Bestseler

Опасный наследник

Tekst
18
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Опасный наследник
Опасный наследник
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 35,99  28,79 
Опасный наследник
Audio
Опасный наследник
Audiobook
Czyta Галина Брянская
21,70 
Szczegóły
Опасный наследник
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

СОНЯ

– Выглядишь на миллион баксов, – сказала подруга. – Думаю, грант у нас в кармане.

– Хорошо бы.

Я ещё раз оглядела себя в зеркале: приталенный тёмно-лиловый брючный костюм подчёркивал фигуру и смотрелся ярко, но в то же время строго. Как раз для визита в мэрию, где сегодня пройдёт конкурс презентаций. Победитель получит грант на развитие бизнеса, а это очень приятная сумма с пятью нулями.

Она нам необходима!

Надеюсь, мне удастся выделиться из толпы и произвести впечатление на комиссию. Мы с подругой подготовили крутой проект, осталось только эффектно выступить перед чиновниками.

Кроме того, меня предупредили, что в мэрии появится крупный столичный бизнесмен, чьё имя пока не раскрывается. Его фонд поддерживает развитие малого бизнеса. Если таинственному гостю понравится наша идея, то он подкинет денежек. Таким образом, есть шанс получить финансовую поддержку или от государства, или от столичного миллиардера.

Надеюсь, мне повезёт.

Но подруге я пока не рассказала о загадочном олигархе, иначе Лиза перевозбудится и потребует, чтобы в мэрию я пошла прямо в бикини. Тогда миллиардер не устоит.

Ну уж нет. Не собираюсь кокетничать с приезжим бизнесменом. Если оценит наш проект – отлично. Проигнорирует – ну, ничего не поделаешь.

Я накинула норковую куртку-автоледи и придирчиво осмотрела себя в зеркале.

– Ни пуха, ни пера, – сказала на прощание подруга. – Буду держать за тебя кулачки. Прояви себя, Соня, нам очень нужны эти деньги!

Это точно.

*****

– Так, вы у нас…

– Софья Николаевна Воробьёва.

– Да, нашла. Компания «Софлайн», одежда для будущих и кормящих мам, – уточнила дама-администратор. – Ах, у меня дочка как раз ждёт ребёнка. Запишу ваши координаты.

– Обязательно.

– Софья Николаевна, проходите в малый конференц-зал, вторая дверь по коридору, и ждите. Вас пригласят.

Конференц-зал уже был заполнен коллегами-конкурентами. Я должна сразиться со всеми этими предпринимателями за право получить грант. Нам с Лизой надо удержаться на плаву – в последнее время дела идут неважно. Сможем ли мы сохранить фирму?

Огляделась. Одни из коллег листали брошюры, другие просматривали приготовленный текст, или общались между собой, или атаковали кофейный аппарат и корзинки с печеньем.

Я уселась в кресло и прислушалась к разговорам. Все обсуждали столичного бизнесмена, строили догадки, кто бы это мог быть, входит ли он в российский список Форбс и много ли денег отвалит победителю.

Мне тоже всё это интересно!

Помечтала, как бы я распорядилась средствами. Но конкурентов у меня много, и все готовы драться за победу…

Наконец, после трёхчасового ожидания, администратор назвала моё имя.

Стараясь унять волнение, я поднялась и направилась за женщиной в соседний зал.

– У вас пять минут на презентацию, постарайтесь уложиться. Но если заинтересуете комиссию и вас начнут расспрашивать, время будет увеличено, – предупредила дама.

Меня немного потряхивало от волнения, но я быстро взяла себя в руки. Нечего дрожать от страха! Даже если не выиграем грант, всё равно продолжим работу. Да, придётся трудно, но к сложностям мы давно привыкли.

Подбодрив себя подобными рассуждениями, я резко втянула воздух и сделала шаг в открытую для меня дверь. Вошла в зал, где собралась комиссия, увидела в центре длинный стол. За ним расположилось человек десять чиновников – они уже выглядели утомлёнными. Я улыбнулась и энергично двинулась в их сторону, планируя поздороваться и начать презентацию. Но в этот момент…

…вдруг поняла, что земля уходит у меня из-под ног…

Прямо передо мной в президиуме сидел он. Мужчина, который когда-то стал центром моей Вселенной, а потом причинил ужасную боль.

Кирилл.

