Опасный наследник

Tekst
19
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Опасный наследник
Опасный наследник
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 29,46  23,57 
Опасный наследник
Audio
Опасный наследник
Audiobook
Czyta Галина Брянская
17,76 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 3

СОНЯ

К Матвею Артемьеву меня направила его жена Даша – изящная длинноволосая шатенка с бездонными голубыми глазами. Месяца три назад мы разговорились на детской площадке. Даша гуляла с крошечной дочкой, а я наблюдала за пробежками моего неутомимого спортсмена.

Пока мы общались, Олежка успел сколотить команду из сверстников и всем раздать задания. Организатор мой маленький.

Даше двадцать три, она на целых четырнадцать лет младше своего мужа. Конечно, меня сразу заинтересовало, не возникает ли у семейной пары проблем из-за такой ощутимой разницы в возрасте?

А Дарью заинтересовал мой бизнес, девушка сразу засыпала меня вопросами: как я справляюсь и с ребёнком, и с делами, как придумываю модели и запускаю их в производство, как работаю с маркетплейсами и соцсетями.

Вскоре мы с Дашей подружились, и когда я сказала, что мы перевозим продукцию на новый склад, приятельница пообещала замолвить за меня словечко перед мужем. Я надеялась, что Матвей Николаевич заключит со мной договор на выгодных условиях. Другие охранные фирмы выкатили безумный ценник. Да и вообще, с ценами творится что-то неладное…

Без пятнадцати восемь я подъехала к клубу «Медведь», на втором этаже которого располагался один из офисов Артемьева. Меня встретил помощник бизнесмена:

– Матвей Николаевич скоро появится, он сейчас внизу, в зале. Там у нас сегодня бой, но шеф предупредил, что вы должны прийти. Что вам принести – кофе или чай?

– Я бы выпила чаю. Спасибо.

Устроилась в кожаном кресле, достала смартфон…

На экранной заставке – фото Олежки, моё любимое. Тут ему всего восемь месяцев, он ещё не умеет ходить, зато на четвереньках передвигается с космической скоростью. В этом возрасте волосы у него были точно того же оттенка, что и у меня. А потом потемнели, и сейчас Олежка превратился в маленькую копию Кирилла.

На снимке мой карапуз держит голубую погремушку. Через секунду он запулит её в угол комнаты, издаст индейский вопль и ринется за ней. Я даже слышу, как стучат по полу его маленькие коленки, и не могу не улыбнуться. Очень хорошо помню тот период моей жизни. Да, я всё ещё ужасно страдала из-за Кирилла, однако ребёнок ежедневно доставлял столько радости!

Миллион раз поблагодарила бога за то, что моя жизнь сложилась так, а не иначе. Если бы я была более благоразумной и стойкой, то не осталась бы у Кирилла на ночь, не отдалась бы своему чувству. Но тогда сейчас у меня не было бы моего чудесного сыночка.

Даже подумать об этом страшно!

Очень жаль, что время летит неумолимо: Олежке скоро шесть, он меняется с каждым днём. Больше никогда я не увижу его пухленьким малышом, как на заставке моего мобильника.

И его отец тоже не увидит. Он всё пропустил.

Между прочим, Кирилл мог бы и поинтересоваться, не было ли последствий у той ночи! Нет, ему, видимо, и в голову не пришло меня искать…

Помощник Артемьева принёс чай и коробку фитнес-батончиков. А я смотрела на экран смартфона и боролась с собой. Одну вещь я строго настрого запретила себе делать. А сейчас уже не могу сдерживаться. Не хватает силы воли.

Подавив вздох отчаянья, я мысленно выругалась, обозвала себя слабачкой и… забила в поисковик фамилию Кирилла.

Последний раз я искала информацию во время своей беременности. Тогда интернет вывалил мне миллион свадебных фотографий. Сразу было заметно, что церемония бракосочетания Кирилла Казанцева и Даны Богдашиной обставлена с размахом.

Я увидела счастливую невесту и потрясающе красивого жениха. Дана в шикарном платье, с диадемой в светлых волосах была похожа на принцессу, она смотрела на Кирилла с восторгом и нежностью, её лицо сияло.

Я всегда признавала, что Дана – эффектная девушка. На свадебных фото она была невероятно красива…

Ну и зачем я это всё смотрела?

