мне взять эту ткань! Господи… Какая же лгунья! – яростно выпалила я.

– Соня, постой…

– Как она посмела?! – Я подскочила с дивана, как ошпаренная. Негодование взрывало мозг, мне хотелось схватить вазу с комода и расколотить её о стену.

– Подожди! – зарычал Кирилл. – Я…

– Да вы два сапога пара! – воскликнула, кипя от гнева. Меня уже понесло. Я так долго сдерживалась и терпела несправедливость, а сейчас плотину прорвало. – Ты обвинил в шантаже, Дана вообще повесила на меня всех дохлых кошек! Неужели ты так и не понял, насколько она фальшивая и лицемерная?! Вы друг друга стоите!

Кирилл набычился, его брови грозно сдвинулись, на лицо будто опустилось железное забрало. Мужчина в секунду превратился в неприступное изваяние.

– Я уже несколько раз извинился за свой промах, – процедил он низким голосом, от которого у меня начался озноб. – А что касается Даны… Бог ей судья. Как бы то ни было, мы были женаты, поэтому я запрещаю тебе обсуждать её нравственные качества. Воздержись, пожалуйста, от подобных заявлений.

Я изумлённо смотрела на Кирилла и судорожно хватала ртом воздух.

Как он может её защищать?! Дана украла у меня модель, обвела вокруг пальца. А сейчас я узнаю, что она ещё и выставила мне воровкой! Какой позор! Не удивлюсь, если она все эти годы постоянно выдумывала гадости обо мне. Наверное, Дана случайно узнала, что у нас с Кириллом была мимолётная связь, и мстила мне, как сопернице…

Неужели Кирилл настолько слеп?! Он ведь должен разбираться в людях! Как он достиг немыслимых вершин в бизнесе, если какая-то хитренькая блондинка легко обвела его вокруг пальца?

– Знаешь что?! Катись ты к чёрту, Казанцев! – рявкнула я. – Зачем ты вообще приехал?! Как хорошо было без тебя! А сюда я пришла вовсе не за твоими деньгами, не нужны они мне! Пришла, потому что тебя пожалела! Тебя избили, ты так плохо выглядишь, бедненький, аж сердце разрывается. Вот я и не выдержала. Дура. Лучше бы осталась дома!

Быстрее, пока не брызнули злые слёзы, ринулась вон из номера. По дороге подхватила сумку, шубу и пулей вылетела из люкса.

– Соня, постой!

На Кирилла даже не обернулась – и с грохотом захлопнула за собой дверь, шарахнула изо всех сил. Эхо прокатилось по гостиничному коридору.

Уже у лифта столкнулась с женщиной в медицинской форме. Пуховик и сумку она держала в руках. Наверное, спешила к Казанцеву, чтобы поставить ему капельницу. Я так быстро летела, что едва не снесла медсестру. Дикая обида жгла душу, в висках стучало, в глазах мелькали чёрные точки от нехватки кислорода.

Пусть Казанцев лежит под капельницей в своём роскошном люксе и упивается мыслями о прекрасной супруге! Если она такая хорошая – зачем развёлся? Наслаждался бы вечно обществом этой лгуньи!

Всё, точка. Надоело. Больше ни одной нервной клетки я не истрачу ни на Кирилла, ни на его бывшую.

КИРИЛЛ

– Вот и всё, мы закончили. Теперь не вставайте, как минимум, полчаса, а лучше вообще ложитесь спать, время позднее, – сказала медсестра, убирая из вены иглу-бабочку и снимая со штатива пустую капельницу.

– Спасибо, – рассеянно поблагодарил Кирилл.

– Как самочувствие?

– Нормально.

– Отнеситесь к своему состоянию серьёзнее, кровоизлияние – это не шутки.

– Понял.

В затылке пульсировала обжигающая боль, голова раскалывалась так, что хотелось её открутить и спрятать в холодильник – пусть охладится.

Кирилл потянулся за смартфоном:

– Сейчас переведу вам деньги.