Кирилл Андреевич Казанцев.

Все эти годы я изо всех сил старалась вычеркнуть его из памяти, хотела забыть навсегда. Но так и не смогла.

Достаточно одной случайной встречи, чтобы осознать – всё бесполезно. Кирилл ещё даже слова мне не сказал, а воспоминания налетели обжигающим тайфуном. Будто бы и не было долгих лет, когда я ревела по ночам в подушку и проклинала себя за слабость…

Так, стоп!

Я не для того готовила проект и ждала три часа в конференц-зале, чтобы сейчас бесславно сдаться. Надо спрятать подальше эмоции. Мне нужны деньги для спасения моего бизнеса, значит, буду выступать! И на пять с плюсом.

Я вздёрнула подбородок, развела плечи и начала презентацию. На Казанцева даже не смотрела.

Но на него и не обязательно было смотреть, чтобы кожей ощущать его присутствие. Чувствовалось, что в этом зале Кирилл главный. Столичный гость, игрок высшей лиги. Кто бы мог подумать, что именно Казанцев является таинственным миллиардером, пообещавшим закачать денег в понравившийся ему проект!

За последние шесть лет компания Кирилла сделала грандиозный рывок и вышла на международный уровень. Обороты растут ежегодно, в каждом городе России найдётся несколько фирменных магазинов «Эланты» с супермодной молодёжной одеждой, появились представительства в других странах…

Что ж… Несмотря на волнение, мне удалось неплохо выступить и уложиться в отведённое время. Я закончила презентацию и замерла в ожидании реакции.

– Благодарим вас… мм… Софья Николаевна, – заглянув в список, произнёс глава комиссии. – Ваш проект довольно интересен. Кирилл Андреевич, а вы как считаете? У вас есть вопросы?

Я перестала дышать и медленно перевела взгляд на Казанцева. Сердце выдалбливало рёбра, воздуха не хватало. А мой мучитель спокойно взирал на меня, откинувшись на спинку кресла.

– М-да… Согласен, было интересно. – Голос Кирилла звучал ровно, почти равнодушно. – Это уже восьмой проект, связанный с производством одежды. Должен сказать, все они вполне жизнеспособны.

– Спасибо за участие, Софья Николаевна. Мы вам сообщим о нашем решении, – подвёл итог глава комиссии.

Напоследок Казанцев окинул меня оценивающим взглядом, на мгновение задержался на груди…

И вдруг я с ужасом поняла, что он меня просто не узнал.

Не узнал!

Боже… Неужели это возможно? Да, я изменилась за те шесть с половиной лет, которые прошли с момента нашей последней встречи. Немного поправилась после родов, превратилась из смешной девчонки в стильную леди, научилась пользоваться косметикой…

Но это же всё равно я!

А имя? Он даже имени моего не вспомнил?!

Разочарование и обида захлестнули с головой. Я попрощалась, едва разжимая губы, развернулась на каблуках и направилась к двери. Навстречу уже шёл следующий предприниматель. Конвейер презентаций работал без остановки.

Я вышла в коридор и поняла, что на глазах выступили злые слёзы. Дико на себя рассердилась – сколько можно убиваться по Кириллу?

Но как же он мог меня не узнать?

А так.

Кем я была в его жизни? Маленькой глупышкой, случайно подвернувшейся под руку. Он возглавлял швейную компанию, а я стажировалась в филиале и мечтала о красивом боссе. Я для Кирилла – персонаж из далёкого прошлого. Эпизод. После меня у него, вероятно, были и другие увлечения. Его внешность и статус наверняка привлекают к нему толпы роскошных девиц.

А насколько я помню, Кирилл не отказывается от того, что ему предлагают.

Вот и от меня не отказался. Разве я его виню за это? Скорее, даже благодарна. Ведь иначе я бы не узнала, каково это – любить больше жизни. Не испытала бы заоблачных эмоций, не стала бы мамой замечательного мальчишки.

Но как же больно понимать, что ты ничего не значишь для мужчины, которого когда-то боготворила…

*****

Всё-таки пришлось искать туалет и поправлять косметику. Из зеркала на меня смотрела яркая, но несчастная молодая женщина с огромными, мерцающими от слёз, карими глазами.

Попробовала улыбнуться своему отражению – улыбка получилась мученической, будто меня пытали на дыбе.