В тот момент мне стало настолько плохо, что я просто закрыла ноутбук и поклялась никогда не следить за жизнью четы Казанцевых, не искать никакой информации. Ни за что не буду! Зачем подвергать себя таким мучениям? Даже если засадить себе нож в живот, и то, наверное, будет не так больно!

Мама и Лиза тоже зареклись говорить о Кирилле. Они видели, что каждый раз я меняюсь в лице, и меня начинает колотить нервная дрожь.

Конечно, я слышала новости об «Эланте», о расширении компании и успехах её владельца. Реклама популярного отечественного бренда постоянно мелькала перед глазами. Но от этой информации никуда не скроешься. Главное – самой ничего не искать, не рыться в сети.

И вот сейчас, дожидаясь Артемьева, я изменила своему правилу. Внутри жгло калёным железом любопытства – так сильно хотелось узнать, как сейчас живёт Кирилл, сколько у него детей, изменилась ли внешне Дана, или стала ещё краше…

Господи, ну зачем, зачем я это делаю…

Соня, остановись, остановись!

А если Кирилл давно развёлся с Даной? Вдруг после свадьбы она перестала изображать из себя ангела и проявила свой настоящий характер? Сегодня в мэрии я не увидела обручального кольца у Кирилла на пальце. Но кто их сейчас носит!

Угу, размечталась… Развелись они, как же. Я уверена, что Дана вцепилась в мужа мёртвой хваткой. Даже если у них и были какие-то разногласия, она наверняка постаралась их уладить.

Я сделала над собой последнее усилие, приказывая остановиться. Не надо мне знать подробностей о Кирилле. Зачем издеваться над собой, изводить…

Вдруг Дана уже нарожала Кириллу целый взвод? Сейчас увижу тысячу снимков счастливой семьи на горнолыжном курорте… Мама, папа и трое деток – весёлые, в защитных очках и экипировке… Радостно улыбаются, делают селфи, а за спиной у них искрятся снегом горные вершины.

Нет, я не злая и не завистливая. Но речь идёт о мужчине, которого я любила без памяти…

– Софья, добрый вечер! А вот и я!

В маленькой приёмной, заставленной золотыми кубками, появился Дашин муж.

Я быстро убрала смартфон в сумку и подняла глаза на мужчину внушительного телосложения. Он был в тёмно-сером костюме и белой рубашке.

Оу! Оказывается, Дашин муж – настоящий красавец!

Почему-то не ожидала, что бизнесмен будет одет так элегантно, он ведь поднялся сюда из спортзала. Матвей Николаевич тоже смотрел на меня с интересом. Заметила, что из-под расстёгнутого белоснежного воротника змеится вверх по шее татуировка. Не сомневаюсь, у него и торс весь в тату.

– Так, чаем вас напоили, отлично. А полезный батончик почему не съели, а? Вы же наверняка весь день на ногах. Жена рассказала, как вы работаете. Идёмте в кабинет, Софья.

– Идёмте.

*****

Все условия мы обговорили за пять минут и сразу же подписали контракт. Я получила грандиозную скидку. Как легко вести дела с мужчиной, когда за тебя замолвила словечко его любимая жена!

Я знала, что Артемьев обожает свою маленькую жёнушку, да и у самой Даши глаза затуманивались, а на губах появлялась улыбка, когда она рассказывала о муже. Я ещё не видела их рядом, но понимала, что они яркая и красивая пара.

«Мы с Кириллом тоже отлично бы смотрелись вдвоём», – мелькнула жестокая мысль. Тут же её прогнала, чтобы не терзать сердце.

– Софья, а не хотите спуститься в спортзал, у нас там сегодня закрытое мероприятие, – вдруг предложил Матвей Николаевич.

– Закрытое?

– Для узкого круга лиц. Вход по пригласительным, – пояснил хозяин «Медведя». – Вы когда-нибудь смотрели микс-файт? В народе это называется боями без правил.

– Нет! – со страхом воскликнула я. В памяти сразу всплыли кадры из известных фильмов, где на ринге дубасят друг друга окровавленные мужики.

– Пойдёмте. Когда-то надо же и вам приобщиться.

– Нет уж, Матвей Николаевич, я лучше домой поеду! Никакого желания смотреть на…

– На что? – усмехнулся Артемьев.

– На жестокую драку! – выпалила я.