– Нет-нет, мне уже оплатили полный курс, – отказалась медсестра.

Едва женщина ушла, Кирилл тут же поднялся с кровати и прошёлся по комнате, размялся. Позвонил администратору отеля.

– Мне нужна машина. Прямо сейчас.

Закинулся двумя капсулами сильного болеутоляющего, горячо надеясь, что таблетки подействуют быстро.

Всё время, пока лежал под капельницей, прокручивал в голове недавнюю сцену. Соня вылетела из номера в бешенстве. Как она его отчитала! Отхлестала словами, как кнутом.

Вот это да! Неожиданно.

Кирилл улыбнулся: яростная синичка проявила характер. Правильно, так и надо. Она его восхитила, он не мог оторвать взгляд от её лица, от сверкающих возмущением глаз… Но в то же время Кириллу было стыдно, что заставил девушку так психануть, довёл до такого состояния.

Одним словом, дебил, чего уж там…

Кирилл удивлялся, какую власть внезапно обрела над ним эта молодая женщина. Теперь он думал о Соне безостановочно и то улыбался, то хмурился.

Тогда – в начале их знакомства – Кирилл вовсе не искал встречи с юной очаровательной сотрудницей. А сейчас его влечёт к Соне так страстно, так неудержимо, словно он попал в течение бурной реки и несётся, не видя берегов. Остановиться невозможно, бороться он и не пытается. Чувство захватило его полностью, всё тело обдаёт жаром, стоит только взглянуть на Соню или просто услышать её голос.

Жаль, что сейчас он невольно её оскорбил. Отвратительно вышло… Не хотел, но… Как мог проговориться о том инциденте с куском шёлка?

Не надо Соне знать, какие небылицы придумывала про неё Дана. Но вырвалось. Слово не воробей, вылетит – не поймаешь.

Дана капала на мозги – несильно, но постоянно. Она интуитивно подозревала в Соне соперницу и при каждом случае напоминала Кириллу, как её разочаровала «эта провинциалочка».

А он запомнил Соню милой, искренней девушкой, которая ни за что бы не присвоила себе авторство чужой модели и уж, тем более, не стала бы воровать со склада ткань.

Всё это были выдумки обиженной женщины. Данины попытки очернить соперницу вызывали жалость. Но Кирилл с супругой не спорил, она была не в том состоянии, чтобы ей возражать. Он пропускал Данины замечания мимо ушей и, как обычно, с головой погружался в работу. Работа превратилась в спасение от любых проблем с того самого момента, как не стало отца. Кирилл уже убедился, что этот метод никогда не даёт сбоя.

Он уже пытался присоединиться к помощнику Андрею, ведь задачи копились день ото дня. Но пока ничего не получалось. В глазах двоилось, Кирилл не видел цифр на экране.

Прямо сейчас у него другая задача: надо объяснить Соне, что сказал он вовсе не то, что хотел. Теперь, когда она возмущена, будет ещё труднее заставить её принять деньги на развитие бизнеса.

Господи… Как же хочется прижать её к себе, стиснуть изо всех сил и ощутить каждый сантиметр её прекрасного тела. Он бы зарылся лицом в её шелковистые волосы, прижался бы губами к её мягким губам… Он бы не выпускал её из объятий долго, очень долго.

От этих фантазий спину опаляло жаром, позвоночник превращался в пылающий столб, внутренности разрывало желанием…

Через пять минут раздался звонок администратора.

– Автомобиль ждёт у входа, Кирилл Андреевич, – прозвучал в телефоне мелодичный женский голос. – Может, вам ещё что-то нужно?

– Нет, спасибо. Я спускаюсь.

Глава 8

СОНЯ

В такси удалось не разреветься, и за это я поставила себе пять с плюсом. Молодчина! Буду сильной. Да чтоб он провалился, этот Казанцев! Десять дней в городе, а всю душу вымотал…

Вспомнила о букете, оставшемся на консольном столике в холле. Вылетая из номера, я, конечно, его не забрала. Даже и не подумала, хотя цветы произвели впечатление своей красотой.