Да что ж такое!

Я же почти успокоилась, научилась не вздрагивать, когда кто-то произносил рядом запретное имя – Кирилл. Но вот увидела Казанцева, и вся моя тщательно выстроенная крепость обрушилась в одно мгновение, как песочный замок.

Нет, так дело не пойдёт.

Я бросила ещё один взгляд в зеркало, расправила плечи и мысленно поклялась, что моя жизнь останется прежней. Никаких слёз и истерик. Кирилл как приехал, так и уедет обратно в Москву, к своей семье.

А я буду дальше воспитывать сына и развивать бизнес. Наши дороги разошлись много лет назад. Пусть всё так и остаётся.

Открыла дверь туалета и вышла в коридор. Но не успела пройти и десяти шагов, как откуда-то сбоку ко мне метнулась тень – будто бесшумно подкрался хищный зверь.

– Ну, здравствуй, Софья Николаевна… – защекотал ухо низкий баритон. – Решила, что я тебя не узнал? Ты это серьёзно, синичка?

Коридор внезапно завертелся перед глазами. Я отступила на шаг и упёрлась плечом в стену.

В конференц-зале избегала смотреть на Кирилла, а сейчас наконец позволила себе очертить взглядом его мощную фигуру. Смотрела жадно, будто не могла напиться воды после марафона по выжженной пустыне.

Как же он хорош собой! И как долго он ещё таким останется? Сколько лет будет набирать мужской шарм?

Взгляд светло-серых глаз отточен, как бритва, тёмные волосы по-прежнему густые, и ранней седины в них не видно. В плечах раздался ещё больше…

– Здравствуйте, Кирилл Андреевич, – как в прежние времена поприветствовала я, вмиг превратившись из бизнес-леди в девчонку, подрабатывающую на полставки в экспериментальном цехе «Эланты». – Здравствуй, Кирилл, – тут же поправилась, напоминая самой себе, что наши прежние отношения остались в прошлом, и ни о какой субординации речи не идёт.

Казанцев тоже беззастенчиво рассматривал меня. Можно сказать, сверлил во мне дырки, и то и дело его взгляд соскальзывал вниз.

 

Всё ясно. Все мужчины одинаковы.

Во время беременности я обзавелась роскошным бюстом. Думала, грудное вскармливание испортит это богатство, но нет, ничего подобного. Когда закончила кормить, на помощь пришли набранные килограммы. Поправилась не так, чтобы сильно, но теперь я уже не та тростиночка, какой была во время учёбы в колледже. От поклонников нет отбоя, только успевай уворачиваться!

А я и уворачиваюсь изо всех сил, потому что мне никто не нужен. У меня есть Олежка, он самый главный мужчина в моей жизни!

– Не ожидал тебя здесь встретить, Соня. Теперь тут живёшь?

– Да, к счастью, удалось сюда перебраться.

– Перебраться откуда?

– Из родного города. Он маленький.

– А, ясно.

Я вдруг поняла, что волнение отступило. Увидела жгучую заинтересованность в глазах Кирилла, заметила, как хищно затрепетали его ноздри – он как зверь втягивал мой запах…

И я внезапно успокоилась, ощутив свою власть.

Семь лет назад он так на меня не смотрел. Тогда я для него была симпатичной крошкой, не более.

– А ты, Кирилл, приехал сюда исключительно ради конкурса?

– Вовсе нет. Возникли дела по бизнесу, к тому же, друг у меня здесь живёт. А конкурс – это прицепом. Предложили поучаствовать, и я не отказался. Почему бы нет? И встретил здесь тебя. Надо же.

Он стоял совсем близко, сводя с ума своим запахом. Кирилл не изменил любимому парфюму, и знакомый аромат взметнул в памяти шквал воспоминаний. На мгновение я снова превратилась в девятнадцатилетнюю девчонку, а Кирилл – в моего недоступного босса.

– Сонь, а мне понравилось, как ты выступала. Предпочёл не афишировать наше знакомство, чтобы у комиссии не возникло лишних вопросов. Я бы хотел узнать подробнее о твоём бизнесе. И о проекте, который ты выдвинула на конкурс. Вечером я ещё в городе, улетаю завтра утром. Поэтому сегодня приглашаю тебя на ужин.

Вот даже как…

– У тебя только что была возможность задать мне любое количество вопросов, – усмехнулась я.