– Зря отказываетесь, Софья, это интересно. Это сила и драйв, эмоции и преодоление. А кстати, там, в зале, среди публики много дам.

«Может, это какие-то кровожадные женщины?»

– Идёмте же! – Артемьев протянул мне свою лапищу.

М-да, что называется – сопротивление бесполезно. Ладно, быстро взгляну одним глазком, чтобы не обидеть хозяина клуба. Матвей Николаевич только что сделал мне гигантскую скидку, как теперь ему перечить?

Мы спускались по лестнице, и снизу доносились взволнованные крики болельщиков. Очевидно, бой был в самом разгаре. Наконец, мы очутились в зале, где в восьмиугольной клетке под яркими софитами сражались двое спортсменов.

Публика, окружившая октагон, явно относилась к сливкам общества – дамы в драгоценностях, холёные мужчины в дорогих костюмах. Я с опаской взглянула на ринг.

Сначала увидела молодого кавказца, чьё тело сплошь состояло из прокачанных мышц, а лицо уже пострадало от ударов соперника – кожа над бровью была рассечена.

Бойцы обменялись свирепыми ударами, молниеносно сменили позицию, и я ахнула… Потому что в противнике черноглазого парня узнала… Казанцева!

Он здесь! В клетке!

Тут же сложился паззл. Кирилл сказал, что приехал в наш город к другу. К тому же, я помню, что кроме триатлона он увлекался смешанными единоборствами. Возможно, тренировался с Матвеем, который тоже когда-то являлся профессиональным бойцом ММА.

– Какие красавцы, да? – сказала мне высокая брюнетка, стоявшая рядом. – Это Рустам, а тот Кирилл. Даже не знаю, за кого из них болеть, оба хороши.

А я теперь видела одного лишь Кирилла. Невольно залюбовалась его литыми мускулами, рельефным прессом. При каждом движении все мышцы играли, перекатывались под кожей – красота сильного мужского тела восхищала. Увидела, что появились татуировки, раньше их не было. Причудливый рисунок охватывал левое плечо и бицепс.

Но зачем этот бой? Кому нужна эта кровь, боль, жестокость, агрессия? Они же могут переломать друг друга! И почему публика так радуется каждому апперкоту?

Мне это совсем не нравилось. Я испытывала страх, в груди уже поднималась паника. Не разбираясь в нюансах, я всё же понимала, что Рустам явно относится к разряду бойцов-тяжеловесов, а это означает, что с Кириллом они в разных весовых категориях. Разве так можно? А если молодой верзила сейчас покалечит отца моего ребёнка?!

 

Но, как ни странно, пока уворачиваться приходилось самому Рустаму. Кирилл то и дело атаковал его с какой-то необъяснимой злостью.

Вдруг подумала – а не я ли его так сильно разозлила? Может, он выплёскивает своё раздражение после нашей встречи?

Я поискала глазами в толпе Матвея Николаевича. Нельзя ли остановить бой? Противники уже достаточно отдубасили друг друга и кулаками, и ногами. Хватит этих кровавых развлечений!

Обнаружила Артемьева в пяти метрах от себя, начала пробираться сквозь разгорячённую толпу и оказалась прямо перед клеткой… И в этот момент Кирилл провёл очередной приём и очутился как раз напротив меня.

Наши взгляды встретились.

Следующая секунда показалась вечностью. Я увидела, как вспыхнули удивлением глаза мужчины. Он отвлёкся всего лишь на мгновение – одно ничтожное мгновение! – но тут же сбоку прилетел зверский удар Рустама.

– Не-е-е-е-ет! – в ужасе закричала я.

Голова Кирилла мотнулась, руки опустились, и он рухнул, как подкошенный.

То, что происходило дальше, напоминало дурной сон.

Кирилл не поднимался, даже не шевелился. Рустам тормошил противника, отправленного в глубокий нокаут, но ничего не помогало. Прибежали медики, я видела напряжённое лицо Артемьева, а сама стояла у октагона, в ужасе зажав рот ладонями. Ещё немного – и по лицу побегут слёзы…

Господи, ведь это всё произошло из-за меня! Кирилл мог выиграть этот бой… По крайней мере, не получил бы нокаут…

*****

Когда я вернулась домой, Олежка уже спал, а мама уехала к своему бойфренду. Спящего крестника караулила Лиза. Подруга принесла свой ноутбук и работала, обложившись таблицами и счетами.

