3 książki za 35 oszczędź od 50%
-90%Hit

Прекратите ходить по яичной скорлупе. Жизнь с тем, у кого пограничное расстройство личности

Tekst
8
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Прекратите ходить по яичной скорлупе. Жизнь с тем, у кого пограничное расстройство личности
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Эта книга посвящена детям, маленьким и взрослым, на жизнь которых повлияло пограничное расстройство личности. И нашим учителям – сотням людей, поделившимся с нами своими историями, печалями, озарениями. Благодаря им эта книга появилась на свет.


Stop Walking on Eggshells

Taking Your Life Back When Someone You Care About Has Borderline Personality Disorder

PAUL T. MASON, MS RANDI KREGER

Права на издание получены по соглашению с New Harbinger Publications.

© 2010 by Paul T Mason and Randi Kreger and New Harbinger Publications, 5674 Shattuck Avenue, Oakland, CA 94609

© Перевод на русский язык ООО Издательство «Питер», 2021

© Издание на русском языке, оформление ООО Издательство «Питер», 2021

© Серия «Сам себе психолог», 2021

Эта книга дает обещанное – помогает людям, у которых есть близкие с пограничным расстройством личности (ПРЛ), восстановить жизнь. Перед вами полноценное руководство, позволяющее не только понять негативно влияющие на отношения реакции, связанные с пограничным поведением, но и справиться с ними. Очень полезная книга.

Нина Браун, профессор и выдающийся ученый Университета Олд Доминион в Норфолке, автор книги «Дети погруженных в себя родителей» (Children of the Self-Absorbed)

Эта книга – руководство, которое я в первую очередь предлагаю клиентам, если те любят человека с пограничным расстройством личности. Легкочитаемый подробный текст, авторы которого добились идеального соотношения практичности и эмоциональности. Книга помогла огромному количеству людей справиться с замешательством и изоляцией, научила выявлять, понимать и реагировать на трудности, связанные с этим сложным и до конца не понятым расстройством.

Дэниэл Маттила, магистр теологии, лицензированный клинический социальный работник

Очень актуальная сегодня книга. Ведь исследования Национальных институтов здравоохранения показывают, что пограничное расстройство личности (ПРЛ) есть у 6 % населения. Ко мне постоянно обращаются клиенты, в чьих семьях есть люди с ПРЛ, прося подсказать надежные источники информации о расстройстве, и я всегда рекомендую книгу «Прекратите ходить по яичной скорлупе». Ее второе издание легко читается, хотя в нем собрано еще больше полезных советов для членов семей, попавших в непростую жизненную ситуацию.

Билл Эдди, лицензированный клинический социальный работник, адвокат, медиатор, автор книги «Юридические разбирательства и расставание с конфликтными людьми» (High Conflict People in Legal Disputes and Splitting)

Поразительно, но «Прекратите ходить по яичной скорлупе» не только учит распознавать признаки пограничного расстройства личности, но и подсказывает, как принимать решения, связанные с будущей жизнью и отношениями, основываясь на собственных желаниях и потребностях, а не реагируя на болезнь.

Джули Фаст, автор книги «Как любить человека с пограничным расстройством личности»

Пристегните ремни. Ночка будет не из простых.

Бетти Аэвис, «Все о Еве»

Как бы мы ни сомневались в себе, какие бы противоречивые чувства ни испытывали по поводу происходящего между нами и окружающими, невозможно полностью заглушить внутренний голос, который всегда говорит правду. Правду не всегда приятную, поэтому мы часто не прислушиваемся к ней, позволяя лишь тихо звучать за пределами сознания. Однако если уделить должное внимание этому голосу, он укажет дорогу к мудрости, здоровью и ясности. Этот голос – наш проводник на пути к искренности.

Сьюзан Форвард, доктор философии

Благодарности

Прежде всего я хочу сказать спасибо двум мужчинам, благодаря которым смогла написать эту книгу, – моему мужу Роберту Бурко и доброму другу, литературному агенту Скотту Эдельштейну.

За три года, которые я посвятила исследовательской и литературной работе, Роберт бесчисленное множество раз поддерживал меня эмоционально и финансово. Если бы не его тихая вера, щедрая натура и глубокая любовь, эта книга осталась бы неисполненной мечтой.