– Задам их ресторане. Итак, во сколько мы с тобой встретимся?

Кирилл разговаривал со мной тоном человека, привыкшего к беспрекословному подчинению. Он и представить не мог, что может услышать отказ.

Это понятно. У него десятки фабрик, сотни магазинов и миллиардные обороты. А ещё он назвал меня синичкой – значит, помнит, какой я была испуганной и неуверенной в себе…

Безусловно, мне и самой было бы интересно пообщаться с предпринимателем такого заоблачного уровня, расспросить его о принципах успешного бизнеса. У меня крошечная марка одежды, а Кирилл – супертяжеловес в сфере производства.

Но нет, нет… Общаться с ним слишком больно. Я не выдержу.

И уж в любом случае не собираюсь добиваться победы в конкурсе с помощью флирта.

– Нет, Кирилл, ничего не получится. Этот вечер у меня занят.

– Даже так? – удивлённо изогнул бровь Кирилл, чёрные ресницы дрогнули, в глазах промелькнула растерянность. – Кхм… То есть… Ты мне отказываешь?

Ух ты! Похоже, мне удалось удивить бывшего босса.

Пришлось отступить на шаг, потому что Кирилл буквально утягивал меня в своё энергетическое поле, лишал воли и сил. Уже казалось, что воздух между нами наэлектризовался и потрескивает, как во время грозы.

– Соня… Я же завтра улетаю. Мы просто поужинаем в ресторане и пообщаемся, – нахмурился Кирилл. – Почему ты отказываешься?

– Ты к подобному не привык, правда? – Я насмешливо улыбнулась. – Но ничего не поделаешь, этот вечер у меня уже распланирован, поэтому я вынуждена отказаться. Извини.

Лицо Кирилла превратилось в ледяную маску.

– Что ж, очень жаль, Соня…

– Желаю тебе завтра приятного полёта.

– Мм…

Из-за угла вынырнула сотрудница мэрии и восторженно защебетала:

– Кирилл Андреевич, куда же вы пропали? Перерыв уже закончился! Идёмте-идёмте, Кирилл Андреевич! У нас уже следующий участник, мы вас заждались!

– Иду, – коротко кивнул Кирилл. – До свидания, Софья Николаевна. Приятно было увидеться.

– Прощайте, Кирилл Андреевич.

Резкий поворот – и я стремительно удаляюсь по коридору прочь от источника моих страданий. На лице всё ещё застыла улыбка, однако сердце разрывается от боли.

Проклятый конкурс. И зачем я только подала заявку на участие!

Жила ведь спокойно… А теперь…

Глава 2

КИРИЛЛ

Как только разведка донесла, что в одном из городов-миллионников появился интересный объект – выставлена на продажу швейная фабрика – Кирилл немедленно отправился в путь. Планировал совместить приятное с полезным: в этом городе жил его давний друг Матвей Артемьев.

Артемьев, бывший боец ММА, владел охранным агентством и двумя клубами единоборств – «Медведь» и «Пантера». Глядя на друга, Кирилл думал, что эти названия подходят Матвею. Своей массивностью он мог конкурировать с медведем, однако на ринге двигался бесшумно и вкрадчиво, как пантера.

Сам Кирилл тоже всю жизнь активно занимался спортом, предпочитая триатлон и смешанные единоборства. Ему нравилось подвергать организм чудовищным нагрузкам, проверять себя на прочность. Каждый раз, прилетая в гости к Артемьеву, Кирилл не упускал шанса поучаствовать в сражениях, которые проходили в октагоне «Медведя».

Переговоры о покупке фабрики пока не принесли результатов, зато удалось пообщаться с семьёй друга. У Матвея подрастал девятилетний мальчишка – сын от первого брака, а полтора года назад родилась дочка.

Последний день командировки Кирилл провёл в мэрии. Знакомился с местными предпринимателями, слушал их презентации, чтобы выбрать одного кандидата и вручить ему крупный денежный приз на развитие бизнеса.

И вот, когда очередной участник, вернее, участница появилась в конференц-зале, у Кирилла внезапно оборвалось дыхание.

У него? Оборвалось?

Да, именно.

Он мог преодолеть сложнейшую триатлонную дистанцию, и его пульс остался бы в норме, и дыхание бы не сбилось.