Она обалдела, узнав, чем закончился мой визит в спортивный клуб.

– Что за день сегодня такой?!

– Я его точно запомню на всю жизнь…

– А с Кириллом-то что?

– Пока не знаю. Матвей Николаевич повёз его в больницу. Я уже оборвала телефон, успела пять раз позвонить. Матвей обещал, что сам наберёт, когда будут результаты.

– На тебе лица нет, Сонь. Иди-ка, прими душ, выпей чаю. Всё будет хорошо, честно!

Как мне хотелось верить, что Кирилл пострадал не сильно! Пусть живёт со своей противной блондинкой – только бы с ним всё было в порядке! А если после удара он превратится в овощ? Вдруг у него сломаны шейные позвонки? Что если его парализует?

– Да хватит себя накручивать! – возмутилась Лиза. – Прекрати немедленно! Казанцев здоровенный мужик, сейчас придёт в себя и будет как новенький. Потом опять в клетку полезет драться, я тебя уверяю.

В душ я отправилась с телефоном – ждала звонка Матвея. А когда мобильник заиграл, схватила гаджет мыльными руками и едва не уронила в ванну. При этом и сама едва не грохнулась.

– Да, да, Матвей Николаевич, ну что? Говорите скорее, у меня уже нервы на пределе!

– Соня, всё хорошо, не переживай. Кирилл пришёл в себя.

– Слава богу!

– Рустам, конечно, нехило ему забубенил… Как Кир мог так глупо пропустить удар, не понимаю! У него было крутое преимущество. Я уже Рустику голову оторвал за такое зверство.

– А что врачи говорят?

– Назначили миллион обследований. Кирилл собирался завтра лететь обратно в Москву, но теперь, очевидно, ему придётся у нас задержаться. Но ничего, Соня, не волнуйся, он справится. Кирилл – парень крепкий.

– Хорошо, если справится…

– Кстати, он спрашивал о тебе. Заметил тебя в клубе, удивился. Оказывается, ты и есть та самая Софья Воробьёва. А я как-то не сопоставил. Не знал, что мы с тобой живём в одном городе.

– В смысле – та самая? – вскинулась я, и меня от волнения бросило в жар. Сердце судорожно дёргалось в груди, выбиваясь из ритма.

– Так Кирилл мне о тебе уже рассказывал… Когда же это было… Несколько лет назад.

– Оу, – беззвучно выдохнула я. Голова закружилась от восторга. Неужели для Кирилла я не была проходным вариантом? Как хочется в это верить!

– Соня, а когда ты завтра сможешь приехать в третью больницу? Я у нашего страдальца отобрал телефон, врачи запретили ему им пользоваться. Но Кир просил, чтобы ты к нему заглянула. В десять утра получится? Скажу, чтобы тебя пропустили.

Мне хотелось изо всех сил заорать в трубку: да, да, я приеду! Я прямо сейчас могу!

Ага, немедленно. Увидел бы меня Кирилл. Стою голая в ванной, вся в пене, сжимаю в мыльной ладони смартфон… Не сомневаюсь, эта картина благотворно бы повлияла на здоровье мужчины, помогла бы ему восстановиться.

Несмотря на бурю в груди, ответила сдержанно:

– Договорились, Матвей Николаевич. Постараюсь в десять подъехать.

*****

Лиза уже караулила под дверью.

– Я всё слышала! – радостно объявила она, когда я вышла в коридор из ванной в халате и с полотенцем на голове. – Вот! Я же говорила, что с ним всё будет хорошо. У Казанцева, наверное, чугунная башка.

– Так ещё ничего не ясно. Только бы обследования провели качественно и ничего не напутали. А вдруг у него кровоизлияние в мозг?

– Типун тебе на язык! Хватит фантазировать, Сонька! – одёрнула меня подруга. – Завтра поедешь в больницу, а там Казанцев тебя ждёт красивый и здоровый. Он всё такой же обаяшка?

– Угу. Даже лучше.

– И что ты ему скажешь?

– Не представляю…

– Я вот что подумала, Сонь… Вы встретились, он предложил сходить в ресторан… Значит, у него явно к тебе интерес.

– О, да, – я плотнее стянула на груди края халата. – Его горячий интерес я ощутила сразу же. В мэрии он так меня рассматривал. Жадно.

– Наверняка, ему захотелось разузнать, как ты жила все эти годы. Очень естественное желание.