Ничего мне от него не нужно!

Это второй букет, подаренный Кириллом. Я до сих пор храню записку, которая была пришпилена к первому. В ней мужчина извиняется, что не устоял перед соблазном.

А ещё в столе лежит бирюзовый смартфон – Кирилл подарил мне его, когда я работала в «Эланте». Мой старый мобильник разлетелся вдребезги, и босс проявил заботу о сотруднице. Время от времени я достаю гаджет из ящика и вспоминаю, какие испытала эмоции, когда впервые взяла его в руки. Тогда мне было девятнадцать, я сходила с ума по нашему директору. А тут такой подарок…

И платье из фиолетового шёлка, купленное на деньги Кирилла, тоже висит в шкафу. Я его больше не надеваю – поправилась, не помещаюсь в нём, однако так и храню. Это память о самом счастливом дне в моём жизни – я провела его с Кириллом…

Зачем я столько лет цеплялась за все эти воспоминания?! Надо было вычеркнуть Казанцева из жизни… Но… Куда же я от него денусь, если каждый день смотрю в лицо сыну, а он – самое главное и драгоценное, что у меня осталось от Кирилла.

– Вижу, денег нам не видать, – сразу поняла Лиза, как только я вошла в квартиру. – Вы там поругались, что ли? Тебя обидели? Вот говорила же, не надо идти! Но ничего страшного, успокойся! Из-за денег не переживай, потому что… у нас есть альтернативный финансовый источник. Та-дам!

Подруга отступила в сторону, и в прихожей с довольной физиономией появился… Вовка Панкратов. Наш верный друг и самый первый инвестор. В углу я наконец заметила серый пластиковый чемодан на колёсиках.

– Вот, полюбуйся, – кивнула на парня Лиза. – Явился не запылился.

– Соня, привет! – Панкратов и с довольным лицом полез обниматься.

 

– Привет, Вов. Как тебя опять к нам занесло? Что-то ты зачастил, – не очень гостеприимно заявила я и ловко увернулась от жадных лап гостя.

До сих пор не остыла после стычки с Казанцевым. Ненавидела сейчас Кирилла, а заодно и всех мужчин на свете. Заставляют нас страдать!

И тут Вовка с его объятьями. Чуть по лбу его не треснула за то, что лапы тянет.

Я сняла шубу. Гость впился в меня взглядом.

– Ух, какая же ты красивая, – восхищённо пробормотал он, увидев платье. – И где же это ты была в таком виде?

– Тебя это не касается, – отшила я любопытного товарища.

Вова приезжает регулярно, где-то раз в полгода. И каждый раз предлагает выйти за него замуж, соблазняет преимуществами столичной жизни. Я упорно отказываюсь, мотивируя тем, что боюсь поставить под удар нашу дружбу.

У Вовки масса достоинств, он симпатичный, общительный, умный. Но влюбиться я в него не смогу, он мне давно уже как брат.

Мы с Лизой познакомились с ним, когда нам было всего по пятнадцать. И Панкратову тоже. Все поступили в один московский колледж, заселились в общагу. С тех пор не расстаёмся, и Володя продолжает упорно звать замуж.

Что, впрочем, не мешает ему, вернувшись в Москву, заводить очередную подружку и выкладывать в сеть селфи с ней.

– Да он специально это делает! – утверждает Лиза. – Пытается вызвать у тебя ревность. А тебе хоть кол на голове теши. Ты зациклилась на своём Казанцеве. Эх, такой парень пропадает!

– Такой не пропадёт, – обычно парирую я и показываю подруге новую пассию айтишника. Сколько у него их было за прошедшие годы! – Вот, полюбуйся на него.

– И всё равно. Панкратова я считаю отличным вариантом. Зря ты его игнорируешь, давно бы поженились.

– Лиз, да он даже с Олежкой отношения наладить не может! О чём ты вообще говоришь!