Скотт – не просто агент, он мой наставник, тренер, служба спасения на случай ЧП, группа поддержки и человек № 1, который в меня верит. Когда я сомневалась, что эту книгу кто-нибудь захочет опубликовать, он уверял, что издатель обязательно найдется. Когда мне хотелось все бросить, потому что ноша казалась непосильной, он напоминал о людях, жизнь которых мне удалось изменить. Его чувство юмора и неизменная поддержка помогали мне сохранить веру в себя.

Путь длиной в три года вместе со мной прошли удивительные люди, которых я знаю лишь по электронной переписке. Они в прямом смысле спасли не одну жизнь, создав заботливое интернет-сообщество, подарив многим надежду и позволив выйти из изоляции. Без их упорного труда и преданности делу не было бы ни групп поддержки в интернете, ни сайта BOD Central, ни буклета «Хождение по яичной скорлупе». Отдельно хочу поблагодарить А. Дж. Махари, Алиссу (Alyfac), Дэвида Андерса, Харвиджн Б., Аниту Ф., Мартина Кливера, Идит Краччиоло, Шэрон Харшман, Пэтти Джонсон, Ли Майнхардта, Дэниэла Нортона, Рейчел Руссо, Кю Ву, Кристин Уоллио и Марка Вайнштока.

Мое сообщество «Добро пожаловать в страну Оз» (Welcome to Oz) для людей, чьи близкие имеют пограничное расстройство личности (ПРЛ), появилось в январе 1996 года. Когда 12 участников поделились своим опытом жизни с пограничными близкими, они узнали, что не одиноки. С тех пор сообщество выросло до 16 тысяч участников и породило многочисленные новые проекты для членов таких семей. И хотя каждый участник для меня значим, я должна выделить клинического консультанта Эйлис Бенхам, которая с самого начала стала у нас главной по консультированию. Ее мягкое чувство юмора, умение сопереживать и профессиональная прозорливость подарили надежду многим членам сообщества, переживавшим горе и непонимание.

Сообществу «Добро пожаловать в страну Оз» также посчастливилось принять в свои ряды людей, которые проходят восстановление от ПРЛ. И хотя временами они небезосновательно ощущали не самое приветливое к себе отношение, находили силы остаться, чтобы посвятить нас в тяготы жизни с этим расстройством. Временами они дипломатично напоминали, что определенную часть ответственности за отношения должны брать на себя и «пограничники», и их родственники. Мужество этих людей вдохновляет, а их милосердие и сочувствие помогают понимать, прощать и исцеляться.

Десятки клинических специалистов и ПРЛ-активистов со всего мира делились идеями для этой книги. Майк Чейз проанализировал и организовал сотни интернет-постов для главы о детях с ПРЛ.

В процессе сбора материала на вопросы ответили клинические специалисты, в том числе Эйлис Бенхам, MS; Джозеф Бергс, MD; Мари Бернхардт, ACSW; Лори Бэт Висби, Ph.D.; Барбара Блантон, MSN; Джеймс Клейборн, Ph.D.; Кеннет Дахман, Ph.D.; Джейн Дрессер, RN; Брюс Фишер, Ph.D.; Мэри-Белль Фишер, Ph.D.; Джон Грохол, Psy.D.; Джон Гундерсон, MD; Пол Ханнинг, Ph.D.; Перри Хоффман, Ph.D.; Джанет Джонстон, Ph.D.; Икар Калогьера, MD; Отто Кернберг, MD; Джерольд Крайсман, MD; Марша Линехан, Ph.D.; Ричард Московиц, MD; Томас Мичман, MD; Сьюзан Морзе, Ph.D.; Кори Ньюман, Ph.D.; Эндрю Пикенз, MD; Маргарет Профаль, ACSW; Джозеф Санторо, Ph.D.; Ларри Сивер, MD; Говард Вайнберг, Ph.D.