– Он ни о чём не спрашивал.

– Собирался расспросить за ужином. Но ты отказалась.

– И что? Не понимаю, куда ты клонишь, Лиза.

– Думаю, Казанцев дал задание своим безопасникам, и уже через полчаса они предоставили ему подробный отчёт.

– Нет! – испугалась я.

– Да. Таким образом, Казанцев уже выяснил, что у тебя есть сын, Олег Кириллович Воробьёв, родившийся ровно через девять месяцев после той ночи. Вашей единственной.

– Может, у меня другой парень был! – в запале воскликнула я. – Откуда Кириллу знать, что это его ребёнок!

– Не смеши. Его, не его… Главное, что Казанцев уже в курсе, что у тебя растёт сын. А уж один плюс один он точно сложить сумеет.

Я ошарашенно смотрела на Лизу и кусала губы. Она права. Я-то весь день мучаюсь вопросом – рассказывать Кириллу, или нет. А он уже сам всё выяснил.

И что меня ждёт завтра в больнице?

Допрос с пристрастием?

Несколько минут я не могла собраться с мыслями, сердце бешено стучало…

– Ему ведь ещё придётся с Даной объясняться насчёт внебрачного ребёнка, – напомнила подружка. – А эта блондинка блондинкой только прикидывается. На самом деле она экономист с лондонским дипломом, ты сама рассказывала. Она ушлая, палец в рот не клади.

– Угу.

– Дана быстро вычислит, что Кирилл ей изменил прямо накануне свадьбы. Закатит мужу скандал.

– Может, они уже в разводе? – с надеждой пробормотала я.

– Возможно. В любом случае, Казанцев тебя не убьёт. Тебе нужно просто пережить неприятное объяснение и постараться сохранить с ним цивилизованные отношения. Ради Олежки.

– Мне так трудно, Лиз… Я увидела Кирилла и поняла, что ничего не изменилось… Я по-прежнему его люблю. Возможно, даже сильнее, чем прежде!

– Куда уж сильнее?!

– Тогда, в девятнадцать лет я его любила, как наивная девчонка, которая до этого не была знакома ни с одним мужчиной. Так, общалась только со сверстниками, типа нашего Вовки. А теперь я взрослая женщина. Боюсь, моё чувство выросло вместе со мной…

– Соня, не надо! Умоляю!

– Мне самой страшно. Видела бы ты Кирилла… Он фантастический!

– Убила бы гада этого бессовестного! – возмутилась Лиза.

– Да его итак едва не убили. Там, в клубе.

– Ладно, не буду его ругать. Ребёночка он нам сделал тоже фантастического.

– Это да.

– Вот ты и должна в первую очередь думать о сыне. Тебе надо красиво выпутаться из этой ситуации, чтобы Олежка не пострадал… А ещё, Сонь… Ты извини, но я нарушила наш уговор. – Лиза сделала виноватое лицо и жалобные глазки.

– Господи… Что ты натворила? Не пугай меня!

– Я это… В инете пошарилась. У нас с тобой нет службы безопасности, зато есть святой Гугл. Не удержалась. Так хотелось нарыть информацию о Казанцеве и всё про него узнать. Не развёлся ли он с Даной, сколько у него детишек…

– И? – Я перестала дышать.

– Ну-у…

– Лиза, быстро говори! Или сейчас получишь у меня! – шёпотом, чтобы не разбудить Олежку, заорала я на подругу.

– Да не нашла я ничего! Видимо, айтишники Казанцева постоянно вычищают из сети инфу о его личной жизни. Вероятно, финансовым магнатам необходимо это делать в целях безопасности.

– Значит, вообще ничего нет? – изумилась я. – Совсем-совсем?

– Только показатели «Эланты», оборот, рост прибыли и так далее.

– Всё это я уже видела.

– Хотела зайти с другого бока… Начала искать через Дану… И тоже всё глухо, не докопаться. В общем, облом, я ничего не выяснила.

Я разочарованно вздохнула.

– Не вздыхай. Завтра сама обо всём расспросишь Казанцева, – оптимистично заявила Лиза. – Только без надрыва, поняла?

– Угу.

– Нет, Сонь, ты не поняла! Смотри на меня. Делаешь морду кирпичом и говоришь немного равнодушно: а как там поживает Дана? Наверное, она тебе детишек нарожала целый батальон, да?