А у меня ребёнок беспроблемный, лёгкий в общении, к нему особый подход не нужен. Однако… Это удивительно, но Панкратов и Олежка друг друга недолюбливают. Вовка считает ребёнка чем-то вроде бесплатного приложения ко мне – ну, есть, и ладно, куда ж деваться. Если привозит игрушки, то всегда невпопад. Неужели трудно запомнить, что ребёнок помешан на динозаврах? А сын явно ревнует меня к Панкратову. Заявляет свои права, даже отталкивает айтишника, если тот пытается меня приобнять.

Вот такие сложности.

И вот Панкратов снова нарисовался в моей квартире. Примчался из Москвы и, как всегда, неожиданно. Сейчас почти десять вечера, между прочим!

– Ещё позже не мог? – покачала головой Лиза.

– Девчули, я прямо с самолёта. Сейчас поеду в гостиницу, мне забронировала фирма. Я в ваше захолустье в командировку, сеть полетела в одном из филиалов заказчика, убытки страшные. Буду разбираться. В общем, вы меня покормите чем-нибудь домашним, и я свалю. Есть тётьмаринины пирожки? А блины?

– Пирожков и блинов сегодня нет, но есть торт, его Лиза купила. А из домашнего – тефтели в сливочном соусе с пюрешкой. Будешь?

Панкратов едва не замурлыкал от удовольствия.

– С пюрешечкой… Конечно, буду.

А что, посидим втроём на кухне, накормим Панкратова тефтелями, вспомним былые времена, нашу жизнь в общаге, посмеёмся. Мы всегда так делаем, когда приезжает Вовка.

У меня сразу улучшилось настроение – сейчас отвлекусь. Казанцев ужасно меня разозлил. Но я рада, что сумела, наконец-то, дать отпор, честно сказала Кириллу, что я думаю о поведении его жены. Пусть даже бывшей. Но ведь он до сих пор её защищает!

Обалдеть.

Переоделась в домашнее – лосины и футболку. Шорты надеть даже и не подумала, тогда Панкратова точно из квартиры не выставишь, будет пожирать глазами мои ноги.

– Девчонки, как там наш бизнес? – поинтересовался Вовка, появляясь из ванной комнаты с полотенцем в руках. Мы с Лизой накрывали стол на кухне. – Процветает? Когда будем делиться доходами? Я же ваш инвестор. Где мои дивиденды?

Стукнула по столу тарелка, у меня из рук вывалились приборы. Заметила, как напряглась Лиза. Мы с подругой в полном недоумении уставились на гостя.

Вот это заявление! Здрасте, приплыли…

Через пару секунд оцепенение прошло, начался переполох.

– Нет, Вовочка, постой! – вскинулась Лиза, въедливый главный бухгалтер «Софлайна». – Мы у тебя в долг брали, ты разве забыл? И всё до копеечки вернули! Ни о каких дивидендах речи не шло!

Панкратов прислонился к кухонному косяку, скрестил руки на груди, нахмурился. Сказал суровым басом:

– Значит, так, да? Как денежки мои тратить, это пожалуйста. А как проценты платить, то сразу в кусты?

– Вова, – потрясённо прошептала я. – Что с тобой случилось? Тебя подменили? Ты клон, фейк?

Панкратов выдержал паузу, потом начал ржать, как конь.

– Да я ж вас разыграл, дурындочки вы мои смешные!

Я обессиленно опустилась на кухонный стул. Слишком много эмоций для одного вечера!

– Вова, блин… Тише ты, ребёнка разбудишь!

– Придурок! – шёпотом заорала Лиза и начала лупить гостя кухонным полотенцем.

Тот со смехом принялся уворачиваться, потом притянул подружку к себе, заграбастал, лишил возможности двигаться.

– Отпусти, идиот! Отпусти! Руки убери! – прошипела Лиза. – Ну и шуточки у тебя, Панкратов! Я уж подумала, что ты на нас бандитов натравить хочешь, чтобы деньги выбить!