На мои взгляды также повлияли многочисленные книги, прямо не посвященные пограничному расстройству личности. В первую очередь это «Танец гнева» Харриет Лернер (The Dance of Anger, 1985). Фундаментальные идеи, которые я почерпнула оттуда, красной нитью проходят через книгу, которую вы держите в руках. Много лет назад я впервые прочла книгу «Танец гнева» – и она изменила мою жизнь. Передавать мудрость Харриет Лернер – честь для меня, я в неоплатном долгу перед ней за вдохновение. Книги Сьюзан Форвард тоже внесли лепту в мою работу, особенно «Эмоциональный шантаж» (1997) и «Токсичные родители» (1989). Я с удовольствием рекомендую три эти книги к прочтению.

Наконец, я хочу поблагодарить моего соавтора Пола Мейсона за то, что с ним было приятно работать; издательство New Harbinger Publications – по той же причине; мою приемную дочь Тару Джерард – за предложенное рабочее название; мою мать Джанет Крегер – за поддержку писательских поползновений, свойственных мне с начальной школы, а также Идит Краччиоло, моего ангела-хранителя во время работы над этим проектом.

И конечно, я хочу поблагодарить вас, дорогие читатели. Мы написали эту книгу, чтобы облегчить ваш путь. Понимание, что наша работа способна принести пользу, помогало людям с ПРЛ и их близким участвовать в порой болезненном процессе сбора информации для книги.

Р. К.

Мне многие помогали и оказывали поддержку в ходе работы над этой книгой. Я хочу поблагодарить всех. И отдельное спасибо сказать следующим людям:

♦ Моей жене Монике, которая верила в меня на протяжении всех трех лет работы над проектом и всегда поддерживала, хотя сама на полную ставку работала мамой и домохозяйкой. Также я хочу поблагодарить моих детей – Захари, Джейкоба и Ханну, каждый из них по-своему постоянно напоминал мне о том, что действительно важно в жизни.

♦ Моим родителям Томасу и Джин Мейсон, чья любовь, ценности и упорство при столкновении с жизненными трудностями стали фундаментом, на котором я строю свою жизнь.

♦ Моим коллегам из All Saints Health Care System, Inc, а также из психиатрических служб, создавшим стимулирующую и поддерживающую клиническую среду, в которой я мог практиковаться и пробовать новое. Их готовность нестандартно мыслить помогла мне выстроить карьеру специалиста по психическому здоровью.

 

♦ Научному руководителю моей магистратуры доктору философии Кейтлин Руш, которая взращивала и поддерживала мое внимание к пограничному расстройству личности. По большому счету без ее поддержки и доверия мои клинические и профессиональные интересы сосредоточились бы на другом объекте.

Мне хотелось бы подчеркнуть вклад всех клинических специалистов и активистов, обогативших эту книгу своими идеями, опытом, знаниям. И отдельно поблагодарить доктора Марлену Ларсон за выдающуюся работу на благо пациентов с ПРЛ и их семей, проведенную в Уитонском Францисканском госпитале всех святых.

Наконец, я выражаю признательность моему соавтору Рэнди Крегер и нашему литературному агенту Скотту Эдельштейну, который более трех лет назад предложил мне написать эту книгу. Без их участия я бы до сих пор лишь думал об этом.

П. М.

Пролог

Свыше 400 тысяч экземпляров книги «Прекратите ходить по яичной скорлупе» было куплено с момента ее выхода в 1998 году. Учитывая объемы продаж, недалеко и до полумиллиона. Более того, книга переведена на такое количество языков, что мне все не вспомнить.

Когда мы с Полом Мейсоном писали эту книгу, найти полезную информацию для членов семей «пограничников» было сложно. Несколько активистов писали о пограничном расстройстве личности (ПРЛ) на AOL и в тематических рассылках по вопросам личности. На тот момент нам удалось найти всего две книги для непрофессионалов, а сегодня интернет кишит информацией, и для размещения всех популярных книг о ПРЛ в магазине понадобится целая полка, уже не говоря о самиздате и электронных книгах людей, которые описывали всевозможные аспекты расстройства.