– У меня не получится…

– Ничего не знаю. Иди тренируйся перед зеркалом. А я пойду дальше с цифрами разбираться. Что-то они у меня не сходятся. Всё не слава богу.

– Ли-и-из… – нахмурилась я. – Только проблем с бухгалтерией нам не хватало.

– Сейчас всё исправим, не дрейфь. Это ерунда. Главное – разобраться с нашим папашей.

Глава 4

СОНЯ

На следующий день я отвезла в садик Олежку, потом сразу поехала на склад. Там сейчас работает всего одна сотрудница, и ей нелегко, так как после переезда на новое место нужно разложить вещи по местам, всё промаркировать. Пришла машина с производства, мы в четыре руки разобрали товар. Несколько вещей я отобрала для завтрашней рекламной съёмки. С фотографом и девочками-моделями договорилась заранее, студия уже забронирована.

Занимаясь делами, я ни на секунду не переставала думать о встрече в больнице, назначенной на десять часов. В каком состоянии Кирилл? Как он меня встретит? О чём мы будем говорить?

Утром едва не поддалась соблазну накраситься более тщательно, чем обычно. Так-то я почти не пользуюсь косметикой, но сегодня была близка к тому, чтобы достать провокационную алую помаду.

Вот зачем мне это? Хочу выглядеть шикарно?

Кирилл поймёт, что я готовилась к встрече, переживала…

Одёрнула себя. В результате из дома вышла в самом обычном виде: слегка подвела глаза и тронула губы блеском. Наряжаться тоже не стала – натянула джинсы и лонгслив, накинула пуховик из блестящей лакированной ткани…

– А вам нужен другой вход, – сказали мне в вестибюле больницы, услышав номер палаты. – Вы здание обойдите, там увидите.

Сразу стало ясно, что «другой вход» предназначается для особых пациентов – влиятельных, богатых. Это крыло больницы было отремонтировано по высшему разряду и выглядело как дорогая частная клиника.

Пока в сопровождении медсестры поднималась наверх в просторном сверкающем лифте, постаралась взять себя в руки. Но волнение нарастало с каждой секундой. Да, я себя накручивала и уже превратилась в комок нервов.

Лучше бы вчера я согласилась поужинать с Кириллом. Тогда бы он не попал в больницу.

– Вам сюда, – сказала медсестра. – Вы немного подождите, сейчас Кирилл Андреевич вернётся.

Девушка открыла дверь, пропуская меня в палату.

Если только это можно было назвать палатой! Я словно попала в крутой гостиничный люкс. Посреди большой комнаты стояла медицинская кровать, рядом приборы. Я опустилась на диван, поправила волосы и принялась ждать.

Нервы уже были на пределе. Если Кирилл сейчас слёту набросится на меня с претензиями? Начнёт обвинять, что скрыла наследника?

Сам виноват!

Когда-то он мне не поверил, даже заподозрил в попытке шантажа. Я не хотела подвергать себя ещё одному унижению – сказала бы ему о беременности, а он бы потребовал сделать тест на отцовство…

Но помнит ли Кирилл все эти детали? Столько лет прошло.

Вспомнит ли тот случай, когда его невеста выставила меня воровкой чужих идей? Я придумала модель, а Дана присвоила себе авторство, но сумела доказать жениху, что его обманываю я, а не она… Для меня это стало трагедией, потрясением. Но для Кирилла – лишь эпизодом в бесконечной череде разборок в женском коллективе.

 

Сейчас я тоже занимаюсь бизнесом, у меня в цехе всего четыре швеи. Но недопонимание или даже конфликты возникают постоянно. А у Кирилла целая империя – фабрики, производства, офисы. Тысячи людей в подчинении…

– О, какие люди! Привет, Соня, – донёсся до меня ласковый баритон, мгновенно вырывая из тяжёлых мыслей.

Кирилл вошёл в палату и остановился около дивана. Посмотрел на меня с улыбкой. Вернее, он, наверное, попытался улыбнуться, но вышло у него плохо. Вид у Казанцева был ещё тот… Залитый кровью левый глаз, фиолетовая скула… Ох!

Вчера в мэрии Кирилл так жадно и по-мужски меня рассматривал, что я на минуту ощутила над ним власть. А сейчас от моей самоуверенности не осталось и следа – её раздавило катком жалости. Я оказалась совершенно безоружна перед таким Кириллом – избитым, в жутких кровоподтёках…

Сердце уже разрывалось, мне было до слёз жаль раненного бойца. Из-за меня же пострадал!