А тут…

Он смотрел на молодую женщину, вошедшую в дверь вслед за администратором, и понимал, что в лёгких резко кончился кислород.

Кирилл мгновенно узнал Соню.

Семь лет назад она была смешной малышкой, которая нехило так его зацепила. Вспыхнула звёздочкой на небосклоне, а потом исчезла. Тогда он очень плохо поступил с Соней, обидел её, и их пути разошлись.

И вот сейчас Кирилл увидел, что тоненькая девчонка превратилась в роскошную диву с гривой каштановых волос, оленьими глазами и фантастической фигурой, чьи изгибы вызывали головокружение.

Кирилл слушал Сонино выступление, впитывал её голос и чувствовал, что время поворачивается вспять, возвращает его в прошлое. Тогда он ещё не был женат, а его бизнес составлял десятую часть сегодняшней империи. Столько всего произошло за эти годы…

Когда в коридоре он настиг Соню, то сразу ощутил, как у него рвёт башню от запаха девушки. В облаке нежного цветочного аромата Кирилл уловил особенную ноту – она вызывала в памяти ту самую ночь.

Их единственную ночь…

В растревоженных чувствах, Кирилл потянулся к Соне как заколдованный… И налетел лбом на бетонную стену: отказ. Безапелляционный.

У Сони планы, поэтому о совместном вечере ему не стоит и мечтать.

Как она изменилась!

Кирилл помнил, какой застенчивой крошкой она была, как впадала в ступор от любого его вопроса и мило краснела.

А сейчас… Кирилл сам готов был покраснеть и взорваться праздничным салютом. Потому что от одного только взгляда на Софью вся кровь его организма устремлялась вниз кипящей лавиной, и от этого шумело в ушах, а голову обкладывало ватой…

*****

– Что с тобой? Ты странный, – удивился Матвей, забирая друга из мэрии на огромном чёрном лендкрузере. – Взвинченный какой-то. Вы там ругались, что ли, на конкурсе? Не могли выбрать достойную кандидатуру?

– Мм… – промычал Кирилл. Соня не шла из головы, только о ней он и думал.

– Всё понятно, спасибо за подробное объяснение.

– Удивляюсь… Как она изменилась! – покачал головой Кирилл.

– Кто?

– Да одну знакомую встретил. И обалдел.

– Ух, ты! Неожиданная встреча?

– Совершенно неожиданная!

– Давно не виделись?

– Лет шесть… Даже больше.

– А что не так с её внешностью? Почему ты обалдел? Она волосы в зелёный покрасила? Кольцо в нос вставила? Так сейчас это многие делают.

– Да ну тебя, Матвей, не выдумывай!

Кирилл погрузился в размышления, хмуро уставился в одну точку. Матвей вёл машину, поглядывал на друга и усмехался.

– Надо же, как ты загрузился, Кир! Мне уже самому захотелось взглянуть на эту необыкновенную девушку.

– Что?

– Старик, да ты совсем меня не слышишь. Говорю, что хочу взглянуть на твою знакомую.

– Нет уж, обойдёшься! – отрезал Казанцев.

– Почему это? Ах, ты жадюга, Кир! Наверное, она красотка. Нет, давай ты нас познакомишь, – с улыбкой продолжал подзуживать друг.

– И не мечтай.

Следующий квартал они проехали молча.

– Так, вижу тебе надо размяться, – наконец заявил Матвей. – Сегодня у меня бой в клубе. Будешь биться? Если хочешь, могу поставить против тебя Рустамчика. Он тебе выгрузит по первое число. Живо мозг твой затуманенный прочистит.

– Давай, Матвей, поставь. Я согласен.

СОНЯ

Очень люблю забирать сына из садика. За день я успеваю ужасно соскучиться по моему зайчику.

Город завален снегом, снежинки мечутся перед лобовым стеклом машины.

Я нашла свободное местечко около детсада, щёлкнула сигнализацией и побежала к воротам по узкой дорожке между двух сугробов. В голове продолжала прокручивать диалог с Кириллом – наша случайная встреча потрясла меня. До сих пор от всплеска эмоций колотится сердце. Ужасно переволновалась…

А ведь Кирилл даже предположить не мог, что я откажусь от ресторана! Какой он самонадеянный. Очевидно, он и забыл, как это бывает, когда отказывают.