Что изменилось? Многое. У исследователей появилась возможность сканировать мозг – теперь они могут буквально видеть различия в работе нормального и пограничного мозга. Разработаны новые фармакологические средства, и ученые до сих пор открывают новые факты, объясняющие, почему люди с ПРЛ думают, чувствуют и действуют так, а не иначе. Прогрессивные клинические специалисты предложили инновационные подходы, которые демонстрируют хорошие результаты. Активисты открыли собственные организации, выступающие за усиление внимания к проблеме и спонсирование ее исследований.

Но это не все. Книга «Прекратите ходить по яичной скорлупе», мой сайт и онлайн-сообщество «Добро пожаловать в страну Оз» внесли серьезный вклад в повышение осведомленности о ПРЛ. Читатели перешли в интернет и стали делиться опытом; люди с ПРЛ и члены их семей открыли собственные сайты и сообщества, потому что им было что сказать, но выяснилось, что их не всегда слышат. Ранее изолированные, эти люди начали выстраивать связи. Так, в период с 1995 по 2008 год мое сообщество «Добро пожаловать в страну Оз» выросло с 12 членов до 16 тысяч.

Успех книги, а позже – одноименной рабочей тетради продемонстрировал издателям, что книги о ПРЛ могут иметь коммерческий успех, отсюда пошла волна следующих публикаций. Выпуск книги на иностранных языках способствовал формированию информационного потока в других странах. В 2008 году я, Рэнди Крегер, по приглашению японского издательства, выпустившего книгу, провела серию презентаций в Токио для тех, в чьих семьях есть люди с ПРЛ.

Однако не все радужно. У большинства клинических специалистов до сих пор мало информации, особенно о том, как найти подход, как лечить детей и подростков с симптомами ПРЛ. Другая проблема заключается в фундаментальном непонимании того, что пограничное поведение может выражаться в разных формах, которые не всегда замечают врачи и специалисты в области психиатрической помощи и интерпретируют как признаки ПРЛ.

Изменился не только мир, изменились мы – авторы этой книги. Спустя несколько лет после ее публикации я подготовила рабочую тетрадь «Прекратите ходить по яичной скорлупе: практические стратегии для жизни с человеком, у которого есть пограничное расстройство личности» (The Stop Walking on Eggshells Workbook: Practical Strategies for Living with Someone Who Has Borderline Personality Disorder). Такой формат позволяет использовать множество примеров и описаний, а интерактивные элементы помогают читателям понять себя и применить информацию в реальной жизни.

В 2008 году у меня вышла еще одна книга – «Руководство по пограничному расстройству личности для семей: новые инструменты и техники, помогающие перестать ходить по яичным скорлупкам» (The Essential Family Guide to Borderline Personality Disorder: New Tools and Techniques to Stop Walking on Eggshells). В ней подробно описана система, состоящая из пяти наборов навыков. Их применение способно помочь членам семьи перейти от обвинений к совершению конкретных действий, которые помогут чувствовать себя лучше, обрести свободу, быть услышанным и уверенно устанавливать границы. Некоторые идеи из той книги я перенесла в новое издание этой. Издания дополняют друг друга и помогают взглянуть на одну проблему с разных сторон. Ведь членам таких семей действительно нужна вся доступная помощь!

Пол Мейсон, мой соавтор, пошел по другому пути. Сейчас он – вице-президент клинического отделения Уитонского Францисканского госпиталя всех святых в городе Расин, штат Висконсин. Этот пост позволяет ему решать исполнительные и административные задачи по линии работы с психическими заболеваниями и зависимостями, в частности, в трех больницах и шести амбулаторных клиниках, которые принимают нуждающихся взрослых, детей и членов их семей из юго-восточного Висконсина.

Когда эта книга впервые увидела свет, трое его детей учились в начальной школе, а теперь им 13, 17 и 18 лет. Он до сих пор счастливо женат на Монике, которая в свободное от заботы о семье время ведет небольшую терапевтическую практику в Расине, работая со взрослыми и парами.

Надеюсь, новое издание книги вам понравится.

Введение
Близкие незнакомцы: как появилась эта книга

Со мной, должно быть, что-то не так.