– Доброе утро… Как ты, Кирилл? Тебе очень больно?

– Всё прекрасно, – отрапортовал Казанцев, хотя внешний вид противоречил его словам. – Я рад, что ты зашла меня проведать. А то вчера была такая… неприступная. Строгая. – Кирилл снова сделал попытку улыбнуться, но тут же поморщился от боли и сжал челюсти.

Я бы и сейчас была строгая, если бы он выглядел получше.

Он сделал шаг ко мне, и его повело в сторону.

– Упс… Прилягу, ладно? Что-то я неустойчивый… Нет, сначала надо переодеться.

На Кирилле был больничный халат-распашонка в цветочек, завязанный сзади на шее и талии. Из-под халата выглядывали шорты.

Кирилл завёл руку за спину, подёргал верёвочки, но у него ничего не получилось.

– Малыш, помоги! Развяжи эту фигню.

Меня бросило в жар.

Господи… Ну как он может по-прежнему называть меня так? Или для него это расхожее словечко, которым он одаривает всех девушек?

Я поднялась с дивана и не дыша приблизилась к мужчине.

– Да ты узел тут затянул! Сейчас, подожди.

Распутывала завязки, а самой хотелось их бросить, обхватить Кирилла за талию и прижаться лицом к его широченной спине… Пальцы дрожали. Приказала себе успокоиться.

Едва распутала узел, Кирилл немедленно стащил с себя распашонку, оставшись в одних шортах, и повернулся ко мне. Ещё пару сантиметров – и я бы уткнулась носом прямо в его грудь.

У меня перехватило дыхание, ноги подкашивались.

Вчера в клубе я уже успела полюбоваться торсом Кирилла, но не думала, что так быстро представиться возможность снова это сделать. Смотрела бы вечно… Какое же у него красивое тело! Идеальные пропорции, рельефные мышцы. Правда сейчас тут и там виднелись обширные кровоподтёки.

Убила бы этого Рустама! Измолотил кувалдами моего… моего любимого! И Матвея Николаевича заодно убила бы. Зачем устраивает в своём клубе жуткие бесчеловечные битвы? Пожалуюсь на него Даше, пусть разберётся со своим муженьком!

Кирилл стоял, не двигаясь, и смотрел на меня с высоты своего роста, как на маленькую смешную синичку. Да, именно так я себя чувствовала под его взглядом. Как будто не пролетело шесть с половиной лет после нашей последней встречи…

Наконец, мы оба очнулись от наваждения. Несчастный пациент, заплетаясь, проковылял к кровати и взял футболку.

– У тебя раньше не было татуировок…

– Вот, на старости лет решил стать модным. А то у всех есть, а я рыжий, что ли, – тоном обиженного пятнадцатилетнего пацана заявил владелец миллиардного бизнеса, и я не смогла не улыбнуться. – Крутую я себе набил татуху, Сонь? Нравится?

«Очень! Ещё бы!» – пронзила мозг отчаянный вопль.

Я равнодушно пожала плечами.

– Ложись скорее, ты действительно на ногах не стоишь, боюсь, что сейчас грохнешься.

Вспомнила, как Кирилл рухнул в октагоне после свирепого удара Рустама. По спине побежали мурашки…

– Да уж, удачно я в клубе размялся, ничего не скажешь, – вздохнул Кирилл. – Первый раз такое.

Натянув футболку, он улёгся на кровать. Долго мял подушку, пристраивал голову, кривился от боли. Потом поманил меня:

– Сонечка, а ты иди сюда. Сядь здесь.

Я, как заколдованная, приблизилась к кровати и устроилась в кресле. Мы снова замолчали и уставились друг на друга – будто изучали, знакомились заново. Пока Кирилл держался очень мило. Своей манерой поведения он возвращал меня обратно в те времена, когда я была малышкой, сходившей с ума по своему шикарному боссу.

Может, он ещё ничего не выяснил про сына? Не успел? Или… Или я не настолько ему интересна, чтобы давать задание службе безопасности?

И за проигранный бой он тоже не выставил мне счёт. Мог бы сказать – это всё из-за тебя, женщина!

– Ты сегодня собирался лететь обратно. – Я первой нарушила молчание.