Наверное, с профессиональной точки зрения моё поведение выглядело глупым. Если ты провинциальная предпринимательница, горячо заинтересованная в победе в конкурсе, нельзя игнорировать предложение миллиардера.

Но Кирилл не догадывается, какие чувства он у меня до сих пор вызывает…

*****

С тех пор, как нам назначили новую воспитательницу, каждый день я получаю выговор. Если честно, Карина Леонидовна уже меня заколебала. У неё вечно недовольное лицо, презрительный взгляд. Она ведёт себя так, будто её задача убедить родителей в их полной несостоятельности.

Чем сейчас меня встретят в группе? Какой упрёк я заслужила сегодня?

– Софья Николаевна, Олег вёл себя агрессивно, – заявила воспитательница.

Агрессивно?! Вот это новость!

– И в чём это выражалось?

– На прогулке толкнул Диму, отобрал у Жени динозавра.

Я метнула быстрый взгляд в сторону шкафчиков, где мой малыш натягивал свитер. Олежка нахохлился, как воробышек, обиженно сверкал глазами, щёки у него горели.

– Хорошо, мы разберёмся, – пообещала я.

Мы молча вышли на улицу, держась с сыном за руки.

– Мам, это же мой любимый динозавр, ты сама мне его купила. Почему я должен отдавать его Женьке? – сказал на крыльце ребёнок.

Я поправила Олежке шапку. Колкие снежинки ударили в лицо.

– Не должен. А Диму почему толкнул?

– Так и он меня толкнул! Я что – терпеть должен?

– А кто первый начал?

– Вадька! Он лупанул веткой Агафью, она давай рыдать, Никита врезал Вадьке машиной, Клим тоже врезал, Света ударила Макса, Макс упал с горки, Петька забрал варежки у Никиты, а Вадька…

– Стоп, стоп! – в ужасе закричала я. – А что всё это время делала Карина Леонидовна?

– Она ходила на соседний участок за лопатой, потому что нам не убрали снег, и она хотела сама почистить.

– Ясно. Ну и дела у вас творятся…

В марте сыну исполнится шесть, летом мы уже уйдём из детсада. Но до этого момента ещё надо дожить! Каждый день что-то происходит. Я не могу понять, то ли поведение сына действительно изменилось, то ли Карина Леонидовна слишком придирчива. Уже выклевала весь мозг!

Видимо, придётся выяснять через родительский чат, есть ли претензии у мам Димы и Жени. Или лучше не высовываться заранее?

На всякий случай сделала мысленную пометку: если Карина Леонидовна опять начнёт придираться, я потребую объяснений, почему у неё во время прогулки творится бардак. Лучшая защита – нападение.

Ежедневно возникает множество вопросов, которые ставят меня в тупик. Не могу сказать, что чувствую себя уверенно, когда речь идёт о воспитании сына. Постоянно испытываю вину, что слишком много работаю и мало занимаюсь ребёнком.

Но даже эти проблемы – верхушка айсберга. Самый больной вопрос – то, что Кирилл не знает о сыне. Сначала я молчала, потому что испытывала жгучую обиду. Хотела отомстить мужчине, который выбрал не меня, а другую женщину – эффектную блондинку Дану.

 

Понимала, что не права, что поступаю нечестно и эгоистично, иду на сделку с совестью…

Когда Олежка немного подрос, меня накрыло новым страхом. А если Кирилл, узнав о ребёнке, начнёт ставить условия? Например, потребует, чтобы сын приезжал к нему на выходные или даже оставался в его доме на неделю-две? Отец имеет на это полное право.

Что я буду делать? Я и дня не протяну без моего солнышка…

А ведь сыну придётся постоянно общаться с Даной, чьё лицемерие и лживость хорошо мне известны. Вдруг она что-то сделает Олежке исподтишка? Как-нибудь навредит и следы заметёт, как лиса хвостом…

Она сможет!

Мой сынок подрастал, а я продолжала хранить тайну. Ни с кем не хотела делиться моим сокровищем!

Но в то же время страдала, что лишаю ребёнка многого. Нет, не в материальном плане – мне удалось хорошо обеспечить нашу маленькую семью. Но Олежка рос в женском царстве. Вокруг него постоянно суетились три влюблённых няньки: мама, бабушка и крёстная. У сына перед глазами никогда не было мужского примера. И в этом виновата только я.