Ничем иным объяснить его поведение я не могла. Почему он то любил меня, то буквально через минуту был готов порвать на куски? Почему говорил, что я талантливая и чудесная, а потом орал, что презирает меня и считает причиной всех своих проблем? Если он любил меня так сильно, как говорил, почему я чувствовала себя настолько бессильной и почему мне казалось, что мною манипулируют? И почему такой умный и образованный человек временами вел себя совершенно иррационально?

Умом я понимала, что ничем не заслужила такого обращения. Но с годами усвоила его видение мира: у меня огромное количество недостатков, и я во всем виновата сама. Даже когда наши отношения закончились, я продолжала жить с ощущением недоверия и низкой самооценкой. Поэтому пошла к психотерапевту.

Через несколько месяцев она рассказала о моем бывшем друге то, что радикально изменило мою жизнь и жизни многих людей: «Поведение, которое ты описываешь, свойственно людям с пограничным расстройством личности. Я не знаю твоего бывшего партнера, поэтому не могу поставить ему диагноз. Но рассказанное, без сомнения, соответствует диагностическим критериям».

Пограничное расстройство личности? Никогда о таком не слышала. Психотерапевт рекомендовала мне прочесть книгу Джерольда Крайсмана «Я ненавижу тебя, только не бросай меня» (1989). Я последовала ее совету и обнаружила, что в поведении моего друга отразились семь из девяти черт пограничного расстройств личности (ПРЛ), перечисленных в «библии» клинических специалистов – Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM). А для постановки диагноза нужно всего пять.

Хотелось разобраться в том, как его расстройство повлияло на меня, и понять, как исцелиться. Однако я нашла всего две книги про ПРЛ для широкого круга читателей, да и они не предлагали методы самопомощи для членов семей, а скорее лишь описывали расстройство.

Поэтому я решила написать собственную книгу по самопомощи. Так как в Северной Америке пограничное расстройство личности имеется у почти шести миллионов человек, я подумала, что найдется по крайней мере восемнадцать миллионов их родственников, партнеров и друзей (вроде меня), которые винят себя за поведение, толком от них не зависевшее.

Моя подруга, узнав, что я хочу написать книгу в соавторстве со специалистом в сфере психического здоровья, посоветовала обратиться к ее коллеге Полу Мейсону. Будучи психотерапевтом, Пол на тот момент уже десять лет работал с «пограничниками» и их семьями в стационарных и лабораторных отделениях. В одном уважаемом журнале опубликовали его исследование, посвященное подтипам ПРЛ. Он также провел несколько презентаций по теме для коллег и обычных слушателей.

Как и я, Пол был убежден, что членам семей, партнерам и друзьям людей с ПРЛ крайне важно знать, что они не одиноки. «Их родственники говорят, что постоянно находятся на эмоциональном поле боя и не знают, как реагировать», – заметил он.

Пол начал собирать информацию для книги, искал профессиональную литературу и актуальные исследования. Во многих публикациях обсуждались сложности работы с пограничными клиентами; некоторые специалисты описывали их как людей, требующих повышенного внимания, сложных и медленно добивающихся улучшений (если вообще чего-то удавалось добиться). И хотя в этих статьях описывались копинг-стратегии для опытных профессионалов, проводивших с пограничными пациентами всего час в неделю, потребности членов семей, не имевших никакой подготовки и взаимодействовавших с этими пациентами семь дней в неделю, упускались из виду.

Хотя семья в исследованиях упоминалась – в контексте происхождения пациента с ПРЛ. Внимание при этом было направлено прежде всего на то, как полученный в раннем детстве опыт влияет на развитие расстройства. Иными словами, исследования рассматривали влияние других людей на пациентов с ПРЛ, а не влияние пациентов с ПРЛ на других людей.

Пока Пол изучал профессиональные журналы, я провела десятки интервью со специалистами, собирая информацию о том, что не-пограничный человек (партнер, друг, член семьи) может сделать, чтобы обрести контроль над собственной жизнью и перестать «ходить по яичным скорлупкам», поддерживая небезразличных ему близких с таким диагнозом. Некоторые специалисты были известными исследователями в области ПРЛ, другие просто вели местную практику – их я находила по рекомендации друзей.