– Как видишь, не получилось. Задержусь здесь у вас ненадолго.

– Пришлось сдать билет?

– Билет? У меня же свой самолёт, Сонюшка.

– А… Понятно.

Это ласковое «Сонюшка» мёдом разлилось внутри. Я жадно вдыхала парфюм Кирилла, который пробивался сквозь запах лекарств, скользила взглядом по его мощной грудной клетке и крепкой шее. Мечтала дотронуться до его плеча, провести пальцами по каменному бицепсу…

Мысленно приказывала себе остановиться, прекратить. Я не могу опять угодить в этот капкан. Сколько лет потребовалось, чтобы хоть немного успокоиться! Да и не очень-то у меня получилось, если честно…

А если сейчас заново влюблюсь в Кирилла… Вернее, если позволю прежнему чувству проснуться и затопить меня с новой силой… Что тогда со мной будет? Я же не смогу работать, вести бизнес, заниматься ребёнком. Да я вообще ничего не смогу! Снова превращусь в несчастное существо, способное лишь шептать день и ночь заветное имя – Кирилл… Кир… любимый…

Нет, не хочу. Это слишком больно…

Кирилл тоже не отрываясь смотрел на меня, беззастенчиво и неторопливо сканировал каждую деталь лица и одежды.

– Ну что, Соня, – вдруг произнёс он. – Пора уже всё рассказать. Начинай. Я тебя внимательно слушаю.

КИРИЛЛ

Врачи сказали, что, по возможности, лучше неделю не летать и не ездить. Или даже две недели.

Кирилл сразу согласился. Почему бы и нет? Благодаря современным средствам коммуникации, работать можно из любой точки планеты, совсем не обязательно руководить бизнесом строго из Москвы.

Рекомендация медиков совпала с собственным желанием Кирилла. Ему ужасно не хотелось вот так сразу покидать город. Можно и задержаться. Потусуется с Матвеем, дожмёт хозяина швейной фабрики – тот пока не соглашался на выдвинутые условия…

Ну и… Соня, конечно. Софья Николаевна… Яростная синичка выросла, стала такой сочной, яркой, что смотреть больно – в глазах темнеет.

Вчера в мэрии, когда закончились презентации бизнесменов, Кирилл заглянул на сайт Сониной фирмы, поискал её аккаунт в соцсетях. А потом уже собрался было позвонить главному безопаснику «Эланты», чтобы запросить информацию на Софью Воробьёву. Всю информацию, полностью.

Но в последний момент передумал… Улыбнулся: не надо торопить события. Пусть синичка сама ему всё расскажет, так даже интереснее. Первое предложение она отвергла, но он ведь не сдастся, добьётся своего. Будет приятно с ней пообщаться, послушать, как жила эти годы, как сумела раскрутить собственный бизнес.

Кирилл вдруг понял, что для него очень важно узнать, свободна ли Соня. При мысли о её возможном муже или партнёре он испытал всплеск раздражения.

Сонина презентация произвела на Кирилла впечатление, он увидел перед собой не только роскошную женщину, но и специалиста, который отлично разбирается в том, что делает. Какая же умница! На месте не стояла все эти годы, развивалась…

Сейчас в палате, с трудом пристроив на подушке чугунную голову, Кирилл с удовольствием смотрел на Соню. Красивая. Лучше любого обезболивающего. А когда девушка распутывала завязки на его спине и касалась кожи прохладными пальцами, Кирилл не только отвлёкся на минуту от своей тягучей пульсирующей боли, но даже немного закайфовал.

Как всё изменилось! Тогда, в первый «раунд» их знакомства Соня была похожа на ветерок – свежий, лёгкий. Ему с удовольствием подставляешь лицо, но через секунду он ускользает.

А сейчас Кирилла влекло к этой девушке мощно и неудержимо.

– Ну что, Соня… Пора уже всё рассказать. Начинай. Я тебя внимательно слушаю, – предложил он. – Мне хочется узнать, как ты жила все эти годы. Правда-правда! Конечно, я думал, что мы пообщаемся в ресторане, но, как видишь, приходится это делать в больнице.

– А что конкретно тебя интересует? – медленно произнесла Соня.

– Понравилась твоя презентация. Расскажи, как ты открыла своё дело, с какими трудностями столкнулась. А сейчас всё хорошо с бизнесом?