Но откуда мне знать, воспылает ли Кирилл отцовскими чувствами? Вдруг мой малыш ему не очень-то и нужен? У него же есть ребёнок от Даны. Замуж эта красотка выходила беременной, значит, их с Кириллом чадо приблизительно того же возраста, что и Олежка.

Ох, как всё сложно…

Все эти годы я испытываю панический страх, что правда раскроется. И в то же время хочу, чтобы Кирилл всё узнал.

Наше столкновение в мэрии взбудоражило все чувства. Я могла бы отменить назначенную встречу с Матвеем Артемьевым, владельцем охранного агентства, и вместо этого отправилась бы в ресторан с Кириллом. И во время ужина раскрыла бы карты.

Но у меня не хватило смелости. Вероятно, Кирилл будет в ярости…

– Мам, смотри, сколько снега!

Олежка вырвал руку, убежал вперёд и плюхнулся на пушистую белоснежную перину. Я подошла следом и посмотрела на довольную мордашку.

Растрёпанная тёмная чёлка, сверкающие серые глаза… Точно такие сегодня пытливо сверлили меня в мэрии. Один-в-один. Достаточно поставить Олежку рядом с Кириллом – и никакой тест ДНК не нужен, Казанцев сразу всё поймёт.

Не знаю, что делать. Не знаю…

– Мам, мам, а давай заедем в верёвочный парк? Я хочу полазить.

– Милый, неужели ты не устал за день! – изумилась я, отряхивая сына от снега и открывая ему дверь автомобиля.

– Не-а.

– Малыш, сегодня никак не получится, потому что у меня в восемь вечера назначена встреча. Я отвезу тебя домой, ты посидишь с бабулей.

– Она пожарит мне блины?

– Обязательно.

– Вау! Супер. Я, конечно, хотел бы с тобой потусоваться, но бабуля у нас тоже зачётная! И блинов хочу.

Вот. У меня лёгкий неконфликтный ребёнок, мой милый дружок. Не понимаю, почему Карина Леонидовна постоянно им недовольна! А может, это я ей не нравлюсь, вот она и отыгрывается на моём сыне?

– Мам, а куда ты поедешь?

– В клуб «Медведь». Нужно встретиться с его владельцем.

– Ух ты! А как его зовут?

– Матвей Николаевич. У него ещё охранное агентство, я хочу заключить договор на охрану нового офиса. Нужно обсудить все детали.

– Матвей Николаевич будет нас охранять?

– Да, если договоримся.

– Класс! Мам, ты такая крутая! Я тобой горжусь. Всем рассказываю, что ты у меня бизнес-леди, придумываешь самую лучшую мамскую одежду!

О, да, мой сынок – классный рекламщик, пиарит «Софлайн» только так. Уже столько клиентов привёл из детского сада и спортивных секций.

*****

Дома мы обнаружили не только мою маму, заранее приглашённую посидеть с Олежкой, но и Лизу.

Вся команда в сборе. Когда мы перебрались в большой город из нашей дыры, взяли в ипотеку двухкомнатную квартиру в новостройке. Это дом-монолит с закрытой территорией, мы были самыми первыми жильцами.

Сначала было страшно – потянем ли кредит? Ещё и в долги влезли: Владимир Панкратов, наш с Лизой друг по колледжу, трудится в IT-сфере, зарплата у него немыслимая. Вовка занял нам крупную сумму денег.

Но в промышленном городе-миллионнике дела сразу пошли на лад – тут было очень много вакансий, поэтому все мы – я, Лиза, мама – сразу же начали неплохо зарабатывать.

А потом я открыла свой бизнес и зарегистрировала торговую марку «Софлайн». Первым инвестором опять же стал Панкратов. Мама и подруга тоже в деле: мамуля следит за производством, где у нас четыре швеи. Лиза ведёт бухгалтерию и контролирует торговлю на маркетплейсах, в соцсетях и совместных закупках. На мне – дизайн моделей, реклама и общее руководство.

Если надо, мы можем подменить друг друга: мама собирает заказы и отвозит их на пункт выдачи, Лиза занимается съёмкой сторис. А мне однажды пришлось двое суток не поднимая головы строчить на швейной машинке в цехе. Сразу две швеи свалились с гриппом, а клиентам именно в этот момент очень зашла одна модель. Конечно, нам не хотелось терять деньги, поэтому пришлось поднапрячься.