Результаты интервью сильно меня удивили. Хотя расстройство по определению негативно влияет на людей, строящих отношения с «пограничниками», большинство консультирующих специалистов (за редкими исключениями) были настолько сосредоточены на потребностях пациентов, что практически ничего не предлагали их близким. Я продолжала искать новые данные, база знаний постепенно росла.

Мы с Полом собрали основную информацию для людей, состоявших в отношениях с «пограничниками». Но этого было мало для создания подробного и поддерживающего практического руководства, которое мы хотели написать. И тут в игру вступил интернет.

К компьютеру, купленному мной для коммуникаций с общественностью, решения маркетинговых задач и писательских дел, прилагался диск America Online (AOL). Мне представлялось интересным лично познакомиться с интернетом, и я установила программу.

Так мне открылся мир, о существовании которого я не подозревала. Интернет-группы и электронные доски объявлений на AOL походили на колоссальную группу поддержки тех, кто проходит реабилитацию, расположенную в самом большом на свете церковном подвале. Обитатели Сети, с которыми я там познакомилась (с ПРЛ и без диагноза), не ждали профессионалов с ответами на все вопросы, а делились своими находками – способами совладания, технической информацией – и дарили эмоциональную поддержку близким незнакомцам, проходившим через до боли знакомые ситуации.

Я начала с изучения собранных за годы существования сервиса постов, опубликованных сотнями людей с ПРЛ и без. Авторам недавних публикаций я отправляла электронные письма с просьбой принять участие в нашем исследовании. И многие соглашались, радуясь, что кто-то наконец взялся за ПРЛ.

На письма с вопросами приходили письма с ответами – так я начала выделять главные жалобы членов семей, партнеров и друзей. Затем попросила высказаться самих людей с ПРЛ. Например, когда человек без расстройства говорил об ощущении безнадежности перед лицом пограничной ярости, я просила обладателей диагноза описать, что они чувствуют и думают во время таких срывов и как, на их взгляд, близкие могли бы отреагировать наилучшим образом.

Поначалу люди с ПРЛ мне не особенно доверяли, но со временем их вера в меня крепла, и они открывали свои глубинные переживания, описывая невероятное опустошение, приносимое расстройством. Многие делились ужасными историями сексуального насилия, самоповреждения, депрессии и попыток самоубийства. Одна женщина написала: «Быть “пограничником” – значит жить в аду, не меньше. Боль, злость, замешательство, страдание. Никогда не знаешь, какие чувства принесет следующая минута. Грустно оттого, что вредишь тем, кого любишь. Очень-очень редко я вдруг испытываю невероятную радость, и это тревожит. Тогда я себя режу. А потом мне стыдно за это. Моя жизнь похожа на бесконечный “Отель Калифорния”, и единственный способ выйти из замкнутого круга – уйти навсегда».

 

Даже терапевты не выражали больших надежд на то, что от ПРЛ в принципе можно оправиться. Но в интернете и AOL я нашла много людей, которым удалось существенно улучшить свое состояние благодаря психотерапии, медикаментам и эмоциональной поддержке. Иногда я плакала, видя, какую радость они испытывали, впервые в жизни получив возможность чувствовать себя нормально. Именно тогда я впервые поняла, как, должно быть, страдал мой пограничный друг. Поведение, которое я раньше ничем не могла объяснить, обрело смысл. Впервые я всем сердцем почувствовала, что длившееся годами эмоциональное насилие с его стороны на самом деле не связано со мной. Скорее всего, его провоцировали чувство стыда и острый страх быть покинутым. Когда я поняла, что и он являлся жертвой своего состояния, часть моей злости превратилась в сострадание.

Истории людей, в чьих семьях есть обладатели диагноза ПРЛ, можно найти в интернете, и они ужасны. Пользователи признавались: супруги с ПРЛ распространяли о них дискредитирующую и постыдную ложную информацию. Любящие родители, поставленные в тупик поведением ребенка с чертами пограничного расстройства, тратили все деньги на помощь отпрыску, а в итоге получали открытые или подразумеваемые обвинения в насилии.