– Фигасе у тебя мысли, – удивился Вовка. Он продолжал радостно скалиться. Ему понравилось, какой эффект произвела его остроумная шутка.

А нам нет!

– Ты нас реально напугал, Вова! – сказала я.

– А вы сразу и поверили! Вот вы обо мне какого мнения, девчонки! Нехорошо, нехорошо.

– Так ты ещё такую рожу сделал… достоверную! – возмутилась Лиза.

Да, я успела испытать горькое разочарование. Всем известно, что деньги способны испортить любую дружбу, вот я и подумала, что мы не избежали подобной участи.

К счастью, это был всего лишь неудачный прикол. Нельзя так шутить!

– За то, что ты такая скотина, мы тефтелек тебе не дадим, – мстительно прищурилась Лиза. – И пюрешку тоже не получишь! Ясно?

– Э-э… Девчат, да вы чего! Совсем шуток не понимаете? Ну, простите меня! Я жрать хочу, – засуетился Панкратов и сделал брови домиком.

– Ладно, так и быть, простим на этот раз, – милостиво согласилась Лиза и взглянула на часы. – Так, ребята, вы тут сами, а я убегаю. У меня онлайн-встреча с французом, ещё надо ресницы накрасить.

– С каким-таким французом? – удивились мы с Вовой.

– Ничего тебе не надо красить, ты и так бомба, – добавил наш непутёвый дружок.

– Француз самый настоящий, живёт на юге Франции. Зовут Реми. Ему тридцать пять, холост, есть свой бизнес – сеть прачечных, – отчиталась Лиза. – Очень серьёзный дядечка. Познакомиться желает поближе, мы друг друга заинтересовали. Может, в гости пригласит. Или даже сам приедет.

– Вот ещё! Нечего! В гости к вам езжу я, и этого достаточно. Не надо нам никаких французов, – возмутился Вова. – Пусть сидит там у себя в Европе и не рыпается.

Лиза постоянно в активном поиске, её энергии можно только позавидовать. Не успела она забраковать нудного Виктора, как уже договорилась с новым кандидатом. Она упрямо идёт к своей цели – хочет создать семью.

Но с самого начала ей ужасно не везёт. Её первый мужчина оказался проходимцем. Вскружил Лизе голову, а потом развёл на крупную сумму.

Другие парни не были мошенниками, однако тоже не радовали. Целый год Лиза потратила на жуткого лентяя, потом вляпалась в отношения с нарциссом, следом появился хронический неудачник. Я бы давно сдалась, но Лиза продолжает искать принца – настоящего, благородного.

Теперь у нас появился француз. А что! Вдруг получится?

– А как ты с ним общаешься, Лиз?

– Он неплохо знает русский.

– А мне почему о нём раньше не рассказывала?

– Здрасте! Когда бы я успела, Соня? Мы с ним два часа назад познакомились, пока ты уезжала.

– Два часа назад? – изумился Вовка. – И ты уже всё про него знаешь? И вы даже планируете съездить в гости?

– Долго ли! Он мне в личку написал, спросил, не проверю ли я его домашку по языку. Пятый год уже учит. А мне не трудно, я проверила. Вот, договорились чуть позже сделать видеозвонок. Реми сказал, что я офигенно красивая русская девушка. Поэтому мне сейчас надо подкраситься, чтобы не сильно отличаться от своей фотки на сайте, – засмеялась Лиза.

– Ты и так прекрасно выглядишь. – Вова окинул Лизу пристальным взглядом с ног до головы, будто увидел впервые. – У француза-то губа не дура. Нет, не нравятся мне эти международные знакомства. Пусть у себя на родине ищет. Тоже мне, придумал!

– Не брюзжи, как старый дед, – перебила Лиза. – В общем, я побежала, мне некогда.

Она помчалась к себе на этаж, а я посмотрела на Вовку с надеждой – вдруг догадается, как сильно я устала? Всё-таки, уже одиннадцатый час. Пусть быстренько ест свои тефтели и валит в гостиницу.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?