Совершенно неожиданно бренд выстрелил. Три года мы крутились, как белки в колесе, чтобы удовлетворить ажиотажный спрос. И свои желания тоже удовлетворяли по максимуму. После детства и юности, проведённых в бедности, у нас горели глаза – хотелось всё купить, ведь теперь любая вещь была по карману. Безусловно, какой-нибудь олигарх посмеялся бы над нашими доходами, но мы-то отлично помним, как получали по десять-пятнадцать тысяч в месяц.

Досрочно закрыли ипотеку и вернули долги Вове. Лиза осталась в двушке, а мы с мамой и Олежкой переместились на другой этаж в том же доме – теперь взяли кредит уже на трёхкомнатную. А недавно моя мамуля, которой стукнуло сорок пять, а значит она «ягодка опять», познакомилась с мужчиной и переехала жить к нему.

У нас с Лизой по машине, без личного транспорта в миллионнике не набегаешься, расстояния здесь огромные.

Не знаю, как бы я справилась без мамы и подруги. Вряд ли смогла бы сама возить Олежку в садик, бассейн, на английский и айкидо и одновременно с этим заниматься бизнесом. Мне очень повезло, что у меня есть такая грандиозная поддержка.

Разве мы трое могли представить, как изменится наша жизнь через несколько лет? Мы с мамой долгие годы прожили в доме-бараке с деревянной лестницей и ржавыми трубами. А Лиза в детстве мытарилась в семье алкоголиков, где её лупили за каждое слово…

– Ну что, ну как? – подскочила ко мне подруга, едва мы с Олежкой зашли в квартиру.

Лиза тут же принялась раздевать крестника, а он начал уворачиваться и кричать, что он большой мужик и сам спокойно разденется.

– Ты выиграла грант, Соня?

– Привет, родные! – прокричала мама с кухни. – Я уже пеку блины.

В квартире витал умопомрачительный аромат.

– Похоже, моя презентация не произвела особого впечатления, – грустно ответила я Лизе. Помедлила, потом добавила: – Кирилл в городе. Встретились сегодня в мэрии.

Лиза зажала рот ладонью и плюхнулась на банкетку. На кухне что-то загрохотало, и в прихожей появилась мама. Она застыла, как изваяние.

– Господи… Как ты, доченька?

– Как ты, Сонь?

Две пары испуганных глаз гипнотизировали меня в ожидании ответа.

– Нормально. Поговорили.

– О чём?! – синхронно воскликнули мама и подруга.

– Пока только о бизнесе, – нервно усмехнулась я. – Всё в порядке, не переживайте. Завтра утром он улетает обратно в Москву.

– Значит, ты ему так ничего и не сказала?

– Сонь, ты не призналась Кириллу?

Я молча покачала головой.

– Кирилл? А кто это? – Из ванной появился сынок. Он умылся так, как обычно это делает: воду не жалел, волосы и свитер промокли…

– Дядя один, – пояснила я глухо и многозначительно посмотрела на маму и Лизу. Они одновременно вздохнули.

– Хороший? – продолжал расспрашивать сынок.

Я заметила, что Лиза презрительно прищурилась и уже открыла рот.

– Очень хороший! – с напором ответила я, не позволяя подруге вставить ни слова.

– Кирилл… Кирилл… Значит, у его деток отчество – Кирилловичи? – вычислил Олежка. – Мама, я прав? Мама, я умный?

– Ты очень умный, – подтвердила я.

– Так и я Кириллович! – радостно объявил Олежка, а у меня похолодело в груди, как это бывало всякий раз, когда в разговоре возникала тема отца. Конечно, сын о нём расспрашивал… – Бабуля, как блинами пахнет-то! Ах, умираю, есть хочу! Давай мне скорее побольше твоих блинов!

– Блины на десерт! Сначала рыбу поешьте, – быстро вставила я, радуясь, что опасность миновала.

– Ладно-ладно.

– А я переоденусь и поеду на деловую встречу.

– Хорошо, отпускаю тебя, – важно разрешил Олежка. – Но возвращайся поскорее, мамулечка моя любимая, ок?

От этих нежностей у меня привычно защемило сердце. Как же я люблю моего маленького рыцаря. И не хочу им делиться ни с кем.

Даже с его отцом…