Люди, выросшие с пограничными родителями, делились историями своего ужасного детства. Один мужчина рассказал: «Критике подвергались даже функции моего тела. Мать говорила, что я ел, ходил, говорил, думал, сидел, бегал, писал, плакал, чихал, кашлял, смеялся, кровоточил, слышал неправильно». Братья и сестры людей с ПРЛ рассказывали о баталиях за внимание родителей и переживаниях о том, что аналогичное расстройство может развиться у их собственных детей.

При содействии волонтеров, с которыми мы познакомились в интернете, я открыла сайт, посвященный ПРЛ (www. BPDCentral.com) и организовала онлайн-сообщество «Добро пожаловать в страну Оз» для людей без ПРЛ. Участники были поражены тем, как много других людей разделяли их опыт, казавшийся уникальным. Например, три участника сообщества рассказали, что им довелось пережить скандалы в аэропорту. Еще четверо заявили, что их пограничные близкие нескольких дней яростно злились на них за то, что произошло во сне.

Мы с Полом начали постепенно структурировать собранный массив данных. Работали так: я формулировала идеи и предложения, которые рождались после обсуждений в интернете, и передавала их Полу, а он все оценивал, развивал и сопоставлял с теоретической основой. Или сам Пол формулировал рекомендации, основанные на его исследованиях, а я их дорабатывала, доносила до членов сообщества «Добро пожаловать в страну Оз» и просила поделиться наблюдениями из реальной жизни. Современные технологии не переставали удивлять нас с Полом: интернет позволял нажатием пары клавиш получить обратную связь от сотен людей со всего мира.

Когда часть проделанной работы казалась нам обоим достаточно качественной, мы делились ею с коллегами Пола – специалистами в области ментального здоровья и исследователями ПРЛ, посвятившими годы работе с пограничными пациентами и их семьями. Они подтверждали: переживания пациентов и родственников совпадали с тем, о чем свидетельствовали наши интернет-источники. Чтобы окончательно подтвердить точность наших данных, мы попросили Идит Краччиоло, профессора психологии колледжа Керритос в Норуолке, штат Калифорния, опросить людей без ПРЛ, состоявших в нашей виртуальной группе поддержки.

Конечно, угодить всем невозможно. Когда я впервые задумалась о том, чтобы написать книгу, не могла взять в толк, почему никто не сделал этого раньше. Но после нескольких месяцев работы над проектом я поняла, в чем дело. Пограничное расстройство личности – тема очень сложная и противоречивая. Даже попытки дать этому состоянию определение напоминают ловлю рыбы голыми руками, с завязанными глазами и под дождем. Существует множество неубедительных теорий о причинах возникновения ПРЛ, и опытные исследователи ведут жаркие споры о том, как его лечить.

Самые странные ощущения вызывает недостаточное признание ПРЛ специалистами в сфере психического здоровья и, как следствие, широкой публикой. По данным Американской психиатрической ассоциации (American Psychiatric Association; APA), людей, имеющих ПРЛ, примерно столько же, сколько людей с шизофренией и биполярным расстройством вместе взятых. И несмотря на это, большинство специалистов, у которых мы брали интервью, признавали, что пройденное обучение слабо подготовило их к диагностированию и лечению этого непростого состояния.

Работа над книгой оказалась сложной в эмоциональном и в интеллектуальном плане. В ответах людей с ПРЛ на мои вопросы часто встречались явные или скрытые угрозы самоубийства. Каждый день я получала по крайней мере одно полное отчаяния письмо, написанное человеком, который наткнулся на www.BPDCentral.com, открыл для себя существование пограничного расстройства личности и просил помочь ему понять, что делать.

В результате трех лет работы на свет появилась книга, которую вы держите в руках. И это не конец изучения темы пограничного расстройства личности – наоборот, лишь начало. Мы надеемся, что это издание будет способствовать проведению новых исследований, поможет клиническим специалистам в деле просвещения клиентов, поддержит и успокоит членов семей и друзей «пограничников», даст надежду на улучшения пациентам, которым диагностировали ПРЛ. И что еще важнее, мы надеемся, она поможет вам и похожим на вас людям выбраться с эмоциональных американских горок, в которые превращает жизнь появление человека с ПРЛ.

Рэнди Крегер